Влад Поляков.

Кодекс крови: Кодекс крови. Грани реальности. Тени кукловодов (сборник)



скачать книгу бесплатно

Ответом был громкий смех, даже граф не удержался от улыбки. Что поделать, Клим никогда не отличался особо сильной чувствительностью к проявлениям мистического характера. Вот и сейчас не сумел почувствовать, что дверь была открыта несколько нестандартным образом. Впрочем, когда ему объяснили причину смеха, он и сам ухмыльнулся от всей души.

Ну а потом мы узнали, что за нашим очень жадным и ненадёжным наёмником теперь на почтительном отдалении следуют трое специалистов в своем ремесле, готовые в случае указанных Климом ситуаций прикончить нашего сребролюбивого Феликса быстро и качественно.

– Хорошо, что этот Феликс не слишком разбирается в слежке, – не удержался от замечания Ханна. – Тогда нам было бы сложнее.

– Он мошенник на доверии, ему вовсе не требуется умение обнаруживать наблюдение. Большинство людей в криминальном мире имеет узкую область, в которой очень сильны, а остальные их слабо интересуют. Да, глупо, но я точно не буду указывать им на сей существенный недостаток. Итак, Клим, что ещё интересного ты нам поведаешь?

– Не могу утверждать точно, но по всем признакам работать наёмник будет завтра. Тогда-то мы и доберёмся до бумаг.

– Пусть так. Значит, пора расходиться.

– Минуточку, – голос графа хоть и не был громким, но заставлял обратить на себя самое пристальное внимание металлическими нотками. – Неужели вы думаете, что вам удастся безопасно оставаться на своих квартирах, пусть и конспиративных? Вас найдут очень и очень быстро. Не берусь утверждать, но очень вероятно, что все убежища уже находятся под пристальным наблюдением.

– Мы много лет учились видеть любое наблюдение, – вскинулся Висельник. – Да и ходы к отступлению есть из любой квартиры. Из моей точно и даже не один!

– И найдут тебя в твоей надежной квартире без следов насильственной смерти, – озлобился Черепанов. – Оккультизм для наших общих врагов не пустое слово, а одно из основных средств.

– Граф верно говорит. Кроме неприятностей нам ожидать нечего и не стоит рисковать понапрасну.

Я лишь кивнул, соглашаясь со словами Клима. Мистические знания – очень серьёзное оружие в руках понимающих людей. Сам граф нам это только что продемонстрировал. И сдаётся мне, что показанное им лишь слабая тень того, что действительно подвластно сему странному человеку с чётками из серебряных черепов.

Глава 12

Вроде бы весьма просторная квартира разом стала не столь уж и обширной, стоило в ней оказаться сразу пятерым людям. Хотя это я так, ворчу по мелочи, привыкнув порой пребывать в безлюдных местах. Не всегда, изредка, хотя сейчас, судя по всему, накатило именно это состояние с легким привкусом мизантропии. Вечно оно подкрадывается тогда, когда этого вовсе не требуется, пусть немного, но снижая мою способность максимально быстро и жёстко реагировать на пакости со стороны окружающего мира. И ведь лекарства от подобной напасти ещё не придумали и не факт, что придумают вообще. Жаль…

Трое моих друзей, почуяв возможность немного отдохнуть, сразу сообразили партию в преферанс, выяснять, кто из них лучше в этой игре.

Бесполезное занятие, так как все трое играют на весьма высоком уровне, а значит, однозначного победителя не может быть по определению. Пусть развлекаются, а я предпочту повыпытывать нужные сведения из графа. Он сначала было порывался исчезнуть куда-то по своим таинственным делам, но мне быстро удалось его переубедить. Дескать, мало ли что, мало ли кто.

На самом деле меня больше всего интересовали его знания. Он уже обмолвился о том, что в дальнейшем, после окончания безумного водоворота событий, покажет и научит кое-чему из своих умений. Но обмолвка сия больно уж неконкретная, поэтому я и попытался несколько сместить акценты. Получилось ли? В чём-то да. Практические нюансы Черепанов обходил виртуознейшим образом, а вот насчёт теории говорить не отказывался. Оно и понятно, намекнуть на что-либо и научить – две большие разницы.

– И всё же, откуда в наше время, когда все мистические знания становятся мифом, сказкой для детей, вдруг обнаруживается столь виртуозное владение и глубокие знания? Сомнительно, что вы всё освоили самостоятельно.

– Не буду отрицать очевидное, но и на раскрытие тайн надеяться не стоит. Пока не стоит… – был получен незамедлительный ответ. – Скажу лишь, что древнее искусство вовсе не собирается угасать. Отнюдь! Просто оно стало гораздо более скрытым, доступным лишь тем, кто приложит достаточные усилия, дабы прикоснуться к тайнам минувших веков. Но прошлое и настоящее связаны неразрывными узами.

– А значит, прикоснувшийся к мистической стороне мира рано или поздно откроет и то, что до поры до времени скрыто от посторонних взоров, – закончил я мысль графа. – Что ж, тем более интересной становится наша с вами беседа. Очевидно наше нынешнее участие в устроенной вами партии какой-то загадочной игры. Нет, я нисколько не возражаю, к тому же противником выступают те, кто так или иначе доставил бы мне и моим друзьям множество неприятностей вплоть до несовместимых с существованием. Не факт, но возможно… Гораздо больше меня интересуете именно вы.

– И чем же?

– Я затрудняюсь составить о вас представление. Редко кто выламывается из общих стандартов, и такие люди заслуживают самого пристального внимания. Они могут стать верными друзьями или же опасными врагами. С вами же, граф, гораздо сложнее. Создается впечатление чего-то полностью чужеродного, выламывающегося за грани понимания, и в то же время появляется сильнейшее желание заглянуть туда, по ту сторону.

– Стилет, ты положительно вник в самую суть, – медленно, взвешивая каждое слово, заговорил Черепанов после небольшой паузы. – Правильно, есть та самая грань, что отделяет от меня не только обычных обывателей, но и таких как ты и тебе подобные. Перешагнуть её можно, для этого достаточно сделать один шаг. Однако! Сам ты его никогда не сделаешь, и эти мои слова не есть оскорбление или принижение умений и способностей. Такой шаг можно сравнить с блужданием человека с повязкой на глазах в лабиринте, полном смертельных ловушек. Сначала нужно открыть глаза.

– Вы хотите сказать, нужен НЕКТО, способный помочь это сделать. Намек довольно прозрачен, к тому же…

Поднявшаяся рука графа заставила меня умолкнуть. Философское выражение лица сменилось на хищную гримасу, предвкушение риска и боя. Только я вознамерился извлечь из кармана револьвер, а заодно и предупредить друзей, как граф остановил мой порыв:

– Рано! Пока ещё ничего нельзя утверждать помимо того, что поблизости от дома присутствует как минимум двое сведущих в мистицизме. Поправка… Не просто сведущих, но и активно применяющих официально не признанные в нашем мире знания.

– Они очень сильны, или я все-таки могу прихватить того же Клима да и отправить их на свидание к ангелам?

– Всё может быть… Не факт, что они вообще имеют отношение к нашим врагам. Хотя… Шансы очень велики. Но мы посмотрим.

– Как? – усмехнулся я. – Для этого нужно выйти за пределы квартиры, вы же настроены против такого варианта.

– Не обязательно быть на расстоянии примой видимости, чтобы увидеть. Есть и другие способы.

Граф без малейших эмоций чиркнул ногтем левой руки по запястью правой и из рассеченной плоти вниз сорвались… Нет, это не было кровью. Точнее сказать, кровью это было лишь какое-то мгновение. Не успел я слегка удивиться бритвенно острой заточке ногтей моего собеседника, как появились гораздо более серьезные поводы для изумления. Алая влага превратилась в нечто, даже конкретного цвета не имеющее. А потом эта жидкость – да и жидкость ли – не успев долететь до пола, вначале зависла в воздухе, а потом развернувшись тончайшим прямоугольником. И вокруг него само пространство словно бы искажалось, плыло, становясь размытым, зыбким, вызывающим при взгляде лёгкую дурноту.

Тут чувствовалась магия высшей пробы, не чета нашим грубым попыткам воздействия на человеческий разум и тому подобным азам. Удары топором вслепую и тончайшие и вместе с тем смертоносные разрезы лезвием клинка дамасской или харалужной стали – вот самое напрашивающееся сравнение. Плёнка завибрировала ещё сильнее, а потом словно бы стала окном, через которое можно было наблюдать за происходящим вдали. К этому моменту не я один следил за разворачивающейся магией, пытаясь не упустить ни малейшей детали – все трое любителей преферанса мгновенно бросили сие не столь важное занятие. Ничего удивительного, ТАКОГО никому из нас видеть точно не приходилось. Вместе с тем было ясно, что никто из нас не в состоянии повторить ничего в этом роде. Невозможно было уловить даже скелет используемой техники, не то что вникнуть в детали.

– Вот мы сейчас и посмотрим, кто это сюда прийти решился, – протянул граф, продолжая работать над окном, сотворенным без видимых затруднений, за пару секунд… – Да, Стилет, можешь не волноваться, они не заметят, что за ними наблюдают, не тот уровень у них. Сейчас только кое-что добавим…

– Как вы это сделали?

– Что? А, пустяки! Несколько мельчайших проявлений Хаоса, оставленных в нужных местах, и при желании можно видеть все, что «видит» первостихия, созданная из части твоего тела. Хаос – мощная сила, никогда нельзя им пренебрегать. О, вот и гости пожаловали.

И точно, по ту сторону окна показались двое людей, на первый взгляд самого обычного вида – то ли мелкие чиновники после гулянки, то ли просто прифрантившиеся мещане… Но было и отличие – вышеупомянутые не имеют привычки ходить по городу с револьверами под полой. Характерное положение рук у обоих, так бывает лишь тогда, когда пальцы обхватывают рукоять и ни в каком ином случае. Пусть через окно видно не так, чтобы очень хорошо, но и это – нечто совершенно невероятное.

Вот только отчего силуэты обоих «гостей» словно окутаны ореолом мерцающих серебряных искорок? То они становятся сильнее, то ослабевают, становясь практически незаметными.

– Смотришь на эти странные искры, Стилет? На самом деле их нет, просто заклятие таким образом показывает те чары, что используют эти двое. Ничего особенного, отвод глаз и кое-что из защиты. Ещё ночное зрение и ускорение реакции организма.

– Значит, за нами пришли…

– За вами, – охотно подтвердил граф. – За мной пришли бы совсем другие, гораздо более опасные. А тут… Двое святош, едва успевших научиться от своих хозяев хоть чему-то полезному. Странно лишь, что они одни, обычно владеющих оккультными знаниями сопровождает простое «мясо». Хотя что это я? Легки на помине!

Факт. Вспомни про какую-нибудь гадость, так она и появится. Не стал исключением и нынешний случай, поскольку в сотворенном графом окне появились новые действующие лица в количестве пяти экземпляров. Мрачные, решительные лица, в движениях чувствуется определённый опыт и готовность беспрекословно подчиняться, а главное – способность убивать без сомнений и колебаний.

Опасные противники, но один из главных козырей в их руках превратился в пыль – внезапного нападения точно не получилось. Все здесь присутствующие сроду не являлись покорными баранами, ведомыми на бойню, а значит… Значит, свинцовый град и дождь из стали обрушатся на головы неожиданных пришельцев. Нехорошо оскалившийся Клим рванулся к входной двери, мимоходом прихватив сумку, где было кое-какое снаряжение. Судя по раздавшимся через несколько секунд звукам, мой приятель решил повторить трюк, уже испробованный на собственной шкуре. Да, тот самый, с самостреляющей игрушкой. Единственное отличие состояло в том, что вместо пистолета Клим решил использовать небольшой арбалет. Теперь первому, кто попытается открыть дверь, с очень большой вероятностью гарантирован арбалетный болт в районе грудной клетки. А это, как известно всем мало-мальски разбирающимся в анатомии, влечет за собой последствия, не слишком хорошо сочетающиеся с жизнью.

Семь их и четверо нас. Графа лично я не учитываю, поскольку привык полагаться лишь на тех, кому доверяю. Поможет – будет приятный сюрприз. Оставит разбираться своими силами – сей факт не станет чем-то непредвиденным и уж тем более не будет вселенской катастрофой. Стоп! Семеро здесь, а что с черным ходом?

– Граф, а нет ли у вас подобного козыря и где-то возле черного хода?

– Я уж было удивился, что столь битый волк, как ротмистр корпуса жандармов, и не учёл возможный удар с тыла. Теоретически есть. Но если я буду держать оба окна одновременно, то резко возрастет риск того, что изменения в окружающем нас энергетическом поле станут заметны. С другой стороны, первое окно уже сыграло свою роль. Так что милости просим. Смотрите!

Первое окно свернулось в маленькую сферу, прикасаться к которой, однако, мне лично совсем не хотелось. Опасно… Новая порция крови из рассеченной руки, столь же быстро превратившаяся… ну пусть будет Хаос, раз уж так Черепанов обозвал используемую им силу, и вновь перед нашими взорами предстала картина событий, происходящих уже с другой стороны квартиры.

Чёрный ход караулили трое. Именно караулили, даже не пытаясь каким-либо образом проникнуть внутрь. В руках дробовики, способные снопами картечи во мгновение ока изрешетить любого, кто покажется на лестнице. Вроде бы простые люди, не владеющие мистическими знаниями, но…

– Что-то с ними не так, а вот что?

– Почуял? Молодец, – в голосе Черепанова не было иронии, что немаловажно. – На них амулеты, способные в какой-то степени отвлекать внимание от владельца и даже защищать от поисковых чар. Но только тогда, когда поблизости есть тот, кто будет поддерживать работу амулетов.

– Понятно… – процедил я. – Висельник, физиономия твоя нецензурная, быстро к чёрному ходу. Делай что хочешь, хоть наизнанку вывернись, но чтобы эти трое не доставили нам хлопот до тех пор, пока не разберёмся с основной неприятностью.

– Исполню. Есть у меня пара сюрпризов на черный день.

– Ханна! Мы с тобой к главному входу. Первого наверняка угробит западня, поставленная Климом, а потом придется поработать. Не забудь, они в темноте видят.

– Забудешь тут. Ничего, встретим, как и положено.

Черепанов же, нехороший человек, вел себя как ни в чем не бывало. Наверняка в очередной раз желает проверить нашу способность самим справляться с проблемами. Ладно, не привыкать…

Мы заняли относительно приличные позиции, оставалось только ждать первого шага со стороны врага. Естественно, никто из нас не оставался вблизи от двери – подобная глупость и в голову прийти не могла. Вздумают подложить под дверь бомбу большой мощности, вот и получим по полной программе. А если и не бомба рванёт, то заряд картечи прилетит. Подаренная графом броня – вещь очень хорошая, но конечности и голову не защищает. Особенно голову беречь сейчас надо!

Я даже не пытался использовать ментальный поиск, слишком был велик риск того, что обнаружат. Увы, но слова графа оставили существенный отпечаток в памяти. Правдивые слова, надо отметить. Всем нам ещё учиться и учиться оккультным наукам. Но это потом…

Шаги. Еле слышные, но тем не менее шаги. Значит, они уже подошли вплотную к двери. Так будут подрывать или нет? На всякий случай лучше сдвинуться с возможной траектории осколков от разрыва. Клим засел в небольшой нише, в которой по замыслу архитектора располагалась вешалка для пальто. Вот только её по-быстрому вырвали с корнем и отбросили куда подалее. Получилось вполне приличное укрытие для стрелка. Ханна приспособил под укрытие тяжелый дубовый стол, здраво рассудив, что пули из револьверов и дробовиков его точно не пробьют, а винтовочных ожидать не стоит. Моя же не слишком скромная персона предпочла особо не изощряться. Проще говоря, я посчитал достаточным просто укрыться за углом, где коридор сворачивал в одну из комнат.

* * *

Секунды тянулись медленно, словно бы время замедлило свой бег, а то и вовсе остановилось. Субъективное восприятие, что тут сказать. Оно знакомо большинству тех, кто бывал в таких рискованных ситуациях и при этом выжил.

Шорох за дверью и палец на спуске револьвера уже дрожит от желания стрелять, стрелять и снова стрелять. И вдруг… резкое изменение окружающего нас энергетического фона. Значит, будут бить магией, иного не дано. Я едва успел подумать об этом, как полыхнуло ярчайшей вспышкой. В глазах запрыгали солнечные зайчики, сквозь которые удавалось разглядеть максимум половину из доступного ранее. И это я даже не смотрел в сторону двери. Чем же по нам грохнули? Шума ведь не было никакого…

Да, ни шума, ничего необычного – один лишь свет, способный выжечь глаза тому, кто осмелится посмотреть прямо в его сторону. И топот ног, обутых в тяжёлые сапоги. Видимо, наши противники решили, что фактор внезапности начал работать именно так, как они и планировали. А зря! Щелчок спускаемой тетивы арбалета, свист болта и хрип особенно «везучего» энтузиаста. Грохот револьверных выстрелов из ниши – это Клим использовал свой фактор внезапности, опустошая барабаны в несколько опешивших бойцов церкви. Ещё два выстрела из арбалета… Это уже Ханна подключается к веселью, подстраховывая товарища. Его спаренный арбалет разряжен, но мой приятель запаслив как хомяк, я точно знаю, что рядом с ним лежит ещё пара таких же.

Ментальный удар обрушивается, словно тяжёлый молот на голову… Вот только если на голове рыцарский шлем, то шансы есть и на относительно благоприятный исход встречи. Сейчас роль шлема выполнил внутренний энергетический резерв, что всегда держался мной для отражения подобного сюрприза. Хочется верить в хорошую память Клима и Ханны. Будет очень неприятно, если они не сумели отразить это нематериальное нападение.

Прыжок – и на мгновение тело, распластавшееся в воздухе, становится невесомым. Пытаюсь оценить сложившуюся ситуацию, которая далека от идеальной, но и не безнадёжна. Три трупа в коридоре, ещё один с арбалетным болтом в брюхе не проявляет особо сильного интереса к окружающему миру. Хорошо, особенно если учитывать, что он и есть один из тех двух, обученных применению мистической силы. Грохот выстрела – и чую, как совсем рядом просвистел сноп картечи. Револьвер в моей руке дергается два раза, и свинцовые приветы уносятся по направлению к показавшемуся на открытом месте стрелку. Dixi! Покойся вечно и земля тебе иголками. Смеётся хорошо лишь тот, кто стреляет метко.

Падаю на жесткий и совершенно негостеприимный пол, перекатываюсь вперед и успеваю-таки укрыться в нише, где уже расположилась не самая миниатюрная тушка Клима. Тесновато, а что делать, жизнь такая… Вовремя! Пуля расщепляет плашку паркета в месте, где я был совсем недавно.

Да уж, а у Клима дела ой как не очень… Удар по мозгам хоть и не выбил сознание полностью, но чувствовал он себя как после тяжелой контузии. Ханны также не слышно. Так, прощупаем ка на ментальном уровне… Гадство! Без сознания и, похоже, это не на несколько секунд. Мало мне уже имеющихся проблем, так и со стороны чёрного хода раздавались звуки ожесточённой перестрелки. Однако торжествующий вой Висельника, раздавшийся вскоре, свидетельствовал о том, что там дела идут вполне прилично.

А потом… Окружающее пространство словно взорвалось изнутри, но сей взрыв могли почувствовать лишь те, кто хоть краем прикоснулся к оккультизму. В игру вступил граф, которому то ли надоело ждать, то ли просто захотелось развлечься. Двое оставшихся противников, несмотря ни на что, даже не попытались отступить, хотя один из них просто обязан был понимать, что его дело швах. Уважаю! Очевидно, их группе был дан приказ и выполнить его они должны были при любых условиях. Если предположения верны и это церковники, то не стоит удивляться фанатизму сего отряда – погибший за веру прямиком попадет в райские кущи. Знакомая история, применяющаяся на практике аж со времен крестовых походов. Однако выборочно применяющаяся…

Новый ментальный удар, потом ещё одни. Но не по моей персоне, а по Климу, который никак не придет в себя. А воздействие то не простое, что способно только лишить сознания или убить, тут посложнее будет. Налицо попытка взять моего друга под контроль. Пытаюсь отвести, но это отродье церкви превосходит меня по знаниям и умениям. Единственное, что мне остается – двинуть Клима рукояткой револьвера по голове. Нет никакого смысла пытаться взять под контроль сознание того человека, который пребывает в бессознательном состоянии. По крайней мере, есть у меня такое мнение. Верное мнение, как оказалось. Всё внимание оккультиста переключилось на меня и не скажу, что это было лестно. Голову словно сдавило раскаленным обручем, который медленно, но верно сжимался, грозя смертью или безумием.

Ясно было, что я могу противостоять натиску лишь некоторое время. Значит… надо попытаться выяснить отношения с помощью обычного оружия. Но там не только он, но и его дружок, который методично всаживает заряд за зарядом, не давая возможности преодолеть несколько метров. А ведь придется рискнуть, надеясь на прочность подаренной брони да то, что стрелять будут по туловищу, а не в голову.

– Хорошая квартира была, – совершенно неожиданно в грохот выстрелов вплетается спокойный и даже несколько меланхоличный голос графа. – Жаль…

Сразу же после этих слов ментальное давление на мой многострадальный разум рассеивается, и я вновь полностью могу воспринимать окружающий мир во всем богатстве красок и оттенков. Черепанов стоял прямо посреди коридора, нисколько не смущаясь тем, что тут вообще-то постреливали. Но пули словно бы огибали тот участок пространства, где он находился, и каждое такое событие сопровождалось лёгким магическим воздействием. Очень лёгким и непринуждённым, где-то на грани чувствительности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22