Влад Поляков.

Кодекс крови: Кодекс крови. Грани реальности. Тени кукловодов (сборник)



скачать книгу бесплатно

Понятливый, чтоб его. Сразу осознал, что тут не мирные беседы вести собираются. Оно и понятно – простой человек не смог бы контролировать столь своеобразное заведение, ухитряясь лавировать между конкурентами среди каторжной братии и полицией. Да и Клим не заинтересовался бы примитивом вроде того же Апостола, по крайней мере настолько, чтобы использовать, пусть и косвенно, в своих целях.

– Стены останутся. Правда, небольшой беспорядок все же будет, без него не обойдется. Так что давай, предоставляй нам это место, тогда всё может ограничиться небольшими потерями для твоего заведения.

– Да, и скажи своим, чтобы всех интересующихся тобой людей направляли именно сюда, в эту комнату. В общем зале не показывайся, не стоит.

Это Ханна правильно заметил. Господа ожидаемые визитеры по наши души не должны видеть Фрола раньше, чем увидят нас. Что так? Просто кто-то однозначно владеет техникой ментального воздействия на разум и считывания оттуда нужных сведений. А Фрол уже знает о нашем присутствии… Терять элемент некоторой внезапности совсем не привлекает.

Теоретически рассуждая, могут заметить и нас, но здесь придётся положиться на графа, который должен был несколько пригасить следы нашего присутствия. Правильный расчёт – сначала маскировка действует, ну а потом, после всех событий, нарушается, и мы начнем оставлять видимый для мистиков след. Ложный, естественно…

А пока суд да дело, нужно несколько освоиться в этом месте, где вскоре и начнётся действо под названием «коррида», только в роли быка выступят разного рода «святые отцы». Честно признаться, вполне приличное для боя помещение. Не пустое, но и не слишком загромождённое мебелью; имеется единственный вход со стороны общего зала, но есть и выход, ведущий к складам, кухне и прочим задворкам «Неугасимого». И дверь неплохая, крепкая… Вряд ли она будет существенной преградой для ожидаемых нами, но совсем уж внезапного появления у них не получится. А пара-тройка секунд для нас – очень существенный срок. Что ещё? Распределить зоны ответственности между нами, чтобы первый удар получился как можно более эффективным. Череп не зря намекал, что всё должно решиться именно первым ударом, времени на второй может и не оказаться.

– Клим! Ты у нас стрелок непревзойдённый, так что твое место прямо напротив двери. Задача довольно проста – стрелять во всех посторонних как можно быстрее и точнее. Если вдруг револьверы окажутся не слишком эффективными, то воспользуйся арбалетами.

– Хорошо, – кивнул тот. – Положу их прямо на стол, так удобнее будет.

– Теперь ты, Ханна… Прикроешь тылы. Ни одна зараза не должна появиться по пути нашего отхода. Запомни, тот же Франциск вполне в состоянии взять под контроль кого-либо из местных. При малейшем подозрении – уничтожить.

– Тихо или можно стрелять?

– Лучше по-тихому. Метательный нож в сердце или шею столь же эффективен, как и пуля. Ну и, наконец, Висельник. Тебе тоже без дела сидеть не предстоит. Попробуй подготовить такое воздействие, при котором мы как бы сместимся в пространстве для наших противников.

Ты понимаешь, о чем я?

– Отвод глаз или скорее смещение теней? – Висельник явно был в серьёзных раздумьях. – Тяжеловато будет. Но я сделаю все возможное. А ты сам что на себя возьмешь?

– Удар с помощью Лика Медузы. Конечно, основная мощь придется на Франциска, если он тут вообще будет. А вы все не пытайтесь сразу атаковать именно его – шансы уничтожить крайне невелики, лучше уж сконцентрироваться на остальных, лишить главного противника поддержки свиты. Зато если этого самого Франциска не будет, то всем нам окажется не в пример более спокойно. Помните. как его отличить?

– Как же… Золотой перстень на безымянном пальце левой руки, – отчеканил Ханна, словно на докладе у начальства по итогам проделанной работы. – Не беспокойся, Стилет, не спутаем.

Хорошо бы. В обычном состоянии память работает как часы, зато в горячке боя способна выдавать такие финты, что просто диву даёшься. И что теперь? Правильно, теперь нужно ждать и еще раз ждать. Церковники не могут не прийти, да и тянуть особо не будут, но я заранее предчувствую выматывающее и очень медленное течение времени. Мы давно привыкли ожидать, но на сей раз противник сильный, слишком сильный… Да и его возможности остаются во многом неясными. Это как играть в карты с профессиональным шулером – никогда не знаешь, какой фокус он выкинет в следующую секунду. Остаётся только надеяться на зоркость глаз да на собственные наработки.

О, глядите-ка на сие диво – Дровосек вновь пожаловал! Неужели соскучился? Не-ет, тут всё сложнее, достаточно взглянуть в глаза нашему знакомому, чтобы почувствовать гнетущее его предчувствие. Вроде хочет сказать нечто интересное, но в то же время не решается. Придется подвигнуть его на беседу, вдруг да узнаем нужные вещи.

– Давай, Фрол, не стесняйся, тут люди понимающие. Можешь своих громил вводить в заблуждение, но мы-то видим – тебя что-то беспокоит. Нет, если это «что-то» связано с совершенно посторонними событиями вроде управления трактиром или разного рода криминальных дел, то не наша проблема. Зато если твоё беспокойство имеет под собой иные, переплетенные с нашими заботами корни, тогда изволь доложить беспокоящую тебя проблему чётко, ясно и подробно.

– Шныряют вокруг… всякие. Не наши, чужие. Хорошо одетые, вежливые, но нашим и подходить к ним не хочется, будто они заразные. А те, кто подошёл, обратно уходят, но ничего об этом не говорят.

– Ты их сам видел?

– Нет, – замотал головой Дровосек. – Малец один, карманник хороший, вот он видел. Клянётся, что подобрался довольно близко, но не совсем чтобы рядом. Там и рассмотрел всё. Я думал, брешет парень, хочет с меня чего поиметь, а он и денег не хочет, только и мечтает отсюда улепетнуть. Сказал, что задержался, только чтобы мне сообщить, а скоро ноги его тут не будет долгое время. Если уже не исчез.

Дождались? Пожалуй, только это не сам визит, а проверка на возможные ловушки. Разумно, весьма разумно, особенно учитывая их опыт с бесследно исчезнувшей ударной группой. Да, Череп говорил, что уничтоженные нами при его помощи бойцы были так себе, ничего особенного, но и победа над ними далась ой как непросто. Сейчас же в ход пустили если и не тяжелую артиллерию, то уж точно не отбросы. Сама возможность участия Франциска, заезжего визитёра в наш город, говорила о весомой заинтересованности.

Ха, заинтересованности! У него буквально из-под носа похитили довольно важные бумаги, а вдобавок и используемую для шифровки книгу – по мнению всё того же Черепа, коему я склонен верить – что чревато очень серьёзными неприятностями. Да и начальство по головке не погладит, скорее уж вдарит пару раз этой самой головкой о кирпичную стену.

– Фрол, иди-ка ты лучше к выходу из этой комнаты, постой рядом вон с тем хмурым человеком, – указал я на Ханну, одновременно переплетая пальцы в своеобразную фигуру. – Мне вовсе не нравится вариант, когда ты окажешься под перекрестным огнем. Ханна, «позаботься» о нём, когда придет время.

– Сделаю, можешь быть уверен.

Отлично. Теперь в самом начале активных действий хозяин сего гостеприимного заведения получит чем-нибудь тяжёлым по голове. Зачем? Во-первых, чтобы не путался под ногами, но это не самая важная причина. Дело в том, что разум человека, далёкого от мистики, можно взять под контроль без особых усилий, тем более при должной практике. А у Франциска с его сворой подобная сноровка не может не присутствовать. Пастыри стада людского, им иначе нельзя… Вот и получится у нас в тылу подобный маленький, зато очень неприятный сюрприз в виде вражеской марионетки. Спасибо, но нет такого желания и всё тут.

Эх, хорошо бы иметь возможность видеть общий зал трактира, там того и гляди появятся те самые, кого ждем мы и кто также ну очень стремится встретиться с нашей маленькой, но дружной компанией. Раз обе стороны так желают встретиться, то грешно было бы не пойти навстречу, не так ли? Вот и получается, что наша ловушка – всего лишь гуманный ответ на желание господ из церкви устроить свидание с теми, кто вызывает у них сильные, пусть и далекие от положительных, эмоции.

Я жду вас, Псы Господни… Такое впечатление, будто времена Инквизиции вернулись во всей своей красе, и радостно скалящиеся языки пламени освещают лица тех, кто стремится уничтожить все так или иначе выходящее за пределы ограниченных ими рамок. Хотя я вовсе не уверен, что те времена куда-то уходили. Что мешало инквизиторам просто уйти в тень, сделать свою деятельность более скрытой, незаметной. Кому как не мне, офицеру тайной полиции, знать о гораздо большей эффективности скрытого, тайного воздействия… Отпадает необходимость оправдываться на официальном уровне о чрезмерной жестокости духовной власти, церкви придаётся облик милой, доброй и ласковой относительно, конечно, ибо чёрного кобеля не отмыть добела – структуры. Вот только маска никак не в состоянии скрыть от всех истинное лицо. Но от всех и не надо, ведь большинство так и будет бежать за пастырями, радостно блея подобно баранам, ведомым на бойню.

Зато остальные… С ними теперь бороться легче. Да, легче, как это ни парадоксально! Казалось бы, нет мощной, наблюдающей за всеми и вся проявлениями оккультизма и свободомыслия организации. Вроде бы… а потом это самое несуществующее наносит удар – сильный, молниеносный, беспощадный.

Войны невидимок, право слово. Взять того же Черепа, клан Вер-Заррен, к которому он принадлежит, а ещё Красный Род – судя по всему, некую систему, объединяющую несколько подобных кланов. Тайные, скрытые от людской массы конфликты, наверняка не на жизнь, а на смерть. Мы прикоснулись к ним самым краем, на грани восприятия этого нового, до сей поры почти закрытого мира. Наивно было думать, что оккультные знания ушли в никуда – такого просто не бывает. Сила подобного рода не исчезает, она просто меняет обличье, представая в новой, ещё более могущественной форме. Похоже, настало время тайных, по-настоящему тайных Орденов, или как там их по-иному можно назвать. Ведь не в названии суть, а в том, что оно содержит в себе.

А что содержит в себе конкретное название – Красный Род? Тайна и все тут. Одно то, что о нём никогда и нигде не упоминалось, свидетельствует о крайней степени конспирации и умении не афишировать свою деятельность среди непосвященных. Однако зачем подобное нужно? В силе этой структуры у меня нет никаких сомнений – достаточно вспомнить то, что нам уже показал Череп. К тому же готов поклясться, показали нам лишь малую, очень малую часть.

Шаги… За дверью отчетливо слышны шаги нескольких людей. Те самые? И сомневаться не приходится. Значит, дождались.

Глава 20

Вежливый стук свидетельствовал о том, что появившиеся господа не представляли, кто именно находится внутри. Спасибо тебе, Череп, надёжно прикрыл от внутреннего взора противника каким-то неведомым образом. Жестом показываю Висельнику, чтобы потянул за специально приспособленную для открытия двери на расстоянии верёвочку. Та бесшумно проворачивается на хорошо смазанных петлях, и гости дорогие по инерции делают шаг вперёд…

Инерция – зачастую очень неполезная и даже вредная штука. Это мое мнение в полной мере подтвердили револьверы Клима, с двух стволов отплюнувшиеся свинцовыми подарочками в направлении давно ожидаемых визитеров. Одна из пуль очень удачно попала находящемуся впереди других церковнику в шею, перебив артерию ко всем ангелам. Фонтанирующее кровью тело рухнуло на пол, дёргаясь в агонии и попытках зажать смертельную рану. Неплохое моральное подавление для противника, когда в первую же секунду один из них отправляется в небесную канцелярию, да еще таким эффектным образом.

Ну всё, миг первоначального замешательства прошел, сейчас на нас обрушится какое-нибудь мощное воздействие. Почему? Тренированный во множестве подобных ситуаций взгляд легко вычленил из троих оставшихся на ногах людей того самого, с золотым перстнем. Франциск… Тянусь мысленно-волевым усилием к амулету, висящему на груди, и Лик Медузы отзывается с превеликой охотой. На свободу вырывается волна страхов, подсознательных кошмаров, от которых никто не в состоянии освободиться полностью. Можно лишь понять их, осознать, а следовательно, и нейтрализовать. Вот только это требует постоянного контроля и решимости посмотреть в глубины собственной души.

Основной удар, как и следовало, я направил на Франциска, стремясь загнать его разум в липкую паутину страхов, запереть в лабиринте, из которого нет выхода. Ну а на долю остальных двоих достались лишь отголоски удара, пусть и способные доставить существенные неприятности, но на порядок слабее. Ничего, на них также должна найтись управа, представшая в виде Клима да Висельника. Своеобразная, однако, дуэль получилась – количество противников полностью соответствует, только с уровнем увы и ах… Преимущество тут явно не на нашей стороне.

А вот и первое тому подтверждение. Один из церковников сделал какой-то жест, и пули, выпущенные из револьверов, стали отклоняться от своей естественной траектории, огибая господ церковников. Ещё одно движение руки – и из пола рядом с Климом вырастает с десяток острий, ослепительно сверкающих даже при довольно скудном освещении. Рядом, но все равно не там. Молодец, Висельник! Сумел-таки спутать ориентиры нашим врагам. Ага, огнестрельное оружие появилось! Правда, стоило мне направить часть энергии амулета по нужному адресу, и револьвер летит в сторону. Что так? Да просто владельцу показалось, что он раскалился докрасна. Зар-раза! Нехитрое действие вроде бы, а запас энергии в Лике Медузы существенно скакнул вниз.

Клим с матерными высказываниями самого изысканного стиля отбрасывает револьверы и хватается за лежащие на столе арбалеты, уже взведённые и готовые к стрельбе. Залп… Четыре стрелы из двух спаренных устройств летят по направлению к третьему церковнику, чьи губы шевелятся явно не в молитве. Ха, а ведь похоже, что только пули легко отклонить с курса! Тут четко прослеживается зависимость между массой снаряда и возможностью его отвода в сторону. Два болта всё-таки уходят вбок, но вот два других врезаются прямо в корпус колдующего красавца и отбрасывают того к стене. Только отбрасывают, поскольку в момент соприкосновения с кожей вспыхивает жемчужное сияние, словно поглотившее в себе всю силу выстрелов. Но и оставшегося хватает, чтобы от души контузить церковника и на время вывести из игры.

Висельник, увидев столь шикарную возможность подсократить число врагов, бросается к упавшему, на ходу извлекая два кинжала, которыми владеет вполне и вполне сносно, но нарывается на ледяную иглу, прилетевшую со стороны Франциска. Хруст, и ледышка разбивается о панцирь, подаренный графом, но все же сбивает моего друга с темпа, давая возможность контуженому прийти в себя и откатиться с линии удара.

Пошёл ближний бой… Висельник всё-таки добрался до контуженого, но уже несколько пришедшего в чувства церковника, ну а Клим сцепился с тем, который попытался избавиться от него с помощью вырастающих из пола лезвий. Он, конечно, не большой поклонник боя на клинках, но шашка на поясе не для красоты привешена.

Мне же остаётся окатывать Франциска все новыми волнами ужаса и страха, особенно в то время, когда он пытается воспользоваться мгновениями передышки и вызвать дождь из ледяных игл. Череп, нехороший человек, однозначно что-то напутал относительно перстня на его пальце. Да, золотой, но только не простой кусок металла, а еще и весьма мощный талисман, что каким-то образом помогает ему преобразовывать содержащуюся в воздухе влагу в лёд и отправлять по месту назначения, то есть непосредственно в своих врагов. Право слово, если бы не Лик Медузы, то от нас бы остались лишь продырявленные во многих местах останки уже через несколько секунд.

Но и так ситуация складывается не слишком благоприятным образом. Да, Клим с Висельником заметно превосходят своих противников в бое на клинках, но вот в оккультном плане… Самоучки столкнулись с теми, кого натаскивали именно на схватки другого вида. Ментальные выпады худо-бедно отражались, зато другие приёмы воздействия оказывались куда более эффективными. Вот короткая шпага в руке церковника окуталась голубым пламенем и буквально срезала кинжал Висельника, которым тот блокировал удар. Правда, доспех выдержал, но кинжалу пришел полный конец. Пришлось тому разрывать дистанцию, чтобы достать запасное оружие – небольшой кистень. К сожалению, пара кинжал-кистень не являлась его любимой манерой боя.

Только мне так и не привелось скрестить оружие с Франциском – та манера противостояния, что выпала нам, как-то не слишком сочеталась с этим. Поединок разума, воли и… страхов. Нет сомнения, он великолепно понял, чем именно я его атакую, но тут как раз и было одно из наиболее уязвимых мест. Вообще души слуг церкви очень уязвимы, их ведь очень долго пичкали осознанием собственной ничтожности по сравнению с Богом, прививали покорность и смирение перед вышестоящими. Никто этого не избежал, даже те, кто находится далеко не на нижних ступенях пирамиды их власти. Именно к этому уязвимому месту я и подбирался, до поры до времени ограничиваясь побочными уколами во второстепенные болевые точки.

Странно, Череп дал точные указания постараться закончить столкновение одним коротким ударом и сразу же отойти обратно в подземелье, предварительно скрыв путь отхода. Ну а я, как всегда не любящий следовать чужим планам, устроил собственные игрища на кровавом поле.

Кровь и смерть! Всё, пора. Уровень энергии в амулете дошел до заранее намеченного в качестве сигнала для особо мощного выброса своего оставшегося потенциала. Да и друзей не стоит излишне мучить поединком с теми, кто способен доставить очень серьёзные неприятности. Начали! Страх, самый безжалостный палач тех, кто кому-то служит – страх перед хозяином, что способен отнять не только жизнь, но и душу. Он есть у каждого, кто поклоняется каким-то богам, что любят принижать человеческое достоинство.

Выплеск всей сохранившейся в Лике Медузы силы – и на Франциска обрушивается удар, способный размолоть разум обычного человека в труху, в горсть мелкой пыли. Франциск рухнул было на одно колено, не в силах совладать с подобным обвалившимся на него кошмаром. Я и сам не знал, что именно ему пригрезилось, но явно что-то действительно страшное, выползшее из глубин подсознания. Я задал лишь общее направление удара, но никак не конкретику… Добить бы его, ан нет, у него хватило выдержки отгородиться некой мистической завесой. Хорошей завесой, точно говорю. Я было попытался пробить её своим любимым оружием – четырехгранным стилетом, но потерпел полное фиаско.

Зато Висельник не оплошал, сумев воспользоваться предоставившейся возможностью с максимальным эффектом. Хоть бил я по конкретной цели, но эхо от ментального удара отразилось и на спутников Франциска. Как-никак есть общие страхи, ой как есть! Противник Висельника опешил буквально на секунду, но в поединке секунда – очень длительный промежуток времени. Его вполне достаточно, чтобы перейти из живого состояния в состояние окончательно и безнадежно дохлое. Да и какое оно может быть после того, как шар кистеня с хрустом врезается в висок, проламывая кость и превращая мозг в месиво.

Труп. Противостоящий же Климу, видя ситуацию, складывающуюся далеко не в его пользу, предпочел временно оставить поле боя, то есть смыться, уйдя по-аглицки, не прощаясь. Наверняка на подобный поступок, позорное бегство с поля боя, его сподвигла очередная смерть соратника по борьбе за веру. Хотя… вдобавок и вид злобно оскалившегося Висельника, что вознамерился всерьёз помочь Климу, также сильно подействовал на психику церковника.

– Клим, назад! – рявкнул я, заметив, что тот собрался было вдогонку. – Отходим!

– Но…

– Отходим, это приказ!

Только прямой приказ способен оторвать Клима от его любимого дела – боя. Ради него он готов пожертвовать многим и ничего тут не поделать, такова его суть. Отними её часть и не будет самого человека, вот я и пытаюсь всегда принимать людей такими, каковы они есть, со всеми достоинствами и недостатками.

Тогда почему я приказал отступать, раз схватка вроде бы складывалась успешно? Причин две, нет, даже три. Первая в том, что неизвестно, сколько ещё господ церковников может находиться в трактире или в его окрестностях. На рожон лезть не стоит, тем более в нашем нынешнем положении. Вторая основана на понимании положения, в котором находится самый опасный сейчас враг – Франциск. Он ведь ни в коем случае не побежден и даже не сильно задет. Так, поставил защитный барьер, чтобы прийти в себя от слишком уж мощного и неожиданного удара. Больше же я такого нанести не смогу, амулет пуст и для дальнейшего использования не пригоден. Нет уж, уходить надо, пока не столкнулись с проявлениями по-настоящему мощной магии, которую отразить мы не в состоянии.

А третья причина… она самая маленькая и веселенькая. Не хочется слишком уж сильно отходить от заранее составленного плана, да и у Черепа есть резоны настаивать именно на нем. Какие? Посмотрим, вдруг да подтвердятся кое-какие мои смутные пока еще предположения.

Клим с Висельником выскочили через другую дверь первыми, ну а я замыкал отход. Да, это был именно запланированный отход, но никак не бегство. Хотя выглядеть для Франциска должно было именно как бегство от превосходящего противника. Вроде бы логично – попытались смять резким натиском и засадой, но поняв, что не вышло, решили отступить. Раз так, то и мешать не нужно, коли можно выследить и тогда уж обрушиться более мощной, подготовленной к подобным сюрпризам группой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22