Владимир Кривонос.

Магнитное цунами



скачать книгу бесплатно

Пролог. Опоздавшее приглашение

В черном небе, усыпанном мириадами звезд, лежа на круглой спине, висел огромный голубой месяц. Серп, уже почти достигший четверти диска, освещал унылый пейзаж также ярко, как городские уличные фонари, создавая резкие тени от каждого камня, бугорка и взгорка. Затененная часть Земли не терялась в черноте космоса, а была вполне себе видна, показывая не совсем правильную форму шара. На этой темной половине виднелись многочисленные светящиеся цепочки, пересекающиеся и сливающиеся в яркие огоньки, местами напоминая очертания континентов. Конечно, каждый такой огонек – это не отдельный источник света, а сотни тысяч огней собранных вместе в густонаселенном городе. А цепочки – это растянувшиеся вдоль больших рек и океанских берегов крупнейшие конгломерации.

Николай любовался родной планетой, задрав голову. Это давалось ему с трудом из-за жесткого скафандра. К тому же шея быстро затекала. Но зрелище стоило того. Через несколько дней он вернется туда, в свой родной Красногорск. Видит ли он его сейчас?

Все же шея вконец устала. Да и на станцию возвращаться пора. Гулять по поверхности можно только ночью, пока солнце не успело нагреть твердый грунт до обжигающих температур. Оно конечно не страшно, защитные ботинки выдержат. Но ведь лучи нагревают и стенки скафандра. При долгом нахождении на поверхности не спасают даже многочисленные слои теплоизоляционного материала, хоть и задерживают большую часть тепла. Ко всему прочему солнце безжалостно слепит глаза. Но сейчас, вот уже пару земных суток как яркое светило закатилось за лунный горизонт, и наступила длинная лунная ночь.


Пройдя через шлюзовое отделение, Николай очутился в тесноватом коридорчике. «Предбаннике», как его называют обитатели станции. Здесь уже можно расстегнуть скафандр и вдохнуть полной грудью.

Кислородом станция обеспечивала себя сама. Для этой цели существовала огромная оранжерея с высаженными растениями, специально выведенными для лунных условий. Благодаря низкой гравитации растения охотно вытягивались вверх до самого арочного потолка и там под потолком простирали свои широкие листья. Обогащенный кислородом воздух отсасывался из оранжереи в жилые помещения, а взамен нагнетался из тех же помещений, наполненный углекислым газом. Растения сами для себя создавали и удобрения: отмершие листья перегнивали тут же в почве. Подкормку, правда, все равно приходилось делать. Для этого с каждым кораблем с Земли привозили порцию синтезированных удобрений.

В холле Николай увидел Маркуса, пожилого мужчину с аккуратненькой седой бородкой. Сколько ему точно лет, Николай не знал. Маркус не выглядел стариком, хоть его лицо и избороздили морщины. Волосы седые, длинные, растрепались по плечам. Но при этом фигура крепкая, мышцы рельефно выделяются на обтягивающем комбинезоне.

– Наши приборы зафиксировали крупную вспышку на солнце, – с легкой хрипотцой в голосе сказал Маркус.

– И что такого? – небрежно бросил Николай. – Эти вспышки не так уж и редки.

– Настораживают две вещи, – произнес Маркус. – Во-первых, сверхвысокая яркость вспышки.

Такой еще никогда в обозримом прошлом не наблюдалось. И второе – выброс направлен в сторону Земли.

– И что все это значит?

– Через день-два гигантская волна солнечного ветра, я бы даже сказал – солнечного цунами, достигнет нашей планеты. Каковы будут последствия, я не берусь сказать. Ведь такой мощности солнечных бурь мы еще не знали. Все предыдущие завершались более менее благополучно. Может и эта пройдет без эксцессов. Не знаю. Но мы должны предупредить Центр.

– А что же они, сами не видят?

– Вспышку должны были зафиксировать все космические станции. Понятно, что Центр отовсюду принимает информацию. Но, тем не менее, мы обязаны доложить о своих наблюдениях. Информация с автоматических аппаратов – не более чем информация. Конечно, компьютерные мозги Центра ее проанализируют и сделают соответствующие выводы. Но у нас – мозг настоящий. Пусть мы не с такой математической точностью сможем что-либо предсказать, но мы обладаем предчувствием, интуицией, чего не скажешь обо всех этих искусственных интеллектах, мать их за ногу.

– И что же подсказывает твоя интуиция, Маркус?

– А то, что все может накрыться медным тазом… Тебе, кстати, скоро возвращаться.

– Да, завтра вылетаю.

Понятие «завтра» здесь на Луне относительное. Оно относительно только к земным суткам, поскольку лунные длятся почти месяц. А на станции принято считать именно земные. Здесь можно наблюдать, как на черном небосклоне Земля делает полный оборот вокруг своей оси. Родная планета всегда видна, она никогда не заходит за линию горизонта. Лишь меняются ее фазы. Это солнце имеет особенность всходить и заходить. За то время, пока длиться лунный день, Земля успевает сделать 14 оборотов. И столько же за длинную лунную ночь.


Николай пробыл на станции шесть месяцев – обычная вахта, после которой полагается годовой перерыв. И теперь его ждал путь домой, на Землю. Завтра (по земным суткам) должен прилететь сменщик. А он, Николай, улетит прибывшим кораблем назад.

На станции их жило двое. Маркус – бессменный начальник станции, казался постоянным жителем здесь, чуть ли не коренным. Когда он прилетел сюда и собирался ли покинуть спутницу Земли, Николай не знал. Он часто задавал себе вопрос: почему Маркус так долго находится на Луне? Один раз Николай поинтересовался об этом у начальника.

– У меня длительный контракт, – объяснил Маркус.

– И когда же он заканчивается?

Маркус долго молчал.

– Не знаю.

– Неужели тебя не тянет вернуться?

– Тянет. Если бы ты знал, как порою я мечтаю вновь увидеть земные восходы и закаты. Но… За долгие годя я сжился со станцией. Здесь я сам себе хозяин. Она стала вторым домом для меня. А первый…

Маркус замолчал.

– У тебя есть кто-то на Земле? – осторожно спросил Николай. – Ну, там… жена, дети?

– С женой мы расстались давно. Неприятная история. Когда я узнал, что она несколько лет изменяла мне с одним типом, я не мог ей простить этого. Суд оказался на ее стороне при разводе. Оставил за ней дом. Запретил мне даже с дочкой видиться. Вот тогда я и махнул сюда. Думал, забуду… Нет, ту, что когда-то была моей женой, я вновь увидеть не хочу. А вот дочь… Сколько сейчас ей? Наверное, уже совсем взрослая. Она, скорее всего, и не помнит меня. И увидеть навряд ли захочет. Что ей там мать могла наговорить? В общем, не к кому мне возвращаться. И некуда.


Информацию о вспышке Маркус передал в Центр. Оттуда пришло вежливое «Спасибо».

Подходили к концу очередные земные сутки. Ближе к условному вечеру среди великого множества огоньков звезд одна из них становилась все ярче, увеличиваясь в размерах. Скоро звезда превратилась в летательный аппарат, называемый челноком. Он использовался для высадки на поверхность, а сам корабль, прибывший с Земли, оставался на орбите.

Челнок прилунился на посадочную площадку рядом с основным строением станции. Из открывшегося люка вылез неуклюжий скафандр и смешно запрыгал в сторону входа. Из предбанника донеслось пыхтение, и через минуту в холле появился Борис, давний приятель Николая.

– Здорово, дружище! – друзья обнялись.

– Как полет? – спросил Николай.

– Без приключений. Проголодался только.

– Тогда приглашаю всех на ужин, – произнес Маркус. – А потом займемся разгрузкой.

После ужина они втроем разгрузили челнок, стаскав грузовые контейнеры к дверям склада. Там каждый контейнер поместили в специальный лифт, который увез все в шлюзовое помещение для грузов, где полагалась санобработка ящиков и перемещение их на промежуточный склад. Позже Маркус и Борис разберут их, разнесут все по нужным полкам.

После разгрузки наступило время выхода на связь с Центром. Необходимо сообщить о готовности отправления Николая на Землю. Обычная процедура: отправить сообщение. Но… Маркус недоумевал: связь с сервером отсутствовала. В таких случаях полагалось переходить на голосовой радиоканал. Маркус несколько раз пытался вызвать Центр. Но тот молчал.

Такого еще никогда не происходило. Что же случилось? Почему Центр не отвечает?

Вернувшись в холл, Маркус обратился к Борису:

– Ты когда последний раз выходил на связь с Центром?

– Сразу после посадки. Сообщил, что сел благополучно. А что?

– Нет связи. Ни цифровой через сеть. Ни аналоговой.

– Может что-то с передающим оборудованием? – предположил Борис.

Николай тяжело взглянул на Маркуса, вспомнив недавний разговор о вспышке.

– Не результат ли это солнечной бури?

– Вот этого я и боюсь, – ответил Маркус.

– Как же я вылечу, не предупредив Центр? – спросил Николай.

– Придется без сообщения.

До вылета оставалось менее двух часов. Николай укладывал в чемоданчик личные вещи, предвкушая радостный путь домой.

Маркус еще несколько раз безуспешно пытался связаться с Землей. Но Земля молчала. Когда пошли последние полчаса до старта, Маркус вдруг обратился к Борису:

– Борис, я считаю, тебе нужно вернуться вместе с Николаем.

– Почему? – Борис недоуменно посмотрел на Маркуса.

– У меня плохое предчувствие. Если ты не улетишь сейчас, то можешь не улететь никогда.

– А как же вы?

– А что я? Мое место здесь, на станции. Управлюсь пока один. А если у вас все пройдет благополучно, то надеюсь, Центр отправит мне напарника.

– А если нет?

– Значит, судьба у меня: оставаться здесь одному, – Маркус горько усмехнулся.

Борис колебался. В отсутствии связи с Центром управление экспедицией переходило Маркусу – начальнику станции. Не подчиниться ему было нельзя. Но как оставить Маркуса здесь одного, отрезанного от Земли?

– Борис, – проговорил Николай. – Маркус прав. Ты должен лететь со мной. И чтобы там на Земле или около нее не произошло, мы обязательно вернемся сюда.

– Борис, это приказ, – отрезал все сомнения прибывшего напарника Маркус.

Борис молча кивнул в ответ. Вдруг он сорвался с места и исчез за дверью, ведущей к складским помещениям. Через пару минут вернулся с небольшой коробочкой в руках.

– Вот, – протянул он коробочку Маркусу. – Вам просили передать.

Маркус принял коробку. Но не стал ее разглядывать, положил на стол.

– Друзья мои, прошу поторапливайтесь. Время для старта уходит.

Они все втроем облачились в скафандры. Вышли со станции. Над головами висел чуть увеличившийся со вчерашнего дня голубой серп Земли. Николай и Борис забрались в люк челнока. Маркус помахал им рукой. Грунт беззвучно завибрировал под ногами. Судно оттолкнулось от поверхности и, набирая скорость, взмыло вверх. Оно направлялось к крошечной звездочке корабля, висящего на орбите. Там челноку предстояло пристыковаться. Астронавты перейдут на корабль, запустят двигатели и понесутся в сторону родного голубого шара, называемого Землей.

Маркус перевел взгляд на планету. Долго всматривался в нее. Что-то было не так сейчас. Он еще раз вгляделся в темную часть шара и вдруг понял: привычных огоньков, раскинутых по материкам Земли, не было видно! Не поверив своим глазам, он кинулся на станцию. Избавившись от скафандра, Маркус поспешил в обсерваторию. Сев за стол перед монитором, Маркус включил телескоп и направил его на Землю. Голубой шар на экране монитора значительно приблизился. Стали видны с детства знакомые очертания континентов. Но их поверхность казалась мертвой. Привычные россыпи огней напрочь отсутствовали. Все погрузилось в темноту ночи. Как будто кто-то взял и одним махом вырубил все электростанции мира.

Руки Маркуса задрожали. Его начала одолевать смутная догадка о том, что произошло.


Маркус вернулся в холл. Его взгляд упал на коробку, привезенную Борисом. Мужчина подошел к столу. Руки осторожно взяли коробку. Палец нажал на чуть заметную кнопочку. Крышка сама откинулась. В коробке оказалась электронная почтовая пластинка. На таких обычно отправляют открытки или письма, когда нет возможности передать поздравление или какую-либо информацию в онлайне.

Маркус осторожно вынул пластинку из коробки. Ткнул пальцем по сенсорной кнопке включения. Экран пластинки засветился. На фоне зеленых деревьев появилась девушка с очень знакомым лицом.

– Привет, пап! – девушка помахала рукой. Улыбка озарила ее лицо. – Ты, наверное, не ожидал от меня открытки. Я знаю, что ты до сих пор сердишься на маму. Но я ни тебя, ни маму не осуждаю. Долгое время я вообще не знала, где ты. Мне удалось раскопать информацию, что ты уже несколько лет работаешь на Луне. Я пыталась выяснить, когда ты возвращаешься на Землю. Но мне сказали, что в ближайшее время твое возвращение не планируется. Выйти на связь с тобой мне запретили, поскольку связываться по онлайну разрешено только родственникам, а мы с тобой по решению суда ими не являемся. У меня ожидается важное событие в жизни: я выхожу замуж. И очень хочу, чтобы ты появился на свадьбе. Единственный выход сообщить тебе об этом – это отправить открытку. Я не знаю, сможешь ты приехать на свадьбу или нет. Но я прошу тебя, приедь хоть когда-нибудь. Я очень хочу тебя увидеть. Я тебя люблю, папа.

Экран погас. Маркус мозолистой рукой провел по темной матовой поверхности. У края глаз блеснула слезинка. Она медленно поползла по бороздкам морщин. Он уже и не надеялся когда-либо увидеть Лизу, которой при расставании было всего восемь лет. Он не знал, что дочь его помнит, а главное – любит. В этот момент ему захотелось все бросить и умчаться отсюда. Улететь туда, где среди зелени земных деревьев его ждет единственная дочь. Такая родная и любимая. Но Маркус понимал, что этого теперь никогда не случится. Он понимал, что солнечная буря натворила каких-то неслыханных бед на Земле, отчего погасли все огни, пропала связь. Николай с Борисом скорее всего долетят и сумеют сесть. Но вот вылетит ли с Земли когда-нибудь новый корабль? В этом Маркус очень сомневался. Он все явственнее осознавал, что остался здесь среди бескрайней унылой пустыни навсегда. Без возможности даже поговорить хоть с кем-нибудь. Он молча стоял посреди небольшого холла. Руки держали тонкую пластинку с первым и последним посланием от дочери. А по морщинистому лицу катились слезы.

Часть первая

1. Странное утро

В предзакатных лучах ее волосы подкрасились в алый цвет. Артур глядел на Лизу влюбленными глазами, не смея оторвать взгляда. Они находились на крыше двухсотэтажного дома, откуда открывался обзор на их родной бескрайний город, купающийся в теплом летнем вечере.

– Ну, ладно. Уже пора, – произнесла девушка. – Завтра тебе на работу, а мне в колледж.

– Я жду не дождусь, когда нам не нужно будет каждый вечер прощаться, – сказал Артур. – Когда мы с тобой будем с нетерпением ждать наступления ночи, чтобы оставаться вместе до самого утра.

– И я жду с нетерпением, милый, – звонко прошептали губы девушки.

Они слились в объятьях друг друга, ласкаемые последними лучами солнца, заползающего за многочисленные крыши высотных зданий.

– Ну, все, – вырвалась из крепких рук Артура раскрасневшаяся Лиза. – Теперь уже точно пора. Там мама волнуется.

Парень с девушкой юркнули в крохотный люк, ведущий на чердак. Свет с улицы сюда почти не проникал, отчего влюбленная пара сразу окунулась в темноту. Низкий потолок заставлял нагибаться. От нагретой солнцем крыши царила духота, и пахло пылью, накопившейся здесь за несколько десятилетий, прошедших с того момента, когда этот чердак был построен. Впереди на полу высветился желтый четырехугольник второго люка, специально оставленного влюбленными открытым. Через него чердачное помещение худо-бедно освещалось, благодаря чему девушка и парень смогли пройти, ни за что не запнувшись. А запинаться было за что. Со всех сторон торчали непонятные конструкции, пролегали трубы, а на полу попадался какой-то хлам. Достигнув люка, Артур и Лиза спустились по стальным перекладинам приставленной лестницы на площадку перед лифтами. Лиза вызвала лифт. Двери отворились почти сразу. Очутившись в кабине, Артур и Лиза вновь слились в объятиях и не разъединялись, пока лифт не остановился на 126-м этаже. Здесь Лиза чмокнула Артура в щеку и выбежала из кабины. Махнула рукой на прощанье и скрылась за дверью квартиры.

Артур спустился на лифте еще на пару этажей и вышел на лестничную площадку. Здесь имелись широкие раздвижные двери, разъехавшиеся при приближении Артура. Молодой человек вошел в просторный вестибюль, где к одной из стен подходила огромная труба диаметром в два человеческих роста. У входа в вестибюль светился пульт вызова такси. Артур прикоснулся к сенсору. На табло загорелась красная пиктограмма в виде машины, означающая, что такси отправлено.

Ждать пришлось недолго. Минуты через три подкатил кар. Дверь сама откинулась. Это был двухместный электромобильчик – основная единица таксопарка. Управлялся электронной системой навигации. Артур указал пункт назначения. Дверь плавно опустилась, и машина, незаметно набирая скорость, понеслась по полупрозрачной трубе. За стенками трубы в наступивших уже сумерках мелькали многочисленные огоньки окон жилых домов, поднимающихся с земли, словно гигантские столбы. Труба пролегала на высоте около двухсот метров. Она повторяла все изгибы улицы, затерявшейся где-то далеко внизу. Навстречу проносились такие же кары, с желтыми, похожими на глаза питонов, фарами. Время от времени появлялись перекрестки. Здесь трубы, приходящие с разных сторон, соединялись. На таких перекрестках можно повернуть на другую улицу, а еще опуститься или подняться на другой уровень.

Артур не следил за маршрутом. От дома Лизы он добирался уже не первый раз. Да и смотреть особо не на что, кругом похожие друг на друга стены однообразных высоток. Молодой человек, прикрыв веки, подремывал, доверившись умному компьютеру.


Когда Артур доехал до своего дома, в городе совсем стемнело. С площадки станции он сразу перешел внутрь здания, оказавшись на лестничной площадке с лифтами. Ему нужно было спуститься всего на несколько этажей.

Как только Артур переступил порог квартиры, прихожая осветилась мягким молочным светом. Жил он один. Квартира имела всего одну, но достаточно просторную комнату. Из мебели у длинной стены имелся только широкий диван, да настенные часы в квадратной серебристой рамке, мерцающие зелеными цифрами.

Артур дважды хлопнул в ладоши. Посреди комнаты тут же образовался слегка голубоватый объемный экран. Изображение висело в воздухе как привидение, сквозь него можно свободно проходить, ни с чем не соприкасаясь. И вместе с тем удобно. Можно перемещаться по комнате, заниматься делами и смотреть. С какой стороны не глянешь: видишь полную картинку.

Заканчивался выпуск новостей. Диктор перешел к погоде.

– Продолжает наблюдаться повышенная солнечная активность. Высокий риск геомагнитных бурь сохраняется. Но спешу напомнить, что великолепная система защиты от компании «Геоэлектроникс» защитит наших граждан от любых последствий, так называемых, бурь. Хорошего всем настроения и доброй ночи!

Закрутилась красочная рекламная заставка систем защиты «Геоэлектроникс», сопровождаемая жизнеутверждающей музыкой. Систем, защищающих нашу Землю от опасных для людей и электроники всплесков солнечной активности.

Ладно, спать пора. Артур хлопнул в ладоши. Экран исчез, оставив пустое место посреди зала. Комната сразу погрузилась во тьму, чуть подсвеченную мерцающими зелеными цифрами настенных часов. И наступила тишина, в которой постепенно начали улавливаться чуть слышные монотонные звуки скрытых в стенах и в мебели различных приборов, призванных обеспечивать в квартире уют и комфорт.

Этой ночью Артуру не спалось. Невыносимая духота висела в комнате. С ней даже кондиционер не справлялся. Скинув пропитавшееся потом одеяло, Артур поднялся с дивана. Распахнул настежь все окна. Вышел на крохотный балкон, огражденный частой металлической решеткой на случай, чтобы, не дай бог, не свалиться. Со 114 этажа город внизу кажется совсем крохотным, словно нарисованным. По полупрозрачным трубам, извивающимся вдоль улиц несколькими рядами на разных уровнях, изредка проносятся светлячки машин.

Между двумя соседними домами виден кусок неба. На фоне тусклых от городских огней звезд переливается необычное сияние. Завораживающе колышется, меняя цвет от светло-голубого до зеленого. Такое, говорят, бывает в полярных широтах. Но чтобы здесь. Артур видел это впервые. «Может какое-то новое шоу придумали со световыми эффектами?» – подумалось молодому человеку.

На балконе было не свежее, чем в комнате. Воздух, казалось, потяжелел, замер в густой неподвижности. Не получив желаемого эффекта хоть немного остудиться, Артур вернулся в зал. Одеяло еще не просохло. Но надо спать, с утра на работу. Он вновь завалился на диван. Одеяло противно липло к телу. Не вытерпев этого мучения, молодой человек скинул одеяло на пол. Никак не мог улечься поудобней. То на один бок повернется, то на другой. Наконец он утих, и лишь мерное похрапывание раздавалось в ночной тишине.

Проснулся Артур от яркого света, заливавшего золотом комнату, а не от привычного будильника. Странно, неужели он не прозвенел? Или еще слишком рано? Молодой человек глянул в сторону настенного табло с часами. Табло безжизненно темнело, не показывая ничего.

Лицо Артура вытянулось от недоумения. Он тут же подпрыгнул с постели. Хлопнул два раза в ладоши, ожидая увидеть экран. Но… ничего не появилось. Черт, что же произошло?

Парень рванул в ванную. Дотронулся до кнопки пуска воды. Из крана ничего не льется. Холодок пробежал по спине Артура. Он ощутил, как волосы неприятно зашевелились. Из ванной поспешил на кухню. Посреди стола стеклянный кувшин до краев наполнен водой. По старой привычке Артур всегда держит воду в кувшине. Наливает из крана и дает ей отстояться. Отхлебнув пару глотков, Артур налил воду в кофе-аппарат. Тыкнул пальцем в сенсорную кнопку включения. Никакой реакции. «Да что же это такое?!» – парень в растерянности обвел взглядом кухню и с тихим ужасом заметил, что все вокруг словно вымерло. Ни одного звука. Ни слабого гудения холодильника, ни шума за решеткой кондиционера, ни одна лампочка, ни один экран на расставленной вдоль стен технике не светятся. На всякий случай Артур щелкнул выключателем освещения. Светильники никак не отреагировали на его старания. Плита стоит мертвая с потухшим дисплеем. Завтрак не приготовишь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5