Владимир Поселягин.

Берсерк



скачать книгу бесплатно

– Они столько не стоят, – категорично сказал эксперт.

– Мне необходима такая сумма.

– Вообще-то ты ещё несовершеннолетний и не можешь продавать подобные вещи, да и мы не имеем права их принимать.

– Ваша цена? – коротко спросил я.

– Тут не я решаю, сейчас вызову хозяйку.

По внутреннему телефону он вызвонил её, сказал о принесённых мной украшениях, и, судя по тому, что она быстро пришла, даже немного запыхалась, эта сделка её очень заинтересовала. Зайдя в отгороженный явно бронированным стеклом отдельный кабинетик, чтобы я не слышал их разговор, они немного пообщались, поглядывая на меня. Надо научиться по губам читать, штука нужная оказывается.

Хозяйка с экспертом вернулись ко мне, и, лично осмотрев в лупу предметы, она сказала:

– Дам пятьсот тысяч.

– Побойся бога, хозяйка, грабишь.

– Никто тебе больше не даст, документов на них нет, подтвердить нечем. Думай.

– Ладно, давай.

– Тебе в рублях? – деловито поинтересовалась она.

– Э-э-э… – Я немного впал в ступор. – Если можно.

– Жди.

Забрав мой комплект, она ушла. Вернулась минут через двадцать с полной сумкой. Я ещё при нашей беседе начал догадываться, что что-то не так, и сейчас получил подтверждение. Я-то имел в виду рубли, полмиллиона рублей, а мне выкладывали пятьсот тысяч по курсу доллара США. Это что же я такое продал? Когда та всё выложила, играя свою роль, под её нетерпеливым взглядом, я всё пересчитал, сходилось, не ожидал. Проверив пачки на возможные жучки, я сложил все деньги в свою сумку и попросил её визитку. Та внимательно посмотрела на меня, в её глазах вспыхнул интерес, и она кивнула.

– Это мой личный телефон, – протянула она карточку.

Моё недоумением тем, как эта женщина легко отпустила меня, расставшись с такой суммой, а по виду она матёрая хищница, из тех, что идёт вперёд по телам своих конкурентов, развеялось, когда я отметил наблюдение за собой. Ну, чего-то такого я и ожидал. Утром, прежде чем идти продавать комплект, я взломал сервер этого магазина и поставил таймер отключения камер. За пять минут до моего прихода, я специально подошёл к нужному времени, те отключились, так что ходил и общался я с работником магазина и самой хозяйкой вполне свободно. Причём у меня была надвинута на глаза бейсболка, что немного искажало черты лица. Под нижнюю губу положил свёрнутый валик ватки, это давало другую дикцию при разговоре и также искажало черты лица. Посмотрев на часы на телефоне я определил, что камеры должны включиться через полчаса после того, как я вышел. Честно говоря, не думал, что так задержусь. Может, из-за того экспертиза шла так медленно, чтобы эти ребята подключились.

Засёк я их сразу, не успел от магазина отойти. На машине все ехали, ленились за мной ножками идти. Что ж, побегаем. Двигаясь как бы спокойно по тротуару, я внезапно метнулся в калитку и стал оббегать дом. Было слышно, как позади хлопают дверцы и топают ноги. Оббежав дом, я выскочил обратно на ту же улицу, но позади машины метрах в ста. Все трое были у неё, один что-то смотрел на экране телефона, вот он оторвался от него и, закрутив головой, уверенно ткнул пальцем в мою сторону.

– Ага, значит, есть всё-таки жучок. А хозяйка перестраховщица, – пробормотал я, сминая её визитку и бросая под ноги. – Ну вот все меня кинуть или убить хотят.

Отойдя в сторону, я побежал дальше, нужно, чтобы разрыв между нами был наибольшим. Добежав до метро, я стал спускаться. Это заглушит сигнал и позволит мне найти маяк. Купив одноразовый билет, прошёл турникет на Кольцевую линию, зашёл в поезд и, устроившись в углу, открыл сумку. Не доставая пачки, оторвал ленты и стал по одной, на ощупь проверять все купюры. На шестой пачке нащупал крохотный маячок, наклеенный на купюру. Оторвав его, пришлось вырвать с частью банкноты, убрал в карман и продолжил проверять купюры. Никто на меня не обращал внимания, так что работал я спокойно.

Выйдя на «Белорусской», я повернул вправо и двинул по улице. Заметив полицейскую машину, я подошёл к ней и – благо оба полицейских на улице ругались с какой-то мамзелью, припарковавшейся не по правилам – в открытое переднее окно со стороны пассажира забросил на пол жучок. Моих действий никто не заметил. Я не стал уходить, нашёл отличное место наблюдения – сел на втором этаже у окна подъезда соседнего здания общежития и стал ждать. Минут через десять у машины гаишников с визгом покрышек остановился уже знакомый внедорожник. Полицейские, оштрафовав гражданку, даже квитанцию ей выдали, изумлённо обернулись.

– Ну и беспредельщики, – невольно поёжился я.

Наружка оказалась из реальных беспредельщиков. Из машины с ходу выскочили два быка и атаковали полицейских, одного сразу вырубили, так как стоял у дверцы водителя патрульной машины, а вот второй успел открыть кобуру, но на этом и всё, тоже рухнул после сокрушающего удара. Бандиты, отпинав полицейских стали обыскивать их машину. И тут я заметил двух постовых, проходящих под окнами дома, где я укрылся. Дубинки, оружие на поясах, они явно на дежурстве, обходят район.

– Там гаишников убивают, – высунувшись из форточки, указал я рукой. – Бандиты какие-то на джипе.

Те мгновенно отреагировали, рванули к проезжей части. Один на бегу что-то забормотал в рацию, наверное, подкрепление вызывал. К моему разочарованию, до стрельбы не дошло, бандюки быстро сели в машину и, чуть ли не на месте развернувшись, рванули прочь. Правда, почти сразу им на хвост села полицейская машина с перекрёстка и начала преследование. Всё, не уйдут, тем более нападение было на полицейских, щадить не будут.

Патруль суетился у своих коллег, но те не приходили в себя. Похоже, серьёзно их отоварили. Далековато мне, но вроде кровь на лицах обоих. М-да, как-то нехорошо получилось, не думал я их так-то подставлять. Даже не предполагал, что такие последствия будут. Я вообще шутку планировал, мол, бандиты поймут, что их развели и маячок я нашёл, а они вон что сотворили. Видимо, решили, что те в доле и сумка с деньгами в их машине. Когда я надумал спускаться, к месту происшествия подъехало несколько полицейских машин и карета скорой помощи. Ладно, вроде убитых нет, бандиты сами голову в петлю сунули, на них теперь охоту устроят, так что можно уходить.

Я трижды менял средства передвижения – автобус, потом такси остановил и, наконец, частника поймал. Он и довёз почти до гаражей. Вернувшись к себе, убрал деньги в тайник, взял сумку побольше и отправился на радиорынок – нужно пополнить некоторые запасы.

Вечером позвонил риелтору, который продавал гараж. К моему облегчению, тот ещё не был продан, и я договорился, что завтра в два часа дня встретимся у него, мол, я буду с внуком, он всё и осмотрит, вроде как это его наследство. Тот не возражал и подтвердил, что будет ждать. Дальше я стал заниматься своими делами, спаял очень неплохую штуку, охрану для своего арендованного гаража. Установил объёмные датчики. Купленный на радиорынке ноут, куда и поступала информация, был подключён к Интернету, так что если кто проникнет в гараж, я тут же получу сообщение об этом на телефон. Кстати, я рацию купил, достаточно мощную, вывел наружу антенну и теперь спокойно слушал переговоры полиции. То, что они бандитов упустили, мне уже было известно из новостных сайтов. Те, удирая, специально столкнувшись с несколькими машинами, по касательной, вызвали затор, и пока другие патрули подтягивали, те затерялись во дворах. Сейчас их ищут.

* * *

Рано утром я покинул территорию гаражного кооператива и направился на поиски бомжей, мне нужен определённый тип, чтобы была схожесть с фотографией. Не думал, что это будет проблемой. Не сразу, но я нашёл нужного чела. Его хитрая рожа мне сразу не понравилась, но выбора не было, надо всё успеть сделать сегодня. Тот неожиданно потребовал оплату не водкой, а деньгами, причём аванс вперёд. Цена за работу – десять тысяч рублей. Дал ему тысячу. Дальше по стандарту: баня, стирка одежды и глажка, парикмахерская. Потом мы пообедали в кафе и на такси поехали к нужному месту. Риелтор ещё не прибыл, так что я стал вводить бомжа в курс дела. В принципе, поэтому пораньше и приехали, а то всё времени не было нормально поговорить.

– Всё понял. Всё будет сделано ништяк, – ответил тот.

– Ты эти словечки брось, общайся на литературном языке. Знаешь хоть?

– Могу.

– Ну и хорошо. Вон машина едет, вроде наш клиент. Не забудь себя вести как положено и говорить что нужно.

Тот молча кивнул, наблюдая, как к нам подъезжает старенький трёхдверный японский паркетник. Стояли мы чуть в стороне от сторожки у ворот, внутрь нас не пускали – владенья не имеем, если что приобрести решили, то ждите или хозяина, или риелтора. Вышедший из машины мужчина лет тридцати и оказался риелтором.

– А вы не хрипели так при телефонном разговоре, – здороваясь, сказал он старику.

– Приболел немного, – ответил ему нанятый мной старикан без определённого места жительства.

– Идёмте, посмотрим, что у нас выставлено на продажу.

Оставив машину рядом с воротами, риелтор поговорил с неприступным сторожем и провёл нас. Гараж мне понравился, даже очень, более того, жилое помещение дополнительно утеплено, так что добавить пару масляных радиаторов – и можно здесь даже зимой жить. А в бокс две машины уместятся, большой он, просторный. Соответственно, и жилая постройка наверху размеры имела приличные. Между прочим, как я успел осмотреться, тут много таких построек на втором этаже гаражей. Все самоделки, но владельцы что хотят, то и строят. Их дело.

Старик, что играл моего деда, к моему недовольствию, совал свой нос во все дыры, любопытствуя не меньше меня. Когда мы всё осмотрели, я кивнул ему, и старик сказал риелтору, что гараж мы берём. Так что мы его закрыли, причём на замок риелтора: пока не оформим все документы и не внесём плату, ключи не получим. Это нормально, так и должно быть. Вернувшись к машине риелтора, на ней поехали к нему в офис, там без проволочек я выплатил всю сумму, риелтор удивился, но старик пояснил, что, мол, я его ходячий сейф. Когда все документы были готовы, риелтор сообщил, что ему понадобится четыре дня, чтобы провести перерегистрацию владения в Росреестре.

– Ничего страшного, мы с внуком приедем ровно через четыре дня, – сказал старик, отчего я удивлённо посмотрел на него.

Вот этого быть не должно, тот обязан был сказать, что за документами придёт внук и всё заберёт. На возможные возражения риелтора должен был пожаловаться на здоровье и договориться, что за ними всё же приду именно я. Сузив глаза, я посмотрел на старика: похоже, он начал свою игру, а это нехорошо, договорённость тот нарушил, и явно умышленно, а не из-за плохой памяти.

Вмешиваться я не стал, это уже глупо, можно навести на подозрения, тем более выход я видел. Чуть позже позвоню от имени деда, изменив голос, и скажу, что в больнице, сердце, а документы заберёт внук, то есть я. Вот и всё. Старик забрал ключи, паспорт, который сунул себе в карман жилетки, и мы покинули офис. Заметив, что старик бросает на меня взгляды, похоже, он что-то прикидывает в уме, я спросил у него:

– Что это за самодеятельность была? И верни паспорт с ключами.

Думаю, мой гонорар за работу нужно повысить. Это надо же, за гараж миллион сто отдать, – покачал он головой, не делая даже попытки вернуть то, что ему не принадлежало.

– Тебе-то что, деньги не твои.

Мы шли быстрым шагом, причём, похоже, оба искали укромное место поговорить. Заметив полузаброшенное здание, зашли за него, вокруг кусты. Причём старик, скорее, вёл меня сюда, видимо строя планы пообщаться без свидетелей.

– А вот я так не считаю…

Что он ещё хотел сказать, не знаю, кистень змейкой покинул рукав моей крутки и, взвившись, пробил ему висок. Хруст костей показал, что тот готов. Как только старик упал, я быстро его обыскал. Забрал паспорт и ключи. В руке его обнаружил зажатое шило.

– Так я тебя опередил? – невольно хмыкнул я.

Рядом был канализационный люк, и, подтащив к нему старика, оказавшегося неожиданно тяжёлым, сбросил его туда. Задумался: офис риелтора близко, мало ли, найдут старика и тот ему на глаза попадётся, когда вынимать будут. Случайности всякие бывают.

– Не хочу спалиться на мелочах.

Вздохнув, я прикрыл люк и направился к кустам, там нашёл двухлитровую пластиковую бутылку из-под пива. За кустами была парковка. Я выбрал машину, на которой больше всего пыли, проверил, что нет сигнализации, и пробил снизу ножом бак. Подставил горловину под струю и заполнил бутылку, оставив остальной бензин вытекать на асфальт. Вернулся к люку, открыл его и вылил всё на старика, сверху бросив и бутылку. Зажигалкой поджёг газету и бросил её вниз. Полыхнуло здорово, теперь никто не сможет опознать тело. Подчистил, так сказать, хвосты. Скажу честно, я бы всё выплатил старику, как и договорились, если бы он вёл дела честно, но его замыслы мне были понятны: у него на руках паспорт, кое-какое имущество, где можно жить, да и деньжатами из моей сумки можно разжиться. Хотел отобрать всё, думаю, убить планировал, да не успел, я шустрее оказался. Не получилось ему сорвать супер-приз.

Весело насвистывая, я остановил частника и тот подкинул меня до первой, можно сказать, собственной недвижимости. Нужно замок поменять и обжить гараж, сделать своей берлогой. Вот как раз все оставшиеся два дня на это потрачу. Ещё один скутер куплю и в этом гараже поставлю. Сигнализацию обязательно, чтобы тревога шла на мой телефон. Как я уже говорил, в арендованном гараже подобное уже смонтировал, работает, теперь и тут сделаю.


– Привет, – сел напротив меня Бай.

Мы находились в нашей столовой. Я пил чай и читал газету, когда моё уединение было нарушено. А ведь специально попозже прихожу, чтобы народу в столовой мало было.

– И тебе не хворать, – кивнул я. – Что случилось?

– Я тут отсутствовал неделю. Вернулся, услышал, что ты экзамены экстерном сдаёшь за одиннадцатый класс, это правда?

– Уже сдал, – спокойно ответил я. – Везде высший балл. Золотая медаль обеспечена.

– Планы какие на будущее?

– Учиться. Поступать хочу. Думал в Питере, но решил что и здесь неплохо.

– А куда?

– Бауманка. Факультет авиаторов и космонавтов, – немного переделал я специализацию факультета.

– С тобой Чёрный хочет встретиться.

– Да вроде встречались недавно, восемь месяцев назад. Он расплатился. Мы оба остались довольны. В чём проблема?

– Думаю, он сам тебе скажет. Сейчас можешь?

– Да, до среды я совершенно свободен, всё сдал, осталось дождаться аттестата. Паспорт я неделю назад получил, четырнадцать лет исполнилось, и теперь я, можно сказать, гражданин, как в конституции написано.

– Почему «можно сказать»? – неожиданно заинтересовался Бай.

– Так на бумаге всё.

– А-а-а, я тебя не понял. Ладно, идём?

– Идём.

Мы встали, я отнёс поднос и последовал за Баем. Зима прошла, наступила весна семнадцатого года, можно уже и в куртках ходить. После той покупки гаража я весь отдался пополнению знаний, то есть учёбе. Моя просьба сдать экзамены экстерном сначала вызвала неоднозначную реакцию, но после довольно долгого совещания директор дал добро. Вот так тихо и жил, стараясь не ввязываться ни в какие авантюры, и у меня это вполне получалось.

Когда мы вышли на улицу, у меня в кармане зазвонил телефон.

– Слушаю, – немного отстав от Бая, ответил на вызов.

– Это Петрович, сторож. Тут какая-то мамзель приехала, говорит, что она наследница гаража. Мол, дядя её, владелец гаража, умер, вот она сюда и приехала. Нахальная, жуть, ведёт себя, будто весь мир ей должен. Говорит, единственная родственница, никаких внуков у того не было.

Петрович был сторожем в гаражном кооперативе, где я купил гараж, а не арендовал его. Засада. Придётся решать эту проблему.

– Понял. Еду.

– Ты чего? – удивлённо обернулся Бай. – Нас ждут.

– Проблема у меня возникла, нужно решить, – хмуро бросил ему, обдумывая суть звонка. Рассеянно спросил: – Пара часов есть?

– Пара есть. Успеешь?

– Должен успеть. На старом месте? – уточнил я, убирая телефон в карман.

Движения мои были немного резкими, опытный взгляд поймёт, что я на взводе, завёл меня этот звонок, взбесил, и Бай это явно понял, что я не в настроении.

– Да, в кафешке Чёрного, он всегда там.

– Туда и подъеду. Лады, бывай, – поспешил распрощаться я.

Выбежав на улицу, я поднял руку, заметив машину с жёлтым колпаком на крыше. Больше никаких обозначений и подтверждения отношений к братии таксистов у машины не было. Видимо, частник на своей технике работает таксистом. Тот, заметив мой жест, прижался к обочине рядом со мной.

– Две цены плачу, только быстро, – отрывисто сказал я, садясь сзади и называя адрес.

Адрес гаражного кооператива я никогда не сообщал, а давал координаты молодёжного кафе с пристройкой интернет-клуба. Всегда сюда подъезжал, а к гаражам подходил пешком, они тут рядом, за домами и проезжей частью. Вот и в этот раз своей привычке я не изменил, хотя и торопился. Сидя в машине, поглядывал, как водитель быстро едет в сторону указанного адреса, причём не нарушая правил, и размышлял. В душе копилась злоба. Я не для того зарабатывал деньги, чтобы мои накопления отобрала какая-то наглая фифа. Если у неё мозги не курицы, то договоримся, если нет, то… я уже прикидывал, как лучше спрятать её тело. В общем, сказать, что я был не в настроении, значит, ничего не сказать. Большая часть моих запасов хранилась как раз в этом гараже, более того, так как я получил паспорт, то на днях собирался переоформить его на себя, да вот не успел. Явилась какая-то коза и на моё имущество глаз положила.

Успокоиться никак не получалось, столько планов было, а тут это дело, которое внесло изрядный диссонанс в мою стройную систему выживания в этом мире. Переключился на другие мысли.

Последствий той бойни, что я устроил, не было. Как мне удалось выяснить из газет, выжившим пацанам никто просто не поверил, что там поработал их сверстник. Сначала подозревали участкового, чей и был пистолет, табельное оружие, месяц его по камерам мурыжили, пока наконец не отпустили и не уволили с волчьим билетом. У него было стопроцентное алиби. После трёх месяцев следствия нашли крайнего: при ограблении ювелирного магазина был убит сотрудник вневедомственной охраны, одного из нападающих подстрелили и отправили в тюремную больничку. Вот он и сознался в убийстве подростков. Не знаю уж, как у него выбили это признание, видимо, ментам, вернее, полицаям было остро необходимо закрыть это дело, но тот сознался. Пожизненное получил, хотя общественность требовала вернуть смертную казнь. Хотя бы для него. Я тоже проголосовал как честный и порядочный гражданин на сайте за казнь. Заслужил.

Другое дело вообще закрыли за гибелью подозреваемого. Следствие решило, что холёный кокнул обоих своих людей: убил одного и выкинул с балкона второго. А потом сам случайно поскользнулся, была предъявлена банановая кожура, и свалился следом за своей жертвой. Я долго ржал, читая материалы дела, один ушлый журналист их достал и выложил в сеть. За одно это, по мнению общественности, ему можно было при жизни памятник поставить, столько весёлых комментарий было, не передать! Не помню, чтобы там кожура была, Жаклин вообще бананы не любила. Это же надо было найти такую причину, да ещё включить её в дело! Гении! Ох и ушлые опера тут поработали. Что не придумают, только чтобы дело закрыть! Тем более оказалось, холёный у них не на самом хорошем счету был, бывший бригадир рэкетиров девяностых. Но ни разу не сидел. Отмазывался, умный, а сейчас стал честным бизнесменом. Тёмные делишки обделывал, но, несмотря на многочисленные попытки, пойманным за руку ни разу не был. Мелкая шушера на зону отправлялась, а он всегда чистенький. Так что желание избавиться от этого дела и закрыть его было понятным, но уж больно отговорки детские. В комментариях как это только не поминали. Наверное, самым недовольным в этой истории остался только следователь, который вёл это дело, похоже, навсегда к нему прикрепилось прозвище Бананчик. Его не только на просторах Сети так называть стали, но и коллеги. Жаль, не я её придумал, но уж больно в тему, так что обеими руками за.

Когда машина остановилась, я был уже в хорошем настроении, и по моему лицу блуждала лёгкая улыбка. Да и к чему на самом деле нервы себе портить? Раз так случилось, что у бомжа, на паспорт которого я оформил покупку гаража, объявился родственник, ну, или родственница, не суть, будем решать эту проблему. Так что не надо себе нервы портить. Честно говоря, меня даже удивляла сейчас вспышка моего гнева после звонка сторожа. Нет, я хомяк ещё тот, не только своё не отдам, но и чужое возьму, поэтому становятся понятны эмоции, что я испытал, когда узнал, что моё имущество у меня хотят по-наглому отобрать. Да и вообще, чего я рефлексовал? Может, дамочка вполне адекватная? Поговорим – и отстанет, ошиблась, бывает.

Покинув машину, я дождался, когда та уедет, и быстрым шагом, чуть ли не переходя на бег, направился к гаражам. Был я в синих джинсах, серых кроссовках, такой же серой футболке, но поверх лёгкая куртка. На голове низко надвинутая красная бейсболка. Причём одежда не вся мне по размеру, но обычная, неприметная. Те ребята и девчата из детдома, которые работают на стороне и в авторитете, стараются покупать одежду по своему размеру и подороже, чтобы выделиться среди других детдомовцев. Других просто затопчут, наши не любят, если кто выделяется. Авторитет в детдоме я имел, причём не слабый. Входил в пятёрку явных лидеров, но был всегда одиночкой. И выделяться не любил, всегда старался ходить в детдомовской одежде. Но когда в свои гаражи перебирался, то переодевался, превращаясь в обычного паренька, у которого по виду есть и родители, и свой дом. Добравшись до «зебры», я перешёл дорогу и направился к въезду на территорию гаражного кооператива, где виднелась светлая крыша, крытая шифером, сторожки. Петрович, мужик лет пятидесяти, слегка располневший и круглолицый, но собеседник интересный, философ, работавший без сменщика, стоял на железном балконе второго этажа и нервно курил. Заметив меня, он кивнул. Осмотревшись, подходя ближе, я поинтересовался:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении