Владимир Атомный.

Бастион. Поступление



скачать книгу бесплатно

С трудом и под недовольные взгляды, оказался под аркой – всё, вперёд! Время благосклонно показало пять минут до начала, и я чуть сбавил темп. Кольнула досада, – Вероника ведь ничего плохого мне не сделала. Мало того, ещё и помогла вчера. Из-за страхов перед новыми переживаниями, напридумывал врагов, чёрт бы побрал эти эмоции!

– Ты сегодня спешишь, – буднично констатирует она, вдруг поравнявшись.

– А-а-а… э-э-э…– забыл язык слова, – Да, проспал немного, думал не успею.

Вероника осторожно окинула фиалковым взором.

– Неужто до ночи перечислял достоинства в резюме?

– Ха-ха, нет конечно, – смеюсь в ответе, но вдруг дошло, – чёрт!.. Я же не написал его. Эх, растяпа, лентяй!

– Можешь прийти ко мне в кабинет и там написать, – произнесла легко девушка, отчего я заполыхал:

– Что, правда можно?!

Грациозно поднимаясь по ступеням крыльца девушка кивнула. Перед ответом я тряхнул головой, как пёс, ибо вокруг Вероники вдруг почудился тёмный, фиолетово-красный ореол со всполохами. Видимо из-за впечатлительности привиделось и прошло почти тут же.

– А ничего, что…– начал было я.

– Всё нормально, – слегка улыбнулась она.

– Спасибо большое, я обязательно приду! – пылко пообещал я.

Беседуя, мы уже оказались в фойе перед шкафчиками для обуви. Председатель помахала рукой, а я стою со сменкой в руках возле своего ящичка – счастлив и доволен, уж не знаю на сколько люмен у меня светимость, но много. И ведь даже мысли не возникло, что можно коротенькое резюме и со смартфона отправить.

Сигнал звонка вырвал из ступора, я опомнился и побежал в класс. Дверь с визгом отлетела в сторону. Остановился на пороге и пытаюсь отдышаться, жадно хватая воздух. Поклон в пояс учителю.

– Прошу извинить за опоздание, – пояснил я и слышу, как класс ржет.

– Заходи Матус, всё нормально. Председатель предупредила, что задержит тебя немного, – буднично отвечает Кремния.


Глава 3


Это двойной удар. Во-первых, по смеющимся, ибо кто ж знал, что сама Вероника попросила и, во-вторых, по мне, правда в хорошем смысле, только не могу понять в чём дело – как такое может быть? В лёгком опьянении сел на место, а Сапа показал аж два больших пальца вверх, подкрепив широченной улыбкой.

Занятия – моё вожделение и ипостась, начались, а с ними в голову постучались воспоминания. Когда встал вопрос о выборе старшей школы, родители сказали: “Матус, весь Ружияр открыт тебе, выбирай любую, хоть Бастион”. Всем известно, что даже средние в успеваемости "чёрно-синие" выпускники – наиболее широко развиты и владеют сильным аналитическим аппаратом, а если стараться и брать дополнительные часы обучения, можно достигнуть больших высот. Я твёрдо намерен успевать, более того, показать результат на отлично.

После первых двух уроков, наступил получасовой перерыв. Радость рвётся наружу, ведь я могу отправиться к Веронике. Улыбка так раскрасила лицо, что Сапа заметил:

– Ты чего? Голодный такой?

Достаёт бокс с едой.

–Да нет, просто, – отвечаю я, – день хороший.

– Хах, ну конечно! – рассмеялся он, делая намекающее выражение лица. – Если б меня задержала такая красавица, день был бы лучшим!

– Эй! Всё вообще не так, – и видя, что слова не вразумляют, добавляю, – ладно, я скоро.

– И что, есть не будешь? – он аж руки опустил.

– Буду конечно, но позже.

Удивлённый одноклассник остался за спиной, а память легко указывает дорогу к прекрасной двери, ведущей в кабинет Вероники… Эх! вот ведь произведение искусства, а не полотно.

Так же радует, что с председателем мы на одном, втором, этаже и даже в пределах одного коридора.

Примчался быстрым и лёгким шагом, поглядывая то на приближающуюся картину, увиденную вчера в конце коридора, то в окна, где раскинулся внутренний двор, а чуть дальше – спортивная площадка и яркая девичья команда по волейболу на ней. Во всю цветёт весна и через открытые створки в коридор забегает мятежный дух.

На картине, маслом изображена поверхность какой-то планеты без растительности, где стоят двое человек в костюмах, а вдалеке монументальная громада похожая на Бастион. Я довольно сильно фанатею от космической темы, поэтому полотно пришлось по душе.

Только хотел постучать в дверь, как из кабинета донесся голос, слов не разобрать, но это явно Вероника. Прошло секунд тридцать, как дверь распахнулась и меня чуть не снёс тот из свиты, что показался ответственным за спорт – лицо полыхает, а в глазах молнии. Я ели успел отойти с пути этого бронепоезда, взгляды пересеклись и стало ясным, что ничего хорошего обо мне он не думает.

– Можно? – стучусь в оставленную открытой дверь, под удаляющийся звук шагов.

Девушка стоит у окна, как и кабинет, поражая изыском и стилем. Темно-русые волосы распущены и взлетели, стоило Веронике обернуться, успеваю заметить затухающие искры гнева под сенью выразительных, богатых ресниц.

– Конечно, заходи, – девушка направилась к небольшому буфету и столику с сервизом. – Если хочешь сразу начать, то садись туда.

Я после пары шагов стою в немом удивлении, разве что дверь закрыл. Кругом царит классика рабочего кабинета: деревянная, под орех, мебель, в том числе массивный деловой стол и роскошное кресло рядом – сюда показала председатель, а на столешнице большой монитор и беспроводные клавиатура с мышью. В окружении шкафов с книгами и документами, ближе к центру кабинета, располагается низкий столик. Вокруг него кресла попроще, видимо, на случай собраний учсовета.

– Тут так… круто!..– сумел вымолвить я.

– Бастион хранит кабинет от председателя к председателю, временно здесь я, – ответила Вероника, уже заканчивая с приготовлением кофе и сладостями.

– Мне почему-то кажется, – проговорил я, – что ты очень гармонируешь с ним. Это “временно” как-то, э-э-э… не вяжется что ли.

Девушка обернулась, в руках маленький поднос – две чашки кофе, молочник, корзинка с конфетами и печеньем. Взгляд поймал мой, и фиалковые глаза на миг затмили мир, лишь слова простого разговора возвращают обратно:

– Спасибо. Ты, наверное, не завтракал, хочешь кушать?

Вопрос озадачил меня, словно я в теме форума, где собрались одни гики. Просто, этого не может быть, что бы великолепная председатель школы Бастион, предложила мне есть.

– Не знаю даже, пришел ведь за другим… У тебя же дел куча, да и вообще…– осекся я в итоге, ибо прекрасные брови Вероники сошлись.

– Матус, ты хотел бы поесть?! – ещё раз спросила она.

– Да.

– Минутку…

Председатель мягко ставит поднос на столик переговоров, возле коего я всё же решил сесть. Наблюдаю, как неспешно открывает дверцу шкафчика, оказавшегося холодильником, на свет появляется бокс для еды, а термос взят с полки рядом. Смотрю во все глаза, как передо мной сервирует стол красивейшая девушка – Богиня, что не преувеличение и хочется ущипнуть себя, проверить не сон ли, только боюсь обидеть Веронику.

– Вот, приятного аппетита, – смотрит, что не шевелюсь и добавляет следом, – мне с ложки покормить?

Щеки пылают, а руки предательски дрожат. Выталкиваю из непослушного рта слова:

– Прости, всё это так…– вымолвил я и сунул в рот ложку с едой, – м-м-м!.. Как вкусно! Спасибо, я первый раз пробую настолько вкусную еду!

Пока я с нескрываемым удовольствием ем, набирая то с одного отсека бокса, то с другого, председатель молча наблюдает. Здравый смысл бежал прочь, подвывая и поджав хвост, да и мне совсем не хочется конца волшебного видения, неожиданного и сладкого действа. Лишь когда последний кусочек растаял во рту, вдруг спохватился:

– Ой, я ведь съел всю твою еду!

– Ничего страшного, – мягко улыбнулась девушка. – Было вкусно?

– Да, – заверил я.

– Хорошо, – спокойное выражение лица Вероника немного протаяло румянцем. – У меня есть ещё чай, хочешь?

– А можно кофе? – спросил я.

– Конечно.

Мы молча отпили, а в голове, скоростью гепарда, проносятся мысли – ищу тему для разговора.

– Хороший какой вкус, да и аромат, – нашёлся я. – Почти не горчит, да?

– Это сорт такой, – охотно поясняет красавица, – один из лучших в мире. Ты разбираешься в кофе?

Скорее уж я разбираюсь в деревенских жуках и травах, чем в кофе, но хозяйке кабинета отвечаю:

– Ну, не то что бы… Наверное, в этом я лузер, а ты разбираешься?

Взгляд Вероники устремился вдаль.

– Это сродни обязанности.

– В смысле?! – недоуменно воззрился я.

– Мой отец часто проводит встречи и приёмы для высокопоставленных особ, – отстранённо вымолвила Вероника. – У нас достаточно персонала, но в качестве особой чести готовлю я. Чаще всего, им нравится тот, что прежде чем быть собранным, съедается мусангом, зверьком-куницей.

– А как же тогда собирают зёрна, если те съедены? – простодушно поинтересовался я.

Вероника слегка улыбнулась, до меня же стало доходить как. Вспомнились птицы, что поедают ягодки.

– Фу, блин! Он и здесь есть?!

– Да, хочешь попробовать? – она уже откровенно смеётся.

– Не-е-ет! Чего-то не хочется совсем, – чуть не сплюнул я. – Бр-р…

– А зря, говорят вкус хороший.

Смех у председательницы приятный и звучный, сразу запал в душу. Мы уже допили напиток, и я киваю в сторону компьютера:

– Пойду, быстренько напишу.

– Хорошо, – одобрила она. – Можешь не торопиться.

Счастье плещет из ушей – так могу описать самочувствие. Сегодня произошло и происходит столько всего необыкновенного, что тянет на безумства. Быстро открыв почту, вбил логин и пароль, глаза с удовольствием гуляют по огромной площади монитора, где зерно мелкое, контрастность отличная, а цвета сочные настолько, что потом всё на обычном мониторе будет казаться монохромным.

Создаю письмо, в поле адреса ввожу Кремнии, взялся за тело письма и вдруг понесло:

“Хочу стать старостой. Каждый день проводить с председателем учебного совета Исинн Вероникой, помогать ей во всём. Дела класса меня волнуют мало, но ежели такая забота позволит больше видеться с Вероникой, я согласен.”

Это абсолютно глупый текст, полнейшее баловство и, нажав на кнопку отправить, утешаюсь лишь тем, что подавляющее большинство разделяет восхищение председателем. Порыв уже не остановить, он, в итоге, сработает, как хотелось, ведь прочитав такое меня заминусуют, вот и ушла ложка дёгтя без мёда.

– Что-то хорошее произошло? – спросила Вероника, коснувшись любопытным взглядом. Она только закончила кристаллизировать порядок на столе и полках.

– А-э-э… ну да, – отвечаю в попытке унять рвущиеся к улыбке губы.

– Расскажи.

Вероника садится, укладывая ногу ну ногу, а в руке чашечка чая на красивом блюдце. Прекрасный вид, деловая эстетика с уникально красивым лицом и воплощенным изяществом в теле.

– Ой, да всё хорошо! – увиливаю я. – И день, и погода, и тут хорошо. Это…

– Прости, – прервала она, когда заиграла музыка звонка и уже приняв вызов, – да!

Я слышу собеседника, говорит мужчина:

– Привет, Ника!

– Привет, пап!

– Ты на уроке уже?

В голове родилось откровение – девушка тоже ученица.

– Нет, – отвечает “новоиспечённая” второгодка.

– Почему?! – повысился тон её отца. – Обещала быть ещё после первого.

Я с любопытством пытаюсь найти эмоции на лице Вероники, но всё спокойно. Девушка отвечает:

– Появились неотложные дела.

– Ника! – раздалось из смартфона. – Какие ещё дела?! Мне звонит Максим и сетует на тебя.

Выражение лица остаётся неизменным и расслабленным. Даже удивительно, ведь у самого уже крутится ад.

– Пап, я председатель и могу приоритетно распоряжаться временем в Бастионе. Или ты полагаешь, что смогу завалить экзамены?

– О, ну конечно нет! – тут же заявил голос из микрофона. – Моя доченька самая-самая, нямняшечка моя. Ну, удачи тебе в делах, целую.

– Целую, пап! Спасибо, что заботишься.

Я уже стою, а внутри готовность скорее бежать, ведь из-за меня Вероника пропустила занятия или отвлекаю от важных дел, каких-нибудь. Осознавать такое мучительно, хочу возместить всё.

– Ты чего, Матус? – удивлённо спрашивает она, убирая тонкую пластинку смартфона.

– Вероника, почему ты делаешь это?! – выпустил я криво сложенные слова.

– То есть? – недоуменно уточнила она.

– Пренебрегаешь важными делами, учёбой и вообще, – произношу, сдерживая эмоции, но пропасть внутри ширится. – Я тут со своими проблемками, съел твой завтрак… Отец звонит, ругается.

Глаза Вероники расширились, взор глубокий и всеобъемлющий. Словно загипнотизированный, смотрю, как она встала и подошла, близко и, может быть, слишком, даже слышно потрясающий запах волос и духов.

– Прости, – ответила девушка дрогнувшим голосом, постепенно приближаясь. – Ты же понимаешь, что для председателя, дела учеников важнее личных. Обещаю, на учёбе это не отобразится.

Я даже не могу предположить, что могло произойти дальше, наверное, просто рухнул бы без чувств, но раздался стук в дверь и вошли две девушки из учсовета. Улыбочки тут же вскочили на лица, стоило увидеть нас, а потом слетели, подобно листьям по осени – Вероника смела их взором.

– Прошу нас извинить, – залепетала та, что с медными волосами. – Насчёт третьегодок…

– Я это, пойду, – спохватился я. – Спасибо за помощь с анкетой.

Девушка кивнула и лишь взгляд служит более красочным ответом.


Глава 4


Ватные ноги и отсутствие в памяти пути к аудитории – норма, когда Богини нисходят до тебя, вот и я, лишь спустя минут десять начинаю воспринимать речь учителя. Мозг с трудом успокаивается, хватаясь за привычный режим учёбы, где всё такое понятное, ведь я вообще люблю новые знания, но сейчас это скорее способ отвлечься.

Сапа, ещё недавно усердно записывающий, вдруг оказался спящим. Тычу пальцем в бок, а дурак ещё кивает – чего, мол? Хорошо, хоть понял вскоре – это мой первый знакомый в Ружияре и школе, внутри чувство, что почти друг. Тохийская деревенская школа запомнилась в том числе и разными разгильдяями-друзьями, но разве мог я предположить найти здесь такого же?! Учитывая жесткие условия поступления, как минимум, ожидал класс, глядящий учителю в рот. Ладно, надеюсь Сапа пройдёт тестирование.

До конца занятий, почти удалось думать обо всём, кроме Вероники. Такое ощущение, словно я электрон, убегаю и убегаю, а ядро удерживает на орбите. Наступила очередь физкультуры, во всю прыть мы гоняем мяч по полю, и я несусь к футбольным воротам, внутри предожидание гола. Вратарь безнадёжно опаздывает – дурак, выбежал из ворот. Оглядываюсь, взгляд цепляется за окно на втором этаже, где неожиданно оказалась председательница. Смотрит, как я играю, что ли? Блин, тогда мне стоит ещё напрячься!..

Секунды медленно тают. Вспоминаю финт и решаю загнать мяч в девятку, к досаде, возникает противник – лицо на изморе, как и моё, тянет ногу к мячу. Есть возможность как-бы пропустить, по инерции игрока бросит мимо, но ведь Вероника смотрит, и я делаю что-то невообразимое в воздухе, мяч прокатывается меж ног у соперника. Тут приходит понимание, что я обо что-то споткнулся, время вновь ускорилось, и я кубарем влетаю в ворота. Огорчённый же мяч укатывается в аут.

Сначала адреналин и лёгкое шоковое состояние, вышибленные вон мысли, начинают тихонько возвращаться, а с ними досада и ссаднение локтей с коленями. Вот уже одноклассники подбегают. Пытаюсь подняться, даже блеклую улыбку выдавил, только ступня болит сильно и не наступить толком.

– Ты как?! Всё нормально?! Можешь дальше играть? – посыпались вопросы.

– Да вроде, нога только вот…– отвечаю я, осторожно пытаясь наступить.

– Разойдитесь, пропустите меня, – скомандовал преподаватель-тренер. – Что, ногу подвернул? Давайте носилки!..

– Нет, зачем?! – я аж попятился. – Давайте посижу лучше?

– Вдруг что-то серьёзное – лучше проверим, – настаивает он. Вскоре ребята прибежали с носилками. – Та-а-ак… аккуратней… ложись… да не кривитесь вы – не так уж и тяжело.

В общем, отнесли меня четверо одноклассников в медпункт, попутно перешучиваясь и подбадривая, что быстро поправлюсь. Медработников оказалось двое – это супружеская пара, что, быстро проведя осмотр заключили – лёгкое растяжения связок. На лодыжку был наложен эластичный бинт, а в целях лечебного эффекта – час постельного режима. За белыми занавесками и весенним ветерком из окна, я даже дремать начал. Однако из сна вырвали голоса:

– О, здравствуйте, председатель, – вроде бы, говорит девушка медработник.

– Доброго дня. Слышала ученик пострадал. Что-то серьёзное? – спрашивает Вероника, явившись сюда и к моему великому удивлению. Слова произнесла спокойно и ровно.

– Да, но всё уже хорошо, – вступил мужчина. – Травма незначительная – лёгкое растяжение. Мы оказали необходимую помощь.

– Благодарю. А пострадавший ещё здесь? – вдруг поинтересовалась председатель.

– Да, вот там, ближе к окну. Мы назначили один час покоя, так что, возможно, он спит. Это Драй Матус.

– Хорошо. Тогда я только загляну.

Трудно сказать, чего больше хочу, с одной стороны – вновь увидеть Веронику, поговорить, да хоть бы о видах из окна, ведь кровать крайняя и можно наблюдать улицу. С другой – есть какое-то желание притвориться спящим и приоткрыв веки подглядывать, только второе, почему-то, смутно пугает. Совсем уже ум набекрень от этой Вероники.

Впрочем, всё решилось само – пока метался на перекрёстке мысленного выбора, девушка отодвинула занавеску и наши взгляды соединились. В улыбке поджимаю губы и лицом итожу – вот, мол, попал в медпункт.

– Уже не болит? – спрашивает она.

– Ага, почти сразу прошло. Даже как-то стыдно, с такой ерундой, – признался я.

– Пока ты на территории Бастиона, мы отвечаем за безопасность, потому и оказался здесь, – сказала она.

Меня взяла улыбка и с ней отвечаю:

– Хорошо. Ощущаю себя под надёжной защитой.

– Будь осторожнее, Матус, ладно? – требовательно обратилась она, с полыхнувшим фиалковым взглядом.

Горло сжалось – смог лишь кивнуть, а Вероника присела на край кровати, взор устремлён в окно, блуждая по далям, я же не могу оторвать свой от открывшейся картины профиля, не земных чёрт точёной шеи и целостного образа девы старшей школы Бастион, чёрно-льдистой, аристократичной. Наверное, мы бы так и глядели, но в медкабинет кто-то пришёл.

– Здравствуйте, – прозвучали слова парня, – нам нужна Исинн Вероника.

– Да, конечно, она здесь.

Образ моего воздыхания встал, мы ещё раз встретились взглядами, и девушка вышла. Нутром разлиты тепло и радость, с улыбкой откинулся на подушку. Сон пришёл тихо, почти незаметно.

Так хорошо, словно плыву в ласковых волнах, игриво окатывает негой, покой разлит во всей полноте и даже голоса птиц слышно, уж не чаек ли? Всё так призрачно и мягко…

– Ма-а-атус, проснись! – прорвался голос. – Вот уснул крепко, да?

– Ага, – отвечает ещё кто-то.

Наконец глаза распахнулись, закатное солнышко вовсю светит в окно, а из приоткрытой створки рвутся весенние трели птиц. Разбудившими оказалась пара медработников.

– Мы уже всё, уходим. Тебе ключ оставить или тоже пойдёшь? – спрашивает девушка.

– Ой, нет! Мне тоже надо, – ответил я, но пришло осознание времени. – Видимо, домой уже.

– Только не спеши, нога ещё не восстановилась, – предостерегает парень.

– Да-да, конечно, – вспомнил я о причине попадания в медкабинет. – Спасибо вам.

– Не за что, Матус, береги себя, – ответил он. – Кстати, Вероника ещё в школе, в кабинете.

– А-а, хорошо, – отвечаю немного удивлённо, выходя следом.

Нога слегка заявляет о себе, поэтому путь к аудитории тянется долго и неспешно, нужно забрать вещи перед уходом. Справа по коридору, друг за дружкой, идут окна и в каждом – вечерний пейзаж с вкраплениями строений, слева же, с меньшей периодичностью, – двери аудиторий, а между ними информационные доски и портреты выдающихся деятелей. Так выходит, что, зная о присутствии председателя, мне вновь надо решить – зайти или нет, я, конечно, увидеть Веронику желаю сильно, но какова же будет причина? Что сказать, зачем пришел?..

Одно из окон открывает вид на ворота, перед коими уже стоит роскошный транспорт – лимузин председателя школы и, возможно, скоро она пойдёт домой. Если нам удастся встретиться где-нибудь по пути, то уже случайно, а было бы хорошо пройтись вместе до ворот… Чёрт! Всё же я распустился – где напор, где характер?!. Только образ Вероники слишком силён и всё решит случай.

С трепетом вгляделся в наш коридор, но здесь только очарование увядающего дня. Взял сумку и к выходу – переобуваться. С неким разочарованием закончил и осталось лишь выйти, оглядываюсь, одновременно стараясь услышать шаги, но в ответ тишина. Пришлось идти вперёд, да и чего я хотел? Хочешь увидеться – делай, а вот так, измучившись мытарствами, потом ещё и досадовать…

В тоске взгляд уцепился за авто. Всё же удивительно, что Вероника добирается на таком транспорте, ведь обычно ученики стараются быть как все, что значит либо велосипед, либо общественный транспорт. Бывает, что родители подвозят, но редко – так не принято. И, конечно, когда видишь в распоряжении собственный лимузин…

Правда версия укороченная, ближе к представительскому седану. Сперва думал, что он чёрный – просто не приглядывался, цвет же оказался много глубже, подойдя ближе, вижу сапфировый отлив и блёстки “металлик”, видимо, как с председательницей, так и с машиной – всё не так просто.

Неожиданно дверь автомобиля распахнулась и глазам предстаёт виновница переживаний. Неожиданно мир подернулся рябью, дальше, я словно смотрю обратную перемотку на пару секунд, а потом сразу вперёд. Всё тут же восстановилось, и я переступил с ноги на ногу, на короткое время мы вновь встречаемся взглядами и одновременно на лицах возникают улыбки.

– Долго ж ты спал, Матус, – сказала она, изящно вскинув бровь.

– Хех, это да, – растерянно ответил я, а рука уж к волосам – провести на автомате – кто-то чешет затылок, а я так. – Сам не понимаю, почему. А ты, эм-м… чего так долго задерживаешься, много работы?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное