Владимир Белобородов.

Норман. Шаг во тьму



скачать книгу бесплатно

Ведущего псов второй группы встретил Храм и насадил на копье. Пошатнувшись от удара, зверь тем не менее смог устоять. Тут же к нему кинулись два бывших водоноса с мечами. Судьба пса была предрешена. Второго попытался проткнуть Эль, но его копье переломилось от неимоверного удара. Эльф упал на спину, пропустив над собой летящего зверя. Пока тварь пролетала над ним, он поднял руку и прикоснулся к ее груди. Мне показалось, что на удар сердца между ними вспыхнула звезда. Зверь упал и покатился по гладкому камню двора безжизненным мешком. Остальных приняли хасаны и Касса. Хасанов собаки умудрились сбить с лап. А вот сейша, приподнявшись на задние лапы, грациозно ушла с линии прыжка пса и перехватила его, одновременно впившись пастью в холку. В следующий миг сейша упала на бок, не отпуская жертву, и задними лапами распластала животное.

– Хорлы! – крикнула Яля.

Она, беспорядочно выпуская из жезла «огоньки» по надвигающейся со стен туче полукрыс, кричала:

– Назад!

Разумные боялись подходить к огромным клубкам рычащих собакообразных, преграждающих дорогу к дому. Из клубков то и дело вылетали клочья шерсти. Сейша, покончив со своим противником, прыжком переместилась к соседней паре дерущихся и одним ударом лапы прекратила свару, а с нею и жизнь рыжей собаки. Новер справился сам.

Последним из двуногих по крыльцу пробежал эльф, за которым пятилась Яля, охранявшая дверь. После них вихрем заскочили в дверь питомцы.

– Ты че?! – раздался сзади меня крик Малика. – Закрой окно! Хорлы!

С этого момента стало казаться, что вокруг раскинулось царство Некроса. Разумные метались по коридору, приходя на помощь друг другу в особо тяжелых ситуациях. Реальность растворилась в хаосе и какофонии, писке крыс и криках разумных. Где-то в доме послышался тоскливый вой Ручи.

Я прижался к стене, чтобы не мешать Малику и Серому, отбивающим атаку крыс. Голову ломило все сильнее. Малик, упершись двумя ногами в пол, длинной палкой держал доску, прикрывающую окно. Серый с невероятной скоростью бил топором по протискивающимся сквозь щель мордам хорлов.

Головная боль превратилась в жуткую тоску, потом в страх, потом в необъяснимый ужас. Хотелось бежать без оглядки не важно куда. Лишь какая-то маленькая искорка разума удерживала меня на месте.

– Помогите! – закричал Малик.

Серый явно не справлялся, одна из крыс протиснулась почти наполовину, но в нее из дверного проема прилетел «огонек».

– Отходи! – раздался голос деда.

Малик бросил палку и отпрыгнул к боковой стене, Серый – к другой. Доска упала, освободив путь равнодушно ползущим тварям. По окну пролетел «воздушный удар» невероятной силы. Успевших перевеситься в комнату крыс раздавило по стене, не успевших – выбросило наружу. Следом за «ударом» в проем ушел даже не «огонек», а поток огня, оставив после себя пляшущие языки пламени на стенах проема.

– Закрывай! – раздалось из коридора одновременно с удаляющимися шагами.

Серый схватил доску и прижал ее к окну.

Малик вновь попытался держать ее палкой. Хорлы только мер через пять возобновили свои упрямые, равнодушно жуткие попытки прорваться.

Закончилась атака через полчасти. Все устало расселись по углам комнат лицом к окнам. В доме стоял запах свежей крови, отдающийся на языке кислинкой.

– Серый, – спросил Малик, сидевший на полу у стены, – а в поселке так же?

– Нет, там отпугивающие амулеты на стенах, поэтому проще. Да и тварей туда меньше доходит. За день нашествия, может, сотню убивают. Причем по очереди. Там успевают сохранить добычу.

– Малик, – спросил я, – во время нашествия… мне стало…

– Страшно?

– Да.

– Я первый раз чуть в штаны не наделал. Это «волна», она их и гонит. Дед говорит, эманации силы, отзвук, что ли…

– Вот поэтому одаренные и не селятся в Темных землях, – философски резюмировал Серый.

Я устало встал и, пошатываясь, пошел искать Савлентия. Волна ужаса во время нашествия вымотала слабый организм почти полностью.

Деда нашел в его комнате устало лежащим на кровати.

– Что, плохо? – спросил он.

Я кивнул.

– Терпи, сейчас силы ни у кого нет, если в течение части не пойдут, помогу. Меч не трогай.

– Почему?

– Он силы набрал. Тебя темной маной опять приложит.

– Какой темной маной?

Дед, помолчав ударов тридцать, ответил:

– Сил очень много, мы не видим и половины. У растений свои – ближе к эльфийским, у камней и земли свои – их гномы видят, у людей свои, есть и темная. Может, и еще какие есть, недоступные нам.

– Но нам же не становится плохо от других сил?

– Ну это как если сравнить лошадь и хасана. Лошадь ест траву. Хасан, бывает, тоже ест растения, вон Новер все огурцы стрескал. Но лошадь не может есть мясо. Если накормишь – ей станет плохо. А хасан может. Так и темные силы, как мясо. Ты пока лошадь, а Нейла – хасан.

– Как это возможно, я имею в виду Нейлу?

– Хороший вопрос. Не знаю. Но точно знаю, что ни один одаренный не может просто так принимать темную ману, так как это сила смерти и противоречит естеству разумного. Если целенаправленно тренировать организм, вбирать ее в себя, станешь темным.

– Я думал, темные – это те, кто жертвы приносит.

– Это сейчас так рассказывают молодым. Вон Сайл принес в жертву крысу – и ничего, ему так же плохо, как и всем. А вот если бы он вбирал в себя силу во время ритуала, чуть-чуть приучил бы организм. Вот тебе в следующий раз станет легче. А если потренируешься, будешь как Нейла или Серый удовольствие получать. Серый вон аж трясется, если в Темные земли не сходит.

– Но я же не вбирал.

– Вбирал, вбирал. Когда пошли первые эманации, темная мана прямо потоком лилась и наполнила твой меч. Все-таки правы гномы, твой меч – клинок темного мага. А ты из своего меча втянул силу, да, видимо, немало, поэтому и приложило.

– Получается, Нейла…

– Да. При этом сама. Насильно тут не заставишь.

– А почему не всем одаренным было плохо?

– Разные организмы. Есть одаренные, которые вообще не могут принимать темную силу, – их коробит, а есть те, кто может. Ладно, иди спать. И поешь чего-нибудь, пусть даже через силу.

Еще два дня мы, вернее, мои близкие, так как я был не в состоянии что-либо делать, отбивали атаки тварей. Нападали они по пять-шесть раз в сутки, все время после «волны». И лишь раз группа водяных крыс попыталась напасть без подстегивания темной силы. Так как одаренных не сжимал ужас «волны», нападение отбили просто. Хасаны и сейши во время атак были полностью деактивированы и забивались в угол. Никогда не забуду затравленный взгляд всегда, казалось бы, уверенной в своих силах Кассары.


Лонг. Столица Старкского королевства

– Заходи, Римик. – Аргеен эль Камен, Верховный магистр Ордена светлых, ждал прихода исварского магистра. «Братья в услужении» доложили ему еще четверть части назад о предстоящем визите эль Римика.

– Пусть светлые боги озарят ваш путь, – появился из-за двери магистр.

– И тебе, Римик, светлая сила в помощь.

– Разреши доложить, Верховный. – Эль Римик поклонился. Дверь за ним закрылась.

– Прекрати паясничать, Римик, я ведь однажды могу и рассердиться. – Аргеен встал из-за стола и подошел к магистру. Тот с прищуром посмотрел на Верховного.

– Ну, здравствуй, – тепло произнес Аргеен, обнимая друга.

– А вдруг твои холуи подслушивают? – спросил исварец после приветствия. – Не боишься потерять маску карающего?

– Знаешь же, что этот зал не прослушать. И не называй их холуями, верные ребята.

– Конечно, верные, то-то на каждом пояс смерти.

– Ну, кто наточил меч, того и боги берегут в битве. Что будешь? Наше старкское или гномью бурду?

– После того как твой отец подсадил нас на эту, как ты называешь, «бурду», глупо спрашивать.

Магистры залпом выпили по рашке, налитой Верховным.

– Ох, жжет выдумка Некроса, – прошипел Римик, – ни за что не поверю, что у гномов покупаешь. Они на моей территории живут, даже у самых лучших нет такой.

– Да какой секрет, баловство это. Будут ерепениться, снижу их доходы, ведь больше половины перекинулось с металла на эту дрянь. Мастеров не осталось… Но, думаю, ты не за секретом настойки пришел. Давно мы не виделись. Кругов десять, наверное.

– В сердцевину смотришь. Покаяться приехал и совета попросить. Нашел я нашу потерю. Обе в Темных землях сидят. С ними и освободители. Они запрос о родителях старшей через гномов сделали.

– Чего не берешь, сил не хватает?

– Да нет… Дело в том, что с ними твой старик. Мои по незнанию спугнули его с заимки. Вот пришел за советом.

Верховный задумался.

– И бумаги, похоже, там же. Мага мои убили, но Ровный точно там, – дополнил Римик.

– О твоих «совах» слышать не желаю, чтобы провалить такое задание, надо быть даже не лошадью, а ослом.

Верховный вновь замолчал, потом так же молча наполнил рашки:

– Как умудрились задеть старого?

– Новый брат, довольно исполнительный, шел за Ровным и наткнулся на заимку. Проинструктировать я его не успел, не ожидал, что он окажется в тех местах.

– Пока не трогайте их, подумаю. Им ведь до инициации круг?

– Да. Твоей, может, больше.

– Введи к ним своего человека или разумного, а в остальном, как обычно, ищи уязвимые места.

– Может, просто возьмем? Уж больно удобно, и бумаги, и посвященные в одном месте, да и наказать надо освободителей…

– Слово-то какое подобрал – «посвященные»… – Эль Камен на время ушел в себя.

Римик не прерывал его раздумий, понимая, что решение Верховный принимает непростое.

– Ты не знаешь старого, – поднял взгляд эль Камен, – пока пусть все останется как есть. Позже отправлю тебе птицу.

– Хорошо. Тогда об остальном. Отряды довели население до ненависти, не слишком ли резво берем?

– Мне необходим твой конфликт с королем. А он пока не реагирует. – Аргеен налил еще по одной. – Будем давить. Народ – овцы, нужна реакция барана.

– За светлых богов!

– Оставь помпезность, лучше за братство.

Магистры чокнулись и выпили.

– Знать дает воинов? – Эль Камен оторвал виноградину от грозди, лежащей на блюде.

– Да, пришлось парочку укротить, вроде поняли.

– Начинай перекладывать на них черную работу.

– Хорошо, попытаюсь.

– Не нравится мне твоя неуверенность. Давай без «попытаюсь». Да, насчет бумаг, подключишь «сов» или еще кого, оригиналы надо изъять, они, конечно, уже не важны.… Будет тебе наказание, столько дел провалил. Но старого не трогайте. Хотя я готов на костер пойти – они у него. Как Боевая академия? – Верховный сменил тему разговора.

– Нормально, ректор передает списки наиболее успешных и отправляет их на отработку к нам. Мои люди проверяли – не обманывает.

– Королевские маги?

– Многие стали понимать, к чему клонится, и отходят от двора.


Когда эль Римик добрался до Исварии, его уже ждало письмо от Верховного. Не раздеваясь, он раскрыл нежный листочек, вынутый из кольца птицы, и провел над ним своим амулетом. На листке проявилась вязь текста.

Спустя пять мер, подумав, магистр вслух одобрил распоряжения эль Камена:

– Что ж, неглупо.

Глава 2
Очистка

На третий день наступило затишье. Два похода за водой прошли без эксцессов.

– Как-то быстро на этот раз, – пережевывая кусок мяса, невнятно произнес Серый, – обычно дней десять длится.

– Думаешь, все? – спросил дед.

– Если до завтрашнего утра не пойдут, то да. Дня через два возвращаться будут. После нашествия их манит обратно.

– А те, что во двор набились?

– Либо ждать два дня, либо выбивать. На втором этаже тоже сидит какая-то тварь, ночью скреблась.

– И я слышал, – поддакнул Сайл.

– А ты доедай и Малика у окна смени, сидишь уже часть, жуешь, он тоже голодный, – Савлентий сурово глянул на юного артефактора.

– Ладно тебе, дед, пусть ест, – вступился за парня, – я схожу, посмотреть-то могу.

Не желал бы я себе такого детства, как у него. Несмотря на то, что прожил всего девять кругов, Сайл уже успел побывать в руках Светлого братства, да и жизнь в «Проклятом доме» не сахар. А с учетом того, что он еще и не хочет знать своих родителей…


Малик, являющийся по совместительству братом моей подруги, сидел в обычной позе на полу и хмуро смотрел на доску, закрывающую окно.

– Чего раскис, родственник, иди поешь, я посмотрю, – присел я рядом.

– Сейчас пойду. Решетки бы поставить, – немного помолчав, равнодушным тоном произнес он.

– Поставим. Теперь поставим. Что-то случилось?

– Нет, просто устал. – Он встал, отряхнул ставшие серо-грязными штаны и молча вышел.

Я остался один и достал меч. Дед вчера разрешил его забрать, предупредив, чтобы я никоим образом не качал из него ману. Лезвие меча в лучах солнца, пробивающегося через щель окна, на удар показалось полупрозрачным. Сконцентрировавшись, перешел на магическое зрение. Ничего необычного, те же плетения.

– Любуешься, – раздался голос Нейлы.

Я перевел взгляд на нее. Ее аура увеличилась и слегка отдавала красным. Вокруг искры была легкая пелена, скрывающая обычно яркий свет.

– Да так, показалось что-то.

– Не показалось, в нем есть еще плетения. Но другие, они соприкасаются с теми, которые ты видишь. – Она присела рядом.

– Как ощущаешь себя?

– Решил посмеяться?

– Нет. Серьезно.

– Как ты ко мне относишься?

– Нейла…

– Я не об этом, это я и так знаю и понимаю тебя. Как ты относишься ко мне после изменений? Не как к девушке, как к человеку?

Я на время замолчал, обдумывая ее вопрос.

– Так же, разве что-то изменилось?

– Я чувствую, что изменилось отношение ко мне. Всех.

– Ты себя накручиваешь, – ответил, вспоминая рассказ Сайла и понимая, что вру, – мне кажется, все так же.

Нейла молча попыталась встать. Я перехватил ее, поймал за руку:

– Сядь.

Собравшись с мыслями, решил ответить честно:

– Наверное, ты права. Отношение изменилось. Что тебе посоветовать, не знаю, для меня ты все та же. А если кто-то думает по-другому, то, может, это его проблемы? Сайл вон чуть не в рот тебе заглядывает. Да и кому среди нас смотреть на тебя косо? Софья с Маликом сами готовы стать темными, лишь бы светлым насолить. Серый вообще оборотень. Старшие, по-моему, хоть и участвовали в Темной войне на стороне светлых, к темным относятся гораздо лучше. Так кому? Яле и Лое. Или, может, Элю. Все просто, сейчас никто не знает, чего от тебя ждать. От тебя несет силой. Ты сама изменилась, изменилось и отношение разумных.

Некоторое время Нейла обдумывала мои слова.

– Спасибо. – Она встала, отряхнула юбку и пошла к дверям. В проеме остановилась: – Яля тоже темная, не спрашивай, откуда я знаю. Знаю, и все. А ты светлый.


После того как она ушла, я долго прокручивал наш разговор. Не знаю, зачем я это сделал. Просто сделал. Потянулся к рукояти меча и слегка потянул силу. Руку обожгло. Я отдернул ее. По телу разошлось тепло.

Еще части две я сидел, пялясь на доску окна. Я изучил уже каждый сучок этого куска дерева. Занятие было настолько нудным, что под конец я почти желал нападения зверья. Сменил меня Локк:

– Все, дальше моя очередь.

– Ну наконец-то, я чуть дырку в дереве не прожег.

Локк улыбнулся.

– Я дожгу.

– Слушай, Локк, – спросил я его, разминая затекшие ноги, – а где ваши семьи?

– Так мы же только строиться приехали, семьи пока в поселке, некуда везти.

– Но в этот круг семьи привезете?

– Да, к холодам, видимо, успеем. Поле вон уже вспахали, даже посадили. Эль семена помагичил, говорит, быстро взойдут, может, даже уже взошли. И урожай будет, как у вас.

– Ну ладно, пойду отвара выпью.

– Мне кружку не принесешь?

– Конечно.


На следующее утро решили не дожидаться ухода тварей, а выгнать их самостоятельно. Завтракать не стали – злее будем. Во двор вышли все, за исключением Фалны, детей, Сайла и Яли с Маликом, прикрывающих вход и лестницу на второй этаж.

Во дворе стояла неимоверная вонь от десятков разлагающихся трупов тварей, валявшихся в основном под окнами. Впереди встали дед с жезлом и прикрывающие его Храм и Эль с копьями. Сзади шли отец и Кейн с оголенными клинками. Ведьмы, то бишь женская часть дома, способная к магии, я и Серый вместе с хуторянами составляли арьергард, огневой поддержкой выступали Лоя с жезлом и Нейла с приготовленным «огоньком». Сейши (Касса разрешила идти Пушистику) и хасаны держались слегка в стороне, готовясь в любой момент перехватить противника. Даже Торка, прижавшись к Нейле, вышел с неизвестно откуда взявшейся заостренной палкой.

Сначала обошли свободные от построек стены, проверив их на наличие хорлов. Дойдя до ворот, открыли их в надежде на то, что твари испугаются нашего воинственного вида и сбегут из крепости, ну или, если что, – наоборот. Чтобы осуществить наш план, пришлось вернуться к дому и начать с крайней комнаты подсобного помещения. Первые три комнаты прошли спокойно, не считая одинокого хорла, выскочившего на нас и получившего сразу два заряда от «огневого прикрытия».

В четвертой комнате возникла заминка. Шерсть сейш вздыбилась, хасаны утробно зарычали. Дед, как и в предыдущих комнатах, кинул «огонек» внутрь. Там кто-то засопел. Судя по звуку, зверь был очень большим. Все напряглись. Из темноты помещения, слегка разгоняемой догорающим «огоньком», стала появляться громадная фигура твари.

– Некрос, это же дорк, – вскрикнул Серый, – да одна шкура, если не испортим, за пятьсот золотых уйдет!

Из дверей появился зверь: черная бархатистая шерсть, под которой бугрились литые мышцы. Выше меня локтя на полтора, и это на четырех лапах! Голова напоминала голову сейши, увеличенную раза в два. Из верхней челюсти с каждой стороны торчало по три клыка огромного размера, хотя на фоне самой пасти они смотрелись очень даже к месту. Зверь зарычал. Мне показалось, что колебания воздуха от его рыка ударили в грудь.

– Чего от него ждать? – спросил дед, направив на зверя жезл.

Сейши и хасаны рассыпались в цепочку, постепенно окружая тварь.

– Очень медлителен, но, если зацепит, смерть. Если не от удара, то от когтей, никто не знает, в чем дело, но их лучше не касаться, даже после смерти дорка. Сила такая, что лошадь разрывает напополам одной лапой, – скороговоркой затараторил Серый, – шкуру не попортим, можно с него получить тысячу.

– Касса, уводи своих! – рыкнул дед. – Не ваша добыча, убьет.

Сейша слегка попятилась назад. Хасаны остались на месте.

– Назад! – крикнул я.

Нехотя, прижавшись к земле для прыжка, хасаны и Пушистик стали пятиться.

– Огнем пока не бить, – скомандовал дед.

Никогда бы не подумал, что в нем проснется охотник.

Дорк встал на задние лапы и утробно зарычал, видимо, чувствовал свое превосходство. И тут же ему в грудь ударило «воздушное лезвие» из руки деда, следом полетел «удар» из жезла. Еще, и еще, и еще. Дед долбил ударами, сменял руку на жезл. Зверь стал заваливаться на спину, раскинув лапы. Серый с дикой скоростью, явно на повышенном восприятии, подскочил к еще падающему дорку и вогнал меч под пасть. После чего кувырком ушел от замедленного удара лапой и растянулся на камне двора. Зверь, заваливаясь назад, рухнул с глухим звуком.

Все замерли в ожидании. В наступившей тишине был слышен шорох обдувающего крепость ветра.

– Вроде мертв, – первым очнулся отец.

– Ага, проверять пойдешь? – ответил Эль на легко угадываемый в словах отца вопрос.

Храм, держа перед собой копье, приблизился к туше и осторожно ткнул ее в заднюю лапу.

– Как девочка его? Давай сильнее. – Серый поднялся и, оставшись без оружия, начал осторожными шагами отходить от зверя к нам.

Орк резко ткнул копьем, на четверть вогнав лезвие ножа в лапу:

– Мертв.

Серый сменил направление, осторожно подошел к дорку и медленно потянулся к рукояти своего меча. Аккуратно, так, чтобы не пошевелить, обхватил рукоять ладонью, затем резко выдернул и отпрыгнул к нам. Голова зверя слегка дернулась.

– Все, мертв!

– Ты поори еще, – шикнул на него дед, – может, в соседней комнате другой сидит.

Угроза не оправдалась, соседние помещения были пусты.

– Как же он залез-то сюда, – вслух размышлял отец, стоя рядом с тушей, – ворота вроде закрыты.

– Они когда убежище ищут, еще не такие фортеля выкидывают. – Серый уже распластывал тушу по надрезу, оставленному «лезвием» деда. – Ровный, попроси, пожалуйста, Малика топор принести, и у Софьи – пусть зелья хранящего возьмет, надо внутренности сохранить, через часть испортятся.

– А вы чего встали? – крикнул дед уже на полпути к дому, – пора второй этаж освобождать! Там точно кто-то есть.

– Так Серый боится дорка испортить! – ответил отец.

– Пошлешь к нему парней, и сейш оставим, вдруг оттуда, – дед махнул в сторону дома жезлом, – кто-то выпрыгнет. Кошки все равно в коридорах неповоротливы, а сами пройдем.

Завал, преграждающий путь наверх, разбирали мер пятнадцать. Расчистив основательно вход, начали подниматься наверх. Ведьм оставили на первом этаже, прикрывать отход, так как в не очень широком коридоре мы только мешали бы друг другу. Первыми, прижавшись к стенам лестничного пролета, шли Храм и отец, следом за ними – дед, держа «воздушный щит» впереди воинов. Дальше попарно двигались остальные. На второй этаж зашли без происшествий. Дальше дорога растраивалась. Нужно было идти в разные стороны коридора, плюс существовал выход на третий этаж.

Решили проверять постепенно. На распутье оставили эльфа с огневым жезлом, меня и хуторян с мечами. Наша передовая тройка двинулась дальше, чуть сзади шел Кейн с копьем Эля. Первое крыло было чистым, из-за отсутствия дверей осмотр проходил быстро. Во втором в комнатах попадались обглоданные кости хорлов. Все напряглись, ожидая нападения, но ничего необычного не происходило. Дед резко входил, прижавшись к противоположной дверному проему стене, осматривал комнату. Потом туда по очереди ныряли отец и орк. Так шло до предпоследнего помещения. Дед резко встал напротив проема и, смотря внутрь, не показал никакого сигнала. Отец помаячил ему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8