Владимир Иссурин.

Спортивный талант: прогноз и реализация



скачать книгу бесплатно

1.2.2. Достижение выдающегося мастерства без профессиональной поддержки и помощи

Есть многочисленные данные, полученные при изучении биографий детей, которые приобрели замечательные навыки и/или способности в определённой области, не имея возможности обучаться, не получая предварительного инструктажа или помощи. Классические примеры таких врождённых талантов можно найти в истории математики. Так, Рамануйян Сриниваса (Ramanujan Srinivasa), математический гений Индии (1887-1920), родился в бедной семье и не получил систематического образования в области математики. С пятнадцати лет он начал самообразование с использованием книги, содержавшей 6000 теорем. Такой креативный подход позволил Рамануйяну сформулировать свои собственные оригинальные теоремы, которые он опубликовал в научном журнале. Позднее этот великий учёный-самоучка сделал ценные открытия в теории чисел, математическом анализе, теории бесконечных рядов и непрерывных дробей. Вклад Рамануйяна Сриниваса в мировую науку признан международным математическим сообществом (Zohar, 2001).

Одним из наиболее показательных примеров исключительно талантливых личностей, создавших себя самостоятельно, без предварительной профессиональной подготовки или каких-либо инструкций, являются африканские скульпторы-самоучки из области Shona в Зимбабве. В конце 50-х годов прошлого века белый хозяин фермы под названием Тенгененге (Tengenenge) обнаружил большие запасы мягкого камня, пригодного для резьбы. Этот фермер нанял нескольких местных жителей, которые утверждали, что готовы научиться резьбе по камню и лепке. Этим волонтёрам были созданы элементарные условия для творчества: предоставлено место работы, инструменты и материалы. Через некоторое время эти новички от искусства приобрели соответствующие навыки, и им удалось создать весьма оригинальные скульптурные образцы в африканском стиле, получившие высокую оценку экспертов Национальной галереи Зимбабве. Чуть позже работы скульпторов Shona стали популярны среди признанных мировых экспертов в области искусства и были представлены на выставках и в галереях Европы, Австралии и Соединенных Штатов Америки. Профессионалы от искусства отмечали сходство этих африканских шедевров с картинами Пикассо и Модильяни, о гениальных работах которых, конечно, скульпторы Shona никогда не слышали и их шедевров не видели (Kasfir, 2007).

Очевидно, что два приведённых выше примера дают нам убедительные доказательства того, что большой талант может появиться и развиться исключительно на естественном фоне в тесной связи с врождённой предрасположенностью.

1.2.3. Наличие биологических признаков и маркеров

Большое количество исследований посвящено изучению биологических предпосылок природного таланта; их можно разделить на две группы: (1) исследования некоторых биологических особенностей, в основном неврологических, влияющих на появление и развитие экстраординарных навыков и/или способностей; (2) научно-исследовательские проекты, реализуемые в области генетики человека.

Первая группа использовала точные электрофизиологические измерения мозговых функций, структурных формирований и активности.

Ряд неврологических признаков был назван в качестве возможных источников влияния на исключительные способности – это леворукость, полушарная доминантность, высокий уровень метаболизма глюкозы, различные показатели кровотока, внутриутробное воздействие повышенного содержания тестостерона и т. д. (Howe et al., 1998). Было установлено, что соответствующие характеристики активности мозга вносят вклад в развитие ярких способностей в различных областях. Интересно отметить, что представительство пальцев левой руки в коре головного мозга среди музыкантов, играющих на струнных инструментах, например скрипачей, гораздо солиднее, чем в общей популяции. Отметим, что левая рука как раз и отвечает за прикосновение пальцев к струнам во время игры (Schlaug et al., 1995). Действительно, различные визуальные, слуховые и соматосенсорные функции имеют соответствующие представительство в мозге и могут отражать различия между более и менее талантливыми людьми.

Вторая группа использовала данные молекулярной генетики, что помогло выявить большое количество генетических маркеров, позволяющих определить предрасположенность к определённому виду деятельности. Например, познавательные способности формируют основу для общего уровня интеллекта и творческой деятельности в различных отраслях науки и техники. Рассмотрим результаты исследований в молекулярной генетике, посвящённых роли и прогностическому потенциалу некоторых генетических маркеров когнитивной одарённости. Исследование Plomin с соавторами (1994) было посвящено наследственным индикаторам IQ. Генотипы лиц с высоким, средним и низким уровнем IQ были сопоставлены с экспрессией ДНК-маркеров в генах, которые были предложены в качестве регуляторов функционирования нервной системы. Авторы выявили среди многих других два маркера, которые в значительной степени предсказывают будущую разницу между лицами с высоким и низким уровнем IQ.

Другой проект молекулярных генетиков был посвящён идентификации ДНК-маркеров, связанных с общими когнитивными способностями школьников (Fisher et al., 1999). Авторы сравнивали пул ДНК пятидесяти одного ребёнка с высокими и пятидесяти одного – со средними познавательными способностями. Они выявили 11 маркеров, которые значительно отличались в двух подгруппах детей. Кроме того, 3 из 11 указанных маркеров подтвердили свою информативность как наиболее прогностические. Авторы пришли к обоснованному выводу, что полученные результаты открывают новые перспективы в неврологии процессов познания.

Ещё одно генетическое исследование было проведено в отношении этиологии феномена абсолютного слуха (АС) как индикатора экстраординарной музыкальности (Theusch et al., 2009). Исследователи изучили характеристики 73 семей, в которых по крайней мере два члена семьи обладали АС – всего 220 человек. Образцы ДНК были собраны для дальнейшего анализа. Авторы обнаружили, что по крайней мере один ген способствует генезису АС, хотя некоторые генетические факторы варьируют внутри и между представителями различных популяций. Тем не менее, авторы выявили одну область, в которой феномен АС имеет существенные связи с хромосомой 8q24.21. Таким образом, результаты исследования поддерживают представления о значительном вкладе генетического фактора в этиологию музыкального таланта.

Ещё одно замечание можно сделать в отношении роли раннего обучения талантливых людей. Весьма вероятно, что дети с исключительными способностями в некоторых областях, таких как музыка, живопись и т. д., вызывали живой интерес родителей и учителей, которые организовывали интенсивные занятия, специальное образование и подготовку, направленную на развитие их дара (Rutter, 1998). В этом случае основными причинами раннего начала обучения был сам дар ребёнка и его признание компетентными лицами.

Подводя итоги этого раздела, можно предположить, что наличие врождённого таланта, а также его решающая роль в развитии экстраординарных способностей и достижении совершенства в определённой области поддерживается многими данными из различных отраслей человеческой деятельности. Несмотря на это, серьёзное изучение имеющейся литературы выявляет большой объём публикаций, авторы которых нашли много аргументов против концепции «врождённого таланта». Они подчёркивают роль и значение факторов обучения и рассматривают образование и высокоспециализированную практику в качестве решающих факторов, определяющих талант. Эти контраргументы приведены ниже.

1.3. Данные и понятия, противоречащие парадигме природного таланта

Обзор имеющейся литературы показывает большое количество публикаций, в которых наличие природного таланта подвергается сомнению или даже не признаётся. Сторонники таких критических заявлений обычно связывают экстраординарные способности и навыки личности с высокоспециализированной практикой и обучением. Они предложили ряд аргументов, которые могут предположительно уменьшить важность врождённых факторов в достижении совершенства в определённой области. Давайте рассмотрим эти аргументы и доказательства ниже.

1.3.1. Аргументы против существования природного таланта

Решающие аргументы в пользу доминирующей роли практики в достижении превосходных навыков и умений не принимают во внимание объективные и надёжные предвестники таланта, различия в обучаемости гипотетически одарённых и менее одарённых детей, а также используют недостаточную точность прогностических факторов таланта. Рассмотрим эти аргументы ниже.

Существование ранних прогностических факторов одарённости. Существует целый ряд данных, свидетельствующих об отсутствии ранних прогностических факторов одарённости и таланта. Например, Manturzewska (1986) изучала биографии 165 профессиональных польских музыкантов и нашла очень мало свидетельств об их необычайной музыкальности в раннем детстве. Аналогичные результаты были получены в ретроспективных исследованиях биографий выдающихся художников (Sloane и Sosniak, 1985) и математиков (Gustin, 1985). Эти авторы объясняют превосходные способности самых успешных личностей родительской поддержкой и ранним началом осознанной практики изучаемых респондентов. Авторы сравнивали динамику показателей мастерства более успешных респондентов с менее успешными, которые также достигли высокого профессионального уровня. Можно предположить, что вторые добились своего высокого профессионального уровня, используя ценный вклад врождённых предпосылок, хотя их влияние было не столь сильным, как у более талантливых.

Обучаемость гипотетически одарённых детей. Есть свидетельства того, что весьма успешные молодые музыканты не показали превосходства в приобретении профессиональных навыков по сравнению с другими детьми при одинаковых затратах времени на практику (Sloboda et al., 1996). Более того, некоторые аналитики утверждают, что даже выдающиеся композиторы затратили достаточно длительные периоды времени для достижения соответствующего мастерства. Они потратили 10 лет и более для достижения высокого уровня в своей профессии (Simonton, 1991).

Еще один аргумент касается существования сенситивных периодов, в которые человек проявляет повышенные способности реагировать на любую новую информацию, что позволяет облегчить и более успешно приобретать и развивать новые навыки и способности. Классическим примером такой повышенной чувствительности является освоение нового языка детьми младшего возраста, которые воспринимают различные языковые формы и конструкции легко и быстро, в то время как у более взрослых людей этот процесс связан с бо?льшими усилиями и трудностями. Можно предположить, что надлежащее использование сенситивных периодов усиливает воздействие окружающей среды, но не врождённых факторов.

Недостаточная точность прогнозирования и идентификации таланта. Некоторые авторы отметили, что доступные методы измерения и прогнозирования таланта далеки от точности. Было указано, что ряд важных обстоятельств, как правило, не учитывается. Это возраст раннего выявления, объём, содержание и качество начальной практики, внешняя мотивация и поддержка семьи (Tesch-Romer, 1998). Автор подчёркивает, что приведённые факторы, как правило, оцениваются не объективно, а на основе ретроспективных отчётов родителей или членов семьи. Кроме того, часто вероятность предсказанного успеха очень низка, потому что успех на самом высоком уровне случается редко и зависит от многих непредсказуемых обстоятельств.

Точность различных прогностических программ неоднократно оценивалась серьезными спортивными аналитиками. Так, Lidor с соавт. (2009) изучали применимость широко используемых физиологических и антропометрических показателей в качестве прогностических факторов будущего спортивного мастерства. Основываясь на данных многочисленных исследований, они не нашли убедительных доказательств наличия ранней дифференциации между очень талантливыми и менее талантливыми молодыми людьми.

В литературе, посвящённой спортивной науке, имеются редкие примеры лонгитудинальных исследований, в которых сравнивались данные спортсменов мирового класса с данными высококвалифицированных спортсменов, но более низкого уровня. Эти данные представлены в параграфе 2.3.2.

1.3.2. Теория десятилетней осознанной практики

Эта теория была предложена около двух десятилетий назад и первоначально базировалась на обширных данных, собранных среди студентов музыкальной академии и высокопрофессиональных музыкантов (Ericsson et al., 1993). Впоследствии авторы нашли поддержку этой теории, изучив данные высококвалифицированных профессиональных математиков и спортсменов высокого уровня, в основном шахматистов и теннисистов. Рамки этой теории предполагают, что достижение самого высокого уровня мастерства (так называемого экспертного уровня) требует 10 000 часов или 10 лет осознанной практики в выбранной области. Осознанная практика была определена как высококачественная, высококонцентрированная практическая активность, которая, по своей сути, не всегда приятна исполнителю; эта практическая деятельность должна становиться со временем всё более сложной, а главной её целью должно стать повышение уровня мастерства.

Основатель этой теории, профессор Ericsson (1998), подчёркивает роль мотивационного фактора, который сильно влияет на эффективность осознанной практики у наиболее успешных личностей. Автор утверждает, что привычные виды деятельности не предполагают приложение каких-либо усилий, что не стимулирует прогресс в достижении экспертного уровня мастерства. В отличие от этого личности, высокомотивированные на выполнение, контроль и мониторинг программ своей деятельности на более высоком уровне, создают импульс для более выраженного повышения уровня развития навыков и способностей, чем менее успешные индивидуумы. В соответствии с этим предположением именно требующая усилий работа на пути к высшему уровню мастерства, а не врождённые черты, определяют совершенство, т. е. талант. Сторонники приоритета факторов окружающей среды и осознанной практики утверждали, например, что феноменальная музыкальность Моцарта была предопределена его ранним участием в осознанной практике, но не его исключительными врождёнными способностями (Howe et al., 1998).

Дополнительный вклад в теорию осознанной практики сделал Simonton (1999), признавший многоплановый характер таланта, составляющими которого являются физиологические, психологические и физические компоненты. Однако в своей концептуальной модели автор подчёркивает роль факторов окружающей среды, выделяя важность и специфичность детерминант, определяющих достижение уровня мастерства и само мастерство. В соответствии с Simonton детерминанты мастерства формируют основу способностей личности в условиях соревновательности, в то время как детерминанты приобретения мастерства влияют на успешность процесса обучения. Как утверждал автор, взаимодействие этих факторов создаёт мультипликативный эффект, при котором воздействие окружающей среды превосходит вклад наследственности.

«Правило 10 лет» стало популярным и широко обсуждаемым среди специалистов в области подготовки спортсменов; его применимость к реалиям спорта высоких достижений будет обсуждаться в главе 5.

Заключение по главе

Подводя итоги этой главы, стоит отметить ряд убедительных замечаний, касающихся общего понимания и интерпретации проблемы врождённого таланта. Приведённые выше данные в основном касаются исследований, в которых изучали талант, проявляемый в различных сферах человеческой деятельности. Можно утверждать, что бо?льшая часть исследователей и аналитиков пришла к выводу, что наследственно передаваемые факторы составляют решающий вклад в экстраординарные способности и мастерство, которые можно определить как талант. Важно отметить, что убеждённые сторонники естественного таланта не отрицают необходимость и важность целенаправленного образования, высокоспециализированной практики и упорных тренировок. С другой стороны, апологеты приоритета факторов окружающей среды в феномене таланта не всегда признают вклад врождённых черт в достижение настоящего совершенства в определённой области. Эти общие положения и контрверсии, безусловно, влияют на наше понимание текущей ситуации в спортивной науке и спортивной практике. Однако определённая специфика и даже уникальность спортивных реалий даёт нам существенное преимущество в распознавании и окончательной идентификации таланта. Действительно, присущая спорту соревновательность и наличие объективных показателей мастерства дают аналитикам ключ к окончательной квалификации талантливой личности на основе его/её достижений и рекордов в мировом спорте.

Литература к главе 1

Carroll, J. B. (1993). Human cognitive abilities: A survey of factor-analytic studies. Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Colombo, J. (1993). Infant cognition: predicting later intellectual functioning. SAGE Publications Inc.

Ericsson, K. A., Krampe, R.Th. & Tesch-Romer, C. (1993). The role of deliberate practice in the acquisition of expert performance. Psychological Review; 100: 363-406.

Ericsson, K. A. (1998). The scientific study of expert levels of performance: General implications for optimal learning and creativity. High Ability Studies; 9: 75-100.

Eysenck, H. J. (1995). Genius: The natural history of creativity. Cambridge University Press.

Gagne, F. (1993). Constructs and models pertaining to exceptional human abilities. In: International handbook of research and development of giftedness and talent. In: K.A. Heller, F.J. M?nks & A.H. Passow (Editors). Pergamon Press.

Gagn?, F. (2005). From gifts to talents: The DMGT as a developmental model. In R.J. Sternberg & J.E. Davidson (Editors), Conceptions of giftedness (2nd ed., pp. 98-120). Cambridge, UK: Cambridge University Press.

Gustin, W. C. (1985). The development of exceptional research mathematicians. In: Bloom, B.S. (editor). Developing talent in young people. Ballantine.

Howe, M., Davidson, J., Sloboda, J. (1998). Innate talents: Reality or myth? Behavioral and Brain Sciences; 21(3): 339-407.

Feldman, D. H., Goldsmith, L. (1986). Nature’s gambit: Child prodigies and the development of human potential. Basic Books/Teachers College Press.

Fisher, P., Turic, D., Williams, N. (1999). DNA Pooling identifies QTLs on chromosome 4 for general cognitive ability in children. Human Molecular Genetics; 8 (5): 915-922.

Freeman, J. (1990). The intellectually gifted adolescent. In: Howe, M. (editor) Encouraging the development of exceptional skills and talents. British Psychological Society.

Kasfir, S. L. (2007). African art and the colonial encounter: inventing a global commodity. Indiana University Press.

Lidor, R., C?t?, J., Hackfort, D. (2009). ISSP position stand: to test or not to test? The use of physical skill tests in talent detection and in early phases of sport development. Intern J Sport Exerc Psychol; 7(2): 131-46.

Manturzewska, M. (1986). Musical talent in the light of biographical research. In: Musikalische Begabung finden und f?rden. Bosse.

Plomin, R., Owen, M.J., McGuffin, P. (1994). The genetic basis of complex human behaviors. Science; 264: 1733-39.

Rutter, M. (1998). What can we learn from highly developed special skills? Behavioral and Brain Sciences; 21 (3): 422-23.

Schlaug, G., Jancke, L., Huang, Y. et al. (1995) In vivo evidence of structural brain asymmetry in musicians. Science; 267: 699-701.

Simonton, D. K. (1999). Talent and its development: an emergenic and epigenetic model. Psychological Review; 106 (3): 435-457.

Sloan, K. D., Sosniak, L.A. (1985). The development of accomplished sculptors. In: Developing talent in young people, ed. B.S. Bloom. Ballantine.

Sloboda, J. A., Davidson, J.W., Howe, M.J.A. et al. (1996). The role of practice in the development of performing musicians. British Journal of Psychology; 87: 287-309.

Tesch-Romer, C. (1998). Attributed talent is a powerful myth. Behavioral and Brain Sciences; 21 (3): 427.

Theusch, E., Basu, A., Gitschier, J. (2009). Genome-wide study of families with absolute pitch reveals linkage to 8q24.21 and locus heterogeneity. The American Journal of Human Genetics; 85: 112-119.

Zohar, A. (1998). Individual differences in some special abilities are genetically influenced. Behavioral and Brain Sciences; 21(3): 431-32.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное