Влад Поляков.

Кодекс крови: Кодекс крови. Грани реальности. Тени кукловодов (сборник)



скачать книгу бесплатно

Прозвучавшие слова сразу заставили остальных, ещё не узнавших о сути дела, сосредоточиться и приготовиться слушать. Графу только этого и надо было:

– Наши ныне общие недруги грамотно просчитали ситуацию. Их человек встретил князя прямо на вокзале, вернее даже в поезде. Стандартная интрига имела нестандартный аспект – одного из приближенных покойного Мереяславского мимоходом переделали в живое орудие, полностью покорное воле своих новых властителей. При малейших признаках раскрытия тайны он обязан был ликвидировать князя, а затем и сам свести счёты в жизнью.

– Логичнее было сделать марионетку из самого князя, – возразил я. – К чему умножать проблемы на пустом месте?

– Видишь ли, в чём дело… Ты прав со своей точки зрения, но она не является единственной и тем более абсолютно верной. Да, поведение человека под ментальным контролем ничем не отличается от обычного, особенно если его устанавливал мастер своего дела. Но! Даже ты и любой из твоих друзей при должной доле везения способны заметить некоторые странности и инородности. Ну а мистику моего уровня обнаружить такого подконтрольного и вовсе не составит ни малейшего труда. Князя знающий человек проверит в первую очередь, а мелочь из свиты может и пропустить.

– Тогда понятно.

– Коли так, тогда перейдем к более интересным вещам. К личности того, кто и сделал из Семёна покорную куклу. Князю Мереяславскому он представился как брат Франциск.

– Католик? – изумился Висельник. – Они тут встречаются не так чтобы часто.

– Католик, протестант… Поверьте мне, никакой особой разницы в этом нет. Все эти дрязги, что видимы простым людям, на самом деле не имеют практически никакого значения. Грызня идет лишь на внешних уровнях иерархии. Они не обладают реальной властью, являясь лишь покорными исполнителями воли тех, кто стоит за их спинами и держит нити управления. Так вот… Я наслышан об этом Франциске и от души желаю ему свернуть шею на улицах этого города. Слишком много крови он мне попортил своими выходками.

– Нет человека, нет и проблемы.

– А вместо одной исчезнувшей появляется с десяток новых, – отмёл иницитиву Висельника граф. – Слабоваты тут наши… мои возможности и на помощь влиятельных персон рассчитывать не следует. Слишком глубока пропасть, пока что разделяющая нас. Время пока не пришло.

Задумался, говорит то, что хоть и относится к проблеме, но не впрямую, а как бы косвенно. Не зная сути, бесполезно и пытаться разобраться в этом потоке сознания. Ясно одно – опять грызня бульдогов под ковром и мы в этой свалке оказываемся в не самом выгодном положении. А куда денешься? Коли уж попали в круговорот событий, то надо занимать наиболее выгодную позицию из возможных и стараться уничтожить тех, кто пытается уничтожить тебя.

– А он очень опасен или так, постольку поскольку?

– Вид очень обманчив… Маленький, щупленький, но убивать умеет, да и в оккультных науках преуспел. Вам против него вряд ли выстоять, мне же вмешиваться напрямую очень и очень нежелательно.

Есть, однако, одна тонкая ниточка, которую он наверняка не отследил. Попробуем потянуть за неё и посмотрим, что именно окажется на конце. Поясню… Любое наше действие против самого Франциска будет воспринято как сигнал тревоги, и по ваши души с цепи спустят настоящих охотников за головами. А это еще рано!

– Выходит, что мы должны ударить по окружению цели, а не по ней самой.

– Почти. С большой степенью вероятности могу утверждать, что Франциск расположился или в самом храме Святого Луки или где-то поблизости. Вряд ли он там один, скорее всего с небольшой свитой, но не это важно. Дело в том, что противостоящая нам организация бюрократична по своей сути до мозга костей и каждое своё действие сопровождает кипой бумажонок.

Клим сначала замялся, но потом решил высказать мнение по сему поводу:

– Нет, граф, нам вполне по силам перевернуть весь храм вверх дном, но шуму будет… Да и без крови не обойтись, а вы ведь как раз хотите пока без кровопролития. Незаметно проникнуть в церковь не получится, раз там есть те, кто соображает в мистике…

– Сказал много, но не в ту сторону, – оборвал монолог моего друга Черепанов. – Я ещё не потерял чувство меры, чтобы предлагать подобное. И не хранят такие документы в пределах храмов, будь они сколь угодно крупные и значимые. Это ближе к Синоду и его представительствам. Вот в этом направлении вам и предстоит поработать. Знаете такого человека по фамилии Павлов?

– Естественно, – подтвердил я. – Один из заправил Синода в нашем городе. Широкой публике практически неизвестен, но и должность у него такая. Насколько я понял, именно он и связан с нашими вражинами?

– Опосредованно. Зато некоторые бумаги хранятся у него в доме. Предупреждая не заданный вами вопрос, скажу… Нет, за их сохранность никто особо не беспокоится. Для простых смертных эти документы – всего лишь груда бумажного хлама. Понимающие люди, во-первых, не очень сильно захотят лезть в дом высокопоставленного чина, а во-вторых, искомое хранится не у всех на виду. К тому же и охрана присутствует.

– А вы сами, граф? Неужто не испытываете потребности ознакомиться с документами? Любопытство ведь делает нашу жизнь интереснее, расцвечивая мир новыми оттенками красок.

– Вот уж действительно, любому служащему тайной полиции свойственны подобные провокационные заявления, – покачал головой мой собеседник. – Лично МНЕ эти конкретные бумаги не сильно и нужны, а другие, значимые для меня, скрыты в более надежных местах. Зато ВАМ они пригодятся в полной мере. Так что думайте, судари мои, каким образом легче и надежнее экспроприировать документы. Уточню, что хранятся они в сейфе, который, в свою очередь, встроен в большое бюро красного дерева, стоящее в кабинете хозяина дома. Думайте!

Глава 10

Задал граф задачу… Но ничего, нам не в первый раз решать подобные головоломки, причем раньше решения находились, а значит, и сейчас не оплошаем. Хорошо еще, что по долгу службы я вынужден был ознакомиться с личными делами не только потенциальных «клиентов», но и всех мало-мальски видных персон в губернии. Так, на всякий случай и от недоверия к людям. Подобное моё любопытство не раз пригодилось в прошлом, да и будущее обещало нечто в этом роде.

Павлов. Наизусть его досье я, разумеется, не вспомню, но вот некоторые особо примечательные детали вытащить из глубин памяти вполне реально. Детали биографии и прочая мелочь меня сейчас точно не интересуют, кое-какие мутные делишки несколько интереснее, но нам нужно не поддеть его на крючок, а просто облапошить. Ага! Возможный ключ хранился совсем в другом месте, среди увлечений и забав. Месье Павлов изволил всерьез увлекаться антикварной мебелью и прочими предметами старины глубокой. Хорошее хобби, а главное полезное. Для нас полезное, само собой… Он не карась-идеалист, тут и спорить нечего, но с этой стороны вряд ли ожидает неприятностей. Придется его в этом разуверить.

– Стилет, ты что расплылся в улыбке, словно кот, слопавший миску сметаны? – не преминул полюбопытствовать Клим. – Никак успел просчитать, как именно нам добраться до бумаг без шума и пыли?

– Пока только предположить. Кстати, ты в последнее время больше меня следил за сводками. Вот и скажи, как там дела у Павлова относительно его антиквариата? Всё так же покупает особо раритетные образцы?

– Покупает, но несколько сменил направление. Теперь он счёл, что мебели времён минувших более чем достаточно, и принялся выискивать старинные сервизы, подсвечники, статуэтки и прочие элементы интерьера.

– И откуда деньги берет… – притворно вздохнул я. – Во взятках не замечен, крупных капиталов в банке не имеет, а финансы не переводятся.

– Круговорот вещей в природе. Он затеял в своем доме перестановку и некоторые вещи оказались лишними, не вписывающимися в новый стиль. Вот и распродает кое-что, взамен приобретая новые предметы искусства.

Услышанное, с одной стороны, обрадовало, а с другой, несколько огорчило. Я грешным делом планировал опробовать продать любителю антикварной мебели нечто вроде шкафа или трюмо, внутри которого поджидал бы небольшой сюрприз в виде человечка из знакомого уголовного контингента. Увы… Но печалиться не стоило – не получается с одним раскладом, значит есть смысл зайти с противоположной стороны. Так оно и своеобразнее получится. К тому же наглость начинающей складываться в мозгу операции послужит наилучшим гарантом её успеха.

– Граф, а как вы считаете, Павлов хранит в этом своем встроенном в бюро сейфе только документы или там и другие ценности присутствуют?

– Скорее всего, да. Денег там навряд ли много, а вот драгоценности жены и дочери… Да, шансы этого весьма высоки.

– Вот и отлично. Попробуем выдать свой интерес за банальное ограбление, да и след бросим в сторону тех, по ком каторга не то что плачет – взахлёб рыдает горючими слезами.

Черепанов ещё не совсем понимал, зато ребятки мои оживились, предчувствуя очередную провокацию наподобие тех, которыми мы неоднократно развлекались, сваливая остающиеся на нашем пути трупы на чужой хвост.

– Кто нам потребуется? – меланхолично вопросил Ханна. – Приличного взломщика сейфов придется поискать, ну а если ограничиться жуликом не без таланта, то такого добра сейчас в городе хватает.

– Работать лучше всего чисто, без шума и пыли. Так что отправим взломщиков под хвост первой же собачке… Суть в том, чтобы «клиент» даже не понял, что случилось, пока не станет слишком поздно. Время не ждёт, сегодня надо найти подходящую кандидатуру и постараться провести первую часть плана. Ну а завтра и состоится самое главное. Граф, а не желаете ли вы прогуляться по дну города? Обилие впечатлений гарантирую, пусть они и будут далеки от рафинированно-светских.

– Да нет, наверное, – ответил тот. – Ничего для себя нового я не увижу, к тому же дела не терпят отлагательств. Общие наши дела, поэтому я рекомендовал бы оставить здесь как минимум двух из ваших друзей.

– Ханна и Висельник устроят?

– Вне всякого сомнения.

– Вот и отлично. Клим, собирайся, пришла пора поднять кое-какие твои связи. Засим временно покидаем вас, но обещаем вернуться в самом скором времени.

В ответ послышались пожелания удачной охоты на информаторов и прочий полезный люд. Что ж, это всегда пригодится, особенно при общении с довольно специфическими слоями общества. Нужно ведь чтобы работали не только за страх, но и за совесть, а этого можно достигнуть лишь путем некоторых усилий. Именно потому меня на сей раз сопровождал Клим. Так сложилось, что именно он среди нашей четверки поддерживал наиболее плотные контакты с криминалитетом губернии. Меня, конечно, там тоже знали не понаслышке, но вот находить общий язык с этими индивидуумами я умел не столь изящно, как Климов. Ему и карты в руки!

А Висельник с Ханной пусть пока остаются с графом. Уверен, что выгода тут будет обоюдная. Ему от нас что-то надо, а он нам и вовсе жизненно необходим. Ввязались мы в серьезную игру без правил и тут без проводника не обойтись. Правда, проводник попался загадочный и практически непредсказуемый, но какая игра, такие и ее участники. Чтобы убедиться в сей нехитрой истине, любому из нас достаточно посмотреть в зеркало.

* * *

Трактир «Неугасимое пламя» пользовался в городе самой отвратной репутацией не только среди порядочных людей, но даже в гораздо менее законопослушных кругах. Вошедший туда чужак рисковал больше не появиться обратно, и это было в порядке вещей. Впрочем, чужаку было бы очень сложно попасть внутрь, не зная местоположения сего негостеприимного заведения. Дело в том, что даже название трактира полностью соответствовало действительности – туда никогда не проникал самый случайный лучик солнца. Он находился глубоко под землей. но на недостаток освещения никто сроду не жаловался – множество свечей и керосиновых ламп заливали помещения ярчайшим светом и порой его было даже слишком много.

Но иногда свет гас, и это означало, что либо нагрянула очередная полицейская облава либо конкурирующие банды решили в очередной раз выяснить отношения, набросав по полу трактира с десяток трупов. В темноте гораздо удобнее и уходить от властей, и убивать… В общем, милое местечко, не лишенное определённого, пусть и весьма своеобразного стиля.

Крутая, плохо освещённая лестница, грубо сколоченная из дубовых досок дверь – и вот мы внутри заведения с ну очень дурной славой.

– Давненько я здесь не был. С полгода как минимум…

– В этом месте ничего не изменится, Стилет. Даже если его разрушат, то дух места никуда не исчезнет, просто переселится в какое-то из близлежащих заведений.

– Пожалуй, ты прав, – согласился я. – Но до чего же грустно осознавать, что ЭТО не в пример более устойчиво, нежели многие более достойные проявления человеческого духа.

– Такова жизнь. Куст репейника не в пример более вынослив, чем роза, несмотря на её изысканность и наличие колючих шипов на стебле.

– И это верно. Но вернемся к более приземлённым аспектам бытия, то есть к нужным нам людям. Присядем пока за один из свободных столиков, а там и посмотрим.

Так и сделали, благо свободных мест сегодня было вполне достаточно и не пришлось никого сгонять с насиженного места. Разумеется, и это не доставило бы ни малейших проблем… кроме парочки сломанных рук или трупа. Но такова специфика, тут необходимо самыми жёсткими методами доказывать свое право быть и пользоваться определённым уважением.

Вокруг заворчали не слишком довольные голоса, но дальше дело не пошло. Знают – раз пришел человек, то и дело у него есть. А коли нету дела, то мигнут и не станет человека. Поневоле напрашивается ассоциация с волчьей стаей… Почему? Да кто его знает, просто есть у меня впечатление и всё тут.

– Чего изволят ваши благородия? – мгновенно нарисовался возле нас половой. – Вино, девочки?

– Две чашки кофе, закуску и пусть Ванька Рябой подойдет. Дело к нему есть.

– Будет сделано, – изогнулся халдей в почтительном поклоне. – Для таких гостей почёт и уважение.

И унёсся куда-то в тёмный угол, где и исчез из поля зрения. Знакомая физиономия у него, кстати. Видел я его здесь, однозначно видел, но вот где? Точно, вспомнил! Шулер, постоянно облапошивающий тех, кто плоховато понимает в сем криминальном искусстве добывания денег из чужих карманов. Сменил амплуа? Маловероятно… Скорее всего, сочетает одно с другим.

– Узнал шулерка? – добродушно улыбнулся Клим. – Он теперь тут на побегушках у владельца заведения. Можно сказать, что повысили в их «табели о рангах». И ещё, хочу заметить, что сидим мы за не совсем простым столом. Это своего рода место, где приходящие люди нанимают тех или иных «романтиков с большой дороги».

– Эт-та шо за кувыркалы тут появились? – раздался насквозь пропитый голос. – Неп-порядок… А ну брысь отсюда, а то людям посидеть негде.

Вот и та самая неприятная особенность здешних мест для каждого, кто не только плохо или вовсе не знаком большинству завсегдатаев, но и вообще смотрится диссонансом, этаким совершенно чуждым элементом. Да и та самая классовая рознь завсегда проявит свою харю. Неудивительно, ибо плебс всегда ненавидит тех, кто стоит выше. Только чаще всего эта ненависть потаённая, сдерживаемая вбитым на уровне инстинктов страхом, но порой она вырывается наружу и тогда полыхают те самые бессмысленные бунты охлоса, что при определённом стечении обстоятельств способны разрушить изнутри фундамент империи.

– Столик наш тебе понравился? – ласково улыбнулся я гостю, подошедшему к нам в компании троих таких же ублюдков. – Будет тебе столик.

Я вскочил из-за стола, словно распрямившаяся часовая пружина, и вбил ребро ладони под подбородок оратора. Чуть сильнее и результатом удара оказался бы труп, ну а так, может быть, и выживет… если повезет. Грохот выстрела. Это Клим, незадолго до этого опустивший руку в карман, пальнул через ткань плаща, и свинцовый подарок раздробил второму любителю чужих мест коленную чашечку.

Особым образом встряхиваю кистью руки, и из нарукавных ножен падает небольшой, но заточенный до остроты бритвы нож. Рывок на метра полтора вперед, короткий взмах и рассекающее воздух лезвие встречает на своем пути запястье еще одной каторжной морды. А нечего было держать в руке летучий кистень – одно из излюбленных орудий производства ночных грабителей. Взвыв аки пароходная сирена, тот схватился за запястье, пытаясь остановить хлынувшую кровь. Вопль слился в единое целое с криками того, с простреленной ногой. Ну а последний из сей шайки-лейки предпочел ретироваться столь быстро, что догонять его не возникало ни малейшего желания. Да уж, судя по набранной скорости, остановится он не раньше, чем отбежав на пару километров…

Не обращая внимания на вопли и стоны покалеченных, я парой легких пинков перекатил еще не окончательно определившееся относительно жизни и смерти тело под столик. Обещания надо выполнять! Я ведь сказал, что будет ему столик, но не уточнил, в каком именно виде он за него попадет. Извиняюсь, не ЗА него, а ПОД него. Но это уже так, штрихи к уже начертанной картине.

За произошедшей стычкой смотрели многие, но без особого интереса. Так, обычное для здешнего колорита происшествие. Однако определенная новизна для зрителей всё же присутствовала – не столь часто чужаки оказывали столь жёсткий и даже жестокий отпор местным глотам. Такая быстрая расправа не была свойственна даже тут – на дне, где царствовали свои законы, не имеющие почти ничего общего с законами Империи да к тому же меняющиеся от случая к случаю.

– Шумно получилось, – поморщился Клим. – Может, следовало сразу убивать?

– Лишние хлопоты, да и противоречит местной этике. Подожди, сейчас к нам хозяин местного зверинца придёт, отношения выяснять.

– Придёт непременно. Как ни крути, но это его земля, его мир, а мы тут чужие. Можно, конечно, воспользоваться нашим властным положением, но будет несколько некорректно.

Это верно подмечено. Раз уж пришли сюда в неофициальном порядке, так и вести себя надо в соответствии с местными обычаями. Разумеется, в тех пределах, что не противоречат собственным принципам.

О, а вот и хозяин нарисовался, ворон здешних мест! Что ж, побеседовать с ним будет полезно, несмотря на некоторые шероховатости, что возникли пусть и не по нашей вине, зато при непосредственном и очень активном участии. Да и хозяин, Фрол по прозвищу Дровосек – личность сложная. Дровосек, кстати, он вовсе не по профессии, а прозвище получил из-за того, что мастерски метал топор, с которым, по слухам, не расставался даже в постели. Прибыл к нам в губернию откуда-то из далеких сибирских просторов, я уж позапамятовал, откуда именно, да так и прижился. Вот только поле деятельности своей противозаконной несколько поменял. Теперь старый варнак промышлял скупкой краденого и посредничал в операциях найма.

Что ж, нам сие появление только на руку. Разговор с Рябым, при всей его полезности, и рядом не стоял с беседой на ту же тему с владельцем «Неугасимого пламени». Разный калибр у этих людей…

– Присаживайтесь, Фрол, рад видеть вас в добром здравии, – вежливо, но довольно жёстко произнес Клим. – Что-то порядки тут стали нарушать всякие существа. Без всяких на то причин подходят, оскорбляют, не сознавая, что тем самым сильно осложняют себе жизнь, заметно укорачивают её срок.

– Водка до добра редко доводит, – вздохнул Фрол, присаживаясь за наш стол. – Этих двух убогих сейчас унесут, а что с тем, под столом?

– Он требовал места за столом у моего друга, а тот привык исполнять просьбы окружающих. Правда, на столь грубо высказанные просьбы предоставляемые им услуги оказываются несколько другими… Но вместе с тем всё именно так, как и было обещано. Этот же… – Клим бросил мимолетный взгляд под стол. – Выживет – его счастье. Нет… Ну, тогда выделю деньги на похороны.

Между тем раненых успели утащить куда-то за пределы видимости, и теперь служки были заняты приведением пола в приличный вид. Что ж, это верно, поскольку кровь от досок легче всего оттирать, пока она ещё не запеклась. Клим же без особых эмоций продолжал разговор с Дровосеком:

– Это за беспокойство и в качестве компенсации возможных убытков, – на столешнице оказались пять империалов, которые мгновенно исчезли в кармане нашего собеседника. – Но мы пришли сюда не просто так, а по делу.

– Требуется ваш совет, любезный, – включился я в беседу. – Дело, которое мы хотим обсудить, не столь и сложное, зато выгодное для всех, кто будет задействован. Ваша задача – свести нас с нужным человеком, за мастерство которого готовы поручиться. Ах да, не задавать никаких вопросов и уж точно не распространяться о нашем здесь появлении. Плата не разочарует. Устраивают условия?

– Вполне, – всё поведение Дровосека указывало, что ему действительно интересно. – А… наше дело одно, или ещё будут случаи?

– Посмотрим. Все будет зависеть от результата, так что в ваших силах повысить шансы дальнейшего плодотворного сотрудничества. Однако ближе к делу. Мне позарез нужен мошенник, способный одним своим видом внушать доверие и обладающий приличными манерами. Помимо всего прочего, от него требуется знание хотя бы одного иностранного языка на приличном уровне и умение хоть как-то разбираться в предметах старины. Впрочем, последнее не столь обязательно, я смогу и поднатаскать его. Найдётся подобный товар в ваших закромах?

Фрол изволил всерьёз задуматься, откинувшись на спинку стула и полуприкрыв глаза. Клим был прав, своеобразный субъект и явно не из народных масс в худшем смысле этого понятия. Чувствуется, что в детстве он получил образование в пределах гораздо больших, нежели те, которыми ограничиваются в церковно-приходской школе. Да и книжки какие-никакие точно читал, раз употребляемые мной в разговоре слова не вызывали чувства лёгкого недоумения. Вообще, по речи человека можно сразу понять, стоит ли иметь с ним дело или лучше ограничиться самым необходимым минимумом. Тут был первый вариант… Будет настроение, поинтересуюсь у Клима особенностями биографии Дровосека, вдруг да пригодится.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22