Владимир Атомный.

Ингви фон Крузенштерн



скачать книгу бесплатно

© Владимир Атомный, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Выражаю глубокую признательность людям, что поддерживали меня на писательском пути. Особую же благодарность выражаю товарищу, коллеге и непосредственному редактору всего моего творчества – Яну Бергстрёму (Jan Bergstr?m).

Глава 1

– Бой! – хлестнул приказ.

Я тут же бросился вперед, сконцентрировав внимание на брате. Зрением филина вижу его так, словно мы нос к носу. Подмечаю любую эмоцию на лице.

Биркир стоит, не шелохнется. Расстояние стремительно сокращается за счет усиления магией бега. Шаг, как прыжок. Раз! Раз! Раз! Коленом вперед.

– Ха! – крикнул я на выдохе.

Чертов лис! Чего он окаменел, как валун?

Биркир вздрогнул. По его телу прошла волна. Словно молнией прошибло.

Меня что-то схватило сверху и отбросило. Пролетел всю арену и с треском въехал в дощатую стенку. Боль, искры в глазах. Попытки откашляться. Грудь словно придавила гора.

Задыхаясь, я вызвал в памяти образ Иггдрасиля, потом Древа Рода и обратился к духам умерших. Шепот в ушах, лица дедов и пращуров перед глазами, поверх красных пятен и звезд.

Дыхание восстановилось, и я стал подниматься. После моей неудачной атаки брат привычно воздержался от добивания.

Оглядываюсь.

На родовой арене собралась вся семья и гостящие родственники. Все взгляды сосредоточены на нас. Тренирует отец, он же и приказы отдает, и судит.

Учебная арена, всего в тридцать шагов, хорошо подходит для отработки боевки. Вокруг потрескивает защитный барьер, созданный мамой. Среди отцовских жен она самая способная, еще и из боярского русского рода. Барьеры получаются крепкие, и зрителям ничего не грозит.

Я закусил губу, выступила кровь. Что же делать? Ставил всё на быструю атаку, а Биркир качнул эфиром и как щенка отбросил. Етуновский гад! Как же бесит эта его мощь!

– Ну! Чего встали?! – крикнул отец.

– Чтоб ты в Муспельхейме сгорел! – прошипел я.

– Что ты там бурчишь?! – не расслышал он.

– Й-я!!! – подпрыгнул я, словно рысь, вызвав дух животного в поддержку.

Приземлился сбоку от брата. Тут же уход влево. И вовремя – землю пропахал невидимый плуг. Я с ноги вхожу в атаку, добавляя магической силы, – легкий щит лопается и кончиком носка удается задеть голову. Биркир вышел из концентрации и, к моей радости, вынужден перейти на рукопашку.

Тут мы почти равны. Я комбинирую удары, вяжу работу верхних и нижних конечностей. Верчусь волчком. Брат хорош – успевает пару раз выпустить молот – сносящую с ног эфирную волну. Я к такому готов. С болью в связках ушел в слепую зону. Обманный в корпус, пару мерцаний, подсечка. Уклонение от локтя.

– Ох! – Пришелся по мне короткий удар ногой.

Пробую перехватить инициативу, но сверхбыстрый удар прилетает в челюсть, и я лишь на остатках сознания успеваю отскочить.

Дух секача, срочно!

Звон из головы пропал.

Пру кабаном обратно! Нужно сменить на рысь, но не успеваю, и брат пробивает серию в корпус, с завершением в голову. Улетаю к стенке. Все плывет.

Это конец по идее, но меня взяла досада. В боях с Биркиром всегда так – он старше и способней. Уже вошел в младшем чине в отряд отца, а я плетусь в хвосте. Все только похлопывают по плечу, обещая, что скоро освою Северный Путь и стану полноценным воином. Намекают, что пора бы выбрать – либо русскую школу, либо родную. Не хочу выбирать!

На мой зов откликнулись элементали воздуха. Мощный порыв промчался по арене, затрещали доски и заголосили собаки вдалеке. Между мной и братом возник тугой вихрь. Обрел схожие с человеческими черты и тут же ринулся на Биркира.

Пошатываясь и по-рыбьи хватая воздух, я воздвиг себя на ноги. Злорадно смотрю, как с диким напором элементаль обрушивается на брата. Свистят воздушные плети, трещат искры и поднимается пыль. Отец что-то кричит.

Вот он спрыгнул с помоста и побежал к месту схватки. Ярл Кальмарского ленства, Свейского Королевства – Торбен Ярый, сильнейший среди свеев. Конечно, ему не составило труда разбить оковы из моей последней магической энергии, и воздух со звуком «Пуф-ф!» раздался в стороны. Упав на одно колено, на земле остался Биркир.

– Я тебе сколько раз говорил использовать только Северный Путь?! – угрожающе надвигаясь, зло выговорил отец.

– Какая разница, как ты победил?! – упрямо нагнул я голову.

– Большая! – рявкнул он. – Русы берут дурной силой, но ты только наполовину славянин. Должен выбирать! Такой объем эфира лучше использовать в искусстве Севера.

– Но мне трудно, отец!

– Потому и заставляю тебя, чтобы рос, а не как лодочка качался на волнах.

– Отец, – подошел хмурый и сосредоточенный Биркир, – Ингви – сильный боец. Почти Воин. Не гневись на него.

– Ох уж эта дурная кровь! – сплюнул ярл.

– Торбен! – это уже мама прибежала. – Прекрати!

На лице отца началась борьба, но вдруг пахнуло снегом, и он резко успокоился.

– Прости, Елизавета, – коснулся плеча он. – Так, всё! Закончили тренировку. Пойдемте трапезничать, вон уже Гретта идет.

Мы живем в длинном доме ярла. По сравнению с жилищами в деревне неподалеку – это очень вместительное строение. Каменное, в два этажа, с балконами по обе стороны, двускатной крышей, что упирается в подсобные постройки. Все украшено резными фигурами чудовищ и зверей. Морды драконов, троллей, великанов, дриад и морских дев. Медведи, рыси, волки и ястребы. Множество морских обитателей и узоров. Я вырос тут и каждый уголок чувствую, как свое тело. Это родовой дом, а Ринкабихольм – родная деревня, где прошло детство. Мы северные люди, и поэтому самая сила у нас только на родной земле. Пользоваться эфиром можно везде, но далеко от земель Туле тотемные духи могут даже не отозваться, мало того, что не прийти.

Способных чувствовать и управлять маной, магической энергией, называют гальдрамадрами и одаренными. Они ценятся во всем мире. За столетия возникли целые рода, старающиеся приумножить мощь поколения за поколением. Тут работают удачные супружеские союзы, обильные тренировки и расширение познаний в области использования маны. Гардарика, или Русь – это страна гениев и талантов, хорошо подобранная пара для одаренного ребенка оправдывает всё. Там общество сильно разделено на простолюдинов и господ. Северный Путь – это изнуряющие тренировки, формирования личных связей с тотемами и преимущественно защитная тактика.

В большинстве стран одаренные пришли к власти и основали королевства или империи. Если же кто-то из простолюдинов заявлял о наличии способностей, то попадал на службу и применял одаренность в мирных целях. Как правило, сильных одаренных вне родов нет.

Проблемы возникли тогда, когда из английской школы боевых искусств выделилась новая ветвь, названная некромантией. Ее основатели – изгои и сброд, гонимые за бесчестие и бесчеловечность. До того, как они обозначили себя силой, между тремя полюсами – норманнами, русичами и англами, – царило равновесие. Первое время никто ничего не понимал, но тут и там вспыхивающие конфликты, и поводы для них, подвели рода к выводу, что этот процесс управляемый. А потом пришли вести с Британских островов – среди знати идет скрытая, но крайне жестокая и кровавая война. Зачинатели – орден Некромантов. С тех пор на границах стало неспокойно и всё идет к большой войне. С каждым годом копятся взаимные счеты.


Отец возглавил длинный стол в основном зале. Слуги успели расставить парящие блюда, разлить в кубки и кружки напитки, и мы приступили к трапезе. Ем без аппетита, находясь в мыслях о случившемся. Русский стиль боя мне и вправду легче дается. Пусть я толком ничего не знаю о нем, а слабенький элементаль – единственное, что сумел освоить, но это проще, чем вызов тотема и слияние с ним.

По рассказам бывавших в Гардарике, в самих Москве и Петербурге русские бойцы даже в чине Сержанта могут многое, а уж Полковники или Генералы – это вообще дикое зрелище. Отличительной стороной стихийной магии является внешняя эффектность, а техника управления эфиром русских возводит эту сторону до небес.

– Ох-хох! – разразился смехом дядя Хротгейр. – Задал ты сегодня Биркиру!

– Ингви – сильный воин, – спокойно отозвался брат.

Мы пересеклись взглядами, нахмурившись, отвечаю:

– Биркир – силен, как Етун!

Моя вторая мама – еще одна жена отца, Сольгерд, широко улыбнулась, показав ровные ряды здоровых и крепких зубов. Она из Исландии, и такая похвала ее сыну очень приятна.

– У меня отличные дети! – пророкотал отец и поднялся, выпить меда. Мелкие братья и сестры не дотянулись, а мы крепко стукнулись кубками и кружками.

– И отличные жены – все не могу выбрать, какая лучше! – пуще прежнего рокочет отец, сыто хохоча.

Улыбка сама собой выходит наружу. Наш пир продолжается значительно веселей.

– А я не выбираю! – хохочет Хротгейр. – Сплю с обеими.

Мама Елизавета усмехнулась.

– В твоих землях сам Имир стучит зубами от холода. Когда я гостила, то слышала эти страшные звуки, – картинно вздрогнула она. – Тебе пора найти еще одну снежноголовую дочь Фриг, чтобы точно не замерзнуть.

– О Великий Отец! – воскликнул дядя. – Кто поселил дух скальда в златокудрую деву битв?! Брат! Сразись со мной за ее сердце!

Отец потемнел лицом и привстал из-за стола. Дядя распрямился, показывая, сколь щедро одарила его земля Туле – похож на тролля.

– Остыньте, о достойнейшие из свеев, остыньте, – встала мама, – я буду молвить.

Мужчины сбросили пелену гнева и с почтением воззрились на нее.

– Если погибнешь ты, Хротгейр, то Нагльфар поплывет по алым волнам, столь сильна будет рана обители любви. Ежели муж мой отправится в Вальхаллу, то упадут с небес два белоснежных камня и заалеет пена матери штормов у обрыва.

– Один! – пораженно воскликнул Хротгейр. – Забери у меня дар слуха, не то я сойду с ума. Давайте скорей выпьем меда, пусть хмель остудит меня!

И мы снова сдвинули емкости с питьем. Трапеза продолжилась в том же настрое.


В окрестностях Ринкабихольма

Когг, принадлежащий купеческой гильдии, но переоборудованный под военное судно, легко коснулся дна недалеко от города Кальмар, Свейского Королевства. Стоявший на носу мужчина в плаще с глубоким капюшоном развернулся и двинулся к борту. Сморщился при взгляде на воду и прыгнул. За ним последовали пятеро спутников. Все они облачены в темные одеяния.

Стоило последнему плюхнуться, как весла окунулись в воду, и корабль спешно начал отчаливать. Спустя некоторое время на берегу остались только недавние пассажиры.

В полном молчании они отошли к ближайшему лесу. Выудив кинжалы, приступили к начертанию фигур на земле. Расставили в углы ритуальные предметы и замерли. Началось колдовство. Воздух меж ними засветился, вспыхнул и сложился в портал. Один за другим из него стали выплывать силуэты других культистов. Всего около тридцати.

– Итак, господа, – скрипучим голосом заговорил тот, что стоял на носу корабля – главный среди магов, – у нас только пару дней на подготовку. Я повторю для каждого персональные задания, но, несмотря на все успехи, вы должны понимать – род Крузенштернов, будь он проклят, крайне могуществен. Благодаря тайной помощи короля, мы можем застать обоих братьев, всех жен и детей в одном месте. Торбен – маг в статусе Генерала. Хротгейр – крепкий Полковник. Повторяю! Особенно тебе, – ткнул он пальцем в одного из помощников, – это непредсказуемо опасные враги. Не подпускайте их близко. Работаем на дистанции. Но сначала подготовка…

Глава 2

Сон не шел. Я оглядел темную комнату. Глаза почти привыкли, но лучше с кошачьим зрением.

Биркир всегда спит тихо и спокойно, притом крепко. Мелкотня обычно разметывает шкуры, сопит, бубнит и чавкает. Нянька Гретта чуть-чуть похрапывает – это мы сильно ее утомили за день. Сестры Сага и Руна тоже что-то бормочут.

Я по-кошачьи встал и бесшумно двинулся к одному из окон. Писк и стук быстро бьющегося сердца послышались справа – мышь. Спрятавшись за сапогом, провожает взглядом.

Из щелей и резных отверстий ставен обдувает свежий воздух. Захотелось подышать на крыльце.

Страж-дух встретил пристальным взглядом, но пропустил. Отперев засов, я выбрался на крыльцо, ощущая букет неясных гнетущих чувств. Стоит вспомнить Торхильду – Синеглазую Ведьму, тут же накатывает тоска. С тех пор, как покинул пещеру и вспомнил всё, – ищу во всех девушках ее. Но сейчас нутро грызет что-то еще.

Звезд высыпало немерено. Глубокая чернота небо-свода мириадами глаз наблюдает за мной. Воздух мятежен, как перед бурей. Я с тревогой тронул эфирное поле и воззвал к духам.

С ними тоже творится что-то неладное. Они спокойны, но малость скованны и подрагивают. Так не должно быть.

Я спустился с крыльца во тьму безлунной ночи. Тревога только усилилась. Ко всему прочему добавилось чувство обреченности.

Иду сквозь редкий лес, следуя зову. Меня словно кто-то ведет.

С опушки оглядел темный Ринкабихольм и окрестности. Эфир не должен быть таким спокойным… похоже на то, что его специально успокаивают.

И тогда я вызвал зрение филина. Сердце бешено забилось, кровь обратилась огнем.

Редкой цепью, выстроившись в линию, к нам идут враги. Понял это безошибочно, как опытный капитан чует шторм.

Ступор быстро прошел. Я собрал магическую силу, чтобы вбросить в эфир, но одумался – наш стиль боя иной. Пусть враги думают, что мы спим.

Не теряя времени, рванулся обратно. Сердце трепещет и бьется о грудную клеть. Магии избегаю пока полностью.

С порога влетел в родительскую. Дверь. Кровать. Спящий отец.

Он тут же распахнул глаза.

– Там… там… – не могу отдышаться.

Он просто вошел мне в голову усилием воли. Глаза полыхнули, и я невольно выдохнул. Всё. Можно просто ждать указаний.

Взвыли собаки. Столько тоски слышится в их голосах, что меня одолело отчаяние. Совсем не воинское. Не боевое.

Отца я услышал не в общем эфире, а кровью – родовыми связями, которые недоступны посторонним. Он поднимает всех. Близится большой бой.

Обе мамы спешно оделись и побежали собирать детей. Отец, прикрыв глаза, замер. Лицо побелело и нахмурилось. Тут он воззрился на меня и строго говорит:

– Сын! Слушай и не перебивай. Против нас очень сильный враг. Вместе с Греттой собери всех, включая Руну и Сагу. Отступайте тайным ходом и доберитесь до Кальмара, там схоронитесь у дяди Бранда. Я навещу вас, как только закончится битва.

– А если не навестишь? – дрогнул мой голос в жуткой тишине комнаты.

– Духи на нашей стороне, сынок. Никогда не сдавайся, понял меня?! – спросил он с кривой улыбкой, знакомой многим даже за пределами земли свеев.

– Понял! – расправил плечи я.

– Тогда бегом!

Я помчался выполнять приказ. Хорошо, когда есть могучий отец, знающий, как быть в реальном бою. Мне доводилось видеть только ссоры ярлов, да и те бывали редко, ведь отца знали, боялись и уважали.

Гретта успела всех одеть и собрать. С Биркиром мы встретились в дверях. Он крепко обнял меня и быстрым шагом ушел во тьму главного зала, на зов отца.

Битва разразилась, когда мы дошли до люка тайного хода. Меня стало трясти от мощи, устремившейся в эфир. Могучей волной, вихрем, ураганом! Как вулкан взрывается мощным грибом ввысь, с искрами и потоками уничтожающей лавы, так и сейчас эфир забурлил, закричал и взвыл. Мелких духов выжгло напрочь, средние бегут без оглядки, а сильным суждено биться, повинуясь приказам магов.

Я застыл в ужасе и потрясении, как и остальные из группы. Все мы в той или иной степени можем чувствовать эфир. И сейчас слышна не только родная магия, но и чужеродная. Мне стало жутко от ее «привкуса». Некоторые из нападавших – просто чужаки, но от пары особо могущественных веет могильным холодом. Или даже воняет, смердит мертвечиной. Это не замораживающий хлад Дикой Охоты, это именно ожившая мертвечина.

Придя в себя, мы стали спешно спускаться во тьму лаза. У меня и сестер есть ночное зрение, так что служим замыкающими. Другой магией пользоваться нельзя, ибо ее могут засечь, и тогда бегство будет под угрозой.

Мелкие дети всхлипывают, но держатся. Собралась целая ватага – как с отцовской стороны, так и с дядиной. Я веду группу легким бегом. Предстоит одолеть под землей пару миль, прежде чем выйдем в окрестностях Кальмара.

Мир сотрясают удар за ударом. Даже тут, смягченные толщей земли, они приводят в трепет. Становится ясно, что чины Генерала и Полковника у гальдрамадров – это не просто регалии. Что бы я там делал со своими фокусами? Биркир – сейчас, спасаясь бегством, я могу признать его силу, – и тот наверняка только на подхвате. Прямого удара врагов ему не выдержать – это ужасающая мощь.

Боль в сердце. Сильная. Меня охватило отчаяние. Убит дядя, Хротгейр и обе жены, питавшие его маной. Я упал на колени. Сзади никто не налетел лишь потому, что Сага тоже остановилась, почувствовав то же. Малышня ударилась в плач.

Я сам реву, но безмолвно. Боги! Как же так?! Неужели возможно победить дядю на родной земле?!

В голову словно проникла тень, и я услышал бестелесный голос:

– Беги, человек! Скорей!

Не в силах удивляться, поднялся и продолжил бегство.

Еще удар – Биркир при смерти. Руна, не выдержав, послала пучок магической силы с исцеляющим эффектом. Я только безмолвно рот раскрыл в крике. Странный дух в голове завыл, словно поджариваемый заживо.

Почти мгновенно ощутил колдовской взор главного из врагов. Он нашел нас. В предчувствии екнуло сердце, и почти тут же стены задрожали.

Крик ужаса вырвался из глотки. Я попытался противопоставить чужому заклинанию свое, но дикая сила отбросила и хлестнула не щадя. Стены тоннеля резко схлопнулись, давя в себе жизни и предсмертные крики всех нас.

Вокруг возникло свечение глубокого фиолетового цвета. Некая сила спасла меня, но и только. Не чуя души, с ужасом осознал, что все дети мертвы. И Гретта, и сестры.

Ко мне прорвался голос мамы:

– Сынок, родименький! Беги. Мы не удержим их мощь. Ты выжил, я вижу. Прошу тебя, отомсти за нас, когда станешь сильным. Я задержу врагов и прикрою тебя.

– Мама, – всхлипнул я, оседая наземь.

Ее не стало. Она умерла героически, истратив силу досуха. И вызвала такой огненный вихрь, что один за другим стали дохнуть враги. Не помня себя, я побежал дальше.

Отца постигла та же участь. Сольгерд вложила себя в него, и на землю Туле упал взгляд Древнейшего – великана Мимира. Как дети разглядывают и примеряют оружие отцов, так и с этим заклятием мы только могли мечтать, что когда-то осилим. Легендарное мастерство и невообразимая сила нужны для этого.

Мимир выдохнул. Через портал ворвался порыв ветра со снегом, как бывает в пургу. Снежинки стали медленно оседать на землю. Но это не простой снег. Ни огонь, ни защита ему не страшны. От каждого касания все промерзает так, что уходит глубоко в землю. В моем окровавленном потерями сердце и изорванной в клочья душе взыграли огоньки радости, чувствуя, как один за другим умирают враги. Их душам нет больше места ни в одном из миров. Их рода прокляты и умрут. Этих людей просто высекло из реальности. Навечно.

Я побежал прочь, терзаемый муками мести. Как же я хочу убить их всех! Хочу видеть их страдания, кровь, боль, страх!

Изо рта рвется вопль, раздирая связки. Ненавижу!

Глава 3

Почти не помню, как добрался до Бранда. А еще, раз за разом, видел гибель близких. Каждого по отдельности и всех вместе.

Бранд напоил чем-то пахучим и горячим, и я тут же отрубился.

Очнувшись, долго не мог понять, где я и что случилось. Только сейчас память начала вытаскивать фрагменты вчерашнего, как иглы из-под ногтей. Из глотки вырвался стон.

– Очнулся, малец, – раздался хриплый голос Бранда. Он высек огонь, зажигая свечу. Мы в маленькой комнатке с корабельными снастями и соответствующими запахами. Я расслышал шум моря и птиц. – Долго же ты спал. Около суток.

– Дядя Бранд, как отец? Мама? Дядя Хротгейр? – подскочил я.

– Не знаю, малец. Не знаю, – отвел старый волк взгляд выцветших глаз. – Говорят, что все мертвы. Враги бежали. Остались только трупы. По сохранившимся предположили, что они выходцы с Британских островов. К вечеру прибыл Бьерн Рыжебородый и велел языками не молоть. Парочку возмутившихся успели высечь. Мутное дело, малец, очень мутное. Ты что расскажешь?

Я попробовал поднять взгляд, но лишь понуро вздохнул. Бранд – единственный в округе человек, которому можно доверять полностью. Закален множеством боев. Легендарная личность. Щедро покрыт шрамами, испытал на себе столько бед и тягот, что сложно понять, чем он живет. Правда, седины в желтых волосах, усах и бороде пока нет.

Я стал рассказывать. Слезы постоянно норовили прорваться, но удалось сдержаться. Каждое слово давалось с трудом.

Тяжелым вздохом ответил старый воин. Пожевал словно бы гранитные губы и говорит:

– Вот что, малец. Я твоему отцу многим обязан, так что тебя из беды вытащу. Ты держись, последний в роду теперь. Вся родня ныне с Одином пирует. Это великая смерть.

– Х-хорошо, дядя Бранд.

– Ты безусый молокосос или воин?! – гневно посмотрел он.

– Воин! – постарался вложить уверенность я.

– Вот и зови меня, как воин, а не сопляк!

– Да, Бранд.

– Так-то лучше. Сейчас пока нужно обезопасить твое пребывание в порту. Я разузнаю, что к чему, а ты поживешь тут. Подыщу одежду подобающую и с остальным помогу.

Сначала он побрил меня. Потом пришлось надеть дурно пахнущие обноски. Затем, неожиданно, засветил в глаз и разбил губу. Вдобавок измазал сажей.

– Мы не знаем, что творится в среде ярлов. Тебя не должны узнать, понял? – на мой вопль возмущения рявкнул он.

– Да, – с обидой отозвался я, внутри понимая, что Бранд прав.


Около двух дней я трудился в порту. Тяжелая работа спасала от ужасных мыслей о произошедшем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6