Владимир Гурвич.

В долине смертной тени (Эпидемия)



скачать книгу бесплатно

Вместо предисловия

В 2020 году человечество накрыл новый смертоносный вирус. Он повлиял на жизнь едва ли не всех стран на планете, решительно и нагло вторгся в судьбы миллиардов людей, нарушив их привычное существование, а некоторых заставил пережить самый настоящий страх смерти. Многим в этой ситуации пришлось задуматься над фундаментальными принципами, по которым они жили до сих пор. Не все из них прошли проверку этим испытанием, кого-то из людей обстоятельства заставили переосмыслить все то, что еще недавно казалось для них абсолютно незыблемым. И далеко не все выдерживали и соглашались принять эту новую реальность.

В романе рассказывается о небольшом кружке людей, которые оказались во время пандемии запертыми на тесном жизненном пространстве. И поневоле вынуждены вступать друг с другом в самые близкие контакты. И это не могло не повлиять на каждого из членов этого внезапно возникшего сообщества.

Само собой разумеется, что любые совпадения с реальными лицами – вашими знакомыми, родственниками или публичными персонами чисто случайные. Нисколько не сомневаюсь, что это вам понятно без моего предупреждения. Но все же напомнить лишний раз никогда не помешает. А вдруг…

День первый

1.

«Эпидемия все сильней захватывает Россию. За последние сутки только в Москве заболели еще 1583 человека, а по всей стране – 3345. Таким образом, на сегодняшнее утро всего заболевших кингвирусов составляет более 25 тысяч россиян. Эксперты предсказываю, что пик эпидемии далеко не пройден, более того, она в самом начале. И количество инфицированных будет стремительно возрастать. И через неделю их число может увеличиться в три, а то и в четыре раза. Уже сейчас наблюдается нехватка больничных коек, а так же необходимого оборудования и медикаментов. В связи с прогнозируемым ростом больных этот дефицит может принять обвальный характер. Многие высказывают опасение, что…»

Михаил Ратманов раздраженно выключил телевизор. Слушать дальше подобные новости не было ни малейшего желания. И без того каждый день все это говорится на бесконечных совещаниях. С начала эпидемии их число возросло многократно. А вот эффекта от них, если честно говорить, почти никакого. Но, как известно, нет худа без добра, теперь какое-то время он не будет участвовать во всей этой административной суматохе. В аппарате президента сразу несколько сотрудников заболели этим проклятым кингвирусом. И всех, кто с ними контактировали, отправляют на карантин. Включая его.

Правда, тест показал, что его, слова богу, миновала эта зараза. Но решение отменять не стали. К тому же понятно, если не заразился сейчас, можно заразиться в любой момент; вирус, как враг в засаде, поджидает новых своих жертв. И никакая дезинфекция не дает стопроцентной гарантии. Вот и решили отправить часть сотрудников от греха подальше на каникулы. Разумеется, все будут трудиться удаленно, но вот польза от такого формата не столь уж и большая.

Их работа требует постоянного присутствия в офисе, по сути дела, она более чем наполовину состоит из контактов с людьми. Без них теряется ее эффект. А сейчас как раз такое время, когда требуется максимальная мобилизация усилий. К тому же есть ряд проектов…

Но об этом Ратманов пока по возможности решил не думать, сейчас у него другие заботы. Вот кончится весь этот ужас, тогда он займется и теми делами. Очень хочется надеяться, что это случится совсем скоро.

Михаил Ратманов выключил компьютер. Пора отправляться домой. Он с грустью оглядел свой кабинет – когда он теперь в него вернется? Чего скрывать, он очень его любит. И много сил потратил на то, чтобы сделать свою рабочую резиденцию красивой и уютной. Но сейчас придется со всей этой красотой временно расстаться.

Он встал и направился к выходу. Нужно было зайти к своему начальнику, получить руководящие указания и проститься. И затем уже ехать домой.

Внезапно к Ратманову пришла одна мысль. Она была весьма неожиданная и потому в первое мгновение появления, он даже ее отбросил. Но она тут же вернулась снова.

Мысль же была такая: а не пригласить ли на эти дни в его загородный дом отца? В последнее время они видятся не часто. Да и отношения между ними, чего греха таить, как-то остыли. После смерти матери минуло уже немало лет. Когда это произошло это несчастье, они почти перестали общаться. Даже не совсем ясно, по какой причине. По крайней мере, он, Михаил Ратманов, это не знает. Пора бы возобновить прежние контакты. Да и папе будет безопасней находиться у него в красивом, уединенном дачном поселке, чем в квартире в центре города. Именно там чаще всего этот кингвирус находит своих жертв. Кто бы мог подумать еще совсем недавно, что из-за этих микроскопических тварей в мире так много всего изменится.

Ратманов вернулся за стол, удобно расположился в кресле и стал звонить отцу.

– Папа, это я, как ты поживаешь?

– Михаил? – даже слегка удивился Герман Владимирович. – Давно не звонил.

– Ты прав, все время очень много дел.

– Как ты помнишь, в свое время дел у меня было не меньше. Но время на звонки родителям я находил. – В голосе Германа Владимировича зазвучали знакомые с детства иронические интонации.

– Папа, сейчас не время это не выяснять. Видишь, что творится.

– Тут ты прав, ситуация ужасная.

– Я вот по какому поводу звоню, меня отправляют на карантин.

– Ты болен? – забеспокоился отец.

– К счастью нет, тест отрицательный. Но есть опасность заразиться, несколько наших сотрудников подхватили заразу. Поэтому и отправляют всех на каникулы. Вот я и подумал: почему бы и тебе не провести в моем доме некоторое время. В нем гораздо безопасней, чем в твоей квартире.

На некоторое время в трубке воцарилась тишина, Герман Владимирович обдумывал предложение сына.

– Я согласен, Миша, – решил он.

– В таком случае приезжай сегодня. Послать за тобой машину?

– Доберусь на такси.

– Тогда мы с Софьей будем тебя ждать.

Они разъединились. Ратманов почувствовал что-то вроде облечения, он опасался, что отец откажется. С его характером этому не стоило бы удивляться. Скорей следует удивляться тому, что он согласился, даже еще так легко и быстро. Значит, и он расценивает положение, как крайне тревожное. А он всегда умел трезво это делать. Все же большой опыт работы на высоких должностях. Ладно, теперь пора заглянуть к руководству и мчаться на всех парах домой.

2.

Ответный звонок отца застал Михаила Ратманова в машине. Он покосился на шофера, так как не любил разговаривать на личные темы при посторонних, особенно в присутствии обслуживающего персонала. Но выбора не было, не сбрасывать же вызов, это будет выглядеть не слишком вежливо.

– Да, папа, слушаю тебя.

– Я тут подумал на досуге, и ко мне пришла гениальная идея. Слышишь меня?

– Да, слышу. Что за гениальная идея?

– А почему бы раз такая чрезвычайная ситуация не собраться нам всей семьей. Тем более, мы лет двадцать уж точно не собирались вместе.

Ратманов невольно подумал, что скорей не двадцать, а даже больше. Но он вовсе не намерен превращать свой дом в приют для людей, которые ему не симпатичны. Даже, если они его близкие родственники. Вечно у отца возникают не гениальные, а дурацкие идеи. За последние годы он как-то позабыл об этом.

– Как ты себе это представляешь? – без всякого энтузиазма поинтересовался он.

– Элементарно, соберемся все вместе: ты со своей семьей, Алексей – со своей, плюс Святослав.

У Ратманова даже екнуло что-то внутри. Когда он предложил отцу укрыться от эпидемии в своем доме, то у него и мысли не было приглашать братьев да еще со своими домочадцами.

– А разве Святослав в Москве? – спросил он.

– Представляешь, да. Приехал несколько дней назад. А тут такое. Он мне вчера звонил. Он просто в панике.

– Ясно, – пробормотал Ратманов. – Странно, что он вернулся именно сейчас.

– Во Франции такой же ужас, как и нас, – пояснил Герман Владимирович. – И в Штатах ничуть не лучше. Он думал, тут как-то спокойней. А здесь еще хуже. Вот он и не знает, как поступить. Сидит в гостиничном номере и даже боится спуститься в ресторан.

– Надеюсь, он не голодает?

– Говорит, еду доставляют в номер.

– Хорошо, Святослава можно пригласить. Но ты же понимаешь, Алексей ни за что ко мне не приедет.

Несколько секунд в телефоне стояла тишина.

– Предоставь это мне. Если он согласится, ты примешь его?

«Очень надеюсь, что не согласится» – мысленно произнес Ратманов.

– Я жду ответа, – напомнил отец.

– Нет, – произнес Ратманов.

– Тогда я тоже не приеду, – твердо проговорил Герман Владимирович. – Либо мы соберемся все вместе, либо прячься в своем доме один.

«Мерзкий старикашка», – мысленно обозвал Ратманов отца. – Всегда хочет, чтобы все происходило только бы по его желанию».

– Ладно, если Алексей согласится, пусть приезжает, – крайне неохотно сказал Михаил Ратманов.

Он уже окончательно пожалел, что затеял этот семейный сбор. Хотел немного наладить отношения с отцом, а теперь придется терпеть еще и братьев со своими семьями. Это даже в чем-то хуже эпидемии. Еще Святослав, куда ни шло, но Алексей… Ну и семейка все же у них, даже не понятно, как такая могла возникнуть. С другой стороны, если вспомнить жизнь отца, то вряд ли стоит сильно удивляться.

Михаил Ратманов тяжело вздохнул. Кажется, ненароком он сам придумал себе нелегкое испытание. Правильно говорит его начальник, правда, только когда сильно выпьет: не хочешь больших неприятностей, не делай людям добра. Вот он неожиданно для себя захотел помочь отцу пережить трудные времена в безопасности – и получил то, что получил. И ведь теперь не отвертеться, иначе испортишь с ним отношения раз и навсегда. А он все же не последний человек в этой стране, хотя давно на пенсии. Но связи, в том числе в прессе остались большие. А в этом случае всегда следует быть осторожным.

Ратманов так глубоко погрузился в свои мысли, что перестал замечать, где они едут.

– Михаил Германович, приехали, – услышал он голос своего водителя.

Ратманов посмотрел в окно, машина стояла возле его подъезда.

– Спасибо, Гена, подожди некоторое время здесь. Поедем в загородный дом.

3.

Еще вчера он предупредил своих домочадцев, что на следующий день они все вместе отправляются в загородный дом. А потому был уверен, что все уже готовы к переезду. Но едва Ратманов перешагнул через порог своей квартире, то понял, что никто и не думал готовиться. Ни одного чемодана не стояло в прихожей.

Он тут же зашел к жене. Софья Георгиевна сидела на диване и задумчиво смотрела перед собой. Перед ней стоял чемодан, но он был только заполнен наполовину.

– Софушка, что такое? Почему не готова? – спросил он, садясь рядом с ней и обнимая за плечи.

– Миша, я хотела об этом с тобой поговорить. Мне очень неудобно. Вся наша больница переходит на чрезвычайный режим, а я ухожу в отпуск.

– Я прекрасно понимаю твои чувства. Но ты же видишь, какая ситуация вокруг. И я договорился с твоим главным врачом, он тебя отпускает.

– Еще бы, кто тебе может отказать.

Ратманов вздохнул.

– Ты не менее, больше чем в больнице, ты будешь нужна в нашем доме. Я тебе еще не говорил, собирается вся наша семья.

Софья вопросительно взглянула на мужа.

– Не понимаю.

– Я пригласил к нам отца. А он неожиданно потребовал, чтобы я приютил и своих братьев. Святослав буквально на днях прилетел из Франции, ну а Алексей, понятно, тут. Разумеется, с их семьями или с кем-то там еще, кто у них есть.

– Святослав – это хорошо, но как ты будешь уживаться с Алексеем? – задумчиво произнесла София.

– Думаешь, я знаю, – раздраженно буркнул Ратманов. – Но это категорическое требование отца. Иначе он не соглашается приехать ко мне. Как видишь, народа собирается немало, так что твои услуги, как медика, будут востребованы.

– Не дай бог. И все же не могу избавиться от чувства неловкости, как будто я совершаю некрасивый поступок, что-то вроде бегства от врага на поле боя.

– Глупости! Мы спасаем свою жизнь в этих ужасных условиях. Дети собрались?

– Боюсь, что нет.

– Черт! Надо ехать, нас ждет шофер. Пойду разбираться.

Он постучался и вошел в комнату Ренаты. Она лежала на кровати в наушниках. Ратманов подошел к ней и невольно залюбовался дочерью. Довольно высокая с красивой фигурой и почти с идеально правильными чертами лица – она была, если не красавицей, то очень миловидной. Он давно тайно подыскивал кандидатов в возможные ее мужья. Такой дорогой товар и продать надо с максимальной выгодой. И, кажется, он нашел нужного молодого человека. Даже разговаривал с его родителями. Ему непременно надо как можно скорей поговорить с Ренатой на эту тему. Но, разумеется, не сейчас, а когда кончится весь этот ужас.

Он присел на диван рядом с дочерью и вынул наушники из ее ушей.

– Рената, почему ты не собралась? – мягко поинтересовался Ратманов. – Нам пора ехать.

– Я не поеду, папа, у меня тусовка.

– Какая тусовка, ты с ума сошла! – воскликнул он. – Каждый день заражаются сотни, нет уже тысячи людей, умирают десятки, а ты тусовка. Я тебя все равно никуда не пущу. Давай собирайся, даю тебе ровно час.

– Я же сказала: не могу, меня будут сегодня вечером ждать.

– Тебе жить надоело? Умоляю, будь благоразумной. Я понимаю, ты всего несколько дней, как вернулась из Англии. И еще плохо понимаешь наши нынешние реалии. Поверь, сейчас важно только одно – спастись. Все остальное оставь на потом.

Рената резко сменила позу, сев на диван.

– И что я там стану, по-твоему, делать?

– Я уже сказал – спасаться. К тому же будешь там не одна, туда приедут дедушка и оба моих братьев со своими близкими.

Рената вдруг резко повернула голову к отцу.

– И что, там будет Ростик?

– Точно не знаю, но раз будет его отец, то скорей всего будет и сын.

Такой поворот разговора не понравился Ратманову. К своему двоюрному брату – Ростиславу Рената с детства питала непонятное пристрастие. Это было тем более непостижимо, что за всю жизнь они встречались совсем не часто. И если память его не подводит, то последняя встреча была больше года назад, когда их семья отмечала двадцатилетие Ренаты. Он, Ратманов, не собирался приглашать ни брата, ни его чадо. Но дочь в ультимативной форме потребовала это сделать. Алексей благоразумно не пришел, а вот его сынок явился. И они с Ренатой много времени провели вместе, о чем-то все время шептались, танцевали. Что их связывает, Ратманов понять не мог, а спрашивать ее хотел.

– Уговорил, папочка, я еду, – чмокнула Рената отца.

– Тогда собирайся в темпе, – поднялся Ратманов. Он был доволен, что быстро сумел уговорить дочь, хотя причина ее согласия его совсем не радовала.

Следующим пунктом его маршрута стала комната Виталия. В квартире родителей он доживал последний месяц, вот-вот должны были сдать дом, в котором купил себе пристанище в виде огромных двухкомнатных хором. Точнее, большую часть денег на это дал ему он, Михаил Ратманов. Сын, несмотря на свою огромную зарплату, так ее успешно транжирил, что ему не хватило бы средств даже на покупку комнаты в коммуналке.

Виталий стоял у окна и смотрел на улицу. Когда отец вошел, он повернулся к нему.

– Ты по поводу отъезда? Я готов.

Ратманов даже слегка опешил, он готовился к тому, что в некотором роде повторится сцена в комнате дочери.

– Готов? Молодец. А где твой чемодан?

– Вон там стоит, – показал Виталий на угол комнаты.

Там действительно стоял огромный чемодан. Это Ратманова не удивило, в своем кругу сын имел славу едва ли не первого модника. Если бы он столько же времени и внимания уделял работе, а не одежде, цены бы ему не было, невольно подумал Михаил Ратманов. Впрочем, в данный момент это не имеет никакого значения.

– Вот и прекрасно. Примерно через час выезжаем. Кстати, с нами будет жить твой дед, а так же Святослав и Алексей. Наверное, с женами и детьми. Так что не удивляйся.

Но Ратманов видел, что это сообщение пролетело мимо сознания сына.

– Как ты думаешь, это все надолго? Что там у вас говорят? – В вопросе сына слышалась не свойственная ему интонация тревоги.

– Никто точно не знает, прогнозы самые разные, но преимущественно плохие.

– Это ужасно, папа! – воскликнул Виталий.

Ратманов с удивлением взглянул на него и понял, что сын охвачен сильным почти паническим страхом.

– Ты боишься?

– Да, – кивнул Виталий головой. – Каждый день умирает столько людей. Я тоже не переживу эту эпидемию! – В голосе сына уже зазвучала истерика.

– Ерунда, мы все переживем. Для того и едим в наш загородный дом. Закроемся – и никого не будем пускать.

– Думаешь, это поможет? – Теперь в голосе сына прозвучала слабая надежда.

– Конечно, изоляция всех спасает. А там, глядишь, и вакцину изобретут. Скажу тебе по секрету, одна из наших лабораторий близка к ее изготовлению. Но об этом никому.

Это было не совсем так, им действительно вчера сообщили, что одна лаборатория серьезно продвинулась в этом направлении. Но до создания вакцины должно пройти еще как минимум, несколько месяцев. А то и больше.

– И вакцина у нас появится?

– Разумеется, ее тут же направят в больницы.

– Я не об этом, к нам в дом ее привезут?

– Попрошу и привезут, – заверил Ратманов. – Я специально распоряжусь, чтобы, как только ее испытают, вакцину сразу бы доставили нам. И мы все вакционируемся.

– Очень тебя прошу, проследи за этим. Я хочу быть первым.

– Не беспокойся, мы будем вакцинированы одни из первых в стране. А пока через час выезжаем.

Ратманов с некоторым облегчением покинул комнату сына. Никогда еще он не видел его таким. Виталий был типичным представителем золотой молодежи, смысл жизни которого заключался только в одном – в получение бесконечных удовольствий и развлечений. Никогда таким перепуганным сына он не видел. Он-то, Михаил Ратманов, почему-то думал, что Виталий со свойственной ему иронией воспримет и этот вынужденный переезд, и всю ситуацию в целом. Хотя с другой стороны, возможно, он прав, они все недостаточно серьезно относятся к тому, что творится вокруг.

4.

Они еще спали, когда раздался телефонный звонок. Святослав голым соскочил с кровати и бросился к лежащему на журнальном столике телефону. Соланж же в ответ на раздавшуюся трель что-то раздраженно пробормотала с полусонья.

Звонил отец. Его предложение было неожиданным и поначалу вызвало у Станислава несогласие – запираться в доме брата вместе с его домочадцами желания не было. Но он всегда быстро умел принимать решения и когда обстоятельства требовали – их кардинально менять. Поэтому через минуту уже согласился. В самом деле, при нынешних ужасных обстоятельствах это можно считать едва ли не оптимальным вариантом, едва ли не единственной гарантией спасения.

Святослав бросил телефон на стол и снова лег в кровать. Поцеловал Соланж. Так как она не отреагировала на его нежность, стал щекотать, зная, как сильно она боится щекотки.

Молодая женщина открыла глаза и резко оттолкнула Святослава.

– Что ты делаешь? – возмущенно закричала она на своем родном французском языке, хотя чаще всего они говорили с ней по-английски. Святослав знал его лучше.

– Надо вставать, важные новости.

– Что за новости? – удивилась Соланж уже по-английски.

– Только что звонил мой отец. Он предлагает нам сегодня отправиться пожить у моего старшего брата.

– Тот, который большой чиновник, – скривила губы Соланж – Терпеть не могу чиновников. Во Франции их мало кто любит.

– Я тоже не люблю. Но ситуация ухудшается с каждым днем. Оставаться в отеле небезопасно. А там мы будем в изоляции.

– То есть, на карантине, – уточнила Соланж. – Мы сбежали из Лос-Анжелеса, чтобы не оказаться в таком положении, а ты предлагаешь запереться здесь.

– Ты права, но другого выхода нет. Мы прилетели сюда, потому что еще недавно тут почти не было зараженных вирусом. А теперь их число каждый день резко увеличивается. Мой отец прав, медлить нельзя.

– И что мы там будем делать?

Святослав пожал плечами.

– Понятие не имею. Общаться с моими родственниками. Увидишь русских людей в разрезе.

– Это как? – не поняла Соланж.

– Не только какие они внешне, но и какие изнутри. Ты же этого хотела, сама говорила, что тебя очень интересует русский народ.

– А тебя мне недостаточно для изучения?

– Я нетипичный в этом плане человек.

– А твой брат и его близкие типичные?

Святослав задумался. Он поймал себя на том, что у него нет точного ответа на этот вроде бы не сложный вопрос.

– А знаешь, Соланж, мне самому любопытно это узнать. Я давно постоянно не живу в России и отчасти потерял с ней связь. Мне полезно хотя бы частично ее восстановить. И раз уж мы попали тут в ловушку, почему бы не воспользоваться ситуацией. Все равно мы не сможем гулять по городу, посещать театры и рестораны. Если, конечно, не хотим подхватить эту заразу.

– Значит, придется ехать, – упавшим голосом проговорила Соланж. – А как же переговоры по поводу твоего нового проекта?

– Сейчас не до переговоров, сейчас главное уцелеть. Переживем эту напасть, тогда и посмотрим, что к чему.

Соланж несколько секунд сидела молча.

– Ладно, иду укладывать чемодан. Через сколько выезжаем?

– Сначала позавтракаем в отеле, закажем такси и поедем. Не забудь одеть маску.

– Тогда таксист не увидит моей красоты, – улыбнулась молодая женщина. – Иду приводить себя в порядок.

5.

Звонок отца застал Азарова на работе. Он взял трубку и удивился – тот давненько ему не звонил. В последнее время они вообще общались очень редко.

– Как ты поживаешь? – спросил Герман Владимирович.

– Спасибо, папа, очень не просто. Наверное, ты слышал, как нас прессуют, называют предателями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении