Владимир Мясоедов.

Искры истинной магии (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Ну-с, – маг перевел взгляд на нашу компанию, – теперь обсудим ваш гонорар… Пять золотых, не больше, сами видите, тварь маленькая, вероятно, раньше была девушкой лет пятнадцати, так что масса тела тут небольшая, соответственно, и ингредиентов я из нее получу не так много, как хотелось бы.

– Устраивает, – моментально согласился Алколит, чем вызвал у оппонента некоторое замешательство. – Только есть пара дополнительных условий. Во-первых, покажете всем нам и этому бледно-зеленому типу, тоже время от времени балующемуся алхимией, что и как можно из оборотня приготовить, а во-вторых, исцелите его от последствий близкого знакомства с когтями этой, хм… милой девочки.

– Э… согласен, – чересчур поспешно согласился маг. – Но пригласить к себе могу только его одного, у меня не такое уж большое помещение в этой крепости, и все желающие туда просто не поместятся.

– Я одну пробирку от другой не отличу, – подумав, решил Ассасин. – А Аллисандр так вообще ни разу не маг, так что мы лучше тут во дворе подождем. А вот этих двоих вам лучше все же с собой пригласить, иначе еще золотой добавьте.

Устрашенный угрозой дополнительных трат маг согласился. Причем на удивление поспешно. Кажется, нас все-таки надули на деньги. Вопрос лишь в том, на какие.

– А как вы с этой тварью встретились? – спросил колдун, ведя нас по узкому коридору, судя по ощущениям, опоясывающему по спирали замок. – Мне это нужно для отчета, поэтому прошу вспомнить самые мелкие подробности.

– Да просто, – пожал плечами Ярослав. – На ночлег встали, спать легли, и тут она из кустов и выскочила. Прямо на Виктора. Как раз он на часах стоял. Ну, в общем-то на этом и весь сказ. Когда я толком проснулся, оборотня уже добивали. А часто они в этих краях встречаются?

– Да как везде, – пожал плечами маг и свернул в боковую нишу, оказавшуюся проходом на ведущую куда-то в подвал лестницу. – Прошу за мной.

Помещение, куда мы попали в конечном итоге, лабораторию мага напоминало мало. Скорее уж палату в каком-нибудь заштатном морге в канун Нового года. Кроме стола, на котором уже лежало убитое нами существо, там находилась пара шкафчиков с распахнутыми створками, внутри громоздились батареи разнообразных пузырьков, флаконов, горшков и банок. А больше там не было ничего. И никого. Только изморозь по стенам. Непонятно почему, но в этом помещении поддерживалась температура на добрых полтора десятка градусов ниже, чем снаружи. Магия, наверное.

– Куда демоны унесли этого мелкого паразита? – зло пробурчал сквозь зубы маг и громко заорал: – Тонк! Мелкий крысеныш! Где ты шляешься?!

По-моему, его можно было услышать даже из-за стен крепости. В ответ на эту акустическую атаку дверь за нашими спинами распахнулась, и в нее почти влетел пацан лет двенадцати, судорожно пытающийся удержать в руках тяжеленный деревянный поднос, заполненный самого зловещего вида содержимым. Ножи, пилы, щипцы, еще что-то острое, чему я и названия-то не знаю, соседствовали там с несколькими ограненными до правильного октаэдра кусками темного камня.

От последних так заметно тянуло темной энергией, что я без перехода на магическое зрение понял, что они нужны явно не для создания антуража.

– Ага, видно, какие-то мозги я в тебя все-таки вбил! – обрадовался маг. – Докумекал-таки притащить проявители, засранец. А ну давай их сюда, а сам за водой дуй, смекалка не избавляет тебя от необходимости делать уборку!

И, выхватив из рук парня инструментарий, прицепил поднос к креплению, которое я не заметил при осмотре комнаты.

– Так-с, приступим, – с явным предвкушением в голосе провозгласил, именно провозгласил, а не сказал, маг, раскладывая обработанные камни вокруг стола. – Кхм… что из великой науки алхимии вам уже известно? А то что-то видок у тебя, парень, – да ты, ты, которого оборотень поцарапал, – бледный.

– Да я больше по растениям и минералам, – развел руками я, косясь глазом на хирургические инструменты. – А так чтобы с чем-то большим… ни разу не было. Это вы с Ярославом лучше поработайте, у него вроде бы был… опыт.

– Ну, при вскрытиях вместе с учителем присутствовал, правда, в качестве зрителя, так что что-нибудь принципиально новое вряд ли увижу, – подтвердил Алколит. – Хотя, конечно, тогда работали не с вервольфами, а с обычными людьми.

– А, травник, – сразу поскучнел маг. – Значит, отойди и не мешайся под ногами. И не нагадь мне тут! Хотя… все равно потом мыть, так что ладно.

Разложив камни в произвольном, как сначала показалось, порядке, он громко произнес какую-то абракадабру, одновременно посылая в ближайший артефакт тонкий лучик энергии. Тот немедленно отреагировал, засветившись темно-синим светом, направленным почти вертикально вверх. Конус луча своеобразного осветительного прибора прошел как раз по голове оборотня, и та мгновенно заиграла разными красками. Зубы в приоткрытой пасти, заострившиеся и сильные (обычные человеческие слабее), светились жемчугом. Шерсть искрилась серебром. Кожа, видневшаяся под ней, неожиданно потускнела и стала почти черной.

– Отлично, – обрадовался маг и взял в руку щипцы. – На пяток порций зелья для укрепления костей ее клыков хватит. Еще можно из них внутрижелудочную отраву приготовить, но это долго, сложно и есть множество более дешевых и в то же время более эффективных средств. Эй ты, травник, а ну-ка подставляй зеленую чашку! Да зеленую, а не коричневую, ты что, цветов не видишь?!

К счастью, мои худшие ожидания не оправдались. Маг не стал потрошить труп, вырывая сердце, печень и прочий ливер. После зубов и когтей, которые он удалил в первую очередь для консервирования в составе, предотвращающем их возвращение в назначенную природой форму, волшебник активировал другие артефакты, которые подсветили остальное тело. Тем, кто бывал в зубной поликлинике, при виде подобного могло, конечно, стать противно, но не более того. Необычную реакцию на свет, испускаемый камнями, выказала только изрядно поредевшая, но все еще довольно густая шерсть, которую маг с помощью Алколита немедленно принялся срезать и складывать уже совсем в другой состав. Из его слов выяснилось, что это прекрасное сырье для изготовления некоторых элементарных артефактов, отпугивающих хищников и нечисть. И при чем тут магия? Скорее всего, обычный запах сбивает живых и не очень охотников с толку и заставляет игнорировать добычу, вполне способную укусить в ответ. Поскольку тут моя помощь, даже чисто символическая, не требовалась, да и ученик мага вернулся с парой ведер воды, я перешел на магическое зрение и изрядно удивился. Никаких особых изменений не было. Судя по всему, те октаэдры позволяли пользоваться эффектом колдовского взора без глубокого сосредоточения или даже простым людям (хотя как бы они в таком случае запускали процесс подсветки?).

После окончания этой процедуры, принесшей достаточно сырья, чтобы, к примеру, связать носки из шерсти оборотня, маг попробовал было спустить кровь, но тут его ждала неудача. Во-первых, ее было мало, все-таки до вскрытия издырявленный в порыве смертоубийственного энтузиазма труп транспортировался по довольно ухабистой дороге, а во-вторых, она, судя по всему, уже успела испортиться.

– Жалко, – вздохнул он, разглядывая практически выжатый анализ. – Молодая была, слабая, из такой ничего путного не приготовить, очистка выйдет дороже, чем совокупная стоимость заживляющих раны эликсиров. Ну, значит, и с остальным смысла нет возиться, да и потом, будь это матерый оборотень, а не недавно укушенная дуреха, вряд ли бы вы с ним справились. Радуйся, Тонк, тебе сегодня только подмести.

На мой взгляд, комната после всех манипуляций нуждалась как минимум в трехкратной дезинфекции. Впрочем, хозяину виднее.

– А лекарство? – напомнил ему я.

– Какое? – недоуменно уставился на меня он.

– От оборотничества. Меня, если помните, успели поцарапать.

– Сейчас передохну только чуток, – не стал запираться волшебник. – Кстати, а почему вы не знаете, за что алхимики ценят перевертышей?

– В наших краях вервольфы как-то не водятся, – развел руками Алколит. – Последнего лет сто назад видели.

– Это где ж такие места? – озадачился маг, но развивать тему не стал, а полез в шкафчик за ингредиентами, с помощью которых собирался предотвратить возможность моего превращения в клыкастую и мохнатую образину.

Магическое действие, как оказалось, заключалось в обычном выпивании микстуры, которую волшебник навел, бросив в простую воду какой-то порошок крайне подозрительного вида. Последний в лучших традициях земных лекарств зашипел с образованием прозрачной пены и растаял без следа. Но стоило мне вглядеться в не очень-то чистую глиняную кружку магическим зрением, как картина радикально изменилась. В общем слое воды плавало нечто светлое, активное, хаотически движущееся, создавалось впечатление, что посудину наполнили концентратом прозрачных червячков, иногда появляющихся перед глазами при физических нагрузках. А вот испарения, которые я раньше принимал за обычный воздух, явно имели не столь простую природу, как казалось: они, несмотря на то, что стремительно рассеивались в воздухе, были светло-зеленые. Неужели какой-то газ?

– Что это? – спросил я, разглядывая предложенную жидкость и осторожно касаясь пальцем щепотки просыпанного мимо сосуда порошка.

– Настой пыльцы фей, – пожал плечами маг. – Вообще-то и любой другой реагент, имеющий в своем составе нужную стихию, подошел бы, но у меня именно его много, вот и разложил на элементальные эссенции: свет слил тебе, чтобы выжег темную заразу. Конечно, пить будет достаточно неприятно, но эманации оборотня ничем не выжечь, кроме как воздействием извечного антагониста. Концентрат природы же развеял в аэре, у тебя вроде нет стихии земли… или новую порцию заварить, неочищенную?

– Ладно, давай сюда эту дрянь, – я выхватил у него долгожданное лекарство и залпом выпил. А потом упал на пол и совершенно неприлично принялся скулить. Было больно. Нет, не так. БЫЛО БОЛЬНО! Начиная с горла и дальше вниз по пищеварительному тракту катилась раскаленная лава. Отрава, попавшая в организм, растекалась по каждой клеточке тела, как расплавленный свинец. Правда, эту метафору я придумал несколькими минутами позже. Когда смог прийти в себя. И заодно уговорил ставшего вдруг почему-то очень нервным Алколита убрать весьма зловещего вида нож от горла мага. Друг закономерно решил, что меня отравили, и требовал у виновного антидот, не веря в вопли испуганного чародея о том, что это так у темных и должно быть и сейчас оно само пройдет. В процессе переговоров чародей, вполне возможно, заработал несколько седых волос, так как медик-недоучка на полном серьезе прощупывал острой кромкой лезвия его шею с явным намерением погрузить острие в плоть, если больной все-таки загнется.

– Припадочные! – сплюнул волшебник, ощупывая пострадавшее место, едва не украсившееся шикарным разрезом, и попытался вдоль стеночки выйти из помещения.

– Стоять! – скомандовал я ему и, поднапрягшись, поднял находящуюся рядом тумбочку, после чего вышел в коридор, прихватив ее с собой. – Яр, чего застыл? За мной!

– Э-э-э… грабим? – осторожно уточнил Алколит, с вожделением косясь на имеющиеся в помещении оккультные принадлежности. Оружие… или орудие, раз предполагалось применять в хозяйственных целях? В общем, ножик будто сам собой втянулся в рукав Ярослава, рукояткой вверх.

– Нет, – пояснил я свои действия. – Блокируем отход из данной локации. Дверь клиним, короче. А теперь за мной – и ходу отсюда. Не хочу извиняться перед комендантом гарнизона за то, что ты запачкал рубашку уважаемого мэтра кровью из его же шеи, нанеся незначительные ранения, то бишь порезы.

Вышеупомянутая персона моментально поспешила к зеркалу искать озвученные травмы. Интересно, в чем таком бывал этот ножик, что маг так забеспокоился? И еще очень хотелось бы узнать, как скоро этот тип вспомнит, что он вообще-то настоящий маг, умеющий метать громы и молнии (ну или что там еще), а мы двое так, погулять вышли.

Короче, пограничную крепость мы покинули быстро. На взгляд нашего возницы и Ассасина, даже слишком быстро. Они и пиво не допили в местной столовой.

– Ну вы, блин, даете, – только и смог сказать Артем, выслушав рассказ о моем чудесном исцелении. – Взяли мага в заложники, заперли в родной лаборатории и смылись, ножик прихватив?

– Ну, вообще-то не только его. – Алколит смущенно потупился и начал выкладывать из своих карманов прихватизированные вещи, объясняя, что есть что. – Шерсть оборотня, два клока… блин, три же было, наверно, выпал один. Склянка пустая, одна штука, а то надоело уже из деревянных кружек пить, пусть хоть эта мензурка вместо стакана побудет, и какие-то стрекозиные крылышки, из которых и был заварен тот чай, который заставил Виктора перестать убедительно притворяться умирающим лебедем.

Артем восхищенно присвистнул.

– Ты где этому научился? – спросил я Алколита. – С каких пор в наших медицинских вузах стали преподавать умение лазить по карманам?

– У врача должны быть ловкие руки, – пожал плечами Ярослав. – А уж у студента-медика, который на экзамены со шпорами ходит, тем более. Эй, Вик, ты чего делаешь?

Я не ответил. Был занят. Экспериментировал с пыльцой фей. Вернее, с их крыльями, очень похожими на аналогичные органы бабочек. Магическое зрение показало знакомую картину переплетения уже виденных оттенков. И теперь я занимался работой настоящего алхимика. Выделял эссенцию, то есть саму сущность вещества. Ведь чем, если не ей, мог быть тот раствор, оказавшийся простой водой, которую маг насытил энергиями света, добытыми из лежащего на моих ладонях реагента. А раз так, то и я ее получить должен. Просто обязан! Свет в отрезанном чем-то бритвенно-острым крыле, повинуясь моим усилиям, собирался в его центре. Насыщенную темной силой ауру, манипулирующую чуждой ей энергией, жгло, но, как это ни странно, неприятные ощущения даже помогали острее чувствовать процесс. Да и дискомфорт был вполне терпим. Наконец, собрав почти все больно жалящие крошки и капельки в одном месте, я поднапрягся и вырвал их из крыльев, оставив там одну только зелень. А потом перешел с магического зрения на обычное.

В воздухе над моей рукой трепетал маленький язычок пламе… Нет. Света. Чистого незамутненного света, смотреть на который был очень больно глазам. На сварку и то легче любоваться. И вырост ауры, которым он держался в воздухе, кстати, тоже меньше болеть не стал.

– Красиво, – выдохнул Аллисандр, с любопытством пялясь на это образование, а Алколит и Артем, для которых происходящее, впрочем, было не менее интересным, старательно отворачивались и косились на мое творение.

Но свет тускнел, причем довольно быстро. Я снова перешел на магическое зрение и с удивлением обнаружил, что его частицы расплываются в окружающей среде, оставляя за собой в воздухе вполне заметный, пусть и быстро рассасывающийся, след. По нему было легко проследить маршрут нашей телеги, которую все так же индифферентно тянула вперед по дороге меланхоличная коняга, чью кличку я так и не сподобился узнать.

– Что это? – спросил Артем.

– Магия, – несмотря на то, что мои успехи в прямом смысле слова пошли на ветер, впервые за последние несколько дней, отравленных ожиданием трансформации в оборотня, на душе было хорошо. Счастье… Как мало для тебя надо… И как много.

Погони за нами не было. То ли маг самостоятельно открыть заклиненную дверь не смог, а помогать ему никто не спешил, а то ли просто решил не связываться с тремя темными магами, да еще и немного припадочными вдобавок.

Глава 10

Дальше мы катились более или менее нормально. По ночам прилежно караулили, но никто так и не напал. То ли шерсть оборотня, которую разделили на несколько частей и выставляли на специальных шесточках вокруг лагеря, отпугивала хищников, то ли просто везло. Ехали не то чтобы по глухим местам, но в города и крупные поселения не заезжали. На всякий случай. Все равно провизию дешевле было самим добыть в лесу, не доведенном еще цивилизацией до состояния, когда есть в нем можно только то, что принес с собой в вакуумной упаковке. Ну, в крайнем случае, покупали еду у местных крестьян – хутора и деревеньки попадались все чаще и чаще. Один раз заплатили подорожный налог, когда банда в десяток конных, представившихся патрулем какого-то там герцога, повстречалась нам на дороге и потребовала денег. Так как просили относительно немного и было их больше, то пришлось раскошеливаться. После чего нам пожелали счастливого пути и обдали грязью из-под копыт.

– А всаднички-то увешаны какими-то амулетами, – поделился со мной наблюдениями Алколит.

– Угу, – согласился с ним я, успевший рассмотреть патруль не только обычным, но и магическим зрением. – У каждого есть как минимум одна вещь, обволакивающая его энергетическое тело какой-то пленкой то ли защитного, то ли маскировочного характера.

– Нет, – не согласился со мной медик. – Не камуфляж это. У большинства стихия огня использована была. А она светит как… в общем, заметна очень.

– Заканчивайте демагогию, – хмыкнул Артем. – Лучше подумайте, что делать будем, когда до цели нашего путешествия доберемся. Аллисандр узнает эти места, до места его постоянного проживания осталось дня два, не больше.

Дошагали за полтора. Охотник, которому порядком надоели дороги, выжимал из единственной имеющейся в наличии лошадиной силы все, что можно, мотивируя это тем, что в населенном пункте коняга в любом случае будет долго отдыхать. Три А соглашались, а животное даже если и хотело возразить, то делать этого явно не умело.

– Море, – зачарованно выдохнул Ассасин, когда мы наконец-то выбрались из лесов на обжитую, а значит, и расчищенную от слишком мешающей обзору растительности территорию. – Ты не говорил, что рядом с твоим родным городом есть такие красивые места.

Действительно, в паре десятков километров расстилалась водная гладь, конца ей с той небольшой возвышенности, по которой передвигалась телега, видно не было. С такого расстояния разглядеть волны, неумолимо набегающие на берег и тут же откатывающиеся обратно, даже не стоило пытаться, но я уверен, они были.

– Разве? – удивился охотник. – А мне кажется, говорил. Да если и нет, какая в общем-то разница?

– Не скажи, – глубокомысленно протянул Алколит. – Море – это без преувеличения пунктик стратегического значения в выборе места для жилья. Во-первых, рядом с ним никогда не будет голода, так как рыба в океане, считай, что бесконечна. Во-вторых, с него может прийти разная пакость вроде эпидемий, привезенных с того края света торговцами или в результате набега морских разбойников. Ну и в-третьих, по нему от крупных проблем, вроде чересчур активизировавшейся инквизиции или подступившей к городу сухопутной армии, можно удрать.

– А еще в нем можно просто поплавать и поплескаться, – хмыкнул Артем. – И это мне очень нравится, так как на Земле я ни разу на курорт так и не съездил. Аллисандр, а оно теплое? Зимой замерзает?

– Весной и осенью купаться не советую, а вот летом можно, – пожал плечами охотник. – А льда в заливе не бывает. Баронства все-таки расположены южнее империи и княжества.

– А это уже они начались? – уточнил я. – Тогда, я так понимаю, те всадники, которые собрали с нас подорожный налог пару дней назад, были слугами местного феодала?

– Соседского, – вздохнул лучник. – Здешнему нам еще предстоит заплатить за проход в город. Вы, кстати, уже решили, чего там будете делать? Условия нашей сделки я, можно сказать, уже выполнил и рассчитываю на обещанную плату. Конечно, в доме моего отца вы можете ненадолго остановиться, но… он у нас маленький.

– Держи монеты, – передал ему Ярослав золото, извлеченное из кошеля. – А можно приобрести здесь недвижимость? И еще, что у вас с законами насчет частного предпринимательства?

– Чего? – не понял охотник.

– Он спрашивает, можно ли купить какое-нибудь жилье и чем могут заняться три мага-недоучки в этом чудном месте. Как оно, кстати, называется-то?

– Колон. Лачугу какую-нибудь рядом с портом без проблем можно занять, договорившись с ее владельцем или просто выкинув его вон. Бедняки вряд ли смогут пожаловаться кому-то достаточно влиятельному, кто захочет связываться с вашей компанией. Что поприличнее ну, тут смотреть надо. А насчет работы для вас… не знаю. Я с колдунами, да еще темными, никогда до этого тесно не общался. Вот разве что в стражу виконта Солези, владельца всех окружающих земель, если хотите, могу помочь устроиться. Я пять лет на него работал. Платят немного, но еда, одежда, место в казарме и стрелы идут за счет нанимателя.

– Скромное какое-то имечко для города, – решил Ассасин. – А что это слово значит?

На это Аллисандр только развел руками.


При въезде в город произошло то, о чем нас давно предупреждал Тонахью. Сигнальные амулеты сработали. На нежить. Вернее, на нас. Стоило только нашей телеге приблизиться к арке небольших ворот, метра эдак два в высоту, как вроде бы каменная птица, выбитая над ними, шевельнулась, потом развернула громадный хвост, превышающий по объему туловище раз в пять, раззявила почему-то зубастую пасть и дико заорала. Звук был похож на скрежет напильника о радиатор батареи, только громче во много раз. Все замерли. И тут из глаз каменного павлина ударил луч белого света. Прямо в нас. Все три А, не исключая меня, дружно выругались и стали прятать глаза, которые жгло, как при прямом взгляде на солнце. Со стуком упала решетка, перегораживающая вход в город.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27