Владимир Мещеряков.

Арест Сталина, или Заговор военных в июне 41-го



скачать книгу бесплатно

© Мещеряков В. П., 2012

© ООО «Алгоритм-издат», 2012

* * *

Непонятное нападение Гитлера

Если мы хотим рассмотреть, как происходили события 22 июня 1941 года, то невольно возникает вопрос: «Почему Гитлер решился напасть на нашу страну?» В силу каких обстоятельств он разорвал мирный договор, который сам же и предложил СССР в 1939 году?

То, что Гитлер был убежденным русофобом и антикоммунистом, еще ни о чем не говорит. Вот, например, Черчилль – тоже обладал этими качествами, но не напал же на нас. Могут возразить, что Черчилль это сделал руками Гитлера, – и будут отчасти правы. Но нас-то интересует: какие аргументы выдвигал Гитлер своим генералам, ставя им задачу о разработке плана агрессии против нашей страны? Ведь Советский Союз – это, извините, не какая-то Польша или Норвегия с Данией в придачу. Огромная территория с гигантскими ресурсами, крупнейшая в Европе страна с самым большим народонаселением (около 190 млн. человек), развитая промышленность и сельское хозяйство. На тот момент Советский Союз вышел на первое место в Европе и второе место в мире (после Америки, а не Германии) по валовому национальному продукту, т. е. имел не просто развитое, а высокоразвитое промышленное производство. И не учитывать этот фактор Гитлер просто не имел права как государственный деятель.

Это Жуков нам врал, что у нас не было, – а если было, то мало, – современной военной техники. А у нас на тот период были самые лучшие танки (Т-34 и КВ), артиллерия (знаменитые грабинские пушки плюс реактивные пусковые установки «катюша»), самолеты (Яки, МиГи, ЛАГи и пр.) и стрелковое оружие. Вообще, всего хватало, не стоит даже и перечислять. Главное, не с пустыми руками готовились встретить потенциального врага.

Кстати, не все немецкие генералы рвались в бой с Красной Армией. Приведу отрывок из книги Г. Блюментрита, бывшего начальника оперативного отдела штаба группы армий «Юг». Вот что он написал о своем командире фельдмаршале фон К. Рундштедте:

«Рундштедт с самого начала был категорически против войны с Россией. Он довольно хорошо изучил Восток еще в Первую мировую войну, и полученный опыт позволил ему сделать определенные выводы. Это была, с его точки зрения, непонятная страна с тяжелым климатом, безграничными пространствами и плохими дорогами, а русский солдат был вообще непредсказуем. Именно поэтому Рунштедт поинтересовался у Гитлера, понимает ли тот, какой риск берет на себя, нападая на Россию… Следует заметить, что во время Первой мировой войны Гитлер не был на Восточном фронте.

Рундштедт полагал, что если бы русские хотели напасть на Германию, то они сделали бы это в тот момент, когда все немецкие армии находились на Западном фронте. Следовательно, считал он, надо заняться укреплением границы, и пусть русские решают, стоит им нападать на Германию или нет… Кроме того, отсутствовала ясность, сильнее или слабее советские войска царской армии времен Первой мировой войны.

Не оставалось сомнений лишь в том, что советская политическая система более жесткая, чем царский режим. Принцип формирования Красной Армии отличался от принципа организации армии в царской России, и, не в пример царской армии, Красная Армия имела современное оружие».

Разумеется, обо всем этом Гитлер знал и без Рундштедта. Недаром абвер «хлеб жевал». Да и сам Сталин пытался образумить немецкую военщину, показав мощь уральских военных заводов. Но, удивительное дело, в своих «Застольных разговорах» фюрер этот факт воспринимает с точностью наоборот: «Что утвердило меня в решении напасть без промедления (на Советский Союз. – В.М.), так это информация, которую доставила одна германская миссия, только что вернувшаяся из России (с уральских военных заводов, о чем говорилось выше. – В.М.). Мне было сообщено, что один русский завод производит больше танков, чем все наши заводы, вместе взятые. Я понял, что это – предел».

Чем же хотел «удивить» своего противника Адольф Гитлер? Своим блицкригом? Своими фланговыми охватами противника для последующего перемалывания в «котлах»? Да, в количественном составе вермахт был больше Красной Армии на период нападения, но не настолько, чтобы «шапками закидать». Тем более что нами еще не была проведена полная мобилизация. Да, к нашему сожалению, в полосе наступления германских войск была их многократная численность, но при грамотном оборонительном варианте и ее можно было «перемолоть». Еще была «внезапность» германского нападения, но, согласитесь, не может же она быть бесконечной. Ну, считал Гитлер нашу страну «колоссом на глиняных ногах», но это можно отнести к идеологическому штампу, не более того.

Как-то все это мелковато выглядит для нападения на такую крупную державу, как Советский Союз. Вот если бы у немецкой армии было что-то более существенное, типа новейшего вооружения, тогда другое дело. Ведь говорил же Гитлер в дальнейшем, в конце войны, о «чудо-оружие» и прочих военных «прибамбасах», которые, дескать, изменят ход военных действий. Вот если бы в начале 1941 года у Германии было «чудо-оружие», типа атомной бомбы, тогда можно было понять господина Гитлера: «У меня, дескать, есть такое, чего нет у России, и с помощью этой штуки, я хочу ее победить». У США в 1945 году появилось ядерное оружие, и Трумэн тут же начал шантажировать нашу страну и начал готовить планы агрессии против СССР. Было, как говориться, с чем нападать. А у Гитлера? Даже танков было раза в 1,5–2 меньше, чем в Красной Армии. Я уже не говорю о самолетах, артиллерии и прочем. Как же он рискнул напасть? Это ведь не за карточным столом или за шахматной доской сидеть. Единственный козырь, который он бросил на «игровой стол», был превознесенный до небес блицкриг. Гитлер, да и его генералы, считали блицкриг «тузом», но у Сталина оказался против туза джокер и карта Гитлера оказалась битой. А ведь заявляло германское руководство на весь мир, что разобьет Советский Союз за две-три недели. Не получилось! А почему? Наверное, потому что не послушались Рундштедта?..

А может быть, немецкие генералы во главе с Гитлером надеялись на дополнительную помощь, в лице «оппозиции», своеобразной «пятой колонны» в Советском Союзе? А почему бы и нет? Если прочитать у историка Лиддл Гарта, что ему поведал известный немецкий генерал Клейст, то там прямым текстом говорится, что «надежды на победу, в основном, опирались на мнение, что вторжение вызовет политический переворот в России… Очень большие надежды возлагались на то, что Сталин будет свергнут собственным народом, если потерпит на фронте тяжелое поражение. Эту веру лелеяли политические советники фюрера».

Вот это уже теплее. Но раскрыть истинные причины, по которым Гитлер решился напасть на Советский Союз, не рискнул ни один высокопоставленный генерал вермахта. Это есть тайна и по сегодняшний день, хотя все действующие лица того периода истории давно отправились в мир иной.

Конечно, определенная доля лукавства в рассказе Клейста, безусловно, есть. И немецким генералам хочется выглядеть благородными тевтонскими рыцарями, но здесь опять ускользает логика поведения немецкого генерала. Опять «старая песня» – сначала военные действия против России, а затем – ожидание «счастливого» будущего. Думается, что все действия заинтересованных сторон (Германии и российских «оппозиционеров») были заранее скоординированы и существовал общий план действий. В отличие от рассказа Клейста все могло быть гораздо жестче и грубее: очевидно – обязательное убийство Сталина, одновременно военный переворот, свержение советского правительства с ликвидацией сторонников Сталина, и создание «нового правительства» сторонников антикоммунизма и рыночных реформ.

А затем для Гитлера и немецких генералов будет, как они думали, «небо в алмазах». Ожидаемое сворачивание военных действий против Германии со стороны «нового российского правительства» и открываемый им «зеленый свет» на пути немецких войск к Москве. В конце всех «побед» триумфальный праздничный фейерверк на Красной площади и совместный дележ новоиспеченного «пирога» под названием Россия. Наверное, вот такой сценарий и «грел души» немецких генералов с фюрером во главе?

Так что, давайте посмотрим на события первых дней войны именно под таким углом зрения. Готовился ли в советских военных верхах военный переворот, связанный с началом войны с Германией, и где находился в тот момент Сталин? Вот на эти связанные воедино вопросы мы и попытаемся ответить. Но для начала давайте быстренько пробежимся по годам гитлеровской агрессии против стран Европы.

Сначала произошел «аншлюс» Австрии в марте 1938 года. Надо было нарастить мышечное мясо Германии. Две страны – не одна. Людские ресурсы плюс промышленность и сельское хозяйство Австрии стали служить интересам Германского фашизма. Дальше была осень 1938 года – Мюнхенское соглашение. Закулисная игра дипломатов Англии и Франции привела к тому, что Судетская область, западная часть Чехословакии, без единого выстрела отошла к Германии. Весной 1939 года остатки Чехии и Словакии с их огромным военно-промышленным потенциалом были проглочены немецким агрессивным хищником.

В принципе, к агрессии против Советского Союза, своей основной цели, Гитлер готов, но вместо благодарности западным державам за оказание финансовой и всякой другой помощи в деле подготовке к войне он вдруг проявил к ним черную неблагодарность. Сначала неожиданно заключает мирный договор с нашей страной, т. е. со своим потенциальным противником, а затем первого сентября 1939 года вдруг нападает на Польшу и рвет на части этого «маленького шакала». Польша – фактически потенциальный партнер Гитлера по агрессии против Советского Союза, но, с другой стороны, Польша еще и верный союзник ведущих стран Запада. Это очень сложная политическая ситуация с Польшей, своеобразный «гордиев узел», который трудно было развязать, но Гитлер поступает, как Александр Македонский, – разрубает его. И тем самым Гитлер, вопреки всему, еще больше накаляет политическую обстановку в Европе, ввязываясь в военные действия против ряда западных стран. Казалось, трудно понять логику Гитлера, тем боле, что он начинает военные действия и против своих покровителей по Мюнхенскому сговору – Франции и Англии. И лишь «отметелив» своих западных покровителей Гитлер, наконец-то, начинает готовиться к агрессии против нашей страны.

Здесь встает закономерный вопрос: почему Гитлер не напал на нас в 1939 году? Есть предположения, что, дескать, не было общей границы Германии и Советского Союза, и лишь с захватом Польши она появилась. Да, но Польшу ему западные партнеры могли подарить и просто так, без войны. В конце августа того же года велись закулисные переговоры между Германией и Западом – Францией и, особенно, Англией, – с тем, чтобы передать Гитлеру Польшу без боя. Но Гитлер не принял этот дар и решил этот вопрос военным путем.

Надо помнить, что в то время была очень сложная расстановка политических сил, и у нас фактически не было полноценного союза с западными странами, чтобы воспрепятствовать агрессии Гитлера, а уж о мирном договоре с ним никто даже и помышлять не мог. И вдруг последовало предложение германского правительства о союзе, и мы решили пойти на сближение с фашистской Германией. По итогам этого договора наша страна получила без войны Западную Белоруссию, Западную Украину, Бессарабию, всю Прибалтику. После этого, правда, пришлось с боем вырвать у Финляндии Карельский перешеек, но зато после войны мы заключили с ней выгодные для себя соглашения.

А что получил Гитлер в 1939 году? Половину Польши, взятую, пусть и в кратковременной, но все же войне, – и вообще-то это было все! Кстати, Франция и Англия, союзники Польши, после нападения на нее Гитлера так доблестно «выполняли» свои союзнические обязательства, что не сделали по Германии ни единого выстрела, хотя и объявили Гитлеру войну. А СССР в результате договора с Германией получила колоссальную выгоду, приобретя и большие территории, и людские ресурсы, и значительно отодвинула на Запад свои границы, и, что особенно важно, все это было получено без вооруженных столкновений с самой Германией. Более того, Гитлер по условиям договора поставил нашей стране новейшее машиностроительное оборудование, предоставил образцы новейшего вооружения и даже осуществил значительные их поставки – и многое другое.

Мы этой выгоды от договора никогда и не скрывали. И если наши историки-демократы этот мирный договор осуждали, говоря, что Сталин, дескать, сам тиран, и поэтому союзу с западными демократиями предпочел сближение с Гитлером, то историки-патриоты объясняли своим оппонентам всю выгоду данного соглашения с Гитлером, добавляя, что этот договор помог нам, ко всему прочему, лучше подготовиться к войне.

Перенос границы далеко на запад, действительно, существенно помог нам выстоять в том трагическом 1941 году. В отличие от Германии, как бесновались перед войной западные политики по поводу присоединения к нам стран Прибалтики, Западных Белоруссии и Украины, да и Бессарабии тоже. А уж из-за нашего конфликта с Финляндией чуть было не начали против нас военные действия. В своем послании премьер-министру Черчиллю уже в июле 1941 года Сталин все-таки утер нос своему английскому визави по поводу вышесказанного: «Можно представить, что положение немецких войск было бы во много раз выгоднее, если бы советским войскам пришлось принять удар немецких войск не в районе Кишинева, Львова, Бреста, Белостока, Каунаса и Выборга, а в районе Одессы, Каменец-Подольска, Минска и окрестностей Ленинграда»…

Ну, и где же здесь видна логика господина Гитлера? Договор фактически принес в большей степени выгоду нашей стране, чем Германии, однако Гитлер пошел на это. Как это объяснить? Он, дескать, обезопасил свои тылы с Востока, когда начал военные действия на Западе, – пытаются таким образом истолковать его действия некоторые поклонники военного таланта немецкого фюрера. Да, но ведь согласно договору границы Советского Союза продвинулись значительно дальше на запад, чем были ранее. Это так обезопасил себя Гитлер на востоке? Он и без договора прекрасно знал, что СССР не будет вести войны с Германией, поэтому и ознакомил наших представителей со всей своей новейшей военной техникой, да еще и продал нам образцы вооружения, которые даже не поступили еще в массовом порядке в войска своего вермахта. Тут, казалось бы, полный маразм в мозгах фюрера.

Поставить до 22 июня 1941 года в СССР оборудования на общую сумму 409,1 млн. марок (разумеется, все это работало на оборону нашей страны), в том числе на 81,5 млн. марок чисто военной продукции! Сам Штирлиц отдыхает по такому случаю. Желающих более подробно ознакомиться с этим вопросом отсылаю к книге Ю. Мухина «За державу обидно!»

Этот шаг Германии нам надо понимать, видимо, так, что Гитлер хотел «обмануть» коварного Сталина? Или, если посмотреть с другой стороны, то Гитлер что, не понимал того, что делает? Тогда все выходит наоборот, и байки про «доверчивого» Гитлера, которого обманул Сталин, скоро будут, наверное, печататься в учебниках по истории для нашей оболваненной молодежи. Но человек, изучающий историю Второй мировой войны, должен знать и понимать, что в мировой политике глупых людей не бывает. А если их представляют в таком свете, то это говорит лишь об уровне интеллекта историка, описывающего данное историческое лицо, а не о самой исторической личности. И если Гитлер все вышеперечисленное сделал, то нам надо попытаться понять логику его действий. Ведь целью всей его политики, повторим, являлась война с Советским Союзом. И вот, наконец, Гитлер получил вожделенную общую границу с нашей страной в 1939 году – почему же он сразу не напал? Договор же заключил с нами, – подскажут нам «компетентные» историки, как же можно-с нападать? Но в 1941 году не помешал же договор Гитлеру напасть на нас, несмотря на все предпринимаемые с нашей стороны сдерживающие факторы.

Нет, тут дело, думается, в другом. В 1941 году Гитлер и выглядел уже по-иному, больше походил на капризного ребенка. Уперся тупо – хочу, дескать, разорвать с Советским Союзом дипломатические отношения, и все тут! И никакая аргументация с нашей стороны не могла повлиять на его мнение. Все выдвинутые Германией обвинения в адрес нашей страны были смехотворно-надуманными и абсолютно беспочвенными, – тем не менее, Гитлер договор разорвал и напал на нас. Но это случится в 1941 году, а в 1939-м он пытался выглядеть по отношению к нам «белым и пушистым». Ведь это германская дипломатия инициировала подписание мирного договора с нашей страной. Более того, нашей стороной, через Молотова, немцам были предложены довольно жесткие условия по договору, и они их, тем не менее, приняли. Где же здесь, спрашивается, выгода господина Гитлера?

Дальше действия Гитлера не становятся более понятными – он начинает военные действия на Западе. Но эта война на Западе Европы, как «странно» началась в 1939 году, так «странно» и закончилась в 1940 году. Англичан Гитлер не стал добивать у Дюнкерка и позволил им убрались к себе на остров, а французов за две недели боев отделал, как бог черепаху, и они подписали капитуляцию. Все эти военные действия против Запада объяснялись тем, что Гитлер, якобы, опять боялся «получить удар в спину». Конечно, определенный резон в этом есть. Еще неизвестно, как повернулись бы события, если бы Гитлер напал на нас в 1940 году и завяз бы под Москвой? Где могли бы быть в это время Франция и Англия? Но все же версия «удара в спину» для Гитлера со стороны Запада, смотрится как-то мелковато. В 1941 году против нас на стороне Гитлера воевала практически вся «цивилизованная» Европа. А уж из «опасных» для Германии стран, из числа претендентов для «удара в спину», было выставлено в пользу Гитлера на Восточный фронт десятки тысяч добровольцев – к примеру, из Франции около 80 тысяч добровольцев-французов, из которых более 23 тысячи попали к нам в плен. А всего «ударников в спину Германии» воевало на ее стороне против Советского Союза около 1 млн. 800 тысяч.

Кстати, выдвигая претензии к нашей стране в 1941 году, Гитлер, уже расположив вдоль наших границ 170 дивизий, тоже ставил нам в вину, что мы можем нанести ему «удар в спину». Некоторые наши горе-историки, апологеты Гитлера, вполне с этим абсурдным доводом согласны.

Наследники маршала Тухачевского

Что же мы видим в итоге всех действий Гитлера в период с 1939-го по 1941 год? Какую-то скрытую от нас логику поведения фюрера Германии. А некоторые действия, – например, с передачей нашей стране новейших образцов своей военной техники накануне войны, – просто поражают своей, на первый взгляд, абсурдностью.

И невольно закрадывается мысль: не в самом ли Советском Союзе была причина всех этих нелогических вывертов немецкого фюрера? Возможно, что нападать в 1939 году на нашу страну Гитлеру было, как говориться, не с руки, не те обстоятельства, вот он и устраивал игры в мирные договоры, да раздаривал нам свои военные секреты. А в 1940 году ситуация в нашей стране стала для Гитлера более привлекательной, и он даже наметил общий план нападения, – сначала «Отто», затем «Фриц», и, наконец, окончательный и более детальный план «Барбаросса».

Что же это были за обстоятельства в нашей стране, от которых так резко менялась внешняя политика фашистской Германии? А наша «пятая колонна» военных заговорщиков не могла ли быть причиной всего того, о чем мы говорили выше? Очень даже могла быть, – и посмотрите, какая интересная картина вырисовывается.

Не так давно, перед войной, в 1937–1938 годах была разгромлена тайная военная оппозиция во главе с маршалом Тухачевским, которая готовила военное поражение Советского Союза в войне именно с Германией. Верхушка заговора практически была уничтожена, но те, кто ускользнул от рук правосудия, разумеется, затаились. Поэтому и рассчитывать на активные действия оппозиции в 1939 году Гитлеру, увы, уже не приходилось. А ломиться в открытую на такого серьезного противника, как Советский Союз, Гитлер не решился. Надо было, видимо, выждать время, пока оппозиция снова не наберет силы и не займет вновь ключевые посты в Красной Армии, а в это время у себя в Европе поднабраться сил, да и обезопасить свои тылы в будущей войне.

Давайте-ка посмотрим на довоенное кадровое перемещение командного состава РККА двух ключевых округов: Белорусского (Западного) и Киевского особого. До 1937 года почти 6 лет Белорусский округ возглавлял И. П. Уборевич, из числа высшего состава заговорщиков. Был расстрелян по решению суда в июне 1937 года. Заменивший его И. П. Белов, командовавший округом в 1937–1938 годах, тоже сгорел в «чистках», которые проводило НКВД. Поэтому в 1939 году округом командовал М. П. Ковалев, который в симпатиях к заговорщикам не был замечен. Вскоре, в 1940 году, в начале апреля, он был заменен С. К. Тимошенко, который это «теплое» место быстро, в мае этого же года, передал Д. Г. Павлову. Таким образом, к 1941 году это важное место контролировал уже «свой» человек.

Рассмотрим Киевский особый военный округ. До 1937 года почти 12 лет округ возглавлял И. Э. Якир, тоже из числа высшего состава заговорщиков. Был расстрелян по решению суда в июне 1937 года. Заменивший его И. Ф. Федько был на этой должности в 1937–1938 годах и тоже не избежал «чистки». После него на пост командующего назначили знакомого нам С. К. Тимошенко. В 1940 году на его место приходит Г. К. Жуков, а сам Тимошенко шагнул в должность уже наркома обороны. Жуков тоже не засиделся на этом месте, и в начале 1941 года был выдвинут на должность аж начальника Генштаба. Командующим же округом был назначен М. П. Кирпонос. Но в отличие от Павлова, Кирпонос не был окружен верными людьми и, видимо, нуждался в определенной «опеке», поэтому Жуков с Хрущевым и рванули в Киевский военный округ сразу после нападения Германии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4