Владимир Гурьев.

Люди и Боги. Последний из Красного Легиона, или Слеза, изменившая мир. Книга 1 и 2



скачать книгу бесплатно

С этими словами он осторожно подошел к двери, из-за которой доносился непонятный шум. Медленно приоткрыв дверь, Красный заглянул внутрь. Перед его глазами предстала кромешная тьма, поскольку окна дома были заколочены. Каменного воина данное обстоятельство нисколько не смутило. Он видел ночью так же хорошо, как и днем. При появлении солнечного света шорох немедленно прекратился. Значит, там все-таки кто-то был. Красный внимательно обвел взглядом внутреннюю обстановку, ничем не отличавшуюся от других домов. Вроде ничего подозрительного, только в углу на соломе какой-то черный комок. Каменный воин подошел ближе и собрался было протянуть руку, чтобы получше рассмотреть его, как комок вдруг зашевелился. Это был человек в черном балахоне. Его лица не было видно из-за натянутого на голову капюшона.

Увидев Красного, незнакомец истошно закричал и быстро выбежал из дома, оставив в секундном недоумении обычно хладнокровного воина.

Очутившись на улице и заметив людей на легасах, человек бросился к ним. При его приближении ездовые животные снова занервничали, а один из них встал на дыбы и сбросил Торола на бежавшего. Раздался женский крик.

В этот момент из дома появился Красный с вытянутыми в виде сабель руками и стремительно направился к упавшим.

– Стой! – закричал Торол ему, поднимаясь на ноги.

Каменный воин остановился и вопросительно взглянул на Вахура. Тот попросил быть наготове. Торол же, удивленный женским криком, нагнулся к неподвижно лежавшему человеку и тихо позвал его:

– Вы живы?

Незнакомец пошевелился и на подростка взглянули большие черные глаза на смуглом девичьем личике, перепачканном грязью. Милый маленький ротик был слегка приоткрыт, из него доносилось тревожное прерывистое дыхание. Из-под надетого на голову капюшона выбились черные волосы, похожие на паклю.

Несколько секунд мальчик и девочка смотрели друг на друга. Прелестный облик незнакомки настолько ошеломил Торола, что он не мог от него оторваться.

– Вы меня не тронете? – вдруг спросила она.

Подросток на секунду растерялся от вопроса.

«Как можно причинить вред такому очаровательному созданию», – подумал он, но вскоре понял, о чем идет речь.

– Не бойся, каменный воин тебя не тронет. Он хороший. Он наш друг и защитник, – стал успокаивать незнакомку Торол.

С этими словами мальчик помог ей подняться. Она была немного ниже Торола и очень худая.

Поднявшись, она поскользнулась и упала в объятия подростка. Тот покраснел от прикосновения ее теплого тела. Девочка же с благодарностью посмотрела ему в глаза, хлопая своими длинными ресницами.

– Спасибо! Как зовут моего спасителя? – произнесла она милым голосом.

– Торол, – еле слышно пробормотал он.

– А это кто? – с испугом пролепетала девочка, указывая пальцем на каменного воина.

– Это Красный. Э-э-э.… В общем, это длинная история. Но как я уже сказал, он хороший, несмотря на свой устрашающий вид.

– Не подпускай его ко мне.

Я его боюсь!

– Хорошо, – с готовностью ответил Торол. – Как тебя зовут?

Девочка не успела ответить – в этот момент появился Дэрек.

– Вот вы где! – воскликнул он, как ни в чем не бывало. – Колония действительно заброшена. Я никого не встретил. Надо…

Тут к нему подошел Вахур. Не долго думая, рассерженный отец влепил ему такую пощечину, что мальчишка свалился на землю.

– Это только первая порция, сын, – в гневе проговорил Вахур. – В тот раз я не наказал тебя, и, видимо, зря. Ты играешь со смертью. Я думаю, даже Красный согласен со мной.

Последний на самом деле стоял в стороне и не думал вмешиваться, хотя пощечину получил его кровный хозяин.

– Так как твое имя? – повторил Торол свой вопрос, весьма довольный таким разрешением проблемы с поиском Дэрека.

– Дарма. Добро пожаловать в колонию Дайдврост, – произнесла девочка и мило улыбнулась.


***

– Вот это поворот, – хихикал Тэрок, сидевший на крыше дома и наблюдавший за происходящим. – Мальчишка нашел в кого влюбиться. Интересно, что будет дальше. А этот Красный – тварь, конечно, умная. Я скрыт магией, а он меня все равно чувствует. Не хотел бы я испытать его силу.

Глава двенадцатая
Совет

Либо авторитет других лиц, либо наша собственная

поспешность приводит нас к заблуждениям.

Ханс Георг Гадамер


Бывшие жители Устутской колонии в виде полумесяца расположились на каменной площади перед большим двухэтажным домом и тревожно переговаривались между собой в ожидании объяснений, для чего их здесь собрали. Тут были все без исключения. Правды не ведал никто, но каждый понимал, произошло что-то очень важное и причиной всему непонятное место, в котором они сейчас находились.

– Кто-нибудь знает, зачем мы здесь? Что случилось?

– Нет. Я знаю только то, что прискакал, как ошпаренный, Микаэль и приказал незамедлительно явиться сюда. Я попытался выяснить все поподробнее, но он не стал слушать и поскакал прочь, сославшись на дела.

– Микаэль сам ничего не знает, вот и уехал. Только непонятно, как он смог так быстро втереться в доверие к Вахуру?

– Ты что забыл? После нападения кочевников. Это же он притащил Красного.

– Не понимаю: и что здесь такого? Вахур так и так возвращался в лагерь. Вождь и без Микаэля попросил бы Красного помочь нам.

– Нет. Дело не в этом. Микаэль сильно ранен был в спину после нападения на Волотскую колонию. Стрела пробила ему легкое. Наш лекарь, да хранят его боги, хоть и помог ему, но тем не менее Микаэль был в очень плохом состоянии – на грани жизни и смерти. И несмотря на это, когда на нас напали кочевники, он бросился за Вахуром, чтобы предупредить его.

– Может он просто сбежать хотел?

– В пустыне с такой раной далеко не убежишь. Он хотел помочь нам. И помог.

– Как ты его защищаешь! – послышался смешок.

– Я не защищаю, а рассказываю, как было на самом деле.

– Ладно, мы поняли. Что хоть это за место, сказал твой Микаэль?

– Угу, промычал себе что-то под нос. Колония Дайдврост, кажется.

– А где ее жители? Я лично никого не видел, а здесь только наши люди.

– Не знаю. Может быть, все в этом большом доме. Вон какой он огромный.

– Вся колония в одном доме! Не смеши народ.

– А может, это ловушка? Вахура захватили в плен, Микаэль у них на побегушках, а нас собрали, чтобы убить?

– И все наши враги засели в одном доме! Еще один выдумщик!

– Вполне может быть. Забыл, в каком страшном мире мы живем?

– Глупостей не говори, и без того тошно! Стоим здесь, как на иголках, ждем неизвестно чего. А ты еще всякую ерунду порешь! Замолчи, или я помогу тебе в этом!

– Очень уж я испугался! Только попробуй!

– Ладно, успокойтесь вы. Чего завелись по пустякам? Поберегите лучше силы – вдруг они нам еще понадобятся.

– Смотрите. Микаэль вышел, а вон и Вахур, и Дэрек с Красным. Сейчас будут говорить. Наконец-то мы узнаем, в чем дело.

– Тихо!

Действительно, из двухэтажного дома медленно появились перечисленные, находившиеся там около часа. Словно по команде толпа замолкла и устремила свой тревожный взор на них. Ощущая на себе многочисленные ждущие взгляды, Вахур вышел на середину площади и встал около статуи императора Сунраза. Прочие остались на деревянном крыльце. Вождь обвел глазами свой народ и, не скрывая смятения, начал:

– Жители Устутской колонии, простите, что заставил вас так долго ждать. Поверьте, время потрачено не зря. Внутри этого дома, – начал вождь издалека, – мы обсуждали важную задачу, с которой я сейчас хочу поделиться с вами и услышать ваши мнения.

Вахур на секунду умолк, оглядывая слушающих, на лицах которых читалось огромное любопытство.

– Видите эту колонию? Она называется Дайдврост. Нравится ли она вам?

Из толпы понеслись отдельные возгласы:

– Да.

– Нет.

– Любопытно.

– Не очень.

– О чем речь?

– К чему вопрос? Где подвох?

– Дело в том, – продолжил вождь, – что колония осталась без хозяев. Все ее жители умерли от черной смерти. Я знаю, что целью нашего путешествия являлась Заманская колония моего троюродного брата Дрола. До нее три-четыре дня пути. Не мне вам рассказывать, что путь этот смертельно опасен. Вспомните, скольких забрала смерть, пока мы добирались сюда. Половина наших братьев и сестер погибла от хищников, болезней и рук разбойников. Но все это случилось до долины Остывших Сердец. Рядом с этим проклятым местом боги как будто посочувствовали нашим несчастьям и дали непобедимого защитника – Красного. После удача уже не покидала нас – не было ни одного нападения, появились новые легасы, излечились раненые и, наконец, колония Дайдврост. Может быть, боги предлагают нам дом, который заменит Устутскую колонию? Посмотрите, она чем-то напоминает нашу. Не правда ли?

Люди еще раз внимательно огляделись вокруг, находя поразительное сходство с их прежним домом.

– Кроме того, здесь все беспрекословно переходит в нашу собственность. Никто не будет препятствовать нам в этом. Каждый волен выбрать себе жилище, какое пожелает – домов много, а нас мало. Кроме этого, конечно, – Вахур снова указал на большое строение позади него. – В колонии есть все: оружие, предметы быта и много хозяйственных строений. Вещи и постройки в хорошем состоянии, только нужно прибраться как следует, и отремонтировать кое-что. Никто не будет ни в чем нуждаться!

– А питаться мы как будем? – последовал вопрос из толпы.

– Охотой и скотоводством. Как и прежде. Вокруг обитает дичь.

– Откуда такие сведения? Вы успели произвести разведку?

– Нет. Если вы заметили, то я говорил весьма уверенно о том, чего мне не должно быть известно. Но все вышесказанное – правда. Важные сведения нам предоставил единственный выживший житель колонии Дайдврост, с которым я хочу вас сейчас познакомить. Это хорошенькая шестнадцатилетняя девочка. Ей вы зададите все интересующие вас вопросы. Только, пожалуйста, не пугайте ее и не будьте слишком настойчивы – девочка пережила огромное потрясение, потеряв всех своих родных, и очень слаба, так как давно ничего не ела.

Вахур закончил свою речь и, повернувшись к Дэреку, попросил его привести Дарму. Тот скрылся в большом доме и через несколько секунд появился снова, но уже в сопровождении Дармы и Торола, державшихся за руки.

Девочка уже успела привести себя в порядок и сменила свое грязное тряпье на одежду, которую ей подыскал Торол. Она была теперь без капюшона, поэтому ее длинные кудрявые волосы плавно ниспадали на спину, словно мантия юности и красоты.

Выйдя из дома, Дарма испуганно огляделась и крепче сжала руку мальчика. За небольшое время, прошедшее с их встречи, девочка старалась ни на секунду не отпускать Торола, хотя тот и не пытался уходить. Напротив, друг Дэрека с каждой минутой все больше понимал, как она ему дорога и не мог представить ни секунды без ее присутствия. Он считал, что сама судьба свела их вместе. По его мнению, это доказывало многое: он первый, кого она встретила после долгого одиночества; оба были сиротами и обоих невообразимо сильно тянуло друг к другу. Поэтому, пока жителей Устутской колонии беспокоил вопрос об их будущем, то его – Дарма. Он очень боялся, что, показав девочку остальным, приобретет соперника. Даже проходя мимо Дэрека, подросток поменялся с ней местами, чтобы друг случайно не прикоснулся к его возлюбленной.

Оказавшись в нескольких шагах от Вахура, девочка остановилась и боязливо взглянула на Торола.

– Смелее, я с тобой. Никто не посмеет тебя обидеть. Обещаю, – попытался успокоить он ее.

– Сюда, дитя мое. Смелее. Ты в безопасности, – повторил вождь и протянул свою руку.

Дарма проигнорировала это движение, но тем не менее подошла ближе. Интересный случай: девочка доверилась Торолу, считая его своим защитником, и ни во что не ставила других людей, словно их вообще не существовало; с мальчиком обращалась нежно и тепло, а для других была холодной, будто лед. Если бы не он, никто не смог бы и слова из нее вытащить.

Уже привыкнув к ее нелюдимости, Вахур объявил:

– Жители Устутской колонии, перед вами Дарма – единственный уцелевший житель колонии Дайдврост.

Из толпы послышались одобрительные возгласы:

– Бедняжка! Сколько всего ей пришлось пережить!

– Какая хорошенькая!

– Какая маленькая!

– Она просто ангел!

Девочка, польщенная такими словами, немного успокоилась и обратилась к собравшимся:

– Приветствую вас, добрые люди, в колонии Дайдврост. К сожалению, она не может порадовать вас своим гостеприимством, потому что все ее жители умерли. Осталась только я одна. Страшная беда постигла мой дом. Сюда пришла черная смерть и забрала всех с собой туда, откуда не возвращаются. Моих папу и маму…

Голос Дармы задрожал от волнения, и она, не в силах сдержать слезы, уткнулась в грудь Торола. Жалобные всхлипывания раздались среди всеобщей тишины. Многие опустили глаза и тоже предались печали. Каждому было что вспомнить, и поэтому ее страдания все прекрасно понимали.

Торол опустил свою ладонь на голову возлюбленной и тихонько погладил.

– Успокойся, любовь моя. Теперь у тебя есть я! – прошептал он.

Растроганная такими словами Дарма подняла свои черные, наполненные слезами очи на мальчика. Тот с нежностью поцеловал ее. Она улыбнулась и, вытерев последние слезинки, снова повернулась к толпе.

– Все началось с одного охотника. Как-то раз ему очень повезло, и он вернулся с большей добычей. В честь этого устроили большой пир. К концу праздника все радостные и пьяные разошлись по домам. Дайдврост погрузился в сон. Только охотник не мог заснуть – у него невыносимо чесались руки. Он долго терпел, ворочаясь с боку на бок, но продолжаться так вечно не могло. Охотник стал кричать, призывая на помощь. Испуганные люди собрались вокруг него. Наш лекарь пытался ему помочь, пробуя всевозможные средства, но несчастному ничего не помогало. Так прошла ночь. К утру ситуация ухудшилась: зуд распространился на все тело, и больной больше не чувствовал ног. Вскоре у него появился жар, а потом охотник потерял сознание. Наш лекарь не отходил от него ни на миг, но тем не менее не вылечил. Охотник умер в страшных муках на следующий вечер. Через три дня, как и полагается, состоялась прощальная церемония, а после нее руки зачесались еще у нескольких человек. Среди них была моя мама…

Дарма снова всхлипнула, но переборов себя, продолжила:

– Мы пытались отгородиться от страшной и непонятной болезни. Безрезультатно. Поминальный огонь горел каждый день, унося все больше жизней. Колония пустела. Вскоре остались в живых только я и мой отец. Чувствуя, что болезнь не обошла и его… Мой папа!.. Сам вошел в костер и … сжег себя заживо.

Дарма снова разрыдалась, а Торол стал ее успокаивать.

Молчание повисло над площадью. Бывшие жители Устутской колонии с ужасом вспоминали черную смерть, унесшую жизнь бедной Иланы. Всех их могла постичь такая же участь, что и Дайдврост, но, по какой-то счастливой случайности, они живы.

– Поэтому, – продолжила девочка, перестав плакать, – я, как последний житель колонии Дайдврост, приглашаю вас поселиться здесь и стать моей второй семьей. Тем более, что мужа я уже нашла.

Произнеся последние слова, Дарма с любовью погладила по щеке раскрасневшегося мальчика. Он был счастлив, как никогда в жизни, и согласятся его сородичи или нет, уже не имело никакого значения. Торол останется со своей любимой там, где она пожелает, и ничто не сможет изменить этого.

– А как же черная смерть? Наверно оставаться здесь опасно. Мы можем тоже заболеть. Колония проклята! – заметил Кин.

В толпе тут же подхватили:

– Верно. Верно.

– Здравый вопрос!

– Останемся, значит, умрем!

– Нет! Мы не согласны! Едем в Заманскую колонию!

– Тихо! Тихо! Успокойтесь! Мы еще ничего не решили. Успокойтесь, – принялся унимать их вождь и, повернувшись к девочке, спросил: – Когда умер последний человек?

– Давно. Не знаю. Я не считала. Но как видите, за это время со мной ничего не случилось. Болезнь ушла, – стала объяснять Дарма.

Снова воцарилось молчание. Люди напряженно думали.

– Дичи вокруг много? – вдруг спросили из толпы.

– Мы не жаловались.

– А вода?

– Неподалеку речка. Также в колонии есть колодец.

Опять молчание.

– А может, она все это выдумала или сошла с ума и хочет, чтобы оставшись здесь, мы умерли, как и предыдущие жители колонии? – не унимался Кин. Ему очень не нравилось это место, и он хотел уйти отсюда.

– Еще одно слово, и ты труп! – процедил сквозь зубы Торол и с такой злостью поглядел на маленького уродца, что тот вмиг скрылся в толпе.

Потом мальчик вышел вперед и обратился ко все еще сомневающимся людям:

– Я остаюсь здесь вместе со своей женой. Я не могу вам приказывать, а просто прошу поверить мне. Вы все меня хорошо знаете. Всю жизнь я пытался действовать на благо нашей колонии. И сейчас ничего не изменилось. Я никогда не стал бы просить вас о чем-либо, если бы это могло нанести вред хоть одному человеку. Я бы скорее умер, чем позволил свершиться такому. Теперь я вас прошу остаться в колонии Дайдврост. Я сердцем чувствую, что Дарме можно верить. И дело не только в том, что я люблю ее. Брошенных без веской причины колоний не бывает. В нашем случае это были кочевники, а здесь болезнь, которая ушла. Сами боги дают нам знак остаться здесь. Так не будем испытывать их терпение.

Проговорив последние слова, Торол учтиво поклонился, взял под руку Дарму и удалился с ней в сторону ее дома. На площади осталась недоумевающая толпа.

– Теперь позвольте мне сказать, – продолжил Вахур. – Оставаться здесь или двигаться дальше решать не одному человеку, а нам всем. Торола и Дарму мы услышали. Теперь я выскажу свое мнение. Мне хочется остаться и попробовать здесь начать новую жизнь. Почему? Колония Дайдврост в хорошем состоянии. Дома, крепкий забор есть. Вода и дичь должны быть рядом. До Заманской колонии еще три дня, но во время перехода может погибнуть кто-нибудь из нас. Кроме того, там нас никто не ждет и первое время мы будем обузой для моего брата. Тем не менее, если мы здесь останемся, это нас не лишает возможности уйти в Заманскую колонию. Мы можем в любое время сделать последний переход и достигнуть первоначальной точки нашего путешествия. Так решайте. Остаемся или уходим?

– Остаемся! – в один голос ответила толпа.

– Тогда разбирайте дома и готовимся к ночлегу – завтра трудный день.

Глава тринадцатая
Трагедия

Истинное геройство заключено

не в руках, а в сердце и голове.

Герман Мелвилл


Весь вечер люди занимались разгрузкой повозок и обустройством новых домов. Несмотря на кажущуюся простоту этого занятия, к ночи бывшие жители Устутской колонии ужасно устали и передвигались сквозь пелену сна. Детей пришлось уложить раньше положенного срока, взрослые же пытались еще что-нибудь сделать, но безрезультатно, поскольку засыпали прямо на ходу. Необъяснимая дрема напала на всех. Даже выставить часовых оказалось большой проблемой, несмотря на настойчивые требования Вахура. Вскоре он сам поддался сладостному искушению и ушел спать. В уснувшей колонии Дайдврост остался только один часовой – Красный. В отличие от людей ему не требовался ночной отдых, что несомненно являлось еще одним его положительным качеством. Он молча сидел у костра около деревянных ворот и внимательно прислушивался к каждому шороху и звуку, готовый моментально среагировать на любые изменения обстановки.

Неожиданно ему послышался женский крик. Красный резко вскочил. Ошибки не было – еще один. Он обернулся в сторону звука и очутился в непонятном месте: вокруг было темно, только в центре горел маленький костерок, отбрасывающий еле заметные тени на земляные стены, на одной из которых корчилась человеческая фигура. Красный подошел ближе и разобрал очертания человека, точнее, женщины. Она была абсолютно голая, вся в грязи и привязана по рукам и ногам к холодной стене. Ее тело поражало своей худобой и многочисленными ссадинами. Красный поспешил развязать ее, но этого ему, к его глубочайшему удивлению, не удалось – руки проходили сквозь веревки и женщину.

– Что с вами? – спросил он у пленницы, находясь в недоумении.

Ответа не последовало. Каменный воин снова попытался прикоснуться к ней, но опять безрезультатно.

Но вот незнакомка подняла до сих пор опущенную голову. Взору Красного открылось печальное лицо женщины лет шестидесяти, о чем говорили поблескивающие редкой сединой длинные пряди волос. Несмотря на почтенный возраст и измученный вид, оно казалось довольно милым и красивым.

Она, взглянув в сторону каменного воина, но не замечая его присутствия, жалобно закричала: «Помогите!» и, тяжело вздохнув, снова опустила голову на грудь.

Хотя Красный видел эту женщину первый раз в своей жизни, ее лицо показалось ему очень знакомым. Более того, глядя на нее, он будто чувствовал ее мучения. Он ощутил боль, физическую слабость и невероятную тоску. Женщина находилась в плену давно, но надежда на спасение еще теплилась в ее душе. Эти чувства так тронули Красного, что внутри него что-то настойчиво защемило. Он сомневался, что у него было сердце, но одно каменный воин понял точно. Женщина для него больше, чем знакомая – она родная по крови. Эта правда была настолько шокирующей, что Красный впервые пришел в исступление – перед ним его родственница, а он не может ей помочь.

Вдруг все резко пропало, как и появилось, и он снова увидел огромную черную скалу, напоминающая змею, обвившуюся вокруг ствола дерева. С ее вершины доносилось: «Сюда! Иди сюда! Времени мало! Поторопись!»

Красный проснулся. Он был на прежнем месте, у костра.

«Я заснул. Как это возможно? И опять эта скала. Но кто эта женщина?» – стал задавать себе вопросы каменный воин.

Его мысли отвлекло беспокойное ржание легасов. Как только люди Вахура ступили на землю колонии Дайдврост, животные постоянно волновались, но сейчас пуще прежнего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12