Владислав Столяров.

Философия спорта и телесности человека. Книга I. Введение в мир философии спорта и телесности человека



скачать книгу бесплатно

345. Wayman Agnes (1938). A Modern Philosophy of Physical Education. – Philadelphia.

346. Webster Randolph W. (1965). Philosophy of Physical Education. – Dubuque, Iowa.

347. Weiss Otmar (1988). Being a Body and Having a Body: An Anthropological Perspective of Sport and Sport Spectators. – 17 p.

348. Weiss Otmar (1996). Media Sports as a Social Substitution Pseudosocial Relations with Sports Figures // Int. Review for the Sociology of Sport. – vol. 31, N. 1. – Р. 109–118.

349. Weiss Paul (1969). Sport: A Philosophic Inquiry. – Carbondale: Southern Illinois University Press.

350. Witt G?nter (1982). Aesthetik des Sports. – Berlin: Sportverlag.

351. Wohl A. (1962). Die Bedeutung des Bewegungssystems f?r die Entwicklung der menschlichen Erkenntnis // Theorie und Praxis der K?rperkultur. – XI. – S. 698–715.

352. Wohl A. (1970). Competitive Sport and its Social Functions // International Review of Sport Sociology. – vol. 5. – Р. 117–130.

353. Wohl A. (1973а). Die Selbststeuerung des menschlichen Bewegungssystems in informations-theoretisher Sicht // Sportwissenschaft. – N. 2. – S. 109–137.

354. Wohl A. (1973b). Physical Culture as a Social Product and a Social Value // Int. Review of Sport Sociologie. – v. 8.

355. Wohl A. (1977а). Bewegung und Sprache. – Schorndorf.

356. Wohl A. (1984a). Sport as a contemporary form of cultural motor activity // Dialectics and Humanism. – vol. XI, N. 1. – Р. 75–87.

357. Wohl A. (1984b). The Integrational Functions of Competitive Sport and Its Role in Shaping International Competition, Co-operation and Mutual Understanding // Sport and International Understanding: Proceedings of the Congress held in Helsinki, Finland, July 7-10, 1982. – Berlin, Heidelberg, N.Y., Tokyo: Springer-Verlag. – Р. 99–103.

358. Wohl A. (1986). Wychowanie fizyczne dla wojny czy dla pokoju // Kultura fizyczne. – N. 7–8. – Р. 6–10.

359. Wohl A. (1987). Controversies as to the role of sport and its significance for contemporary civilization // Scientific Yearbook: Studies in the Theory of Physical Education and Sport. Vol. 1. – Polish Scientific Publishers. – Р. 97–115.

360. Zeigler Earle F. (1964). Philosophical Foundations for Physical Education, Health, and Recreation Education. – Englewood Cliffs, N.Y: Prentice-Hall.

361. Zeigler, Earle F. (1968). Problems in the History and Philosophy of Physical Education and Sport. – Englewood Cliffs, N.Y: Prentice-Hall. – 119 р.

362. Zeigler Earle F. (1977). Physical Education and Sport Philosophy. – New Jersey: Preventice-Hall. – 260 р.

363. Zeigler Earle F. (1982). Philosophy of Sport and Developmental Physical Activity: A paper prepared for the 1982 Annual Meeting of the Canadian Association for Sport Sciences.–14 p.

Раздел II
Логико-методологические и гносеологические проблемы философии спорта и телесности человека

Изложенная выше общая характеристика философии спорта и телесности человека, тех проблем, которые она изучает, естественно, требует существенной детализации, конкретизации.

Решение этой задачи по двум причинам целесообразно начать с обсуждения гносеологических, логико-методологических и связанных с ними онтологических проблем философии спорта и телесности человека.

Во-первых, результаты анализа этих проблем определяют методологический подход к постановке и решению всех остальных проблем данной философской дисциплины.

Во-вторых, гносеологические и логико-методологические проблемы – это, пожалуй, наименее разработанные проблемы философии спорта и телесности человека.

На это обращают внимание зарубежные исследователи. Так, известный философ спорта У. Морган [Морган, 2006] эпистемологию спорта считает наименее разработанной отраслью философии спорта. Он отмечает, что этой проблематике посвящены лишь две известные ему работы [Kretchmar, 1982; Steel, 1977], в которых анализируются такие разновидности знаний о спорте, как «молчаливое знание» и «абстрактная мысль» («abstract thinking»). Одну из основных причин такого отношения к разработке проблем эпистемологии спорта У. Морган усматривает в том, что многие философы спорта согласились с тезисом Пола Зиффа [Ziff, 1974] о том, что спорт не представляет какой-то особой или сколько-нибудь существенной эпистемологической проблемы.

Отечественные исследователи уделяют значительно больше внимания указанным проблемам, особенно методологическим проблемам научного исследования спорта и физической культуры. Публикации, посвященные этим проблемам, можно подразделить на две группы.

К первой группе относятся публикации, в которых:

а) данные проблемы анализируются в том виде, в каком они возникают в отдельных науках (например, в спортивной педагогике, в психологии спорта, в ТФВ, в теории физической культуры и др.), при изучении отдельных явлений сферы физической культуры и спорта (например, спорта или физической культуры, физического воспитания и т. д.);

б) характеризуются частные методы изучения физической культуры и спорта (например, кибернетические, математические и др.) [Бутченко, Петров, 1979; Выдрин, 1984; Гендин, Майер, Сергеев, Столяров, Фалалеев, 1985, 1989; Демин, 1975; Зациорский, 1969; Мартиросов, 1982; Масальгин, 1974; Моченов, 1981; Неверкович, 2004, 2005; Николаев, 1998 а, 2004, 2007; Свищ?в, 1995, 1998; Степовой, 1972; Столяров, 1975 б, 1977, 1979, 1982 в, 1984 в, 1997 г, в, 2004 е, к, 2005 в, 2009 г; Фомин В.С. и др., 1984; Шалманов, 2002; Stolyarov, 1975, 1976 d, 1979 b, 1980 a, b, c, d и др.].

Вторая группа включает публикации, посвященные анализу методологических проблем исследования физической культуры и спорта в логически-обобщенном виде. В некоторых публикациях речь идет о какой-то одной методологической проблеме или одном методе [Выдрин, Пономарев, Евстафьев, Гончаров, Николаев, 1977; Выдрин, Решетнева, 1978; Доклады… 2007; Каргин, 1976, 1977; Лукьяненко, 2008; Материалы Всесоюзного симпозиума… 1974; Методологические предпосылки… 1983; Николаев, 2010 а; Неверкович, 1996; Пилоян, 1989, 1997; Пономарев Н.А., 1978, 1984; Пономарев Н.И., 1977 г; Столяров, 1976, 1984 г, 1985 б, в, 1986 а, б, 1997 г, 2004 в, 2005 д, 2007 д, е, ж, 2010 г, з, и, н; Семинар… 1972; Теоретико-методологические вопросы… 1991; Яхонтов, 2006; Stolya-rov, 1986 с, 1987, 1990 b; Stolyarov, Merhautova, Joachimsthaler, 1987 и др.], в других – о комплексе данных проблем и методов [Железняк, Петров, 2002; Передельский, 2010; Селуянов, 1998; Селуянов, Шестаков, Космина, 1997, 2005; Столяров, 1984 а, 2010 а, б, в, г; Филин, Семенов, Алабин, 1994 и др.].

Но в целом логико-методологические проблемы относятся к числу наименее разработанных проблем философии спорта и телесности человека.

Данный раздел книги посвящен философскому анализу ряда важных гносеологических и логико-методологических проблем научного познания спорта и телесности человека, которые слабо разработаны или даже совсем не разработаны и являются наиболее дискуссионными. К числу таких проблем относятся логико-методологические проблемы введения, оценки и унификации понятий в процессе научного познания спорта и телесности человека.

Глава 5. Логико-методологические проблемы введения, оценки и унификации понятий в процессе научного познания спорта и телесности человека

Данные проблемы относятся к числу наиболее важных, актуальных проблем философии спорта и телесности человека, а также «спортивной науки» в целом. Для эффективного научного исследования необходима точность и однозначность понятийного аппарата. Поэтому во всех современных науках этому аспекту научного исследования уделяется огромное внимание.

Поэтому во всех современных науках этому аспекту научного исследования уделяется огромное внимание.

Однако в «спортивной науке» имеет место понятийный кризис [Столяров, 2007 ж]. Здесь до сих пор отсутствуют общепринятые определения даже основных и исходных понятий, в том числе таких как «физическая культура», «спорт», «спортивное соревнование», «физическое воспитание» и др.

Существуют различные подходы к оценке данной ситуации и к способам преодоления трудностей, связанных с неопределенностью и многосмысленностью понятийного аппарата дисциплин «спортивной науки», в том числе философии спорта и телесности человека.

Некоторые исследователи [см., например: MacAloon, 1991] относят указанные понятия к числу «принципиально дискуссионных» нормативных понятий, т. е. таких понятий, которые не поддаются уточнению, даже если оппоненты осознают несопоставимость своих интерпретаций. В качестве основания такого вывода обычно ссылаются на то, что в гуманитарных дисциплинах при введении практически каждого понятия, как правило, приходится сталкиваться с наличием различных его интерпретаций и с дискуссиями по этому поводу, редко приводящими к каким-то общепринятым его определениям. Указывают на то, что содержание такого рода понятий основано якобы на несовместимых системах ценностей, и потому никакой содержательный анализ не позволяет их уточнить. Каждая система ценностей дает возможность интерпретировать его в соответствии с тем, что она причисляет к «убедительным аргументам очевидности и другими формам подтверждения» [Gallie, 1956, р. 157, 169].

Сторонники методологии Карла Поппера или методологического анархизма Пауля Фейерабенда также полагают, что содержание понятий, касающихся разных сфер жизнедеятельности человека, зависит от выбора, от того, к чему человек обращается, к чему стремится, а также от понимания им смысла жизни в индивидуальном и глобальном общественном масштабе. Согласно этой методологии, в основе дефиниции каждого понятия лежит акт внерационального, своевольного семантического решения (выбора, селекции), обусловленного эмоциональным состоянием, а дефиниции эти носят в принципе лишь номинальный характер, хотя представляют собой своеобразный инструмент познания.

Вместе с тем в «спортивной науке» постоянно звучат призывы к необходимости унификации ее основных понятий. Предпринимались и многочисленные попытки решения этой проблемы: на международном семинаре по вопросам понятий и терминологии в сфере физической культуры и спорта (Прага, 1972) [Семинар… 1972]; на Всесоюзном симпозиуме «Проблемы унификации основных понятий в физической культуре и спорте» (Минск, 1974) [Материалы… 1974]; в ходе дискуссий на страницах журнала «Теория и практика физической культуры», которая развернулась по инициативе автора данной работы [Столяров, 1985 б, в]; на Всесоюзном симпозиуме «Теоретико-методологические вопросы понятийного аппарата в сфере физического воспитания и спорта» (МОГИФК, 1991) [Теоретико-методологические… 1991], на первом международном конгрессе «Термины и понятия в сфере физической культуры» (Санкт-Петербург, 2006) [Доклады… 2007] и т. д.

Однако до сих пор эти попытки не увенчались успехом. И это не случайно. Одними призывами данную сложную проблему невозможно решить. Автор полностью согласен с тем, что по поводу аналогичной ситуации во всех социальных науках пишет А.А. Зиновьев: «Бороться против этой многозначности и неопределенности слов путем апелляции к требованиям логики и призывов к однозначности и определенности слов – дело абсолютно безнадежное. Никакой международный орган, наделенный чрезвычайными языковыми полномочиями, не способен навести тут порядок, отвечающий правилам логики. Сколько в мире печаталось и печатается всякого рода словарей и справочно-учебной литературы, которые стремятся к определенности и однозначности терминологии, а положение в мировой языковой практике нисколько не меняется в этом отношении к лучшему. Скорее наоборот, ибо объем говоримых и печатаемых текстов на социальные темы возрос сравнительно с прошлым веком в тысячи раз и продолжает возрастать, а степень логической их культуры сократилась почти что до нуля» [Зиновьев, 2000, с. 49].

По мнению автора, наиболее важное значение для разрешения спорных вопросов относительно определения понятий, в том числе наиболее дискуссионных, имеет осознанная постановка и решение комплекса логико-методологических проблем введения, оценки и унификации понятий

Применительно к научному познанию спорта и телесности человека речь идет в первую очередь о таких проблемах:

С чем связаны существующие разногласия в истолковании даже основных понятий, используемых в этом научном исследовании?

Следует ли при оценке различных определений одного и того же понятия отдавать предпочтение какому-то одному из них?

Как можно доказать его правильность и ошибочность других?

Какие при этом должны использоваться критерии, оценки понятий?

Можно ли понятия оценивать как истинные или ложные?

Какие другие оценки следует использовать при отборе понятий?

Все ли понятия должны быть определены в рамках проводимого исследования спорта и телесной культуры? и т. п.

Аналогичные проблемы возникают при введении, оценке и унификации понятий не только в науках, предметом исследования которых являются спорт и телесность человека, но и в большинстве других наук.

Однако в логико-методологической литературе намечены лишь некоторые подходы к решению данных проблем. В частности, господствует представление о том, что для выбора «правильного» определения достаточно соблюдения общеизвестных логических правил: определение должно быть четким и ясным, не должно содержать двусмысленностей (следует избегать фигуральных и метафорических выражений); оно не должно быть отрицательным и т. д. Но, как показывает анализ, применительно к какому-либо понятию возможно сформулировать множество различных определений, в которых не нарушаются эти правила, и потому возникает вопрос о том, какому из этих определений следует отдать предпочтение.

Еще один вариант разрешения обсуждаемой проблемы – использование особой логической операции под названием «экспликация понятий» Как отмечает А.А. Зиновьев, эта операция изобретена в логике для преодоления трудностей, связанных с неопределенностью и многосмысленностью языковых выражений. Он так характеризует логическую операцию «экспликации понятий»: «Суть этой операции заключается в том, что вместо языковых выражений, характеризующихся упомянутыми неопределенностью и многосмысленностью, исследователь для своих строго определенных целей вводит своего рода заместителей или дубликаты этих выражений. Он определяет эти дубликаты достаточно строго и однозначно, явным образом выражает их логическую структуру. И в рамках своего исследования он оперирует такого рода дубликатами или заместителями выражений, циркулирующих в языке, можно сказать – оперирует экспликатами привычных слов». Следует иметь в виду, подчеркивает А.А. Зиновьев, что «задача экспликации состоит не в том, чтобы перечислить, в каких различных смыслах (значениях) употребляется то или иное языковое выражение, и не в том, чтобы выбрать одно какое-то из этих употреблений как наилучшее (т. е. подобрать объект для слова), а в том, чтобы выделить достаточно определенно интересующие исследователя объекты из некоторого более обширного множества объектов и закрепить это выделение путем введения подходящего термина». Причем «вводимый термин является не абсолютно новым языковым изобретением, а словом, уже существующим и привычно функционирующим в языке именно в качестве многосмысленного и аморфного по смыслу выражения» [Зиновьев, 2000, с. 49–50].

Использование «экспликации понятий» действительно важный логический прием, помогающий при определении понятий устранить неопределенность и многосмысленность используемых языковых выражений. Однако, если ограничиваться только этим приемом, не исключается возможность того, что разные авторы будут выделять разные интересующие их объекты из некоторого более обширного множества объектов, закрепляя это выделение путем введения подходящего термина. Тем самым полностью проблема не будет решена.

Попытка дать комплексное, целостное решение проблемы введения, оценки и унификации дискуссионных понятий, в том числе в процессе научного исследования спорта и телесности человека, предпринята в работах автора данной книги [Столяров, 1984 г, 1986 а, 1997 г, 2004 в, 2005 д, 2007 д, е, ж, 2010 з и др.]. Ниже излагаются основные положения предлагаемого решения данной проблемы.

5.1. Понятие и логический прием определения понятий

Любое научное исследование невозможно без использования определенных понятий. «Понятие – форма мышления, позволяющая человеку дифференцировать окружающие его предметы, явления, процессы и отделять в сознании один предмет от другого» [Бородянский, 1990, с. 10]. С гносеологической точки зрения понятие является отображением определенного объекта (предмета, свойства, отношения) и каких-то его специфических (присущих только данному объекту) признаков (фиксирует наличие или отсутствие у объекта данных признаков – свойств, отношений). Оно выражается в слове или словосочетании.

Научное понятие в отличие от обыденных, которыми пользуются в повседневной жизни, фиксирует не просто специфические, но и существенные признаки предметов. Особенность оперирования понятиями в науке состоит и в том, что при различении и отождествлении понятий здесь учитывается не только их объем (те объекты, о которых идет речь в понятиях), но и содержание (те свойства и отношения данных объектов, которые зафиксированы в понятиях). Знаки, выражающие научные понятия – термины, имеют строго определенное значение, этим они отличаются от обычных слов, которые обладают широким диапазоном значений [подр. см.: Горский, 1961, 1964, 1974; Ивин, 1999; Reichenbach, 1966; Robinson, 1980].

Разработка научных теорий, неизбежно связанных с необходимостью уточнения используемых в ней слов, взятых из обычного языка, и с выработкой надежных критериев отличения, спецификации изучаемых объектов, привела к необходимости заняться изучением логического приема, известного под названием определения (definitio). Definitio происходит от латинского слова finis, что означает границу, конец чего-либо. Русское слово «определение» происходит от слова «делить», «устанавливать предел, границу» [Горский, 1964, с. 294].

Уже Платон среди различных значений слова «логос» указывает на то из них, которое впоследствии было отождествлено с определением и получило особое имя. А именно в «Тэетете» он указывает, что «логос» употребляется в греческом языке в значении указания на признак, посредством которого интересующую нас вещь можно отличить от всех иных вещей [Платон, 1936, 206с–7А, 208С). Аристотель в «Топике» и «Аналитиках» вводит особый термин для этого логического приема и определяет дефиницию как отчет о сущности вещи [Аристотель, 1954, с. 1, 5] или как «высказывание, объясняющее, что есть данная вещь» [Аристотель, 1952]. Интересные сведения о том, как различные философы и логики понимали процесс определения, содержатся в книге Р. Робинсона «Дефиниция» [Robinson, 1950].

В самом общем смысле определение – это логический прием, в ходе которого интересующий нас объект дифференцируется (отличается) от других объектов, уточняется объем или содержание соответствующего понятия, а также значение уже введенного в науку термина или выясняется значение нового термина: «Определение есть логический прием, позволяющий отличать, отыскивать, строить интересующий нас предмет, позволяющий формировать значение вновь вводимого термина или уточнять значение уже существующего слова в языке» Причем «способы отличения, нахождения, построения интересующего нас предмета могут быть различными» [Горский, 1964, с. 297].

Определение понятий позволяет добиться точности, строгости и однозначности в их оперировании. А это имеет важное значение в процессе научного познания. Роль определений подчеркивал еще Сократ, говоривший, что он продолжает дело своей матери, акушерки, и помогает родиться истине в споре. Это рождение, по его мнению, невозможно без уточнения понятий с помощью их определения. Рене Декарт, французский философ XVII в., говорил: определяйте значение слов, и вы избавите человечество от доброй половины его заблуждений.

Разумеется, не всегда и не любым понятиям следует давать строгие определения. Как отмечал французский математик и философ Б. Паскаль, попытка определить то, что понятно и очевидно, только затемнит его. При построении научной теории всегда выбирается круг так называемых исходных понятий, которые в рамках этой теории не определяются. В качестве исходных обычно берут понятия, которые в ней заимствуются из других теорий, являются общеупотребимыми понятиями и т. д. В литературе по проблемам исследования спорта и телесной культуры исходные понятия нередко ошибочно отождествляют с основными, наиболее важными понятиями какой-либо теории.

В повседневной жизни и в научном исследовании используются различные определения. Самым простым, но не очень эффективным является так называемое остенсивное (ostensive) определение – «определения значений слов путем непосредственного показа, демонстрации предметов, которые эти слова обозначают. Иными словами, остенсивные определения – это такие определения, в которых для выяснения значения незнакомого слова мы не пользуемся иными словами» [Горский, 1964, с. 304].

Принято различать также явные и контекстуальные определения. Под явным определением понятия понимается характеристика специфических признаков предмета, о котором идет речь в понятии или значении используемого при этом термина, а под контек – стуальным – определение, в котором значение термина или характеристика объекта заданы некоторым контекстом, на основе анализа которого они могут быть сформулированы в явной форме [Горский, 1974, с. 34–46, 50–61; Петров, Никифоров, 1982, с. 31–38; Reichenbach, 1966, р. 19–22].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Поделиться ссылкой на выделенное