Владимир Жуков.

Мандат лицедея. Часть первая



скачать книгу бесплатно


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


1. Ночь надежд и тревог


1


Глубокой сентябрьской ночью Марка Ярыгу разбудил мелодичный звук мобильного телефона. Сквозь дрему с запоздалым сожалением он посетовал, что не удосужился отключить аппарат, чтобы никто не беспокоил. Протянул руку к тумбочке и взял телефон. На высветившемся табло увидел номер абонента и зафиксированное время 2.17 Звонила супруга депутата парламента Рудь Лада Аркадьевна. «Что ей надо, ведь прежде довольно редко беспокоила?» – подумал он, нехотя, нажал на кнопку приема вызова и полусонным голосом отозвался:

– Слушаю.

– Марк Исаевич, извините за столь поздний звонок, – услышал он тревожный женский голос. – Будьте добры, подскажите, где Родик, что с ним? Я места себе не нахожу. Он до сего времени не возвратился домой. В офисе и на даче его тоже нет, и по мобильнику не отвечает. Посылала кучу SMS, как в бездну, ни ответа, ни привета. Обычно, если задерживался, то предупреждал, чтобы не волновалась. Время сейчас опасное, то одного, то другого банкира или бизнесмена бандиты отправляют на тот свет. Господи, сохрани Родика.

– Лада Аркадьевна, не впадайте в панику, все обойдется

– Не могу уснуть, сердце щемит. Что-то произошло?

– Я не в курсе, – ответил Ярыга.– Не знаю, где носит.

– Вы же его помощник, правая рука, должны знать о планах и действиях своего шефа, – упрекнула женщина

– Помощник – не телохранитель, не нянька, чтобы постоянно находиться рядом, охранять и горшки за ним выносить, – возразил он. – У Родиона Карловича могут быть личные тайны. Мы расстались в офисе в шесть часов вечера. Он изучал документы на предстоящую сессию. Привалило ему забот с этим депутатством и все на общественных началах, как при социализме. Не было забот, купила баба порося. Так и здесь, та же ситуация. Только от хрюшки можно избавиться с помощью ножа и на стол жаркое, фаршированное яблоками. С депутатским мандатом жалко расставаться, потому, как он гарантирует привилегии и блага. Власть без боя никто не уступает. Цепляются за нее из последних сил.

– А его секретарь-референт Алена, тоже оставалась в офисе?

– Конечно, она же работает на компьютере, привязана к нему, как овца. Вдруг срочно потребуется шефу, что-то набрать, отсканировать или распечатать текст,– пояснил Марк Исаевич. – Она – девушка очень исполнительная, дисциплинированная, дорожит своим местом. Строго соблюдает режим, пока начальник на работе, она должна оставаться под рукой. В любой момент может потребоваться ее помощь.

– Вы меня, не держите за наивную простушку. Мне давно понятно, для каких целей депутаты и чиновники держат при себе смазливых девиц, – вздохнула Рудь и попросила. – Вы мне дайте номер ее квартирного или мобильного телефонов. Позвоню, узнаю насчет Родика. Может они развлекаются, а я, как последняя овца, не нахожу себе места. Еще раз застану вдвоем и подаю на развод.

Мне надоели его ссылки на огромную занятость и неотложные деловые встречи.

Доложили, что он вместе этой смазливой пигалицей отдыхал сначала в санаториях «Ай-Даниль», «Россия», а затем, чтобы их интимные отношения не слишком бросались в глаза, в санатории «Форос». Понятно, для каких целей мужчины среднего возраста обзаводятся красавицами, избавленными от комплексов и предрассудков…

– Ничто человеческое и, особенно, приятное, нам не чуждо, – с иронией ответил Ярыга, понимая, что отстаивать репутацию шефа бесполезно

– А где же вы сами в это время находились, ведь большинство депутатов отдыхали с семьями, женами, детьми, внуками?

– Где, где находилась? – с обидой повторила женщина.

– В Трускавце находилась и минеральной водой «Нафтуся» лечилась. Разве вам Родион ничего не говорил?

– Не возникало об этом разговора.

– Вот видите, какие вы верные и заботливые мужья. С глаз долой, из сердца – вон! – упрекнула Рудь. – Едва жена за порог, а он ей сразу замену. Вы хоть со своей Эльвирой ладите?

– Стараюсь по мелочам и пустякам не ссориться, но она своим пещерным храпом всю жизнь отравляет, – пожаловался он.

– Ну, это не беда, главное, чтобы не потела.

– Я однажды посоветовал ей перейти на диету, чтобы похудела и, соразмерно весу уменьшился бы и храп, так она мне заявила, что от толстой и жирной жены две пользы.

– Это же какие, интересно узнать?

– Зимой много тепла, а летом – много тени.

– Оригинальный, мудрый ответ. С удовольствием бы рассмеялась, но мне сейчас не до смеха. Может Родион сейчас нежится в чужих объятиях, а я места себе не нахожу?

– Лада Аркадьевна, не рвите сердце. Это типичная ситуация и ее надо принимать, как должное, в порядке вещей. На Западе давно с этим смирились и не делают из банальных историй трагедию. К сожалению, номеров телефонов Алены у меня нет, потому, как не испытываю к ней симпатий,– решил он не сдавать пассию шефа.

– Как это нет? Покрываете, защищаете Родиона,– упрекнула женщина. – Вы, что же с Аленой не общаетесь, не ведете телефонных разговоров? Она же ваша сотрудница?

– Веду, но по телефону, что в офисе, а в свободное от работы время ее не беспокою, пусть отдыхает и занимается личными делами.

– Не нравятся мне отношения Родика с этой кралей,– призналась Рудь.– Уговори, чтобы он смазливую Алену уволил, а принял тихую женщину в летах, чтобы не возникало соблазнов.

– Хотя я и сам от нее не в восторге, но Алена Черных – хорошая работница, приветливая, аккуратная, незаменимая.

– Незаменимых людей не бывает, – возразила Рудь. – Чует мое сердце, что он наломает с нею дров этими тайными неформальными отношениями. Она с кем-нибудь ребеночка нагуляет и подставит моего мужа. Скандал закатит, слезу пустит, а он у меня такой валух, что согласится кормить чужое дитя. Нынешние девицы, наглые и ушлые, на любые аферы способны. Сломает она ему карьеру и жизнь. Родик очень внушаемый и заботливый, чужую боль близко к сердцу принимает.

– Лада Аркадьевна, я бы охотно исполнил вашу просьбу, но мои функции на личную жизнь шефа не распространяются. Поймите мне не с руки ссориться с тем, кто кормит, продвигает к власти. Я – мелкая сошка, в офисе парадом командуют другие.

– Марк Исаевич, вы же его правая рука и при желании можете повлиять, а я в долгу не останусь.

– Правая рука, но по политическим, депутатским делам, а не по интимным. Это заповедная зона и мне туда доступ закрыт, да и зачем мне лишняя головная боль. С Родионом Карловичем мы договорились встретиться завтра, то есть, уже сегодня утром в офисе, в восемь часов. А вы понапрасну не волнуйте, такая незавидная участь у депутата. Он себе не принадлежит, так как является слугой народа.

– Ох, Марк Исаевич, не смешите меня, хотя какой может быть смех, когда на душе кошки скребут. Шибко вы о народе думаете, потому ему трудно, несладко живется в этой разворованной державе. Лучше бы вы не мешали людям жить, не создавали своими абсурдными и глупыми решениями дополнительные трудности и проблемы.

– Не всем плохо живется, поэтому бедные пусть учатся у богатых добывать деньги. У нас на первом плане общественная деятельность, благотворительность, меценатство.

– Знаю, какие вы деятели и меценаты. Будь добр, подскажи мне номер мобильного телефона вашего главного начальника, спикера Остапа Петровича Гаманца, его замов, а лучше сами ему позвоните,– попросила она.

– Лада Аркадьевна, да вы в своем уме? – возразил Ярыга. – Кто я такой? Мелкая сошка, обычный гражданин, каких тысячи, чтобы беспокоить такую важную персону, птицу большого полета. В любой момент может, аукнется, вылезти боком.

Откровенно говоря, мне неизвестны ни служебный, ни мобильный, а тем более, квартирный телефоны спикера. У него правительственная спецсвязь, прямая линия с президентом, спикером Верховной Рады, премьер-министром и другими высокими чинами. Если бы я даже и знал хоть один из телефонов, то, взглянув на данные определителя, Гаманец вряд ли станет со мной говорить. Он сейчас, наверняка, дает в постели такого храпака, что стены дрожат.

У крымских депутатов таких, как я помощников, хоть пруд пруди. Вот если бы я был, хотя бы внештатным советником или помощником спикера, тогда другое дело, был бы вхож в его апартаменты. Он за тройным кольцом охраны и посторонним лицам нет доступа к телу, разве, что в приемные дни – один раз в месяц. К тому же, сам Остап Петрович принимает редко, этим занимаются его советники.

– Вы, пожалуй, правы. Я несколько минут назад звонила в первую приемную парламента, но дежурная наотрез отказалась дать его прямой номер и текущую информацию о месте пребывания. Наверное, из соображений о мерах безопасности. Вдруг кто-то замыслил покушение. Злых и психически больных людей с каждым годом становится все больше, потому, что в целом больно общество.

– Вот видите, Лада Аркадьевна, я вас никогда не обманывал и не подводил, – воодушевился помощник депутата. – Совершенно верно, дежурной, да и любому сотруднику аппарата, по инструкции запрещено разглашать адреса и номера высших должностных лиц республики. Вдруг кто-кто замыслил их терроризировать звонками или совершить покушение. А зачем вам их номера?

– Хотела узнать, возможно, Родика срочно отправили в командировку в Киев или Москву? Он любит пошляться. Жаль, он мне тоже номеров спикера и других начальников не оставил.

– Срочная командировка исключена. В таком бы случае Родион Карлович сообщил бы мне, а уж вам, тем более. Если он вам, любимой жене, не доверяет номера телефонов своего патрона, то обо мне нет и речи. Чтобы, как говорится, через голову не прыгал, а строго соблюдал субординацию.

– Что же делать? Не хочу преждевременно обращаться в милицию, прокуратуру и службу безопасности, чтобы не повредить его имиджу, репутации,– призналась женщина.– Вдруг окажется, что он уединился с Аленой и поэтому не отвечает на звонки. Он рискует своей головой. Как только недоброжелатели пронюхают, то раздуют скандал.

– Вы правы, громкий скандал, даже намек на негатив, подорвут авторитет шефа и такого развития событий ни в коем случае нельзя допустить,– согласился Марк Исаевич и предложил. – Сейчас не время гадать на кофейной гуще. Не паникуйте, если до утра супруг не появится, то встретимся и обсудим, как быть дальше, кого подключить к розыску.

– Почему-то беспокойно и странно ведет себя любимый Родиком персидский кот Грант! – испуганным голосом сообщила Лада. – Обычно он в это время дремлет, как убитый, а сейчас жалобно мяукает, скребет когтями итальянскую мебель и не ест. Что бы это все значило? Будьте, добры, подскажите, Марк Исаевич.

– Может, заболел или бессонница одолела? – произнес Ярыга.

– Вряд ли, я слышала, что животные, особенно, собаки и кошки предчувствуют несчастья, трагедии, стихийные бедствия.

– Лада Аркадьевна, не будьте слишком суеверны и мнительны. Выкиньте эти навязчивые мысли и страхи из головы. Отрицательные эмоции очень вредят психике.

– Я знаю, но ничего не могу с собой поделать, такой я чувствительный и очень ранимый человек, – призналась она.– Сердце щемит, словно его сдавили тисками, ни карвалол, ни капли ландыша не помогают.

– Примите снотворное. Утро вечера мудренее, – посоветовал он. – Я полагаю, что ваши тревоги и страхи напрасны. Вскоре все проясниться и вы еще посмеетесь над своими волнениями. Поберегите свои драгоценные нервы, щедрое на доброту и ласки сердце.

– Спасибо вам, Марк Исаевич, за добрые пожелания. До свидания, спокойной ночи. Еще раз простите за беспокойство,– произнесла она и связь оборвалась. «Вот неугомонная женщина, – с досадой подумал Ярыга и, выйдя на лоджию, закурил.

На востоке уже брезжил ранний рассвет, а небо было чистым – на синем бархате серебристыми искрами сверкали звезды. Стрелой прочертил небосклон и догорел у горизонта одинокий астероид. Страшно подумать, как беспредельна, полная тайн Галактика, равнодушно взирающая на эти жалкие, беспомощные существа, обитающие на одной из бесконечного множества ее планет и стремящихся, причем тщетно, изменить этот мир, который по большому счету им не принадлежит», – вдруг с саднящей сердце тоской осознал он.


2


Ярыга, вдоволь накурившись, возвратился с лоджии в комнату. В соседнем помещении крепко спала, хоть кол на голове теши, супруга Эльвира. Из приоткрытой двери доносился ее богатырский храп с присвистом, словно там опочивал взвод утомленных длинным марш-броском солдат. Сводные, симфонический и камерный оркестры отдыхают. Именно по этой причине Марк предпочитал спать отдельно, подобно Рахметову и Софье Павловне из романа Николая Чернышевского «Что делать?».

Но я отличие от идейного революционера брачное ложе два-три раза в неделю посещал и только тогда, когда Эльвира, сжалившись, позволяла исполнить супружеский долг. Чаще всего она пребывала в дурном расположении духа, и это для Марка служило оправданием его регулярных походов налево к девицам легкого поведения с благозвучным названием “секс-тренаж”. К каким только колдунам и врачам он не возил свою благоверную, кучу, валюты спалил и все бесполезно. С возрастом она еще громче и продолжительнее стала храпеть.

Тогда он посоветовал ей для профилактики спать в армейском противогазе и, услышав в ответ “ Ты, что Марк сдурел или крыша поехала”, махнул на все рукой.

Эльвира, втянувшись в бесконечную переписку, сопровождавшуюся денежными переводами, с разного рода “чудотворцами”, хиромантами, экстрасенсами, “посланцами из космоса” и последователями Ванги, окончательно погрязла в тщетной борьбе за решение проблемы.

От супруга требовала все новых и новых валютных пожертвований и субсидий для реализации своего важного проекта. В конце концов, связалась с какой-то религиозной сектой: толи адвентистами седьмого дня, толи иеговистами, пророчащими человечеству Армагедон.

«Биологическая особь, живет, как растение и отравляет мне настроение, – с тоской подумал Ярыга о супруге. – Пьет, ест, дает храпака и требует денег на свои бесконечные бабьи потребности, словно он министр финансов, крупный банкир-олигарх или обладатель печатного станка. Эльвира, что тот старый чемодан без ручки, нести тяжело, а бросить жалко. Приходиться радость для души и тела искать на стороне. Вот, если бы удалось уломать Алену. Меня к этой очаровашке тянет до умопомрачения. Не женщина, а сказка, прелесть».

Марк, смирившись с ролью подневольного спонсора Эльвиры, не загружал себя мифически-патологическими проблемами. Он плотно, чтобы заглушить храп, прикрыл двери спальни и, не включая освещение, присел на диван-кровать. После небольших колебаний, взял мобильник и связался с секретарем-референтом Черных.

– Господи, Марк Исаевич, и почему вам в такую рань не спится? – возмутилась она. – Вы, что пьяны и решили подурачиться, а мне не до шуток, ужасно устала.

– Алена Дмитриевна, милая, извините, – произнес он интригующе. – Я бы не стал вас беспокоить среди ночи, но дело не терпит промедления, весьма срочное. Пожалуйста, передайте аппарат Родиону. Его разыскивает жена и угрожает поднять на ноги милицию, если он до утра не появится дома. Вы понимаете, чем это может закончиться для шефа? Надо предотвратить назревающий скандал.

– Марк Исаевич, за кого вы меня принимаете?!– возмутилась женщина и сама же ответила. – За распутную девицу или за круглую простушку. Родион Карлович никогда не переступал порог моей квартиры и, надеюсь, не переступит. Он же мне в отцы годится. К вашему сведению, я сама решаю, с кем, когда и где мне спать. Шефа здесь нет.

– Простите великодушно, Алена Дмитриевна, если чем-то вас ненароком обидел или даже оскорбил, но я был уверен…, – покаялся Ярыга. – Впрочем, я о вас очень высокого мнения, вы отличная работница и к тому же очаровательная женщина, но Лада Аркадьевна меня со своими подозрениями и угрозами уже достала. Помыкает, как собственным супругом и возразить ей не смею. Еще пожалуется Родиону, а тот сгоряча уволит и тогда карьере – труба! Где же его черт носит? Сколько времени он находился в офисе после моего ухода?

– Минут двадцать пять, не более, – ответила Черных. – Сразу же после того, как шеф оставил офис, раздался телефонный звонок по городской сети.

– И что от тебя требовали?

– Какой-то мужчина поинтересовался, на месте ли господин Рудь? У них, мол, назначена конфиденциальная встреча.

– Он представился?

– Нет, я сообщила, что шеф уехал и надо полагать, как раз на эту самую встречу.

– А вам, Алена, шеф разве перед уходом не сообщил, куда он отправляется, домой, на деловую встречу в казино или в сауну?

– Не сообщил, значит, не посчитал для себя важным, я стараюсь лишний раз не проявлять любопытства. Сама не могу терпеть слишком любопытных и настырных, норовящих выудить информацию для сплетен и интриг, – ответила секретарь и попросила. – Марк Исаевич, сами, ведь понимаете, что глупо вести диалог в такой час. Вы меня разбудили на самом интересном моменте сна. Будьте милосердны, завтра поговорим. Я уверена, что тревога ложная.

Утром шеф обязательно появится, он же не иголка, чтобы потеряться в стогу сена или соломы? А, возможно, решил нас, сотрудников, таким способом разыграть, чтобы проверить, насколько, мы его любим и ценим. Ведь некоторые чудаки, вообще имитируют свое похищение, потом этим еще и бравируют.

– Алена, не будьте эгоисткой, наш босс – серьезный человек и таких экстравагантных выходок себе не позволяет. Не забывайте, что он – депутат, наш с вами кормилец и поилец. Куда-то неожиданно исчез, а вас это совершенно не трогает?

– Трогает, но чем мы ему среди ночи может помочь и нуждается ли он в нашей помощи и вмешательстве? – вполне резонно заявила она.– Коль вы так обеспокоены, то позвоните ему по мобильнику.

– Я только этим и занимаюсь, что звоню и посыпаю SMS. Лада Аркадьевна тоже звонит, но шеф не отвечает.

– Значит, он где-то далеко в зоне недосягаемости радиорелейной станции,– со знанием ответила Черных. – А возможно, в суете дел забыл подзарядить аккумулятор. Марк Исаевич, у меня ресницы слипаются, а вы, как тот садист из НКВД, мучите меня допросом.

– Это, Алена, не допрос, а обмен информацией, – поправил Ярыга. – Ладно, если босс, вдруг напомнит о себе, то сразу же сообщи мне, чтобы я раньше времени не поднял тревогу. Кстати, Алена, славная девочка, будь осторожна.

– Почему это вдруг? – насторожилась она.

– А потому, что Лада Аркадьевна узнала, не знаю из каких источников, о ваших с шефом неформальных отношениях. Очень на тебя злится, подбивала меня на то, чтобы нажал на шефа и посодействовал твоему увольнению, а значит и разрыву отношений.

– Марк Исаевич, для меня это не новость,– фыркнула Черных. – Женщины всегда друг о друге узнают раньше других. Наверное, у Лады есть надежный информатор. А потом сами посудите, если между мужчиной и женщиной есть близкие интимные отношения, то увольнениями, наказаниями и прочими карами ситуацию не изменишь.

Они всегда найдут время и способ, место для тайных встреч. Настоящая, сильная страсть способна преодолеть любые препятствия, только смерть может ее погасить. Лада Аркадьевна это отлично понимает, поэтому иногда вспыхивает, как порох и тут же угасает, предвидя негативные для себя и супруга последствия скандала, довольные лица злорадствующих завистников и соперников.

– Умная вы, однако, Алена Дмитриевна. Мне, кажется, что я вас недооцениваю, – неудачно польстил он.

– Мы с вами не на аукционе, не на торгах, чтобы оценивать, друг друга и ставить пробы,– уязвила она его. – Да и нет в этом смысла. К тому же мужчины, в большинстве своем, хотя есть и приятные исключения, очень нетерпеливы и прямолинейны.

Вместо того чтобы взять крепость затяжной осадой, лаской и щедростью, они, сломя головы, бросаются в лобовые атаки и проигрывают. Не понимают красоты, магия, прелести, тонкости и ранимости женской души. Но не буду посвящать вас в тайны, раскрывать все козыри. До свидания, спокойной ночи, – внезапно свернула она диалог.

– Спокойной ночи,– успел пожелать и связь прервалась. Марк, плотно затворив дверь, прятался от Эльвиры в самой дальней комнате, иначе отдых и ночь считались безнадежно пропащими.

Даже в полной тишине, когда благоверная выводила высокие рулады, он невольно ощущал вибрацию, словно поблизости промчался тяжело груженый товарняк. «Во, вампирша, сколько она моей кровушки выпила и сколько еще выпьет, считая бесплатным донором»,– со злостью думал он, проснувшись среди ночи и предчувствуя разорванный короткими антрактами сон.

Но на развод Ярыга не решался, надеясь в перспективе на капитал и протеже тестя, хитрого и прижимистого еврея, поставившего условие о рождении наследника, то есть внука, чтобы прочно привязать Марка к дочери, следуя поговорке: чья бы корова не мычала, а теля наше будет, еврейской породы.

Тесть не без оснований подозревал, что Эльвира и зять живут, как собака с кошкой и поэтому не торопился с инвестициями и субвенциями в заведомые прожекты зятя который, как тот дурень думками богатеет. Марк прилег на диван, долго не мог сомкнуть глаз.

Лишь перед рассветом с тайной мечтой об Алене и блаженной улыбкой на сытом лице погрузился в дрему.


3


Утром, ни свет, ни заря, позвонила взволнованная Рудь.

– Марк Исаевич, Родион так и не появился. Всю ночь прождала, не смыкая глаз. Часто звонила, но безответно, словно оглох или сгинул не весть где-то.

– Это уже серьезно. Босс, не из тех людей, кто своим молчанием способен доставлять тревогу вам и коллегам по работе, согласился Ярыга. – Надо, действительно, принимать экстренные меры. Лада Аркадьевна, давайте, если не возражаете, через полчаса встретимся в офисе, и уже там решим, как быть и что делать? Трезво рассудим, чтобы сгоряча не наломать дров, не навредить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8