Влада Юрьева.

За них, без меня, против всех



скачать книгу бесплатно

© Юрьева В., 2018

© Оформление. ООО «Издательство „Э“», 2018

Пролог

Не нужно было никуда уезжать, чтобы стать счастливыми, – Света только сейчас это поняла. А тогда казалось: вот она, дорога в рай. Стоит только пережить этот перелет, сойти с трапа самолета – и все будет по-другому. Закончатся серые зимы, которые вместо трех месяцев тянулись по полгода, уйдут вечная нищета и угрюмые лица прохожих. Новая страна представлялась сказкой, в которой счастливы все, потому что по-другому здесь просто не бывает.

Реальность ударила больно и безжалостно. Они не прогадали только с климатом: солнца на итальянском побережье хватало. Но все прочее не сбылось. Оказалось, что толпы добродушных итальянцев живут только в их фантазиях. Местные жители относились к эмигрантам совсем не так, как к туристам. Тем более к таким эмигрантам – бедным, молодым и наглым, претендующим на работу, причем не последнюю. В сказочной стране безработица беспокоила и местных, за хлебные места шла жесткая борьба – какое уж тут гостеприимство.

Поэтому о работе по специальности Света могла забыть. На семейном бюджете это не слишком сказалось: и дома она, медсестра, много не получала. Но там ее хотя бы уважали. Ей легко было найти общий язык с пациентами, ее любили, она могла им помочь. Она чувствовала себя полезной. Здесь же в больницах ее не ждали. Ее диплом имел примерно такой же вес, как газета, в которую заворачивают рыбу.

Пришлось подрабатывать сиделкой. Она улыбалась капризным пожилым клиентам и искренне старалась понравиться. Эти усилия не оценили. Наверное, на нее просто смотрели как на дешевую рабочую силу. Человек второго сорта, которому сделали одолжение. Скорее всего, им просто невозможно было понравиться.

Появилось ощущение ненужности. Но когда она не работала совсем, было хуже. Тогда приходилось думать о жутких долгах, в которые они влезли с этим переездом. А еще что-то делать с тем пронизывающим одиночеством, которого она не знала дома.

С Ваней они виделись не чаще, чем раньше. Он и там, в России, уходил в многомесячные рейсы, и она привыкла ждать. Света любила его достаточно сильно, чтобы привыкнуть. Но там, помимо Вани, были друзья, родители, коллеги – десятки людей, с которыми она могла общаться. Здесь – только он. То, насколько он молчаливый и нелюдимый, стало восприниматься особенно остро.

Света знала, что не на всех смена страны повлияла именно так. Она читала истории сотен семей, у которых все было хорошо. Она вдохновлялась ими, убеждала себя, что у нее сейчас просто сложный период, который скоро пройдет. Они сменят эту съемную каморку на собственный уютный домик и будут жить счастливо. Шансы на это были очень высоки – Ваня, в отличие от нее, зарабатывал все больше.

Правда, она догадывалась, что и у него не все так радужно. Эти деньги он получал не только за рейсы. За них – тоже, но больше половины его дохода зависело от не совсем легальных перевозок.

Он сам находил клиентов, сам прятал товар на борту, он брал на себя всю ответственность и даже Свете не сообщал деталей.

Она приняла это так же смиренно, как все остальное. Ее совесть, раньше не допускавшая ни одного нарушения закона, находила объяснение его поступкам. Света никогда не жаловалась и о переезде обратно даже речи не заводила. Темная полоса рано или поздно закончится, и они будут с гордостью рассказывать своим детям о том, какие трудности сумели преодолеть вместе.

Тем более что сегодня Ваня должен был вернуться из рейса. Этот был особенно долгим – она мужа почти полгода не видела. Рекорд, пожалуй. Мысль о том, что он снова будет рядом с ней, заслоняла все: и то, что денег у нее вообще не осталось, и то, что сегодняшний клиент, восьмидесятилетний дедок с замашками Наполеона, так сильно ударил ее по лицу, что на скуле уже проступил багровый синяк. Она сильная, она выдержит… Она хорошо научилась выдерживать.

Она подготовилась к приезду любимого как могла. Насколько позволяли средства. Накрыла стол, зажгла свечи, всего пару штук, но и этого хватило, чтобы осветить тесную комнатку. Надела платье, в котором была, когда они познакомились. С тех пор оно стало почти семейной реликвией, и она доставала его из шкафа только по особым случаям. Свету радовало то, что спустя столько лет она могла с легкостью застегнуть вещь, купленную еще в студенчестве.

Она хотела быть красивой для него. Она ждала в прихожей у двери, как собака, соскучившаяся по хозяину. Она знала, что эта встреча станет лучшей наградой. Ваня, при всей своей закрытости, тоже переносил такие долгие разлуки не слишком хорошо. Сегодня будет та редкая ночь, когда он будет с ней страстным и скажет то, что она надеялась услышать… Она только мечтами об этой встрече и спасала себя, когда становилось совсем тоскливо!

Он задержался. Она не беспокоилась. Когда корабль прибывал в порт, Ваня прислал ей эсэмэску – как обычно. Свете еще тогда хотелось бросить все и бежать к причалу, но это испортило бы сюрприз со свечами и платьем. Да и потом, весь день накрапывал дождик и романтичной встречи все равно не получилось бы.

Повернулся ключ в замке, и Света замерла, как натянутая струна. Открылась дверь, с улицы пахнуло вечерней морской прохладой и дождем, и в прихожую поспешил войти человек. Ее Ваня… Она порадовалась, что заставила его взять с собой длинный непромокаемый плащ – как пригодился сейчас! Все было так, как она ожидала: он пришел домой, с подарками, уставший…

Но на этом совпадения кончились. Когда она хотела кинуться к нему, чтобы поцеловать, Ваня мягко, но уверенно отстранил ее.

– Без нежностей сейчас, – велел он. Голос звучал глухо и хрипло. – Я заболел малость… Уже проходит, по-моему, но еще утром температура была.

– Ванечка…

– Так, только панику не разводи! Док наш корабельный мне таблетки прописал, я принимаю, и скоро должно быть лучше. Просплюсь – и сразу нормально все будет. Но если заразишься еще и ты, дело затянется. Так что ты уж извини, но я – спать, а ты подарки разбирай!

Он думал, что это успокоит ее, но Света чувствовала себя так, будто ее ледяной водой обдали. Ну зачем ей подарки, шмотки эти, еда? Она не того ждала столько месяцев!

Однако и настаивать она не решилась. Она видела, что Ваню пошатывает от усталости. К тому же, сняв плащ, он оставил натянутым капюшон байки, и она не могла толком рассмотреть его лицо, видела только проблески очень бледной кожи. Похоже, грипп, и в худшем своем проявлении.

Да и немудрено: с тех пор, как они переехали в Италию, Ваня совсем себя не жалел. Спал мало, работал много, рискованные подработки здоровья не добавляли. Рано или поздно это должно было отразиться на нем.

Свете нестерпимо хотелось сделать для него хоть что-то. Да хотя бы просто осмотреть – медсестра она или нет? Но она знала, что убеждать его бесполезно. Ваня был из тех мужчин, у которых даже при простуде портится характер.

Разочарование мелькнуло на ее лице, и Ваня, конечно, не мог этого не заметить.

– Денег много привез, – бросил он. – Клиент был очень доволен. Тот, знаешь, мой клиент. Личный. Я потому и задержался, что носил ему груз. Все гладко прошло, и он чаевых отвалил! В красной сумке лежат, посмотри.

– Я посмотрю. Ты хоть теперь позволишь себе отдохнуть? Хотя бы выздоровей нормально!

– Да по-другому и не выйдет, – вздохнул он. – Какая-то пакость это… Хреново мне, уже неделю как хреново…

– Потому что на корабле ты толком не отлежался, когда все началось!

– Мне не за то платят, чтоб я отлеживался! – Он чуть повысил голос. – Светка, лучше не лезь сейчас! Разбирай вещи, а мне дай нормально отдохнуть!

Не говоря больше ни слова, он пересек гостиную, скудно освещенную свечами, и скрылся в крохотной спальне, настолько маленькой, что в ней даже не было окон. Света подозревала, что раньше эта квартира была студией, а стенку-перегородку установил уже нынешний владелец, чтобы сдавать было проще.

Ей хотелось спорить с мужем. Сердце болело от тревоги о нем, ей не нравилось то, что она даже не знала, чем он болен! Однако ей пришлось унять беспокойство, заставить себя молчать. Она не умела спорить с ним, и сейчас, когда на кону было его здоровье, это сыграло с ней злую шутку.

Она не спала ночью. Не потому, что лежать на жестком диване было неудобно и непривычно. Света просто не могла: она слышала, как он кашляет за тонкой стенкой. Тяжело, хрипло так, будто задыхается… Она попробовала предложить помощь еще раз. Он отказал, и довольно грубо. Света чувствовала: если будет настаивать, он рассердится на нее, он привык со всем справляться сам и хочет сделать это снова.

Она молчала, хотя сердце кровью обливалось. Ваня затих только к утру – видно, все же стало получше. Она еще некоторое время прислушивалась, потом и сама задремала.

Даже после бессонной ночи Света проснулась быстро, с первыми лучами раннего весеннего рассвета. В спальне все еще было тихо. У нее в груди как будто зима поселилась, и унять это чувство не удавалось, но будить мужа в такое время она не решалась, это точно не пошло бы на пользу его выздоровлению.

Чтобы отвлечься, Света решила разобрать сумки. Первой открыла красную – и обомлела: почти половина большой спортивной сумки была занята деньгами. Евро, яркие, как фантики от конфет, были собраны в массивные кирпичики. Только зеленого цвета. Все сотенные. Она даже представить не могла, какая здесь сумма!

Ване неплохо платили за нелегальную часть его работы, но столько – никогда. Света понимала, что должна бы радоваться, а ей почему-то стало страшно. Что же нужно сделать, чтобы столько заплатили? Уж явно не магнитик на холодильник привезти! Она даже дотронуться не могла до этих денег, по коже мурашки шли, как будто перед ней было что-то живое и гадкое.

Нужно было что-то менять в их жизни. Да хоть в Россию возвращаться, если надо! Во что они вообще превратились? Потеряли друзей, работу… потеряли любовь друг к другу! Ваня вчера даже не заметил синяк на ее лице, хотя раньше убил бы того, кто посмел ее ударить! Правда, из-за свечей в квартире было темно, и она его тоже толком не рассмотрела, но… суть от этого не меняется!

Света чувствовала себя решительной, как никогда раньше. Она готова была спорить с мужем, ругаться, если надо. Что угодно делать, лишь бы спасти их обоих!

Она подошла к двери спальни и постучала. Она не готова была ждать, пока он выспится, вопрос нужно было решать немедленно.

Из спальни не доносилось ни звука. Света повторила стук, на этот раз – громче.

– Ваня! Любимый, как ты? Нам надо поговорить!

И снова ответа не последовало. А спал он обычно чутко, постоянные путешествия приучили. Так не должно быть…

Замка на двери не было, и она без труда вошла в спальню. Муж лежал на кровати, отвернувшись лицом к стене и почти с головой укрывшись одеялом. С порога она видела только его темные волосы… и пятна крови на подушке. А еще то, что одеяло, накрывающее его тело, оставалось неподвижным. Он не дышал.

Если бы кто-то спросил ее, что она сделала бы в такой ситуации гипотетически, Света ответила бы сразу: конечно, попыталась бы провести реанимацию. Она же медсестра! Но в реальности все оказалось не так просто и очевидно. Она не столько видела, сколько чувствовала, что он мертв. И как бы она ни старалась, сколько бы массажей сердца ни проводила, она уже ничего не изменит. Он умер ночью – когда она была в нескольких шагах от него и даже не спала!

Осознание этого накрыло Свету лавиной. Все вокруг казалось ненастоящим, придуманным ею самой. Она стоит в чужой стране рядом с мертвым мужем и сумкой денег – разве об этом она мечтала? Разве за этим уехала на солнечное побережье?

На негнущихся ногах она подошла к постели. Света не хотела видеть это – но должна была. Чтобы окончательно убедиться, что это не сон и ее жизнь никогда уже не будет прежней. Ее собственное тело сопротивлялось, отказываясь касаться мертвеца, но она переломила себя, заставила. Резким, похожим на спазм движением она сорвала с мужа одеяло.

Она думала, что не будет кричать. Шок не позволит. И снова ошиблась… Потому что даже понимая, что он мертв, Света не могла подготовиться к такому.

Она узнала в этом покойнике своего Ваню, но – едва. С трудом, и лишь потому, что она, профессиональная медсестра, знала, как меняет человека разложение.

Тело выглядело так, будто ее муж умер неделю назад.

Глава 1. Игры против правил

– Ты во всем этом участвовать не будешь!

Алиса и сама знала, что не будет. Но проявлять смирение, признавая это, не собиралась. Во-первых, положение призывало покапризничать. Во-вторых, она терпеть не могла, когда ей команды отдают – даже из заботы о ней. Поэтому хотя бы в этом споре она собиралась несколько усложнить жизнь будущему мужу.

– Любопытно мне посмотреть, как ты меня остановишь! – заявила она.

Вывести Дамира из себя было непросто, вот и сейчас он проявил фирменную невозмутимость.

– Для начала понадеюсь на твой здравый смысл и материнский инстинкт. Потом уже буду давить нашим семейным статусом.

– Каким семейным статусом? Мы, вообще-то, не женаты!

– Я услышал обвинение или мне показалось? – Дамир изумленно приподнял брови. – Кто вообще виноват, что мы не женаты?

– Карма и мироздание!

– Скромно ты себя характеризуешь…

Тут он был прав: объективно ответственность за отсутствие штампов в их паспортах лежала только на Алисе. Дамир организовал все от него зависящее еще в апреле: красиво сделал предложение на праздновании ее дня рождения, подарил кольцо с рубином и бриллиантовой крошкой, теперь уютно мерцавшее на ее безымянном пальце. Алиса действительно хотела выйти за него замуж – не потому что «пора бы» или «неплохой вариант». Она, подозревавшая, что семейные отношения – это не для нее, теперь мечтала связать свою жизнь с кем-то другим навсегда.

Они начали обсуждать дату, место, список приглашенных… А к концу месяца Алиса поняла, что беременна, и свадьбу пришлось отложить.

Дамир как раз настаивал, чтобы они поторопились, но Алиса не желала уступать: если под платьем будет виден живот, половина гостей сплетни придумает, вторая половина их подхватит. Да и чувствовала она себя не лучшим образом: ее стабильно мутило каждое утро, накатывала слабость, настроение менялось так часто и бурно, что она сама себе персонажа анекдотов напоминала.

Так что она настояла на том, чтобы свадьба состоялась после рождения ребенка, Дамир нехотя согласился. Но истинное положение вещей не мешало ей периодически поддразнивать его этим.

Он вообще радовал ее. При всех странностях ее поведения Дамир быстро и умело гасил любые конфликты. Он помогал ей, объяснял, что происходит, искал средства, которые облегчали симптомы, так что в их маленькой незарегистрированной семье все шло прекрасно.

Пока Алексей Тронов не объявил о пятом этапе проекта.

Ссориться по этому поводу было даже забавно, учитывая, что именно проект когда-то свел их – людей, которые не могли познакомиться ни при каких других обстоятельствах. Тронов, психолог с мировым именем, задался целью узнать, есть ли такое явление, как врожденные детективные способности, и насколько они эффективны. Он разработал специальный тест, призванный эти самые способности выявлять, и разместил его в интернете. Люди, прошедшие тест, приглашались к участию в проекте – настоящем расследовании, с которым не справилась полиция.

На первый этап были отобраны семь участников, среди которых оказались Алиса и Дамир. Она – преподаватель английского с бурным прошлым, не любящая свою работу. Он – бывший хирург, который лишился мечты всей своей жизни из-за травмы головного мозга, полученной в автомобильной аварии. Он остался без работы и нуждался в деньгах. Она мечтала отомстить брату, который, как ей казалось, был виновен в смерти их матери. Они начали работать вместе, потому что это было выгодно.

Но в итоге каждый получил от проекта то, чего и не ждал. Дело оказалось гораздо серьезнее, чем предполагал Тронов. Оно позволило участникам открыть себя с новой стороны – и даже получить смысл жизни, как бы пафосно это ни звучало.

Проект принес значимый результат, Тронов хотел продолжать, но у него просто не хватало средств и связей. Он был вынужден привлечь к делу инвесторов, а те хотели прибыли – они не разделяли научный интерес Тронова. Так проект превратился в детективное реалити-шоу. Тронов по-прежнему отбирал участников, приставлял к ним своих координаторов, направлял их, но все их действия отныне снимались на камеры, монтировались и отправлялись в эфир.

Пилотный сезон шоу, выпущенный только в интернете, на платных ресурсах, имел неожиданный успех. Заинтересованных инвесторов стало больше, увеличился масштаб расследований, но неизменным оставалось одно: участвовали только обычные люди, не имеющие специального образования. Среди их преимуществ были лишь интеллект, аналитические способности, свежий взгляд и навыки, полученные в их собственной профессии. И это работало! Они справлялись, когда официальное расследование по какой-то причине было невозможно или ни к чему не привело. Они чувствовали себя талантливыми, сильными, нужными – они, привыкшие оставаться частичкой толпы, вдруг понимали, что много лет себя недооценивали. Так что, пока инвесторы наслаждались прибылями, Тронов собирал бесценные данные о человеческой природе.

Алиса сразу поняла, что проект – это ее. Она с готовностью оставила нелюбимую работу, чтобы с головой окунуться в расследования. Для Дамира все было иначе. Он участвовал в затее Тронова скорее от безысходности. Травма не позволяла ему вернуться в хирургию, она же мешала заниматься тяжелым физическим трудом. А жить на что-то нужно!

Но потом ему предложили выгодную работу, он начал писать книги. На третьем этапе Алиса вернулась в проект уже без него – и чуть не погибла. Дамир понимал, что она все равно будет участвовать, с ним или без него. Ему проще было присоединиться к ней, чтобы получить возможность наблюдать, что происходит, и помочь когда нужно.

Поэтому на четвертый этап они отправились вместе. По подсчетам Алисы, примерно тогда и был зачат их ребенок. Ей нравилось повторять, что вырастет он детективом. Дамир эту шутку не любил.

И вот вчера вечером позвонила ассистентка Тронова, пригласившая их на пятый этап. Алиса и Дамир оба неоднократно становились победителями, вместе и по отдельности, поэтому никаких тестов им проходить было не нужно. Напротив, игроки, подобные им, представляли огромную ценность и для инвесторов, и для Тронова. У них уже были детективные навыки, опыт – и поклонники.

Однако в глубине души Алиса сразу знала, что откажется. Все четыре этапа проекта были связаны с существенным риском, физическими нагрузками и даже угрозой жизни. Она могла принимать это сама, но не подвергать такой опасности ребенка. Не говоря уже о том, что столь легкое зачатие можно было считать удачей и авансом судьбы – учитывая ее прошлое. Поэтому она хотела провести беременность в тепле, спокойствии и безопасности.

А сейчас все равно скандалила, и не только из любви к этому искусству. Алиса надеялась, что Дамир пойдет на пятый этап без нее. Пусть хоть кто-то из их команды будет! Она видела, что и ему хочется – с тем драйвом, который дает проект, ничто не сравнится. Но Дамир был спокойней и рассудительней ее, он не поддавался страстям, ему надо было убедиться, что он выбирает правильный путь.

Собственно, к этому пути Алиса и собиралась его подтолкнуть.

– Хорошо, допустим, я не поеду… Но как ты справишься без меня?

– А кто сказал, что я поеду? – удивился Дамир.

– Почему не поехать-то?

– Любую причину назови – и она будет против поездки. У меня есть работа. Моя жена беременна. Мне хватает денег. У меня давно не было приступов. Я здоров, спокоен и счастлив. С чего я должен рисковать этим ради чьей-то непонятной авантюры?

– Мы еще не женаты, твоя работа предполагает свободный график, а при таком сонном режиме ты зарастаешь мхом!

– Вот так и рухнул мой идеальный мир, – вздохнул Дамир. – Что значит – мхом?

– Не буквально же! Тебе тоже нравилось жить в необычных обстоятельствах и делать нечто по-настоящему значимое, а здесь такого нет…

– Меня несколько раз чуть не убили. Не могу сказать, что это оставило приятные впечатления.

– Но это оставило яркие воспоминания, – парировала Алиса. – Не забывай, я твою рукопись прочитала, знаю, что ты туда поставил из наших похождений! Твой редактор пищит от восторга, а скоро будут и читатели. Потому что это живое! Где ты еще такие эмоции получишь?

– Придумать можно, как другие писатели…

– Что-то ты раньше не сильно придумывал!

– Приятно видеть, какого высокого ты мнения о моих способностях, – оскорбился Дамир.

– Не злись, у меня гормоны зашкаливают, мне можно чушь нести. Ладно, допустим, я очень хочу вернуться на проект, потому что люблю его. И тебя вернуть хочу. Но забудем об этом и сосредоточимся на тебе. Вспомни, как ты себя чувствовал до того, как пришел на первый этап, – и сейчас. Что у тебя было тогда, что ты есть сейчас. Это достижения, которые пришли через риск! Мы можем отказаться, без вопросов. Я-то точно откажусь… Я в декрете, мне можно! Но ты… вот ты выберешь ровную жизнь, все будет тихо, мирно, предсказуемо. Готов ли ты принять, что это теперь всегда?

Она действительно хотела, чтобы он решил сам. Тронов пока не рассказывал им, какое дело выбрали для пятого расследования. Но вряд ли это похищение плюшевого мишки! К проекту сейчас привлечены такие люди и такие деньги, что просто уже не будет. Подробности им сообщат, когда они подпишут согласие на участие, однако вероятность того, что будет опасно, зашкаливала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6