Владимир Матвеев.

Каракал



скачать книгу бесплатно

Хотя тут тоже как поглядеть. Ножом и саперной лопаткой как оружием его пользоваться научили и довольно хорошо. А уж метать все, что может воткнуться, – это вообще любимое занятие с самого детства. Так что совсем уж беззубым перед местными бойцами он не окажется. Рукопашку тоже можно писать в зачет, как-никак у него батя был инструктором и привил любовь к бою без оружия с младых ногтей. И вроде все. Знания технологического мира могут быть как полезными, так и хламом, который здесь применять возможности не будет. Да и не собирался он устраивать здесь революций: ни цветных, ни технологических, ни экономических, ни сексуальных. Об этом он уже думал и мнения своего не изменил. Каждый должен идти своим путем, неважно, человек это или целый мир. И набивать шишки на этом пути тоже должен сам. Учиться на чужих ошибках – это только звучит красиво. Реальность же такова, что иногда приходится наступить на одни и те же грабли несколько раз и набить шишку, прежде чем поймешь, что это больно и неправильно.

«Ну что ж, – подумал Матвей. – Не так уж и мало, – а потом мысленно хлопнул себя по лбу, – как я мог забыть. Да я в первую очередь об этом должен был подумать. Или это только сейчас у меня проявился еще один кусочек памяти?»

А разорялся парень не просто так. Когда он со всей семьей переехал к последнему месту службы отца в Улан-Удэ, то неожиданно увлекся луком. Не спортивной стрельбой, а изготовлением настоящих реплик с древних образцов, какими пользовались наши предки много столетий назад. Ну и, естественно, их последующим испытанием.

Увидев на одном из этнографических фестивалей, как старый якут на мастер-классе рассказывает и показывает, как изготавливается это древнее оружие, парнишка просто загорелся идеей научиться этому самому. Благо, что этот самый старик жил не где-то в яранге в тундре или тайге, а тут же в городе, где имел небольшой магазинчик, даже лавку, в которой торговал товарами народного промысла, втюхивая их немногочисленным туристам.

Порыв парня он тогда поддержал (спасибо ему за это) и стал делиться с ним знаниями в изготовлении луков: начиная от простого прямого, что-то типа английского или японского. И заканчивая сложносоставными азиатскими, выполненными из нескольких слоев и видов древесины, сухожилий и усиленными роговыми пластинами. Не сказать, что Матвей стал мастером в их изготовлении. Если честно, он так до конца и не сделал ни одного собственного лука. Да и литературы он прочитал по ним мало. Но вот сам процесс их создания, а самое главное последующая практическая стрельба очень ему нравились. Подбирать и готовить сухожилия, варить клей, подбирать, как пазл, древесину и роговые пластины. Но самое главное, слышать, как скрипят плечи оружия под силой твоих мышц, когда ты натягиваешь тетиву. Смотреть на острый кончик стрелы и знать, что на этом граненом наконечнике, возможно, живет чья-то смерть и только от тебя зависит, придёт ли она к кому-то сегодня. Это не то же самое, что держать в своих руках, к примеру, пистолет.

«Ну, вот теперь, похоже, точно все», – подвел итог своим мыслям Матвей и вдруг понял, что вокруг него идет беседа.

Мало того, он понимает ее: с пятого на десятое, через пень колоду, отдельные слова. Но общий-то смысл понятен, а это очень даже хорошо. Не став откладывать возможность узнать для себя что-то важное, он весь обратился в слух.

Как и предполагал парень, старший дядька был здесь какой-то шишкой: то ли главой рода, то ли еще кем-то, в общем бла-а-агородный. А раз так, решил он, значит, есть здесь и те, кто обслуживает всю эту кодлу: крестьяне, рабы и прислуга всякая. Следовательно, общество не однородное, а разделено по сословиям.

С воинами-«персами» тоже не ошибся – наемники во всей своей красе. Какие-то там тареамы. Что это: самоназвание наемников, какая-нибудь гильдия, сам отряд или, вообще, страна, из которой они вышли – он так и не понял.

Мужик помладше был его сыном, причем старшим, то бишь наследником. Правда, интеллектом не блистал. Это можно было понять, даже совсем не зная речи. Хватало того, как морщился и в какой-то безнадеге, закатив глаза, качал головой его отец, выслушав очередную реплику своего отпрыска.

Младшего звали Мадиар, а вот имени старшего пока не прозвучало, что не удивительно. Ну не будет же к нему сын обращаться ваша милость барон такой-то, ну или как это здесь принято? И возвращались они из поездки по своим владениям, в которых, судя по всему, все было очень даже хорошо.

–Глупцы, – вздохнул, ухмыльнувшись, старший из попутчиков Матвея, поудобнее устроившись на мягком сиденье кареты и мазнув мимолетным взглядом по его лицу.

«Соберись, Каракал, – тут же мобилизовал себя парень. – Видимо, сейчас будет что-то интересное».

–Ты о чем, отец? – не понял его сын.

–Я говорю, какие же они все глупцы Мадиар, – посмотрел он на него.

–Кто?

–Да все эти Главы других кланов, – презрительно скривился он. – Кичатся количеством магов и воинов. Древностью крови, родовыми способностями и своей численностью и не понимают, что главное – это деньги. И только от их количества зависит сила клана. Вот смотри… – скрестил он на груди руки. – Взять, к примеру, нас – Скамма. По сути, мы самый малочисленный клан. Но если смотреть шире, то у нас больше всего и воинов, и магов.

–Отец, но они же все наемники? – решил возразить Мадиар?

–Ну и что, – пожал тот плечами. – Главное, они преданно служат нам… – Глава торжествующе ухмыльнулся, но тут же стал серьезным. – Слушай меня, сын, и слушай внимательно. Шесть сотен лет назад, когда по всему Семиградью гремели клановые войны за окончательное установление и разграничение зон влияния, кто-нибудь мог подумать, что двадцать первым кланом, что останется в итоге на плаву, будет клан, состоящий исключительно из людей? – и сам себе ответил: – Да никто. Но факт остается фактом: наш предок, поддерживаемый своими партнерами из Полойского Торгового Союза, заплатив золотом и кровью наемников-тареамов, все же вырвал себе место под солнцем. Да не где-нибудь на задворках, а в Великограде – центральном городе этих земель. Всем потомкам первого Скамма и нам в том числе оставалось только не растерять то, что успел ухватить тот в свои крепкие руки, а еще лучше – преумножить.

И мы преумножали, с каждым новым поколением увеличивая подконтрольные земли и пополняя казну. Даже гномы, прирожденные торговцы, смотрят сейчас на нас с нескрываемым уважением. И это несмотря на то, что мы самая короткоживущая раса. Нет, при наличии денег, прожить три-четыре сотни лет совсем не проблема а если еще и одаренным окажешься, то и пять сотен не предел, но все же. Те же эльфы всех мастей, беркаты, ашшуры, дриады, наги и так далее гипотетически могут жить бесконечно долго. Другой вопрос, что даже до первого тысячелетия доживают единицы. Тут, как говорится, что на роду написано – тихая внутренняя война в Семиградье идет постоянно – это ты должен запомнить накрепко.

«А вот и нелюди появились, – записывая на подкорочку весь разговор, довольно ухмыльнулся про себя Матвей. – А то даже как-то грустно немного стало. Мир другой, а рожи все те же. Эльфы и гномы – это понятно, слышали. Дриады, впрочем, тоже. Что-то с природой связано. А вот беркаты, ашшуры и наги – ни о чем. Даже предположений нет, кто это такие? Впрочем, наги – это змеелюды. Точно, Ванятка картинки из какого-то комикса показывал, где был изображен мужик со змеиным хвостом. И он обозвал его тогда нагом. Дар какой-то, наверняка магия. Слушаем внимательно дальше, а ты, Соратник, не филонь – напрягись, чтоб я понимал побольше».

–Ты меня спросишь, к чему я все это говорю? – меж тем продолжал отец Мадиара и, увидев кивок сына, продолжил: – А к тому, чтобы ты старался правильно оценивать ситуацию вокруг. Запомни, будущее этого мира за людьми.

Пренебрежительное отношение к ним со стороны долгоживущих рас уже сыграло с ними злую шутку, в результате которой они оказались всем скопом в Семиградье. Ну как же, люди-человеки – пыль под нашими ногами.

А эти самые человеки в очередной раз доказали, что в настоящее время это самая живучая раса, способная приспособиться даже к самым суровым условиям жизни: будь то безводные южные просторы родины тареамов или, наоборот, – клочки плотно заселённой суши, окруженные сотнями лиг воды в Островной Империи Мадгаров.

«Пока вроде понятно, – вслушиваясь в рассказ, параллельно делал выводы Матвей. – Когда-то там давно люди собрались всем скопом и настучали по сусалам всем остальным расам, заперев их в каком-то Семиградье. Ну, или что-то вроде того. Что ж – это не удивительно, плодимся мы хорошо, а собраться толпой, чтобы отметелить кого-то, – вообще наше любимое занятие. Взять ту же Землю – война там идет постоянно. Но это все лирика. Конкретика нужна».

–Люди, словно стараясь успеть сделать как можно больше за отведенное им время, спешили, как могли, – продолжался рассказ. – Плодились, как грызи в подвале. Лили свою и чужую кровь. Рисковали, невзирая на последствия. Интриговали. Без сомнений втыкали в спину кинжал вчерашнему другу, если того требовала выгода. Обнимались с кровником. Продавали в рабство в другую страну самую близкую, но неугодную родню. Заискивающе улыбались сильным, гнобили без сомнения слабых. Да что угодно, лишь бы выжить. Лишь бы подняться на еще одну ступень выше остальных. Создавалось впечатление, что за много веков в них сосредоточились самые пакостные черты характеров и поведения, присущие ранее всем остальным расам.

«И в это верю. Человек – скотина такая, к нему почему-то быстрее прилипает всякая дрянь, чем хорошее. А уж утопить в дерьме соседа или встать на него, но чтоб твоя голова была обязательно выше уровня зловонной жижи, – это вообще прекрасно, пусть ты тоже стоишь в ней по горло, но ведь не захлебываешься? Картина в моем исполнении получается, конечно, не самая радужная. И не все люди такие, по крайней мере, на Земле. Уверен, что не все, даже меньшинство таких. Но есть они, и становится их с каждым годом все больше. Ой, наболело, – покачал про себя головой Матвей. – Мир новый, а проблемы старые. А понимать-то я все лучше начинаю. Молодец, Соратник, так держать. Кстати, я ничего не пропустил?»

–Сейчас уже ни для кого не секрет, что лишь первая большая бойня – Война Тщеславия – была давным-давно затеяна долгоживущими расами и аристократами-магами из людей, которые, к слову, в то время по продолжительности жизни мало в чем уступали первым. А вот вторая и третья войны были инициированы исключительно людьми. И то, что они смогли втравить в них всех остальных разумных, до сих пор у многих не укладывается в голове, – спокойно, словно лектор, вещал мужчина. – По результатам Войны Последнего Передела от всех этих долгоживущих рас в итоге остались одни лишь огрызки. И только сейчас, восемь столетий спустя, хорошо, если они восполнили хотя бы половинную тогдашнюю численность.

Благородный замолчал и очень серьезно посмотрел на сына.

–А теперь я буду говорить о том, что должен знать только будущий наследник клана Скамма…

Его сын, прилагая неимоверные усилия, стер блуждающую улыбку с лица, нахмурил брови и даже подвинулся чуть ближе к своему отцу.

–После последней войны с миром произошел какой-то выверт. Собравшиеся в Семиградье осколки нелюдей вдруг с ужасом поняли, что для того, чтобы выжить, придется смешивать кровь, плодя полукровок. Но, как оказалось, их опасения были напрасны. Если отец беркат, а жены у него, к примеру, эльфийки: сумеречная и снежная, то все мальчики будут похожи на отца, унаследовав все отличительные черты его расы, ну а девочки возьмут все от своих матерей – каждая от той, кто их выносил в своей утробе.

В первом поколении еще случались осечки и рождались смески, но потом пошло как по накатанной. Мальчики в папу, девочки в маму. Если же по какой-то случайности (а может, большой любви) один из родителей принадлежал к человеческой расе, дети рождались у такой пары исключительно мертвыми. Многие из нелюдей стали утверждать, что к ним снизошел сам Небесный Гончар, позволив не раствориться среди людей.

«А вот и местные Боги или Бог нарисовался», – ухмыльнулся про себя Матвей.

Слушать ему становилось все интереснее и интереснее. Такой ликбез, и при этом не прикладывая к этому никаких усилий. То, что надо, как говорится – халява. А на нее и хлорка – творог. Свою недавнюю мысль, что зря не пошел на юг, он давно отмел как ненужную и даже вредную. Так, смотри, и до секретов каких дойдет.

–А вот полукровки, появившиеся на свет ранее, стали вырождаться, причем в прямом смысле этого слова. Жили недолго, даже по сравнению с людьми. Дети у них рождались хилые и с врожденными болезнями, чаще всего связанные с умственными способностями. Одаренных же не было вообще. Но, как говорится, в любом правиле всегда должно быть исключение. Этим исключением стал род Скамма – наш род, сын. Вернее этих исключений было несколько. Во-первых, мы полукровки, – огорошил он наследничка.

–Мы полукровки, отец? – удивлению парня не было предела.

–Сейчас даже не квартероны, – покачал он головой. – Но в нашей крови порядочно примешано крови ночных эльфов. Предкам повезло дважды: первый раз, когда смесок всем назло все же выжил. Второй раз – когда обнаружилось, что появившийся ребенок с «искрой». Еще одно исключение – когда первый смесок подрос, обнаружилась его удивительная способность к магии крови, доставшаяся нам по линии ночных эльфов, как и у всех его потомков. В том числе и у тебя. А ведь такой способностью обладали даже не все эльфы ночи.

Именно последняя особенность и позволяла Скамма до сих пор проводить магическую коррекцию своих тел, чтобы быть похожими исключительно на людей, ведь дети до сих пор рождались то с острыми ушами, то со смуглой кожей, то с желтыми глазами. И именно поэтому больше двух жен Главы Скамма никогда не заводили. Чем меньше об этом знают другие, тем лучше. Ты понял меня?

–Да, отец.

–Но спустя сотни лет природа, видимо, все же решила избавиться от нашего рода. Вырвать так, сказать, последний порченый побег. Ты и сам знаешь, что вас у меня осталось только трое из семи детей. Твои брат с сестрой совсем слабоумные, да и ты, – он махнул рукой, но договаривать не стал.

«Облом, – немного грустно подумал Матвей. – Шуры-муры с эльфийками и другой расовой экзотикой отменяются. Несовместимы мы. Хотя Глас ведь назвал меня не человеком, а каким-то приамом, так что еще не все потеряно, – потер он мысленно руки и вдруг понял, что это действительно так, после чего радостно воскликнул. То же, естественно, мысленно. – Становитесь, девки, в ряд… Что-то меня колбасит по-взрослому. Или воздержание сказывается, или кто-то в моей голове скачет и никак не угнездится?»

В ответ пришло буквально осязаемое возмущение, мол, кто говорил помочь?

«Ладно, молчу, вострим уши дальше».

– Все твои братья и сестры родились хоть и одаренными, но слабыми. И если бы не наша способность к магии крови – не выжил бы никто. Это называют проклятием полукровок. Мадиар, – сдвинул брови отец. – Деньги и только деньги позволят Скамма выжить в этом мире. Я тебе еще раз это повторяю. Деньги и наши способности. Ты думаешь, почему я обучал тебя в частном порядке Высокому Искусству, как говорят в людских землях, или Вязи, как это принято у нас в Семиградье?

–Почему?

–Да потому, кретин, – скрипнул отец зубами, – что очень мало осталось предрасположенных к этому виду магии разумных. Это наш тайный козырь.

–Как в картах? – просиял тот.

–За что, Небесный Гончар? – уткнувшись взглядом в потолок кареты, отчаянно воскликнул его отец, но быстро успокоился и кивнул. – Да, как в картах. Тайный козырь светят только в самом конце игры или если скрывать его уже не имеет смысла. В любом случае, открывать его нужно лишь тогда, когда надо переломить ход игры в свою пользу. Поэтому я и наставляю тебя открыто пользоваться только теми заклинаниями, что основаны на земле или воде.

–Но они у меня выходят совсем слабые, – понуро сказал парень.

–У тебя все выходят слабые, – поморщился отец. – Маг недоделанный. Пока у тебя есть я, и этого хватит.

«А мальчик-то действительно тупенький. При таком отце можно и не дожить до того момента, как сам станешь главой чего-то там. Папашка амбициозный, не удивлюсь, что вот как раз у него-то и есть план по завоеванию этого мира. А с таким наследничком далеко не уедешь, лучше со стороны пригреть, свои-то все ущербные родятся. Ну а если еще и магией крови владеешь, значит, и клятвами на ее основе. Вот наверняка».

И словно подтверждая мысли парня, тот продолжил свою увлекательную речь.

–Первоочередная задача клана Скамма – стать первыми, фактически единственными, кто будет контролировать самый большой город Семиградья. В принципе, мы уже стали таким кланом. Осталось укрепиться, а там и про расширение своего влияния можно подумать.

Сам подумай, клан Мальпа полностью в наших руках. У меня долговых расписок от них в тайнике хранится столько, что даже продай они все до последнего – все равно останутся должны. На их шее финансовый поводок, конец которого я крепко держу в своих руках, поэтому решения принимаются исключительно те, что выгодны нам. Ну а если начинают брыкаться, стоит лишь потянуть, перекрывая доступ финансам. В сколько растраченных сил и средств мне все это вылилось, и вспоминать не хочется. Одна лишь реализация плана по подсаживанию наследника Мальпа на «пыльцу паучьего цветка» чего стоила: деньги, уговоры нужных личностей, растраченные нервы. В основном, конечно, деньги. Но в конечном итоге все получилось.

С Хаэрсами тоже вышло все отлично. И пусть клан еще существует, но дни его сочтены. Если только, конечно, из младших семей кто-то не вылезет наверх, став мужем этих полоумных девок: Хэльды и Альтивы. Но чтобы этого не случилось, я, Женер Орсат, должен решить их будущую судьбу. Благо их братик Итэль сгинул сам, тем самым сделав проще дальнейшие шаги. И хорошо, что тело его так и не было найдено, пока нет доказательств гибели – формально клан Хаэрсов существует. Нам даже выгодно, чтобы он существовал – существовал, естественно, формально. Даже если предположить нереальное и дочки покойного Суворса уйдут в другой клан, он все равно не исчезнет. Ну а кто будет управлять Хаэрсами, и так понятно. Не зря же я являлся «лучшим другом» бывшего их Главы?

Интриган мерзко захихикал, и его тут же поддержал дребезжащим смехом сынок.

«После всего, что я услышал, двоечкой ты дядька, уже бы не отделался, – неприятие этого человека стало у Матвея просто непередаваемым. – Семь лет расстрела, как минимум. Одно хорошо, для меня конечно, болтун ты знатный. Даже удивляюсь: вроде так продумал, все шажочки на десять лет вперед просчитаны. А тут так опростоволоситься. Все твои козыри мне теперь известны. А как говорится, знал бы прикуп, жил бы в Сочи? Прикуп знаю, где тут местный Сочи?»

– Отец, – отсмеявшись, спросил Мадиар, – а зачем мы этого дурака подобрали?

–А это, сын. – Взгляд переместился на парня, и тому, чтобы не попасть впросак, пришлось пустить через губу ниточку прозрачной слюны, вызвав у Женера гримасу отвращения. – Жених для сестренок Суворс.

Что стоило Матвею, чтобы не воплотить свои мысли и не пробить ту самую пресловутую двоечку, он и сам не знал. Наверное, наличие за стенами кареты трех десятков увешанных острым железом наемников. А может быть, шум-гам, говоривший о том, что они подъехали к местному сосредоточию цивилизации, то бишь городу.

–Понимаешь, Мадиар, – довольно сощурившись, сказал Женер Орсат. – Едва я увидел этого дурака в придорожной пыли, в моей голове тут же созрел план. В свое время я заключил с Суворсом Дейфином договор. Не соглашение о намерениях, а именно договор, запечатанный нашей кровью. По нему его дочери обязаны взять мужа из нашего клана. Отмываем этого дурачка, вводим в Клан Скамма, принаряжаем его – и в Храм с девками, Суворс брачную татуировку наносить. Широким жестом потом отпускаем его из клана, а к нам переходят почти все активы Хаэрсов, делая их практически нищими. Нет, кое-что я им оставлю, мне не нужны пустые сиденья в совете кланов Великограда, на них сразу найдутся дерзкие да ранние. Теперь ты понял, что значит быть Скамма?

–Наверное, – пожал тот плечами.

–Тьфу, – было ему ответом, после чего разговор прекратился. Карета въезжала в Великоград.

Города Матвей из окна кареты практически не увидел. Проехав его сквозь, они остановились в каком-то престижном районе, судя по количеству шикарных особняков, после чего парня быстро затащили внутрь одного из них. Приставили целую толпу слуг, которые начали чистить, мыть и скрести его тело.

Ни одной даже гипотетической возможности сбежать ему так и не дали. Рядом постоянно кто-то был. Портные, что обмеряли его, служанки, кормящие с ложечки или убирающие в комнате, – все это ерунда. Куда серьезнее была охрана из пары наемников-персов, что неотлучно находились при нем. Даже в отхожем месте. То ли охраняли, чтобы не убежал сдуру, то ли чтоб не навредил себе, а скорее и то и другое. Короче, чтоб был в потребном состоянии для того самого дела, что задумал Женер Орсат.

Хорошо, что еще еда оказалась довольно приличной, поэтому налегал на нее парень, не стесняясь.

Через несколько дней его обрядили в пышные, практически новые одежды, но явно перешитые с чужого плеча. Появившийся впервые за все время нахождения Матвея в особняке глава клана Скамма критическим взглядом осмотрел то, что получилось у слуг, удовлетворенно кивнул и приказал все тем же наемникам посадить его в ту же карету, в которой он совершил первое свое путешествие в этом мире.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8