Владимир Буров.

8, 9 – аут. Сириз



скачать книгу бесплатно

© Владимир Борисович Буров, 2017


ISBN 978-5-4485-2974-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая

– Чай, кофе, квас? – спросил начальник милиции. Он пригласил Леху сесть, и открыл дверь холодильника.

– Спасибо, не надо, – ответил капитан.

– Ага! Тогда по пятьдесят коньячку.

– Я не пью.

– А я пью?

– Ну, хорошо, только ради вас.

Они выпили. Подполковник сказал:

– Знаешь, Алексей, я решил поручить тебе серьезное дело.

– Спасибо, я давно мечтал, расследовать что-нибудь запутанное.

– Ты слышал, что сегодня опять убили девушку?

– Нет. Как ее убили?

– Как двух предыдущих. Ножом. Но есть одна новая особенность.

– Ее изнасиловали? – спросил Леха.

– Да, – ответил подполковник, – как и предыдущих. Это, как ты понимаешь, не относится к выдающимся фактам.

– Что еще там было? – спросил капитан, и посмотрел на рюмку.

– Налить еще?


– Нет, спасибо. Я просто так посмотрел.

– Никаких просто так, парень. В этом деле появился смысл.

– Я бы хотел, наконец, узнать о нем, – нервно сказал капитан.

– Не надо так волноваться, Алексей. Все просто: на груди у убитой девушки была вырезана цифра семь.

– Цифра семь? – переспросил капитан.

– Семь? Я так сказал? – Подполковник Яблоков Сергей Сергеевич опять налил две рюмки. – Это не совсем точно.

– А именно?

– Что, а именно? Ах, а именно! – Он выпил и предложил выпить подчиненному.

– Простите Сергей Сергеич, но что вы тянете кота за хвост? Скажите прямо.

– Я вот знал твоего отца, Алексей, он не был таким придирчиво-нетерпеливым.

– Почему был? Он еще жив.

– Жив? Прекрасно. Я знаю. Но он уже не работает здесь. Он уступил место тебе. И скажу тебе по секрету, его попросили выйти на пенсию именно из-за этого знака.

– Из-за этой семерки?! Я ничего не знал.

– Ну, вот, теперь знаешь. Ты никому не должен говорить про этот знак. Официально, я имею в виду. Но будешь вести расследование именно в этом направлении.

– А если это просто шутка? – спросил Алексей.

– Шутка? Нет, мой милый, таких шуток не бывает. Поэтому это не шутка. Разве ты не знал постулат древних:

– Этого не может быть, потому что не может быть никогда?

– Слышал, но до сегодняшнего дня не верил в его истинность.

– Теперь поверил? Правда?

– Да, действительно, зачем кому-то писать цифру семь, если можно написать шесть. Шесть уже похоже на три шестерки.

– А что такое три шестерки?

– Не знаю. Но говорят, что ничего хорошего. Правда.

– В данном случае шестерка запутала бы все дело. – Подполковник принес фотографию с последнего убийства. Римская цифра семь была написана, как зеркальное отражение. – Ты понял? Тогда бы это была четверка.

– А так?

– А так я не знаю, что это такое. Какая-то отраженная семерка. – Подполковник налил еще по одной. – Будешь?

– Спасибо, придется.

– Я бы сам до этого не додумался, – сказал подполковник. – Это не обычное отражение, а, как мне объяснили, перпендикулярное.

– Кто вам объяснил?


– Один старлей из группы, ведущей официальное расследование этого убийства.

Но, повторяю, они не считают эти убийства, как серию. Запрещено.

– Почему?

– Что значит, почему? Ты с Луны свалился? У нас не бывает серийных убийств. Ты что впервые об этом слышишь? Поразительно.

– Ну, я не занимался убийствами до сих пор, – ответил Леха.

– Тем лучше, ты сможешь непредвзято посмотреть на это дело. Докладывать будешь только лично мне. Опергруппе ничего не сообщать.

– Что я могу им сообщить?

– Ну, как что? Свои мысли, разумеется. Ведь у тебя голова работает, не правда ли?

– Конечно. Но не сейчас. Я уже выпил три рюмки. Для меня это много.

– Хорошо. Точнее, плохо. Хочешь быть настоящим, как Шерлок Холмс детективом – тренируйся.

– Как?

– Ходи в ресторан, в бар. Ну, как все люди. И пей. Сначала по три рюмки, если не можешь выдержать больше. Потом прибавляй по одной.

– Это шутка?

– Почему?

– У меня нет денег на такие тренировки.

– Ну, хорошо, я тебе выпишу премию. Двадцать рублей.

– Это мало.

– Будешь получать премию каждую неделю. От меня лично. Понял. В кассу не ходи. Никто не поймет, за что ты получаешь каждую неделю премии.

– Теперь понял.

– Иди, боец невидимого фронта.

– Почему невидимого?

– Я уже тебе говорил. Никто не должен воспринимать всерьез твое расследование.

– Как я буду появляться на местах преступления?

– На местах преступления?

– Ну, если это Серийник, как вы думаете, то, очевидно, преступление будет не одно, а много. По крайней мере, несколько.

– Это верно. Ты будешь действовать, как мой личный представитель. И да:

– Чуть не забыл самое главное. Никто не должен знать, что это я подсказал тебе идею о существовании Серийника.

– Откуда тогда я об этом узнал?

– Откуда? Сам придумал.

– Я?

– А что в этом особенного. Ты же умный, молодой капитан, не отягченный грузом моральных представлений о мире наших старых работников. Например, они думают, что для поиска истины нужны:

– Дознаватели, следователи, опера, разные там заместители начальника. Да самих начальников много, вплоть до генерала.

– А это не так?


– Может и так. Но для того, чтобы ехать на машине, не надо знать устройства мотора. И, следовательно:

– Зачем всем рассказывать, что кроме детектива и его начальника здесь есть еще кто-то?

– Вы правы. Шерлок Холм ведь никого не имел, кроме Доктора Ватсона.

Алексей ушел.

– Ничего особенного ведь не произошло, – думал он по дороге домой. – Обычное дело:

– Я работаю под прикрытием.


На следующий день он зашел в кафе на другом конце города. Было пусто. Но одна девушка вертелась у стойки. Она пила коньяк и разговаривала с барменом.

– Буэнос диас, – сказал Алексей.

– Буэнос диас, – сказала девушка.

– Что это означает? – спросила барменша.

– Вы это просто так сказали? – сказала девушка. – Или на самом деле хотите угостить меня коньячком.

– Коньяком? – переспросил Алексей. – С утра?

– Скоро обед. Какое утро? С утра-то мы обычно занимаемся сексом. Кстати, вы не против?

– Против? Против чего? – Алексей уже начал краснеть.

Девушка покрутила головой.

– С вами надо работать. И знаете, много, очень много работать.

– Может быть, вас пригласить за стол?

– Охотно. И закажите что-нибудь поесть. Есть – слово на букву б – хочу.

– Даша, че ты ругаешься? – спросила ее подруга барменша.

– А – слово на букву х – мне не ругаться, я пьяная.

Алексей хотел бежать, но вспомнил, что надо попытаться что-то узнать об убийстве. Узнать, что думают о нем со стороны. Эти дамы должны знать.

– За какой стол мы сядем?: – спросила Даша.

– За последний, – ответил Алексей.

– Последний справа или последний слева?

– Последний… э… справа, у телевизора.

– Это мой любимый стол, – сказала Даша.

– Даша, че ты врешь? – сказала барменша.

– Я вру? Я никогда не вру. – И добавила: – Это моя подруга, она злится, что вы не дали ей на чай.

– Но я же ничего еще на брал, – удивился капитан милиции.

– Так по тебе видно, что и потом не дашь. И да:

– Давай заказывай. Ты что будешь?

– Выпейте текилы, – сказала барменша. И добавила: – А я люблю итальянский портвейн. Можно?


– Можно? Что можно, я не понял? – сказал Алексей.

– Не слушай ее, – сказала Даша. – Она хочет выпить за наш счет.

– Хорошее заведение, – сказал Алексей, оглядывая отделанный деревом и зверями зал. – Удивляет только одно.

– Что?

– Не успел я еще сделать заказ, а уже всем должен.

– Послушай, как тебя звать, Леха? Не грузись, Леха, наливай. Может, еще понравится.

Алексей внимательно прочитал меню, карту бара и заказал:

– Две отбивных с жареной картошкой и два баварских пива, безалкогольных.

– Мне алкогольное, – сказала Даша.

Поели они, выпили, значит, и Даша говорит:

– Ну, что, теперь потрахаться, наверное, хочешь?

Леха замялся. С одной стороны, неудобно, а с другой отказаться тоже нельзя.

– Да я бы… – че-то начал он мямлить.

– Можешь, – прервала его Даша, – но только при одном непременном условии. У тебя член должен быть, как эта бутылка. – Она повернула пустую пивную бутылку. – Вот, как это донышко.

Он постеснялся ответить, что у него меньше. Поэтому сказал:

– Хорошо.

Но дама не отстала. Она спросила:

– Спасибо, да? Или:

– Спасибо, нет?

– Я сказал, хорошо, – прохрипел парень.

– Ну, хорошо. Хорошо, да, или, хорошо, нет?

– Скажите, – спросил Алексей, несмотря на отсутствие перехода, – что вы думаете о последнем убийстве?

Далее, она дочь мэра, и не родная сестра трех убитых сестер.


– Бармен, дай ключ от банкетного зала! – громко сказала девушка.

– Зачем? – Барменша налила себе немного итальянского вермута и сделала глоток. Потом сказала:

– Я первая его увидела.

– Не ври. Дай ключ, я тебе сказала.

– Там открыто.

Они прошли по узкому проходу мимо кухни. Теперь не раньше, пространство экономили. Банкетный зал был завален коробками с пивом, вином, водкой, соками.

– Что будем делать? – спросил Леха.

– А ты что бы хотел?

– Ну, не знаю. Может быть, просто посидим?

– Сидя? Тебе нравится сидя?


– Я бы не сказал.

– Ну, че ты растерялся? Давай сидя, если хочешь.

– Лучше стоя.

– Стоя? А как?

Алексей поднял девушку, прижал к стене.

– У тебя так ничего не выйдет, – сказала Даша.

– Да выйдет, не бойся.

– Ты не с того начинаешь. Давай я тебе покажу сначала, как надо делать.

– Лучше я сам.

– Потом ты сам все сделаешь.

– Я уже все понял.

– Понял? Уверен?

– Уверен.

– Ну, давай, поехали.

– Он сказал… форвердз…

– Ну вот, пожалуйста, у тебя ничего не вышло. Ты что, только с Зоны вернулся?

– Извини, я сорвал тебе все удовольствие.

– На это ты лучше не надейся. Выпей вон виноградного сока, и начнем сначала.

Алексей послушно выпил почти всю литровую пачку сока.

– Ты мне оставил?

– Э литл.

– Это сколько?

– Сто грамм.

– Мне хватит. Теперь давай по-настоящему. Как ты умеешь.

– Прости, я не смогу.

– Почему?

– Прошло слишком мало времени. Я еще не восстановился.

– Восстановишься в процессе.

– Прости, но я даже не знаю, как начать.

– Не знаешь, как начать? Может быть, хочешь подумать?

– Да, я хочу подумать.

– Не надо думать. Давай мне сюда твою руку.

– Руку?

– Давай, давай, веди ее сюда, вниз. Ниже, еще ниже. Ну, вот, а говоришь:

– Не форвердз. Вперед, вперед, капитан. Давай, давай, можно, я буду звать тебя капитан?

– Тебе нравятся капитаны?

– Да, я люблю капитана дальнего плаванья.

– Мне не удобно.

– Встань по удобней. И да:

– Ты засек время?


– Время? Нет. Разве надо было засечь время? Я думал, как получится.

– В общем, да, но чтобы было не меньше тридцати минут.

– Долго.

– А ты как хочешь? На работе ты, сколько часов работаешь?

– Восемь. Как положено.

– Ну, вот, это тоже работа. Удовольствие, конечно, есть, но и работа.

– Я не люблю путать работу и удовольствие.

– А я люблю. Работать надо с удовольствием.

– А чтобы получать удовольствие, надо работать, – сказал Алексей.

– У тебя голова работает, – сказала Даша. – Ты умный парень. Кстати, кем ты работаешь?

– Это… как его?..

Девушка отстранила его от себя и посмотрела в глаза.

– Ты так увлекся, что забыл, где работаешь? Или ты студент?

– Я собираю эти… как их?..

– Пословицы и поговорки?

– Нет.

– Тосты?

– Нет.

– Что же ты тогда собираешь? Золотые украшения, что ли? Нет?

– Нет, конечно. Я собираю несчастные случаи. Точнее, убийства. Хочу написать диссертацию.

– Докторскую?

– Кандидатскую.

– Можно, я буду звать тебя:

– Доктор? Кстати, это психология?

– Да.

– Отлично! Я буду звать тебя Доктор Фрейд. Значит, у тебя сейчас отпуск, и ты собираешь материал для кандидатской диссертации. А я филолог. Я недавно сделала открытие, да все некогда его записать. Ты Шекспира читал когда-нибудь?

– Ты тоже пишешь кандидатскую?

– Нет, диэ чайлд, я еще не настолько стара. Я пишу курсовую по Шекспиру.

Через некоторое время Алексей сказал, что время скоро заканчивается.

– Ты смотрел на часы?

– Да.

– Сколько еще осталось?

– Пять минут.

– Хорошо, отработаешь эти пять, и еще пять в виде десерта.

– Хорошо.


Наконец, они оделись и сели на ящики.

– Прости меня, – сказал Алексей. – Я воспользовался тем, что ты была пьяна.

– Ты еще не видел меня пьяной, – сказала Даша.

– Теперь, как честный человек, – не слыша ее, продолжал Леха, – я должен сделать тебе предложение:

– Не хочешь ли ты стать моей законной женой?

– Ты меня тоже прости, Леха, но мне еще нет тридцати лет. Ты разве не в курсе, что порядочные девушки женятся, точнее, выходят замуж теперь в тридцать лет?

– Я думал, это шутка.

– Думаю, ты не слышал этого даже в шутку.

Дама ушла, а Леха больше всего боялся, что его заставят заплатить и за секс.


– Да ерунда, – сказал он сам себе, – если бы надо было платить и за это, меня бы предупредили. Должны были предупредить. Обязательно должны предупредить. Так это не делается. Да и вообще, у нас не принято платить за секс. Если только обед заставит оплатить. Но это нормально.

– Вы уже уходите? – спросила барменша, когда Леха появился из двери. Он хотел сразу повернуть направо, но она помахала счетом. – Вы сейчас заплатите?

– Разумеется, – ответил он. – Впрочем, я хотел покурить.

– Курите здесь. Впрочем, не надо. Сейчас могут прийти на обед.

– Хорошо, я заплачу сейчас. – Он взял счет из руки девушки в красной жилетке.

– Не понятно написано? – спросила барменша. – Две отбивных, две жареных картошки, два Баварских пива, сто граммов коньяка, это она пила при вас, сто граммов итальянского вермута, это я пила при вас. Всего на триста рублей. Плюс десять процентов на чай. Итого триста пятьдесят рублей. Все понятно?

– А это что? – спросил капитан.

– Где? А, это? Это сложный гарнир. Огурцы, помидоры, свекла, капуста, зеленый горошек Бондюэль, кукуруза Бондюэль, оливки, маслины, лимон.

– В сложный гарнир не должно входить больше четырех компонентов, – сказал Алексей.

– Да? Может быть, вам устроиться сюда директором? Нет? Тогда платите.

– Что это написано, не могу разобрать?

– Это зелень. Петрушка, укроп.

– Это пишется отдельно?

– Могу написать вместе.

– Спасибо, сойдет и так. – Он заплатил ровно триста пятьдесят рублей.

– На чай не дадите? – спросила барменша.


– Так вы уже там заранее написали десять процентов!

– А, да, сама чуть не забыла. Тогда все, спасибо. И да:

– Больше вы ничего не хотите?

– Что вы можете предложить?

– Десерт, может быть.

– Спасибо, не надо, десерт уже был.

– Да, вот еще, – он уже двинулся к выходу, но тут же сделал шаг назад: – Когда я опять могу увидеть эту девушку?

– Зачем?

– Я предложил ей выйти за меня замуж. Но она ничего не ответила.

– И вы хотите уточнить: она скажет:

– Да, – или она скажет:

– Нет?

– Да, она ведь не сказала:

– Нет.

– Напрасно ты рассчитываешь на положительный ответ, парень. Ты хоть знаешь, кто она?

– Студентка.

– Студентка это она. А вот папа у нее давно не студент. Да и мама тоже.

– А кто они?

– Папа мэр города. Мама зав поликлиникой.

– Да, это… Вы думаете, она откажется?

– Ну, не знаю. Думаю, да. Тем более, у нее есть жених.

– И они до сих пор не поженились?

– Мать ей не разрешает жениться, вернее, выходить замуж, пока не закончит институт.

– Она говорит, что не женится до тридцати лет.

– Не выйдет замуж, вы хотели сказать.

– Да, я еще не привык к этим словам, и путаю их.

– Я тоже. Впрочем, как все, кто еще не женился и не вышел замуж.

– Я постараюсь зайти завтра, – сказал капитан и ушел.

Уже на улице он понял, что абсолютно ничего не узнал об убийстве.

Глава вторая

На следующий день Алесей опять зашел в кафе. И опять в это же время. С утра. И опять застал ту же картину. Он очень обрадовался. Действительно, многое повторяется, но увидеть повтор в реальности почти никогда не удается. Это просто счастливая случайность. Хотя, когда она случается, кажется, что это предложение счастья будет всегда.

– Вы рады меня видеть? – спросила Дарья.

– Конечно.

– А меня? – спросила Галя.

– Да.

– Да, конечно? Или:

– Просто да?

– Не знаю, что и ответить, – сказал капитан. – Если я скажу:

– Да, – то вы подумаете, что я хочу жениться на вас обеих. А если нет, то вы обидитесь, – он кивнул на барменшу Галю.

– Нет, ничего, это обычное дело, – сказала Галя. – Я уже привыкла, что меня выбирают меньше, чем ее.

– Сядем на наше место? – спросила Даша.

– Отлично, – сказал Алексей. – Я хотел пригласить вас первым. Но не успел.


– Еще не вечер, успеешь.

– Вам то же, что вчера? – спросила Галя.

– Что мы ели вчера? – спросила Даша. – Ты помнишь?

– Да.

– Мы не будем об этом вспоминать.

– Закажем Котлеты по-Киевски.

– Они мне надоели.

– Выберите сами, – он передал меню даме.

– Я не умею читать, – сказала Даша. – И знаешь почему? Я никогда не читала меню.

– Возьмем Котлеты по-Киевски.

– Ну, хорошо, – вздохнула дама, – я согласна. Тогда картофель фри.

– Две Киевских, фри…

– Два? – спросила барменша прямо из-за стойки. Официанты с утра здесь не работали. Только в выходные.

– Разумеется. И два Баварских.

– Сложный гарнир надо?

– Только из четырех названий, – сказал Алексей.

– А мне вообще не надо, – сказала Даша. – Впрочем, ради тебя я тоже возьму. – И добавила: – Сто пятьдесят коньяку.

– Записывать? – спросила барменша.

– Разумеется, – сказал Алексей.

– И пиво не перепутай! – крикнула Даша. – Мне алкогольное.

– Они стоят одинаково.

– На десерт Бианко записывать?

– Я это дерьмо не люблю, – сказала Даша.

– Хорошо. Тогда я запишу только себе. Сто пятьдесят хватит?

– Думаю, хватит, – сказал Алексей.


– Вы слышали про убийства девушек? – спросил Алексей, когда они съели по половине котлет.

– Это мои сестры, – ответила Даша. – Но не родные.

– Серьезно?

– Да.

– Невероятно. И кто мог это сделать?

– Я не знаю. Но хочу узнать. Ты мне поможешь?

– Конечно. Но как?

– У меня есть план. Дело в том, что все они были боксерами.

– Фантастика, – сказал Алексей.

– Почему?

– Я даже не знал, что у нас в городе существуют женщины боксеры.

– Их было всего пять, – сказала Даша.

– Троих убили – осталось две, – сказал Алексей. И добавил: – Кто, интересно, их убил?

– Маньяк, – сказала Даша.

– У нас не бывает маньяков, – сказал Алексей.

– Я думаю, что это был маньяк, – сказала Даша. – И докажу это.

– Как?

– На удочку.

– На удочку это как? – не понял Алексей.

– Я найду живца для этой акулы.

– Никто не согласится быть живцом для этой… э… щуки.

– Это не щука. Я тебе говорю:

– Это настоящая акула.

– Почему? Здесь же не бывает акул.

– Здесь много чего не бывает, – сказала Даша. – Но вот есть. Я это чувствую. Ведь эти сестры мне не родные. Почему я должна за них мстить? Но вот сегодня мне приснился сон, что они меня просят об этом.

– Почему тебя?

– Им больше некого просить. А на меня им удалось выйти.

– Как Доктор Фрейд я могу сказать:

– Это значит, между вами установилась родственная связь.

– У нас не было ничего родственного, – сказала Даша.

– Вы назывались сестрами, – сказал Алексей, – а это уже связь. Небольшая, не такая, как между родными сестрами, но уже связь. Муж и жена тоже не родственники, но связь между ними существует очень сильная.

– Я видела во сне, как ее убили.

Я видела лицо убийцы. Это был пожилой мужчина. Старик, как говорили переводчики Хемингуэя. Да, да я видела его в море. Он – бывший капитан дальнего плаванья. А сейчас здесь тренирует боксеров.

– И боксеров женщин? – спросил Алексей.

– Пожалуйста, парень, не перебивай меня. Я рассказываю сон. Это тонкая структура. Ты можешь все испортить своими вопросами. Если чего не понятно, записывай. Потом возьмешь у меня интервью. Доктор Фрейд, ты должен лучше меня понимать, что сон – это и есть настоящая реальность.

Он знал, что Таня ездит с вечерней тренировки не на автобусе, а на велосипеде. За победу на чемпионате ей подарили костюм адидас, кроссовки адидас и немецкий скоростной велосипед за две тысячи дойчмарок.


– Не знал, что так много дают, – подумал Алексей. Вслух произносить свои мысли он не стал. Но добавил: – Мне однажды презентовали только кроссовки адидас. Да и те пришлось отдать тренеру. Тут он понял, что Даша слышит его, и замолчал. К его удивлению, она одобрительно кивнула. Вроде он и так знал, что дама его слышит, но все-таки это было очень удивительно. – Я слышу.


Я крутила педали, велосипед шел сам собой, как будто был с мотором. Как такое может быть? При повороте на волнистую дорогу, ведущую к коттеджам, я не заметила сзади велосипедиста. Он вылетел неожиданно. Из-за последней девятиэтажки. Он хотел врезаться в переднее колесо, но неровности дороги помешали ускориться в последний момент. Он ударил в заднее. Мы упали, потом встали друг напротив друга. Он не ожидал моего прямого в голову. Зашатался, как маятник и упал в еще не успевшую высохнуть лужу. Зря я не разобралась с ним до конца.

Даша открыла глаза.

– Ты записал, что я говорила?

– Нет.

– У тебя есть диктофон?

– Нет.

– Я тебе дам. В следующий раз, когда я закрою глаза и начну говорить – нажми кнопу:

– Пуск!

– Ладно. Можно тебя спросить, с кем произошла эта история? С тобой?

– Нет, с Таней. С моей последней сестрой.

– Ты была с ней в этот последний раз?

– Да. Но не как ты, возможно, думаешь. Я была в ней.

– Вот только сейчас?! Ты не была с ней тогда, на пустыре?!

– Нет, конечно.

– Часто ты так видишь другого человека?

– Обычно я только чувствую. А так, как сегодня было в первый раз. Наверное, это из-за тебя.

– Разве я как-то помог тебе?

– Уверена, что помог.

– Как?

– Ты ведь Доктор Фрейд.

– Я? Ну, хорошо, пусть будет так. Я Доктор Фрейд. – И он добавил: – Ты прервала этот сон, потому что боялась увидеть, как тебя убьют?

– Нет. Ее убили не в этот раз. В следующий.

– Ты это видела?

– Нет. Мне не хочется. Я боюсь.

– Я думаю, сегодня мы уже не будем… э… делать… э…

– Трахаться? Будем. А потом пойдем в парк, и я расскажу тебе мою курсовую.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6