Владимир Гуркин.

Любовь и голуби (сборник)



скачать книгу бесплатно

Долин. Эй.

Ответа нет.

Эй!

Подходит к Себакову, толкает его в плечо.

Себаков. У?

Долин. Вставай.

Себаков. Что?

Долин. Вставай.

Говорят хриплыми с перепоя и еще сонными голосами.

Себаков. Сколько часов?

Долин (смотрит на свои часы). Не вижу. Смотри. (Протягивает руку Себакову.)

Себаков. Ближе. (Поднял голову.)

Долин. Сколько?

Себаков. Сдурел. Половина седьмого! Ложись давай.

Долин. Вставай, выпьем.

Себаков. Андрюш, ты выспишься, а мне к восьми.

Долин. Я не буду спать.

Себаков. Не выдумывай.

Долин. Из солидарности. Вставай.

Себаков (сел). Садист. (Одевается.)

Долин. Где мои очки? (Находит на полу.) Надо же, не раздавил.

Себаков. Баламут.

Долин подходит к столу, разливает водку.

Себаков. О-о-о.

Долин. Держи. Поехали.

Пьют.

Долин (глядя на Людмилу). Кто это?

Себаков. Приехали.

Долин. Кто это?

Себаков. Людка. Ты что?

Долин. Кака… (Вспомнил.) А-а.

Себаков (тихо смеясь). А как целовал ее, помнишь?

Долин. Да? Погу-ля-ли. Ничего не помню. (Берет бутылку.)

Себаков. Нет-нет, все.

Долин. Перестань.

Себаков. Андрей, я – пас.

Долин (упорствуя). Витя…

Себаков. Мне на службу… Нет-нет.

Долин. Всем на службу.

Себаков. Значит, тоже не пей.

Долин (наливая себе). Я для себя вывел, что естественное состояние человека – отдых. Поверь, но вы этого недооцениваете. (Пьет.)

Себаков. Андрюша, ты говоришь о невозможном.

Долин. Да?

Себаков. В наших условиях? Бриться есть чем?

Долин. Безопасная.

Себаков. В самый раз.

Долин. Почему невозможно?

Себаков. Разве что уподобиться староверам и в какую-нибудь глушь лесную. Бритва где?

Долин. Хотя бы… В ванной. И лезвия там.

Себаков (уходя). Посадят за тунеядство.

Долин (один). И ведь посадят. А, казалось бы, кому от этого плохо… (Опять налил себе.)

Людмила. Не пей, Андрей.

Долин. О! Привет!

Людмила (улыбнувшись). Привет.

Долин. Разбудили?

Людмила. Разве это сон.

Долин. Ты не спала?

Людмила. И сама не пойму. (Садится на тахте, кутаясь в простыню.)

Долин. Как голова? Шумит?

Людмила (мотая головой). Дура старая. Шумит.

Долин. Выпьешь?

Людмила. Что ты! Молчи! И сам не пей. Зачем тебе неприятности.

Долин. А, никуда я не пойду.

Людмила. На работу не пойдешь?

Долин. Ну какой из меня сегодня работник?

Людмила. Как же… без уважительной…

Долин. Это не проблема.

Пауза.

Люда, сны умеешь разгадывать?

Людмила. Почти нет. А что тебе приснилось?

Долин. Жена, муж ее покойный… Еще старуха какая-то из домоуправления.

Людмила. А ты веришь в сны?

Долин. В общем-то нет… Просто любопытно.

Людмила. Покойник звал тебя к себе?

Долин (смеется). Боже сохрани.

Людмила. Не звал?

Долин. Нет.

Людмила. Говорят, когда покойник зовет – к смерти. А жена как?

Долин. Как снилась?

Людмила. Да.

Долин. Ну как…

Людмила. Если целовались – плохо.

Долин. Скорее наоборот.

Людмила. Дрались?

Долин (смеется). До драки не дошло, но что-то близкое к ссоре.

Людмила. Прибивается, значит, к тебе. Может, скучает, а может, к известию.

Долин. Может быть…

Входит Себаков. Он умыт, выбрит, выглядит свежо.

Долин. Ладно, к черту сны.

Себаков (улыбаясь). Доброе утро, Людок.

Людмила. Доброе утро.

Пауза.

Долин. Побрился?

Себаков. Раз-два, делов-то. Лезвия отличные. Ну что, братцы? Начинается трудовой день.

Долин. Витя, у меня к тебе просьба: позвони дежурному и скажи, что я заболел.

Себаков. Может, лучше…

Долин (перебивая). Нет, нет, нет. Я совсем не бэ гэ. Бюллетень Вика сделает, все будет в порядке. Позвонишь?

Себаков. А как мне представляться?

Долин. Скажешь, что врач, что у меня с сердцем плохо, и все. Я тебя очень прошу.

Себаков. Где аппарат? (Берет телефон на колени.)

Долин. Четыре, пятнадцать, тридцать шесть.

Себаков (набирая номер). Андрей, подумай. Алло! Дежурный? Передайте завотделом молодежной редакции, что Долин на работу не выйдет. Сердечный приступ. Что? Дежурный врач скорой помощи. Это не обязательно. (Кладет трубку. Долину.) Все, наплели.

Долин. Угу, спасибо.

Себаков. Хорошие мои, я исчезаю. Людок, ты идешь? Или попозже? По-моему, тебе к десяти?

Людмила. К десяти.

Себаков. Прекрасно. (Спохватившись.) То есть прекрасно, что есть возможность отдохнуть, прийти в себя…

Людмила (не глядя на Себакова). Я поняла.

Себаков (натянуто улыбаясь). Я хочу, чтобы меня поняли правильно.

Людмила (смеясь и успокаивая). Я поняла правильно.

Себаков (развел руками). Дельфины. Целую. (Быстро уходит.)

Пауза.

Людмила, склонив голову, о чем-то сосредоточенно думает.

Долин (осторожно). Люд…

Людмила (тяжело вздохнув). Отвернись, я оденусь.

Долин. Сварю кофе. Хочешь кофе?

Людмила. Очень.

Долин. Овентура куробата сите вина моля пусс!

Людмила. Ой!

Долин. В переводе – один момент. (Уходит на кухню.)

Людмила какое-то время сидит на тахте спиной к зрителям. Спустив ноги на пол и закрыв лицо руками, чуть склонилась вперед. Затем начинает одеваться. Судорожно пытается застегнуть замок-молнию на юбке. Входит Катя.

Людмила (почти беззвучно). Простите…

Из кухни голос Долина: «Калапуса гоп! Черный, как дьявол, горячий, как огонь, и крепкий, как любовь, кофе ждет вас!»

Пауза.

Людмила. Вот, кофе…

Катя. Нет, спасибо.

С двумя полными кофе чашками на блюдечках, осторожно, чтобы не расплескать, входит Долин.

Долин. На кухне, правда, почище… (Поднял голову и оглянулся на взгляд Людмилы.) Катя? Ты как вошла, я не слышал?

Катя. Было открыто.

Людмила. До свидания. (Направляется к выходу.)

Долин (резко). Подожди, Люда!

Людмила, словно испугавшись, сразу вернулась. Стоят.

Пауза.

Людмила. Андрей, я пойду. До свидания. (Убегает.)

Пауза.

Долин. Ну что?

Катя (сорвавшимся на верха, но тихим голосом). Ничего.

Пауза.

Долин (усмехнувшись). Что ты подумала?

Катя. Ничего.

Долин. Заладила. На кофейной гуще гадала?

Катя. Гадала… дома.

Долин. Веришь?

Катя. Нет.

Долин. Вот и не верь.

Катя. Я и не верю.

Долин поставил чашки на стол, прошел по комнате, взглянув на Катю.

Долин. А раз не веришь, не смотри так!

Катя. Как?

Долин. Вот беда-то!.. Да не было у меня с ней ничего. Не бы-ло. Садись.

Катя села.

Пришла она с Себаковым вчера, выпили. Ночевали у меня. Сейчас Витя ушел на ра… (Вспомнив.) Минуту. (Берет телефон, набирает номер.) Соседка, здравствуй. Андрей. Почему вы дома? Везет же людям. На авось. (Хохотнув чуть преувеличенно.) Значит, и я везучий. (Словно выиграл по лотерее.) Никочка, я заболел. Сердце. (Горестно вздохнув.) Да, опять. Милая, кланяюсь тебе в самые ножки. (Стучит по столу.) Слышишь? Это я лысиной об пол. Спасибо, хорошая. Как Рыцарь? Что же вы, гадины такие, меня забыли? Понятно. Дня на три для убедительности. Согласен, тебе видней. Постараюсь. Забегайте. Подняться на три этажа, ох как много времени требуется. Не выдумывай. Понял. Еще раз спасибо и до самой земли. Привет Рыцарю. И я об этом. Было бы желание. Больше ничего. Счастливо. (Положил трубку. Кате.) Пей кофе.

Катя. Не люблю.

Долин. Пора полюбить. Деревне – чай с молоком, городу – кофе с коньяком.

Катя. Не хочу.

Долин. Я тебя прошу, не смотри так.

Катя опустила голову.

А что случилось? Почему ты не в институте?

Катя. Зачем?

Долин. Она меня спрашивает.

Катя. Вчера была защита.

Пауза.

Долин. Да? Ну и как?

Катя. Все хорошо.

Пауза.

Долин. Поздравляю.

Пауза.

Разве четверг не сегодня? (Катя не отвечает. Долин становится на колени, берет ее руки в свои и прячет в них свое лицо.) Бога ради, прости. Подлее меня нет на свете.

В комнату быстро входит Байков. Долин медленно поднимается с пола.

Байков. Извини, тебя волновать нельзя… Сердце? Бедное сердце.

Долин. Может, не сейчас?

Байков. Когда вам удобно?

Долин (пытаясь снять напряжение). Саша, кончай. Лучше познакомься.

Байков. Ты за кого меня принимаешь?

Долин (соглашаясь, преувеличивая обреченность). Ладно, поговорим.

Байков. Да с тобой нельзя говорить. Тебя убить надо. Взять и просто убить.

Долин. Попробуй! Может, легче станет.

Байков. Такой скотины я еще не встречал.

Долин. Осторожнее, здесь девушка.

Байков (Кате). Дева, выйди на пару минут.

Катя стоит.

(Долину.) Скажи ей, чтоб вышла.

Долин, закусив губу, внимательно смотрит на Байкова. Затем поворачивается к Кате.

Долин. Катя… (Байкову.) Пусть послушает.

Байков. Я бить тебя буду, а не разговаривать. Бить, как самую последнюю суку.

Оба готовы вот-вот броситься в драку.

Чтобы из-за такой падали люди носились по городу, ища замену, потому что у него голова… с похмелья… Тратили свои нервы, здоровье… Чтобы я сгорал от стыда… за эту паскуду!

Долин становится спокойнее. Смотрит мимо Байкова, думая о чем-то своем. Байков замечает это и, не выдержав, хватает Долина за подбородок.

Байков. Смотри в глаза… В глаза.

Застывают оба. Пауза.

Вот так. А теперь слушай. Перед дядей Колей, как перед ней, на коленях будешь просить прощения. Старик, кровью харкая, но выручил. Это раз. Заберешь трудовую и можешь быть свободен. Это два. И боже упаси с этого дня попадаться мне на глаза. Три.

Долин (высвобождая руку). Отдай руку.

Байков отпустил.

Размялись немного.

Байков идет к выходу.

Долин. Байков! (Догоняет его, хватает за руку.) На минуту.

Байков остановился.

Два слова… На посошок.

Байков было снова пошел.

Да подожди ты!

Байков резко вернулся. Ждет.

Совесть теперь твоя страдать не будет. Если я правильно понял, мы больше не увидимся. Надеюсь, честолюбие твое тоже не пострадает из-за минуты… общения со мной.

Байков. Мне некогда.

Долин. Ничего. Две минуты… Саша, что бы я сейчас ни сказал… Одним словом, если можешь сделать так, чтобы меня не увольняли…

Байков (перебивая). Нет.

Долин (с трудом). А если я тебя очень попрошу?

Байков. Я сказал нет!

Долин. Почему?

Байков молчит.

Пауза.

(Его колотит). Меня нельзя выгонять… Помоги мне.

Байков. Я тебе не верю.

Долин. Ну… в последний раз… Я брошу пить, все. Клянусь, никогда ты за меня краснеть не будешь.

Байков (отвернувшись). Детсад.

Долин. Если бы мне было наплевать… Я постарался бы выглядеть приличней. Неужели ты не понимаешь?!

Байков. Уезжай.

Долин. Куда?

Байков. Где тебя не знают.

Долин. Значит, не поможешь? (С едва приметным пафосом.) Никогда мне твоя дружба не была так нужна, как сейчас.

Байков. Вот! Все что тебя заботит!.. (Пародируя Долина.) На кой хрен вы мне нужны? Меня любите, заботьтесь обо мне, понимайте, а я вам буду исповедоваться: вот какой я несчастный, ранимый… Давай мы тебе за это зарплату платить будем?

Долин. Не надо.

Байков. Правильно. Платить должен ты.

Долин (вздрогнув). Как?

Байков (собираясь уйти). Вот и плати.

Долин. Нет, постой! Хочешь уйти? Сделал дело и хочешь уйти! (Пытается смеяться.) Зачем же так?.. Так нельзя. Давай сядем… Садись-садись. (Тянет Байкова на стул.)

Байков. Убери…

Долин (не дав сказать). Садись, не бойся. Так кричал сейчас, а сесть боишься… Что же вы так-то?

Байков сел.

Вот и хорошо. Очень хорошо. Саша, может я не прав…

Байков поморщился, хотел встать.

Долин (быстро). Ладно, не буду. Все, не буду. Сиди. Катя, скажи ему что-нибудь, а то они не понимают… Зарылись и ничего не понимают… Кричать, вот это они понимают. А я умираю! Чуть не умер… Вот она мне «скорую» вызывала. Катя, скажи им…

Катя стоит, не шелохнувшись.

Ну молчи, правильно. Они никому не верят. Труп увидят, тогда поверят. Ишь какие… На человека, с человеком так. Не смейте! Никогда не смейте так обращаться… Я вам не мальчик.

Байкова поведение Долина забавляет. С интересом наблюдает, не скрывая иронии.

(Взорвавшись.) Уходи! Чтоб духу вашего здесь не было! У себя там можете делать все, что угодно. (Кричит.) А здесь мой дом! Уходи! Выгнали, а я вас… Не доверяй таким людям, Катя! Никогда не доверяй! (Байкову.) Все, до свидания. Я не хочу вас видеть. Уходи! (Показывает на дверь.)

Пауза.

Байков. Вот это цирк.

Долин (махнув на Байкова). Ладно, не надо.

Байков. Как же я тебя раньше не понял?

Долин. Вот так… очень просто.

Байков. Помнишь, я назвал тебя гадом? Потом подумал: а в ком из нас его нет… Оказывается, ты еще и гаденький. (Наклонившись к Кате.) Катя, бегите из этого дома! И чем дальше…

Долин (загородив Катю). Не трогай ее!

Байков (пристально глядя на Долина, улыбнувшись). Камикадзе. (Уходит.)

Молчание.

Катя медленно начинает собирать со стола бутылки, грязную посуду.

Долин (грубо). Поставь на место!

Катя продолжает.

Я кому сказал?

Катя (устало). Что ты кричишь? Я слышу.

Долин берет со стола недопитую бутылку.

Подожди. Все приготовлю и выпьем вместе.

Долин смотрит на Катю.

Отметим диплом.

Долин. Ну вот, теперь ты… Хык!

Долин уходит. Катя обессилено опускается на стул, как после большой тяжелой работы. Сидит долго, недвижно.

Затемнение

Часть третья
Картина перваяЭпизод первый

Празднично накрытый стол в квартире Долина. В комнате никого. Входит Себаков с большим тяжелым свертком. Смотрит, куда его положить. За дверью кричит Вика: «Открой, Катя!». Себаков кладет сверток на пол, идет открывать. Вика вносит две салатницы.

Вика. А где Катюшка? Привет.

Себаков. Привет. Дай помогу.

Вика. Не урони. Селедку «под шубой» любишь?

Себаков. Больше «шубу». А что это?

Вика. Тертая редька с чесноком, с сыром и майонезом. Не ел?

Себаков. Нет.

Вика. На, попробуй. У?

Себаков. Ну-ка, ну-ка.

Вика. Лимит. Когда сядем за стол.

Себаков. Пожа-ле-ла-а.

Вика. Ладно, еще одну ложечку.

Себаков прихватил ложку зубами. Вика пытается ее вырвать, но Себаков не отпускает. Вика же вырвала, и Себаков прижал ладонь ко рту.

Вика. Ой. Поцарапала? Десну? Покажи.

Себаков ловко обнимает ее. Долгий поцелуй.

Себаков. Хороша.

Вика поправляет приборы на столе.

Как будто выпил… (Пытается обнять Вику сзади.)

Вика. Ну перестань, Витя. Подожди… Увидят.

Себаков. Никого нет. Услышим.

Вика. Платье не пом…

Поцелуй.

Себаков (в поцелуе). Угу.

Входит Катя. В руках у нее сетка с хлебом.

Вика. Мы ошалели.

Себаков (не отпуская). Есть от чего.

Вика. А где…

Себаков. Да никого нет. Мужа напоим?

Вика. Ой, ходок! Ну, ходок!

Они целуются. Катя проходит на кухню.

(Испуганно.) Пусти.

Себаков. Вот шальная. Кого испугалась? Слышишь, тихо.

Вика (прислушиваясь). Сердце в пятки ушло.

Себаков. Не верю. (Кладет руку ей на грудь.) Здесь.

Вика. Здесь? Ой-е-ей. Ну вот, платье помял. (Уходит на кухню.)

Себаков (поет, пританцовывая).

 
Буду землю носом рыть,
Гнуться в три погибели.
Я хочу тебя любить,
Чтобы люди видели.
 

Входит Вика, маячит Себакову, за ней идет Катя. Она несет булку хлеба и нож.

Катя (Себакову). Порежьте хлеб, пожалуйста.

Себаков берет хлеб и нож. Катя, снимая пальто, уходит в прихожую.

Пауза.

Вика. Ну, что теперь?

Катя возвращается.

Себаков. Катюша, можно с тобой поговорить?

Катя, помедлив, села.

Я люблю эту женщину. Очень люблю. Но все так непросто…

Катя молчит.

Ты не веришь? Почему? Вика, на минуту… (Знаком показывает, чтобы Вика вышла.)

Вика нерешительно уходит.

Может быть, тебе думается, что проще все выложить Геннадию как есть?

Катя не отвечает.

Иногда мне кажется, что это единственный выход, но стоит только шевельнуть мозгами, и ты на лопатках.

Катя (вставая). Скоро придут.

Себаков (перебивая). Что уж так-то? Я ведь с вами не в шашки играю. Если человек в моем возрасте заговорил на такую тему, а я вас постарше лет на десять, потрудитесь выслушать и понять.

Катя. Я не понимаю, чего вы хотите от меня?

Себаков. Прежде всего, не надо вот таких взглядов. Немых, что называется, укоров. Я к ним еще пятнадцать лет назад выработал иммунитет.

Короткая пауза.

Я рассчитываю не на моральный кодекс, вбитый вам за партой, а на вашу разумность и пусть пока небольшой, но все же личный опыт. Перекиньте мою ситуацию на себя. Кстати, и перебрасывать нечего: у Вики – муж, у Андрея – жена. Так что уж лучше нам протянуть друг другу руки, как товарищам по несчастью, и каждому потихоньку, как сможем, выбираться из этой связки. Лады?

Катя. Какая жена?

Себаков (не сразу). Вот видите. Нитка белая, нитка черная, а фон серый. Немного правды, немного лжи и жизнь. А что поделаешь? И как с этим не считаться, Катя?

Входят Долин, Барасенко, Вика.

Долин. О, Витек! Приветствую!

Себаков. Дай, облобызаю. (Целуются.)

Долин. Спасибо.

Себаков. Главное, не болей. (Подает пакет.) Держи.

Долин. Никак бомба. Такой тяжелый. (Развернув сверток.) Что это?

Себаков. Теперь, прежде чем что-либо – взвесь. Весы, глухомань.

Долин. Катя, смотри. Действительно.

Барасенко (Себакову). Где ты достал? Братцы, это ведь жуткий дефицит. (Встает на весы.) Ника, срочно дари своему Рыцарю такую штуковину.

Долин. Катюша, ты чего такая бледная?

Себаков. Катя, где нож? Хлеб порезать.

Барасенко. Контролировать свой вес – великая вещь. (Себакову.) Где ты умудрился?

Катя (подавая Себакову нож). Вот.

Себаков. Спасибо. (Режет хлеб.)

Долин (Кате). Устала? Отдыхай, я все сделаю сам. (Раскупоривает бутылки с вином.)

Катя. Принесу хлебницу. (Уходит на кухню.)

Барасенко. Семьдесят восемь. Я думал больше. Вика, встань, я тебя взвешу. Туфли сними.

Вика (вставая на весы). Ой, жуть. Сколько?

Долин (Себакову). Решил поиздеваться?

Себаков. Андрюша, скинешь излишек, спросишь у меня, как отбиваться от женщин.

Барасенко (Вике). Пятьдесят шесть. Бараний вес.

Вика (обиженно). Бараний меньше.

Себаков (обняв Долина, негромко). Но Катюша, это фирма.

Долин. Не пошли.

Барасенко. Интересно… в бараний вес входит курдюк?

Долин. Вероятно, в зависимости от пола.

Барасенко (Вике). С курдюком как раз бараний. Не расстраивайся.

Входит Катя.

Катя (Себакову). Хлебница.

Себаков. Прекрасно.

Барасенко. А чего мы ждем? (Себакову.) А ну, убирай свои весы – отвлекают.

Себаков. Теперь все претензии к Долину.

Долин. Просьба за стол и налить себе вина.

Вика (Кате). Катя, уберу. (Сметает крошки со стола, уходит на кухню.)

Долин. Катюша, садись. Вика!

Вика. Иду!

Все рассаживаются. Себаков наливает всем вина.

Долин. Прежде чем мы начнем пить за мое здоровье, я хочу нарушить традицию.

Барасенко. Андрюша, с традициями не шутят.

Вика. Рыцарь, подожди.

Катя опрокинула рюмку.

Ой, на платье?

Себаков (Кате). Вино белое, не страшно.

Вика. Надо соли.

Катя. Нет, только на скатерть.

Барасенко. Мой дед в тридцать седьмом шутканул в Киеве, а смеялись на Сахалине.

Вика. Дайте вы сказать.

Долин (Кате). Ничего?

Катя. Ничего.

Долин. Я предлагаю первый тост поднять не за себя… Подождите, не перебивайте. Нас здесь немного, и это очень хорошо. Люди сегодня собрались те, кому не безразличен я, я в этом уверен… Мне не хотелось никому напоминать о своем дне рождения, и я этого не делал, рассчитывая на тех, кто искренне меня помнит и любит. Кого-то из моих близких людей нет за этим столом, у кого-то другая география, а кто-то уже успел стать далеким…

Вика. Ну и черт с ними.

Долин. Да. Спасибо вам, что вы пришли. Я вас всех очень люблю и хочу, чтобы в жизни вашей было как можно меньше огорчений, а больше радостных и приятных минут.

Себаков. Часов.

Долин. Недель.

Вика. Месяцев.

Себаков. Лет.

Долин. Да.

Пьют.

Затемнение

Эпизод второй

Место действия прежнее. Прошло около двух часов. Звучит первый концерт Чайковского в эстрадной обработке. Себаков, Барасенко и Вика танцуют, подражая балетным танцорам. Долин и Катя в затемненном углу о чем-то негромко разговаривают. Долин иногда посматривает на группу танцующих, смеется. Отзвучала музыка.

Себаков. Что там Большой театр! Вика, ты заткнешь за пояс десять Плисецких!

Вика. А ты как думал? Могем!

Барасенко. Но самый эффектный был момент поддержки. До такого, по-моему, еще никто не додумался.

Себаков (громко поет).

 
Разлюбившие уста
Медом, ядом точатся.
В сердце звон и пустота,
А любить все хочется.
 

Долин, Барасенко, Вика подхватывают.

 
Что поделаешь ты тут,
Как обманешь долю?
Шея просится в хомут,
А душа на волю.
 

Катя собирает грязную посуду. Долин отговаривает ее. Из-за песни их диалог не слышен. Катя уносит посуду на кухню, Долин присоединяется к поющим.

 
Зажигаю днем свечу,
Чтобы не отчаяться.
Я любить тебя хочу,
А не получается.
 

Вика. Ребята, давайте гитару возьмем!

Себаков и Долин (поют). Возьми гитару! Возьми гитару!

Вика (Барасенко). Рыцарь, принеси, пожалуйста.

Барасенко. Пощадите! Ноги поднять не могу.

Себаков. Гена, не по-рыцарски.

Барасенко. Расстреляйте меня…

Долин. Вика, пойдем принесем. Плясуны, поскучайте – мы сейчас.

Себаков (быстро). Гена, не отпускай их вдвоем.

Барасенко. Не жалко.

Вика. Ой, смотри! Андрюша, за мной.

Долин, Вика уходят.

Барасенко. А куда Катюша подевалась?

Голос Долина (из прихожей). Сейчас придет!

Себаков. Покурим?

Барасенко. Покурим.

Закуривают. Небольшая пауза.

Себаков. Когда уезжаешь?

Барасенко. В поле?

Себаков кивнул.

Через неделю. Мои суслики по мне плачут.

Себаков. Интересная работа?

Барасенко. Когда как. Девочки в группе интересные попадаются. Да все порядочность не позволяет…

Себаков. Чья?

Барасенко. Моя, чья же еще?

Себаков (кивнув на дверь). А ты вот у кого учись.

Барасенко. У Андрея?

Себаков. Конечно. Пока жена в разъездах, чего теряться.

Из кухни появилась Катя, вытирая полотенцем руки.

Барасенко (оживленно). Слушай, Катюша ведь не дура, а вот на что рассчитывает, мне абсолютно непонятно.

Себаков. Может и ни на что. Редкий экземпляр – девочка на валюту.

Барасенко. Как думаешь, спит она с ним или не спит?

Себаков. Черт его знает. Он ведь с идеей.

Барасенко. На однолюба не похож.

Себаков. Не распространяйся только… Тут на днях пикничок организовали. Мы с Андреем и бабенка одна.

Барасенко. Кто?

Себаков. Из нашей конторы. (Смеясь.) Ты представляешь, он ведь чуть не женился. Ну да. Всех к черту: Любку, Катьку… Один свет в окошке – она. Плакал, донимал ее, где она была раньше. Ну, чтоб угомонился, пришлось накачать его. А утром не мог понять – кто такая.

Барасенко. Я, по-моему, сегодня тоже перебрал.

Себаков. Интересно, как он с Любкой расхлебываться станет?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении