Владимир Крышталёв.

Завещание из космоса



скачать книгу бесплатно

– А в других странах?

– Конечно. В Америке мне пригодился английский и испанский, в Африке – английский и французский, в Европе – все понемногу.

"Красиво жить не запретишь", – с тоской подумал Стас. Сам он еще ни разу не ездил за границу. А "инопланетянка", возможно, в самом деле где-нибудь путешествовала.

Или даже родилась там.

А что, мысль! Внешность у нее действительно необычная. И тогда бесполезно проверять ее английский: она вполне может разговаривать без акцента сразу на двух языках.

Это многое объясняло. Даже инопланетные истории приобретали особый смысл. Человек, выросший где-нибудь в Америке, а потом приехавший сюда, действительно почувствует себя инопланетянином. Тут уж останется домыслить лишь самую малость.

Между тем девушка стала задумчивой. Она слегка покачивала чашку, наблюдая за коричневым напитком.

– Растворимый, – заметил Стас. – Можешь даже не сомневаться.

Его собеседница улыбнулась уголком рта:

– Знаешь, как долго тянется время, когда ты совсем один? Несколько месяцев… почти полный земной год… я сойду с ума…

В ее голосе Стасу почудилась непритворная тоска. Но уже через пару секунд Аня выпрямилась и мотнула головой:

– О чем мы говорили?

– О языках, – механически напомнил Стас.

Ее вспышка искренности – или это был очередной ход в игре? – опять заставила его сомневаться. Все может оказаться не столь простым, как он себе успел вообразить. Незнакомка хранила какую-то тайну. Целый вечер Стас пытался вызвать ее на откровенный разговор, но она лишь отшучивалась. Ее улыбка, ее тон – все как бы подчеркивало несерьезность рассказанной истории.

А может, никакой тайны нет, и девушка – в самом деле с другой планеты?

"Или она сумасшедшая", – с нарочитой грубостью закончил мысленный перебор вариантов Стас.

Однако последнему варианту сопротивлялась вся его душа. Если "инопланетянка" безумна, это на редкость странное безумие. Стасу попадались ненормальные, и он всегда различал их если не с первой, то со второй или с третьей фразы. Они были грубее, менее образованы, одержимы невероятными идеями – даже если выглядели обычными людьми. Их глаза никогда не улыбались.

Аня же обладает чувством юмора, легко поддерживает нормальный разговор… и, в конце концов, она просто красива!

– Когда ты улетаешь? – спросил он.

Девушка, собиравшаяся продолжить беседу, запнулась. Темные глаза посмотрели на Стаса с пристальным вниманием.

– Сегодня, – ответила она, на сей раз без тени улыбки. – Все уже готово, топлива хватит с избытком. Я и так задержалась на десяток дней дольше.

В ее взгляде, и в самом ответе сквозило что-то интимное, волнующее. Стас ощутил, как снова перехватывает дыхание.

– Потому что не хочешь вновь остаться в одиночестве? Ты специально искала что-то вроде нашей вечеринки, чтобы в последний раз побыть среди людей?

Его собеседница отпила из чашки. Стас автоматически повторил движение.

Кофе успел немного остыть, его вкус оставлял желать лучшего.

Аня, однако, не обращала на это внимания.

– Мне лучше уйти, – произнесла она, отставила чашку с недопитым кофе и встала. – Спасибо за вечер, Стас.

– Подожди! – он тоже вскочил. Надо же, еще минуту назад ничто не предвещало катастрофы. – Я сказал лишнее? Прости, не хотел тебя обидеть. Беру свои слова обратно – любые, которые тебе не понравились.

– Дело не в словах, – отозвалась девушка. Она выглядела одновременно и расстроенной, и решительной. – Я совершила глупую ошибку. Прости меня, пожалуйста.

Они вышли на улицу вместе. Машин, равно как и людей, не было. Цепочка желтоватых фонарей тянулась вдоль домов, но свет с трудом проникал под сень роскошных каштанов.

Девушка зашагала по тротуару. Стас поравнялся с ней, не пытаясь остановить или хотя бы узнать причины бегства. Его охватило возбуждение – почти радостное, несмотря на очевидный разлад отношений.

Молчание длилось недолго.

– Ты зря мне поверил, Стас, – произнесла Аня, глядя перед собой. – Теперь поздно что-то менять, но я не могу…

– Не нужно оправдываться, – сказал он. – Это ведь была моя ошибка.

– Нет. Я допустила, чтобы все зашло слишком далеко. Извини.

По мнению Стаса, едва ли что-нибудь зашло слишком далеко. Они сидели в мирной обстановке за кофе, на свежем воздухе, беседовали на отвлеченные темы. Веяло приятной летней прохладой, над головой мерцали полночные звезды. И тут, как гром среди…

"А вдруг именно кофе подействовал на нее так? – терялся в догадках Стас. – Инопланетная биохимия может отличаться, реакции на местную пищу и напитки непредсказуемы".

Он чуть заметно улыбнулся собственным мыслям. Биохимия? Из крупного трехтомника, прочитанного по этому предмету, помнился только C3 и C4 фотосинтез, а остальное давно погреб под собой разнообразный информационный хлам. Иначе говоря, с тем же успехом Стас мог бы рассуждать о влиянии эффекта Ярковского на орбиты астероидов.

– Не совсем понимаю, о чем ты говоришь, – признался он вслух, – но для тебя это, кажется, очень важно.

Девушка не ответила. Они прошагали еще сотню метров.

"Или все-таки безумие? Резкая, немотивированная смена настроений. Может, с тем парнем, который рвался в кухню, у нее было нечто похожее?"

Предположение хранило в себе крупицу здравого смысла, однако Стасу оно показалось отвратительным. Пусть лучше сумасшедшим окажется мир, а не собеседница. Пусть где-то в галактике существуют другие планеты, пусть там живут люди, отличающиеся от европейцев меньше, чем жители Китая. Почему это должно быть невозможным?!

"Невероятным, – поправил себя Стас. – Всего лишь невероятным".

– Мы поссорились?

– Что? – Аня вынырнула из задумчивости. – О, нет, конечно нет. Я просто… Понимаешь, Стас, есть вещи, которые я не имею права делать.

– Например, рассказывать варварам о существовании других цивилизаций?

Наконец-то она снова улыбнулась.

– А что мой рассказ добавил бы к тому, что уже есть в вашей культуре?

– Ты имеешь в виду, к фантазиям по поводу инопланетян? – Стас пожал плечами. – Например, определенность. Одно дело – догадки и предположения, совсем другое – реальные свидетельства.

– Ты же выслушал мое "реальное свидетельство".

Прозвучала ли в ее голосе укоризна? Нет, наверное почудилось.

– Но ты ведь не рассчитывала, что я поверю.

– Тогда мне было все равно.

– А что изменилось?

Несколько секунд Аня смотрела под ноги, хотя асфальт оставался ровным и не требовал к себе особого внимания. Потом остановилась.

– Мы с тобой… – она заглянула в его глаза, словно пытаясь отыскать там нужные фразы. Ничего не найдя, вздохнула. – Давай оставим все, как есть.

"А все так хорошо начиналось", – подумал Стас, чувствуя, как испаряется энтузиазм.

– Если ты этого хочешь… Но у меня есть просьба. Я хочу проводить тебя. На наших улицах не всегда безопасно ночью.

Аня слегка склонила голову. Возможно, она ничего не подразумевала под этим движением, но Стас принял его как знак согласия. И когда девушка направилась дальше, молча пристроился рядом.

Прошло не меньше часа, прежде чем они очутились на берегу реки.

Дома и дороги остались поодаль. Здесь царила тишина, нарушаемая лишь случайным всплеском. Узенькая рыбацкая тропинка петляла, то выводя к берегу, то снова углубляясь в заросли.

Стас держался позади спутницы и хранил молчание, хотя странный маршрут вызывал у него смесь нарастающего беспокойства и любопытства. Почему они свернули сюда? Впереди явно нет ни одного дома, местность безлюдная. Если нарваться на шайку босяков, то помощи ждать неоткуда.

С другой стороны, Аня может в любой миг остановиться, повернуться к нему лицом, обвить руки вокруг шеи…

"Ради этого не стоило переть в такую даль", – оборвал себя Стас.

Он всматривался в темноту под деревьями, но почти ничего не различал.

Его проводница шагала уверенно. В свете звезд платье казалось очень темным, а загорелая кожа плеч и ног – лишь немного светлее. Время от времени Стас ловил себя на том, что с удовольствием блуждает взглядом по фигуре девушки. В такие мгновения он забывал о беспокойстве.

– Здесь мы расстанемся, – вдруг заявила Аня.

– Что? – Стас едва не налетел на спутницу.

Впереди была небольшая полянка, посреди которой высилась ржавая цистерна. Во всяком случае, так показалось Стасу с первого взгляда.

– Мы пришли, – объяснила девушка, положив руку ему на плечо. Жест был нежным, но и настойчивым: он как будто требовал оставаться на месте. – Спасибо за твою заботу.

– Что ты собираешься делать?

– Отправлюсь домой.

– На этом? – Стас с сомнением осмотрел цистерну.

Даже в темноте было заметно, что огромную металлическую емкость бросили здесь давным-давно. Возможно, еще до Перестройки. Цистерна вросла в землю и сделалась частью пейзажа – почти естественной. Если бы Стас гулял здесь сам, то не обратил бы на нее внимания. Мало ли какой мусор увидишь на "диком" берегу.

Неужели Аня продолжает его разыгрывать? Или она в самом деле считает это космическим кораблем?

– Корабль уже около пятидесяти часов движется к району встречи, – сказала девушка, словно отвечая на его мысли. – Он гораздо больше.

Большая-пребольшая ржавая цистерна? Не удержавшись, Стас хмыкнул, но потом сделал вид, что у него просто запершило горло.

Аня еще несколько секунд смотрела в его глаза.

– Прощай, Стас, – проронила она наконец. – Мне очень жаль, что мы родились в разных мирах.

И тут очертания цистерны поплыли. Старый искореженный кусок металла на глазах у Стаса превращался в нечто совершенно иное. Формы менялись лишь чуть-чуть, однако эффект этих изменений был колоссальным. На месте никому не нужного хлама очень скоро прорисовался обтекаемый корпус, отполированный до зеркального блеска.

Пораженный увиденным, Стас не сразу осознал, что девушка направилась к аппарату. Открылся и закрылся просвет в корпусе. Блестящая машина дрогнула, неспешно оторвалась от земли, проплыла по воздуху в сторону реки, а затем, стремительно набирая скорость, растворилась в ночном небе.

Глава 2: Ловушка для простаков

На следующий день Стас проснулся в своей кровати, испытывая жуткие симптомы похмелья. Пока он лежал ровно и смотрел в потолок, эти самые симптомы не очень давали о себе знать, но стоило приподняться – и омерзительное состояние накатывало во всей красе.

Очевидно, вчера он напился вдрызг. Причем, судя по гадкому привкусу во рту, еще и курил. Возвращения домой память не сберегла, хотя Стас долго пытался восстановить хоть что-нибудь. Интересно, как это он добрался через весь город глухой ночью? На такси, что ли?

Тем не менее, он хорошо помнил расставание с девушкой, удивительный летающий аппарат, а также собственный шок. Еще бы! За весь вечер ему ни разу не пришло в голову поверить незнакомке всем сердцем! Он просто не смог поверить!

"Ну да, мы ведь такие умные, – иронизировал Стас, – все знаем. Инопланетяне должны быть маленькими и зелеными".

Он сел. Нахлынуло отвращение к себе и к миру. Самое время читать Сартра.

Комната еще хранила следы вчерашней пьянки. По большой дуге обойдя пустую бутылку из-под водки, Стас добрался до туалета.

Аня говорила правду. Она в самом деле прилетела с далеких звезд.

А теперь снова улетела. Навсегда.

Из бачка, крышка которого давно потерялась, Стас побрызгал себе в лицо. Теплая, пахнущая хлоркой вода стекла по лбу и щекам, но не принесла свежести.

"Мне очень жаль, что мы родились в разных мирах".

– Я мог бы улететь с ней, – произнес Стас, обращаясь к бачку. – У меня была возможность познакомиться с другой цивилизацией. А я эту возможность прошляпил.

Однако мысль о другой цивилизации – возможно, высокоразвитой – казалась слишком абстрактной. Куда чаще Стас думал об умных глазах, о красивых чертах лица, о коротко остриженных черных волосах. Он вспоминал, как они сидели в кафе, и Аня рассматривала свою чашку; вспоминал о происшествии с пивом, поход через ночной город. Собственные подозрения казались теперь бредовыми и смешными. Разве незнакомка хоть в чем-то походила на сумасшедшую?

– Когда знаешь, что происходит, многие вещи очевидны, – философски заметил Стас, недовольный поднявшейся волной самокритики.

Почему он не удержал Аню? На что надеялся?

Сделав над собой усилие, Стас перебрался в ванную и принял холодный душ. Это помогло мало: находиться в вертикальном положении было по-прежнему тяжело. Отвращение к миру, правда, отчасти улеглось.

– Зачем я так напился? – спросил Стас у своего отражения в зеркале.

Отражение умудрилось сохранить свеженький вид – да и вообще, видимо, чувствовало себя гораздо лучше, чем оригинал. Оставалось ему только позавидовать.

Тихий и солнечный августовский полдень уступил вечеру, когда Стас нашел в себе силы выйти на улицу. По дороге к остановке купил пакет яблочного сока, неторопливо выпил. Нормальное самочувствие восстанавливалось, хотя на еду и спиртные напитки смотреть все еще не хотелось.

Можно было вернуться домой и отлеживаться дальше, но Стаса переполняло желание действовать. На маршрутке, а затем пешком он добрался до вчерашнего кафе. При свете дня небольшая улочка потеряла часть своего шарма, снующие туда-сюда машины придавали ей обыденный вид, и даже не верилось, что вчера Стас шел здесь рука об руку с девушкой из другого мира.

Столики в кафе были по большей части заняты, но Стаса это не волновало. Он просто надеялся восстановить по памяти весь вчерашний путь, так как не был уверен, что найдет нужное место на берегу сразу.

Пару раз он сворачивал не туда, но замечал ошибку и возвращался. Дневной город выглядел по-другому, что дезориентировало. Иногда Стас останавливался на перекрестках, закрывал глаза и пытался представить окружающие его дома в свете уличных фонарей и рекламных вывесок. Трюк срабатывал с переменным успехом, но, так или иначе, дальнейший маршрут всплывал в памяти, и Стас торопился дальше. Лишь однажды он отвлекся, чтобы купить еще сока.

Улицы становились все более шумными: начинался час пик. Однако через какое-то время Стас покинул оживленные районы, прошагал между последними многоэтажками и выбрался на пустырь. Впереди виднелась река.

Тропинка нашлась сама собой. Теперь Стас двигался медленно, припоминая мельчайшие детали и стараясь не пропустить ту полянку, на которой увидел вчера летательный аппарат. Под ногами стрекотали кузнечики, с воды дул приятный бриз, солнце клонилось к закату. Несмотря на хорошую погоду и сравнительную близость жилых домов, берег пустовал. Лишь вытоптанная трава и редкие следы костров указывали на то, что здесь бывают люди.

Место, где на фоне звездного неба возвышалась "цистерна", Стас узнал сразу. Тропинка шла по краю поляны, а затем резко сворачивала к реке. По другую сторону, за поляной, расположился небольшой песчаный холм, на котором росла одинокая акация. В общих чертах рисунок хорошо совпадал с той картинкой, что отпечаталась в мозгу Стаса, хотя при дневном освещении предметы казались ниже, а цвета и тысячи мелких деталей сбивали с толку.

– Значит, вот тут стоял космический корабль, – пробормотал Стас.

Это бесхитростное признание сработало удивительным образом. С самого момента пробуждения Стас то и дело возвращался мыслями к произошедшему, но только сейчас он по-настоящему осознал: другие цивилизации действительно существуют. Межзвездные путешествия возможны.

Навалилась слабость. Стас присел на траву и посмотрел в пронзительно-голубую высь.

Аня не вернется. Она ворвалась в его жизнь всего на один день, чтобы увлечь собой и несбыточными мечтами. А что теперь?

Возможно, вернувшись домой, Аня расскажет о населенной планете в отдаленном секторе галактики. Если любопытство присуще людям ее цивилизации, сюда, может быть, отправят экспедицию. Землян будут изучать – скорее всего, негласно. Потом инопланетяне объявятся, установят что-то вроде дипломатических отношений, откроют секреты путешествий быстрее света, и Земля войдет в галактическое содружество.

Логично?

Это еще как посмотреть…

Все зависит от намерений инопланетян, от их интересов и моральных норм, от экономической и политической целесообразности. Имеет ли смысл устанавливать контакт с неразвитой цивилизацией, до которой нужно добираться целый год? Ну, изучать – это еще куда ни шло, но вот открывать себя?.. приглашать в воображаемое галактическое содружество?..

Однако даже в идеальном случае соотечественники Ани высадятся на Земле лишь через много лет, поскольку научные экспедиции не составляются впопыхах. А до межзвездных путешествий Стас вряд ли вообще доживет.

Что же остается?

– Жить, – ответил Стас сам себе, поднимаясь. – Просто жить.

Он исследовал полянку и в нескольких местах обнаружил вмятины. Земля продавилась под чем-то тяжелым, однако трава не успела пожелтеть. Это означало, что корабль находился здесь совсем недолго.

Стас кивнул, продолжая монолог:

– Все правильно, она ведь путешествовала. За несколько месяцев изъездила полмира. Пять языков…

Но почему их встреча произошла именно в последний день перед ее отлетом? Насмешка судьбы?

Устав от своих исследований, Стас взобрался на холм, устроился под акацией и до глубокой ночи наблюдал за небом.

***

Прошла неделя, затем другая, третья. Солнечный август сменился дождливым сентябрем. Люди с зонтиками прыгали через лужи и торопились к замызганным маршруткам. Серые тучи навевали тоску.

Стас продолжал сочинять статьи, но делал это без энтузиазма, по привычке. Зато полянку на берегу он посещал едва ли не каждый день. Его тянуло туда, словно магнитом. Стас понимал, что ведет себя неразумно, что инопланетянка не прилетит назад, – и все-таки не выдерживал, бросал текст на середине слова, спешил к месту их расставания. А убедившись, что там все осталось без изменений, часами бродил по улицам и вглядывался украдкой в лица прохожих.

"Так сходят с ума, – увещевал себя он. – Этим нужно переболеть. Все пройдет, и жизнь снова наладится".

Но голос рассудка звучал впустую. Жизнь никогда не наладится. В тридцать лет он так и не нашел своего места в мире. Упустил все шансы – вплоть до последнего. Он неудачник, самый обыкновенный неудачник.

Наступил октябрь. Дожди прекратились, однако хмурые тучи продолжали тянуться бесконечной чередой, а промозглый ветер выдувал из-под куртки тепло. Листья исподволь желтели и облетали, хотя значительная часть все еще оставалась зеленой. Лишь изредка проглядывал кусочек неба – глубокого, манящего.

В один из таких холодных осенних дней Стас отправился к месту, успевшему стать любимым. Он вряд ли мог внятно объяснить причину своих регулярных паломничеств. Даже если допустить, что девушка вернется, – с какой вероятностью она посадит корабль именно здесь? Разве мало на свете удобных площадок для приземления?

Погруженный в себя, он вышел к знакомой поляне. И застыл, испытав то ли удивление, то ли испуг.

Большая ржавая цистерна лежала на боку, закрывая собой холм и часть одинокой акации. Казалось, она покоится здесь очень давно: нижняя часть успела врасти в землю, а в щелях и выемках образовался слой почвы, удерживающий высохшие стебельки травы. Людей поблизости не было, только ветер шелестел листвой.

Стас потер глаза. Не может быть!

Он собрался подойти к цистерне и попробовать ее на ощупь, но не успел. Его остановил хруст ветки, а затем отчетливый звук шагов. Кто-то, еще невидимый из-за стены плотного кустарника, шел прямо сюда.

Времени на размышления не оставалось. Стас шмыгнул в густую поросль акации, по пути оцарапав лоб и тыльную сторону правой ладони. Затем, присев, нашел удобный просвет и стал наблюдать.

Здесь бывали и рыбаки, и отдыхающие – за долгие недели посещений Стас успел в этом убедиться. Он не прятался от них в кусты.

Но тогда на полянке не возвышалась эта штуковина.

Аня могла вернуться. Только зачем? Ради него, Стаса?

Тут рассуждения прекратились, потому что в поле зрения попал незнакомец.

Это был рослый парень, одетый в мешковатые штаны серого цвета и коричневый свитер. Он брел к цистерне, что-то бормоча под нос. Легкая одежда, очевидно, не очень спасала от холода: парень сутулился и вздрагивал, когда налетал очередной порыв ветра.

Случайный прохожий? Или еще один инопланетянин?

Здесь, вблизи от воды, тянуло сыростью, и Стас успел основательно продрогнуть, однако теперь он ощутил прокатившуюся по телу волну тепла. Сердце заработало в ускоренном ритме.

Из рассказа Ани следовало, что о других инопланетных кораблях в околосолнечном пространстве она не знала. Иначе с чего бы ей все свое время посвящать землянам? Чужие корабли могли означать либо соотечественников Ани (и тогда она попросила бы их помощи), либо неизвестную высокоразвитую цивилизацию. Последнее вело к постановке целой уймы вопросов, так что Стас без сожаления отбросил идею: слишком сложно.

У себя на борту девушка была одна. Значит, этот парень все-таки с другого корабля.

Если, конечно, инопланетяне не умеют произвольно изменять пол…

Стас попытался себе представить, что парень в коричневом свитере и девушка, с которой он провел незабываемый вечер, – одно лицо. Ужас!

Другие объяснения?

Аня приземлялась еще раз, и кто-то из местных захватил ее корабль.

Бред. Как можно управлять техникой, если не способен прочитать даже буквы чужого алфавита?

А может, этот парень – именно кто-то из ее соотечественников? И Аня не знала о его присутствии потому, что он так хотел?

Зачем?

Незнакомец преодолел половину расстояния, отделявшего его от цистерны. Он шагал неторопливо, всем своим видом выказывая мрачное расположение духа. Возможно, ему просто не нравилась сегодняшняя погода – унылая и по-зимнему серая.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное