Владимир Мухин.

Энергия ярости



скачать книгу бесплатно

– Ну, ты и лошара! – воскликнул нападавший. Он сел верхом на поверженного Игнатьева, а затем еще несколько раз ударил его кулаком. Он долго говорил. Он был чертовски пьян. А любой пьяный человек большего всего на свете желает двух вещей: сломать кому-нибудь нос или челюсть и как следует выговориться.

С первым у Михи было всё в порядке, и теперь он перешел ко второму… Он тряс бессознательное тело, выкрикивая матерные ругательства. Проклятый боксер упомянул, что мать Александра, скорее всего настоящая шлюха, потому что родила такого ублюдка, что если бы он был таким сопляком, то уже точно бы точно повесился, что Игнатьеву обязательно нужно сменить ориентацию, ведь ни одна нормальная девушка не приблизится к нему ближе чем на двести метров, а кроме этого еще много чего в том же духе…


Когда подвыпивший человек в кожаной куртке полностью исчерпал свой запас слов, то он напоследок пнул Александра ногой, и как ни в чем не бывало, отправился в сторону школы, где уже почти заканчивалась дискотека.

К великому своему счастью Игнатьев не получил той ночью серьезных травм. Ровно через десять минут, после того как Миха скрылся в ночи, он поднялся с земли, ощупывая свое лицо руками. Ему казалось, что вся кожа горит десятками тысяч огней, во рту ощущалась вата, а нос, казалось, стал размером с большой школьный глобус.

Конечно же, в любом даже самым дешевом фильме, униженный и избитый молодой человек, точно бы отомстил своему обидчику, при этом еще и отбив у него любимую красавицу-девушку. Но, к большому сожалению, жизнь довольно редко совпадает с сюжетами фильмов. И поэтому, Александр смог ответить озлобленному боксеру только заявлением в полицию (носившей тогда название «милиция»), которое было подано усилиями его родителей. После этого Александр стал еще большим изгоем. Его напрочь перестали уважать даже те, кто еще недавно относился к нему нейтрально.

Ведь в нашем мире, особенно если речь идет о подростковой жизни, виноват не тот кто причинил человеку зло, а тот кто не смог на это зло ответить большей пакостью. А уж тем более, если этот кто-то решил пожаловаться своим родителям, учителям или полиции. В случае с Александром все эти отягчающие обстоятельства слились воедино, навсегда запечатав ему дверь в счастливое будущее.

«Вот они суки! Все суки! – пронеслась в голове парня молниеносная мысль: – Я бы щас этого сраного боксера… А хотя, что я… Чтобы я ему сделал… Да какая на хер разница! Он там, а я здесь! Пусть трахает там себе коров в этой дыре! А меня ждет учеба, работа, карьера и всё что должно ждать того, кто хочет стать нормальным успешным человеком. Теперь я не позволю никому даже косо смотреть в мою сторону».

По мере того, как темные мысли в голове парня вытеснялись светлыми, на лице его всё ярче и ярче проявлялась улыбка. В это время за окном стихла непогода. Вместе с ней стихли и все воспоминания в голове молодого абитуриента. Игнатьев не заметил, как его объял сон. Он остался лежать на диване, который не был приготовлен для ночного сна, до самого утра.


Следующая неделя прошла для Александра достаточно активно.

Ему пришлось, как следует изучить свое новое место обитания. Для жителя маленького поселка, где все дома были не выше трех этажей, это было то же самое, что для африканского аборигена попасть в другое измерение.

Но, несмотря на это, преодолевая страх, нерешительность и вязкую трясину приставучих воспоминаний, молодой охотник за счастьем обходил ВУЗы один за другим, подыскивая для себя оптимальный вариант.

У Александра было всё в порядке с экзаменами. Ведь, несмотря на свою «не успешность» среди сверстников, учился он весьма не плохо. Поэтому нужный ему институт с бесплатным факультетом не заставил себя долго ждать…

Глава 2

«Да мам. Конечно, поступил. Я же сказал, что поступлю. Вот и поступил. Уже неделю как студент. Я же тебе звонил…» – именно так начал Александр свой разговор с домом. Новые технологии, конечно, не слишком приходятся по вкусу многим людям в возрасте за 40, но мать Александра, несмотря на свои 48 отлично обращалась с компьютером и обожала при этом говорить по скайпу.

– Ну, знаю, знаю я… Это я просто так спрашиваю… Чтоб спросить… Ты лучше мне свою квартиру покажи.

– Да тут в принципе и показывать нечего… Комната-то всего одна… – парень развернул монитор своего ноутбука в одну, а затем в другую сторону, показывая своей матери скудную обстановку.

– Ну конечно не слишком богато. Но всё же не плохо. Ты я смотрю, тут всё убрал, наверное, перед моим звонком.

– Да не мама, у меня всегда как в операционной, – рассмеялся Игнатьев.

– Да ты у меня прям вундеркинд. Учишься на экономиста, живешь как хирург. Просто золото, а не сын.

– Стараюсь мам. Все-таки я уже студент. Надо держать мазу. А как там папа?

– Да ни как! Опять диван своей пятой точкой насилует! Коля! Коль, иди, поговори с сыном!

– Да иду я уже, иду. Вот ты мертвого поднимешь! Сказал же что сейчас приеду! Так нет. Орать ей надо. Здорово сынок, как так первая неделя. Еще не спился! – усмехаясь, говорил полный мужчина, одетый в потертую футболку, на которой красовался роскошный мотоцикл.

– Да пап! Я не пью, ты че? А так-то всё нормально. Поначалу не привычно конечно…

Видео сеанс Александра длился еще около получаса. После чего его родители, вдоволь наслушавшись о жизни своего сына, наконец-то решили оставить его в покое. Парень не говорил о плохом. Ему первый раз за многие годы не было повода жаловаться на жизнь. Он начинал жить заново. А начало новой жизни похоже на поляну, раскинувшуюся около леса. Но когда заходишь в этот самый лес, то дров становится, как известно больше. А зачастую с этими дровами попадаются и весьма не дружелюбные партизаны, которые не слишком рады новым гостям своего места обитания.

Александр еще не встретился с такими партизанами. И поэтому он пока всё еще купался в своих иллюзиях. Ему безумно нравились все одногруппники (а особенно одногруппницы), обстановка в университете, погода на улице и даже городской воздух, временами походивший на изощренное химическое оружие.

Но, к большому сожалению, такая искусственная эйфория должна была скоро закончиться. А если говорить точнее, то уже сегодня…

Именно в этот злополучный сентябрьский вечер Александр вместе с двумя своими одногруппниками решил отправиться в известный городской клуб «Морфиус». Это молодежное ночное заведение считалось самым дорогим во всем городе, но именно сегодня всем студентам предоставлялась не плохая скидка, и этим шансом просто нельзя было не воспользоваться.

После своего разговора с родителями Игнатьев провел остаток дня в полном безделье. Первая суббота после первой учебной недели по-настоящему располагала к этому.

Вечер спустился на город тихо и незаметно. Заходящее солнце окрасило высотные здания, а вместе с мини все деревья в парках и скверах, которые уже скоро сменят свой окрас на более длительный период, но уже без помощи небесного светила.

Игнатьев вместе со своими новыми друзьями Мишкой и Серегой шел по одной из центральных улиц города.

«Блин, Михон. Что-то мы рановато премся. Там до открытия еще час, а потом пока народ начнет подходить еще столько же», – говорил Серега. Он был парнем среднего роста худощавого телосложения, а его маленькие глаза, казалось, пытались просверлить дырку на том, с кем он говорил.

«Да ладно тебе париться. Вон зайдем еще пива глотнем. А то в Морфе цены, что хрен что купишь. И вообще, надо же вон Саньку город показать, он человек здесь новый. Это ты тут полжизни тусуешься», – Миха говорил более размеренно и четко. Он был выше всех ростом, и его тело имело вполне внушительные габариты. Даже невооруженным глазом здесь можно было разглядеть работу «спорт зального железа».

– Да ладно парни. Я уже тут почти привык. Хотя конечно еще не всё знаю…

– А что тут знать? Главное знать, где местные шлюхи зависают. А больше тут ловить не хера. – рассмеялся Серега.

– Типа ты у нас еще и шлюх тут снимаешь? У мамки наверно на них деньги просишь?

– Да ну на! На кой они мне. У меня и так телок хватает. И вообще у меня и свое бабло есть.

– Ну это ты можешь вон Саньку свистануть. Я-то про тебя лучше чем, ты сам знаю.

– Да какая в жопу разница парни. Смотрите лучше там, какая крутая тачка паркуется.

– На хер тачка, мне лучше телка.

– А мне лучше телка в тачке, чтоб сама себя на хату везла!

Дальнейшие события были довольно банальными. Молодые люди как следует, выпили, после чего снова выпили. А затем выпили еще…

Для того чтобы молодежная клубная музыка доставляла всех без исключения, а каждая девушка казалась доступнее, чем лапша быстрого приготовления в супермаркете, обязательно нужно довести себя до определенной кондиции. Что и сделали парни. Но, несмотря на это особого веселья молодые люди не испытали. Единственному кому удалось поиметь хоть какую-то близость с девушкой, был Миха.

Но дальше пары поцелуев с незнакомкой у него не дошло. Вечеринка была в самом разгаре. Парни топтались на месте пытаясь быть веселыми. Как вдруг случилось то, что в большом городе Александр точно не ожидал пережить.

Какой-то странный худой человек, в длинной клетчатой рубашке с приподнятым воротником, расталкивая подвыпившую молодежь, уверенной походкой приблизился к троим студентам.

– Здорово школота! Как сами? Нормально, – перекрикивая музыку, проговорил он.

– Нужны деньги. Давай сколько есть, – Миха и Серега как ни в чем не бывало, вытащили из карманов свою мелочь и несколько купюр, отдавая их наглецу. Это всё происходило настолько спокойно, что Игнатьев на время подумал, будто он спит, и весь этот бред ему сниться. Но когда разодетый «рэкетир современности» протянул к нему руку, то он понял, что это точно не сон.

– Какие деньги? Зачем деньги? – сбивчиво произнес парень, машинально хватаясь рукой за свой карман.

– Опа, пассажир! А тебе че твои фраера не сказали?! Ну, пойдем я тебе всё скажу! Пойдем, пойдем! Не боись. – при этом вымогатель сделал жест, головой увлекая за собой Александра.

– Санек не ходи!

– Сань ну её на хер! – попытались остановить Серега и Миха, но было уже поздно.

Двое людей, словно крейсер сквозь полярные льды, прошли весь танцпол по диагонали, уверенно пробираясь к выходу. Вскоре они миновали охрану и выбрались на прохладную осеннюю улицу.

«Твою мать. Меня выводят! Как тогда в школе. Он сейчас меня будет гасить! Гасить по черному! Вот сука! Вот тебе бля и большой город», – крутились мысли в голове Александра.

В это время незнакомец схватил Игнатьева за воротник его футболки и потащил куда-то в ночную мглу.

– Ты, я смотрю не отсюда. Так вот, у нас здесь все просто. Не надо быть гнидой, надо пацанам нормальным иногда помогать. А кто помогать не хочет, с тем и разговор короткий.– Шипел злобный молодой человек, таща за собой беспомощного Александра, который от шока практически упал в обморок.

Вскоре проклятый агрессор остановился. Игнатьев зажмурил глаза, ожидая того, что сейчас его нос, глаз или челюсть подвергнется принудительным изменениям, которые ни как не связаны с пластической хирургией или салонами красоты. Но этого не произошло. Видя неимоверный страх и беспрекословное послушание своей жертвы, вымогатель решил немного поиграть с ней перед расправой.

– Че ссышь? А!? Ссышь когда страшно! Выебнуться перед пацанами решил?! Типа герой там и все дела… Че молчишь! Твое дело быть, как все. А ты и себя и пацанов своих подставил, – говоря эти слова, парень отпустил Александра и сделал несколько шагов назад. Затем он снова подошел вплотную к Александру… Его мозг находился под действием алкоголя или еще чего более мощного, поэтому ему явно было тяжело ориентироваться в пространстве.

Пользуясь этим, Александр решил сделать нечто, что даже не мог себе представить в другой ситуации. В каком-то полуобморочном состоянии он махнул своим кулаком в сторону обидчика. И как не странно попал точно в челюсть «местному мачо», оборвав его оскорбительный монолог на полуслове.

Кровь выступила на рассеченной губе. Агрессор взвыл, как щенок, которому защемили хвост входной дверью, и низко согнулся, почти дотронувшись земли своей головой.

– Твою ты мать! Да я ему в рожу сунул… Надо что-то делать… Что-то делать, а то он меня убьет, – эта мысль в одну сотую доли секунды промелькнула в голове Александра. Он прыгнул вперед, пнув обидчика ногой.

Тот полностью упал на землю и там затих. Игнатьев испытал чувство триумфа смешанное с чувством страха. Ему на мгновение показалось, что он убил нападавшего. И поддавшись этому опасению Александр, наклонился над лежащим человеком, что сыграло с ним злую шутку.

Поверженный враг оказался живее многих живых. Он резко ударил парня ногой в пах и одновременно с этим нанес его резкий удар кулаком в голову. Инициатива ночного боя быстро перешла на сторону агрессора. Он повалил Александра, принявшись жестоко его избивать.

– Что, мразина?! Думал если я под кайфом, то всё можно! Я тебе сейчас все зубы выбью, гнида!

– Нет! Нет! Хватит! Всё хватит! Не надо! Прошу хватит! – в ужасе вопил Игнатьев. Вдруг он заметил, что к ним направляются какие-то люди. Но вопреки его ожиданиям они шли сюда не для оказания помощи. Точнее помощь-то они оказать хотели, но только уж точно не Александру.

Несколько рослых парней окружили лежащего, который уже даже не пытался встать на ноги, и принялись бить его ногами. Неизвестно чем бы закончилась такая расправа, если бы ужасный процесс не прервал чей-то властный голос.

– Всё, пацаны! Хватит! Отойдите. А то еще завалите его. А нам это не нужно. – произнесший это имел весьма крупное телосложение. Это был человек двухметрового роста. На вид ему было лет около 30. И очевидно, что именно он был здесь главным.

«Э! Вы че?! Отойдите отсюда! Федот, брат, давай, давай.… Всё», – здоровяк растолкал парней, столпившихся вокруг Александра. Последнего, того кто начал драку, он оттянул на пару метров назад, схватив его за куртку. После этого огромный человек приподнял лежащего на земле и начал с ним говорить.

– Ты кто такой? Ты вообще в адеквате?! А! Я к тебе обращаюсь! Ты местный!? – лицо Александра было полностью залито кровью. Он не чувствовал своего тела. Ему казалось, что голос амбала доносится откуда-то издалека. Но, несмотря на свое полуобморочное состояние, он все же смог прохрипеть в ответ.

– Я не местный… Я не при делах… Я не виноват.

– Так ты еще и не местный. Ну, всё понятно. Понабилось вас тут колхозников хреновых. Что в вашем дерьме уже не сидится?! Пришел сюда, так еще и рамсы путаешь?

– Нет. Я не виноват… Я не…

– Че он там вякает! На меня кинулся! Я тут за угол поссать вышел! Чмо конченое! Я ему щас зубы последние повыбиваю! – завопил человек с разбитым лицом, которому своим случайным ударом нанес это повреждение Александр в самом начале

– Успокойся. Помолчи, я тебя понял, – отрезал здоровяк.

– Значит так, чтоб я тебя больше здесь не видел. Вали из города. Я тебя запомнил. Еще раз увижу, сам ноги переломаю. Всё, пошли пацаны.

Этим высказыванием главарь банды поставил точку, подписав Игнатьеву приговор о немедленной депортации. Похоже, он был здесь не только местным авторитетом, но еще и судом присяжных, законодательным и исполнительным органом в одном лице.

Неизвестно сколько еще Александр пролежал на холодной земле, пока к нему приблизились Серега и Миха. Поняв, что опасность миновала, они все-таки решили помочь пострадавшему.

– Да блин… Отделали они его по серьезному, – заявил Серега.

– Да что он вообще с ними связался!? С этими уголовниками. Сидел бы себе молча. – отозвался его товарищ.

– Может, они его вообще замочили?

– Не! Не могли. Они с первого раза не валят. За такое их всех позакрывают. Они же не полные отморозки. – переговариваясь таким образом, парни привели в сознание своего друга, плеснув ему в лицо холодной водой, которую они купили в ближайшем круглосуточном ларьке.

– Ах… ах сука, как больно… Я что еще жив… Парни это вы, – пробормотал Александр, приходя в себя. – Я думал, мне конец… Они меня ногами… Их человек десять тут было.

– Да уж жестко они тебя, базара нет.

– Хватай его, Серег. До дома хоть дотащим.

Но вопреки этим словам, избитого парня тащить не пришлось. Он шел практически самостоятельно, лишь только слегка опираясь на своих попутчиков. Около десяти минут трое шли молча. Их провожал лишь шелест тополей, которые произрастали по краям улиц города в большом изобилии, и шум ветра, несущего с собой не по-летнему прохладные потоки воздуха.

На улицах города не было практически никого. По-осеннему пусто и холодно и темно. Казалось, что лета не будет уже никогда. Именно так, кажется каждый раз, когда тяжелая жара спадает и на Землю опускается первая прохлада в вечерние и ночные часы.

– Кто они хоть такие? – хриплым голосом произнес Игнатьев, нарушив долгое молчание.

Серега с Михой будто бы ждали этого вопроса. В их глазах сразу же вспыхнул огонек азарта, и, оглянувшись по сторонам, они начали свой рассказ.

– Ну, они, что-то типа местных блатных. А вот этот, что самый большой – это Бык. Его так за глаза называют. Он и правда, как бык здоровый. А так его Паша зовут. Говорят он мастер по кикбоксингу и пятерых сразу завалить может. – Серьезным тоном заявил Серега.

– А тот… Что деньги хотел? – прервал рассказ Александр.

– Да то его шестерка Дима Федотченко. Лох конкретный, но с Быком общается. Вот и чует власть, падла! Ему деньги никакие не нужны. Это он так. Вроде игры у него. Как напьется, так в «бандитов» играет, – ответил Миха.

– Чувствует власть? А как же закон и все такое. Это же не деревня.

– Да их тут знаешь сколько!? Не успеешь пикнуть, так от мудохают. Не милиция ни, мамка не поможет. Эта гопота с реальными ворами связана, а те и к ментам подход знают. Так что здесь брат точно без вариантов.

– И что мне теперь делать? – этот вопрос Александр задал без проявления каких-либо эмоций, будто он спрашивал не о себе, а о каком-то человеке, жившем где-то в далекой африканской республике. Ведь он прекрасно понимал, что нормального ответа не последует.

– Да тебе валить из города надо, – мрачно ответил Миха. – Этот длинный, он всех помнит. Натравит на тебя своих псов, и они с тебя живого не слезут. Тут ни чего личного. Просто попал ты не туда и не в то время.

– Да тут люди и по 20 лет живут, в закон верят и всю херню. А ты два дня назад приехал и сразу в говно попал. Бывает же так! – воскликнул Серега.

– Да парни… Я понял… Но мне назад нельзя. Я сюда за новой жизнью приехал. Как я обратно?! Нельзя мне…

– Ну, ты как из телека сбежал! Нельзя блин! Ну, попробуй, останься! Встретят тебя случайно на улице эти. А потом найдут тебя где-нибудь под забором. И всё.

– Да ладно тебе, Серег, не пугай! Он и так отхватил по полной. Что? Где там твой дом, Саня.

Проводив Александра до подъезда, его попутчики отправились домой. Конечно же, они не слишком любили философствовать на темы смысла жизни и смерти. Но этот прохладный вечер, первый раз в жизни заставил их задуматься о том, что на месте этого избитого парня, который попросту не отдал свои деньги первому встречному, завтра может оказаться один из них или же они оба одновременно.

Александр же этой ночью не думал ни о чем. Он находился в состоянии глубокого шока, который немного ослабил свою хватку лишь только через несколько дней. Именно тогда у бедняги немного уменьшилось в размерах лицо, которое после той злополучной ночи было похоже на огромный сине-желтый приспущенный воздушный шар. Из-за этого происшествия Александр полностью пропустил свою вторую неделю учебы в институте. И когда он всё-таки решился туда прийти снова, то всё стало для него совсем другим.

С ним перестали разговаривать и здороваться одногруппники. Причем не только те, с которыми он еще не начинал общаться, а даже личности сами активно знакомившиеся с ним, рассказывая ему всю свою подноготную.

Но эти рассказы были неделю назад. Теперь же настало другое время. Время полнейшего бана. Его, человека, который мечтал найти новую жизнь, попросту отправили в список игнора. Именно так красотка из «контакта» отправляет своих надоедливых друзей и подписчиков в черные списки.

Игнатьев стал настоящим привидением. Как только он пытался начать разговор с кем-то, то ему сухо отвечали обрывками фраз, пытаясь поскорее отойти от него подальше.

Однажды, идя по длинному коридору университета, Александр услышал разговор двух девушек. Они что-то мирно обсуждали, но это «что-то» напрямую касалось его, а точнее того самого случая, который произошел в проклятом Морфее.

– Да блин прикинь, там наши мальчики одного ушлепка поймали. Говорят он такой весь потерянный, лох короче полный. Приперся такой туда… – Говорила рыжеволосая девушка в короткой джинсовой юбке.

– Ой, да что ты мне про каких-то дебилов втираешь! У нас их и так пол универа здесь учится, -отвечала ее подруга в черных солнцезащитных очках.

– Да не послушай. Там Паша тоже был! Он разрулил все. Говорят типа, тот лох то вообще борзый, кидался там на всех.

– Ой, да понаехали тут уроды, правильно их наши из города гонят.

Став невольным свидетелем диалога, Александр пристально посмотрел на двух девушек. Ему хотелось сказать, что-то вроде того, что он не такой. Что он не хуже других, что он ни на кого не бросался, а напротив, его ни за что избили бандиты, на которых большая часть молодежи почему-то молится. Но он не мог этого сделать.

Он снова почувствовал себя школьным ничтожеством, которое имеет право только получать по голове и целовать в задницу каждого, кто этого пожелает. А те несколько недель летних каникул, недель, когда парень мечтал о чем-то высоком, большом и светлом – попросту прошли даром. Все мечты рухнули за один вечер. И почему же он тогда не дал тому чертову наркоману хотя бы сотню рублей. Если бы он сделал так, то его бы точно снова не сделали бы изгоем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное