Влад Поляков.

Безликий. Возрождение



скачать книгу бесплатно

Без сомнения, эта художественная роспись обладала и гипнотическим воздействием, но заподозрить монаха, ранее здесь жившего, в его причастности к оформлению интерьера было по меньшей мере наивно. Такой талант встречается редко. Лишь на картинах Врубеля я мог видеть нечто отдаленно напоминающее здешний декор, да и то в ослабленном, практически незаметном проявлении.

– Покойный не увлекался живописью или декором стен? – для очистки совести поинтересовался я у Симона.

– Нет. С чего это вам в голову пришло? – неподдельно изумился монах.

Только я хотел показать ему оригинальное оформление стен, как обнаружил, что это самое оформление медленно, но верно уходит вглубь, становясь невидимым для обозрения. Да, неладно что-то в стенах монастырских, причем в самом прямом смысле.

– Ну, нет так нет. Давай, веди нас, Сусанин.

И все же галлюцинациями я сроду не страдал, поэтому и принял за непреложный факт существование исчезнувшей орнаментальной росписи. К тому же кто знает, что еще могло исчезнуть из комнаты до нашего появления. Даже моего скромного чутья на присутствие магических составляющих с лихвой хватило для обнаружения следов мощного, но в то же время изощренного магического воздействия. К сожалению, нехватка опыта и знаний не позволила понять цель и принадлежность использованных оккультных сил. Судя по всему, придется выяснять это у здешних авторитетов, а об их полной откровенности не может быть и речи.

– Вот мы и пришли, – Симон остановился у запертой двери, украшенной символом в виде поднимающегося светила в ореоле лазурного свечения. – За этой дверью сейчас находится все руководство Ордена…

Он осекся на полуслове, поняв, что позволил себе сказать не предназначавшееся для посторонних ушей. Привыкай, болезный, язык дан человеку, чтобы тщательно скрывать свои мысли, а вовсе не для обнародования их всем любопытным. Впрочем, на данный момент мне от его обмолвки ни горячо, ни холодно. Ну Орден, ну церковный, и что с того? Магией пользуются, так это я и раньше почувствовал. Ладно, учтем на будущее, вдруг и сгодится информация.

Несколько обескураженный Симон, порывшись в необозримых карманах своей рясы, извлек фигурный ключ и, немного повозившись с замком, открыл дверь. Как и подобает джентльмену, я пропустил вперед себя Люсьен, после чего и сам зашел внутрь.

Помещение оказалось большим залом, то ли молитвенным, то ли для общих собраний. Последнее предположение казалось более вероятным и из-за обмолвки Симона об Ордене, и вследствие того, что зал был буквально насквозь пропитан магическими флюидами. Судя по всему, располагавшееся здесь руководство в количестве шести экземпляров пыталось таким образом хоть в какой-то степени оградить себя от происходящего снаружи. Но вот удавалось ли им это – большой вопрос. Возможно, и нет, особенно если учитывать их изможденные лица, отнюдь не обремененные радостными эмоциями.

– Кого ты привел сюда, брат Симон? – брюзгливо проворчал один из них. – И откуда они вообще здесь появились?

Симон начал что-то бормотать в свое оправдание, объясняя что, как и почему, а одновременно с этим я почувствовал грубую попытку кого-то из шестерки покопаться в моем мозгу.

Судя по обессмыслившемуся выражению глаз Люсьен, с ней происходило то же самое, но, в отличие от меня, она не умела закрывать разум от постороннего вмешательства. Такого рода любопытство не вызывало у меня ни малейшего сочувствия и требовало ответных действий. Именно поэтому пришлось отправить желающему покопаться в моих мозгах ответный ментальный посыл.

Маленький человечек ярко выраженного женоподобного типа непроизвольно вздрогнул и недоуменно схватился за горло. Оно и неудивительно, ему показалось, что вокруг его шеи обвилась колючая проволока и начала медленно вращаться. Эти ощущения заставили его временно отступить. Давление на мой мозг прекратилось, а то я уже держал блок из последних сил. Мне еще очень повезло, ведь значительная часть сил шестерки местных руководителей уходила на поддержание защиты от внешних воздействий. В противном случае моих сил не хватило бы на должный отпор – слишком уж незначительны были мои возможности по сравнению с любым из них.

– Прекратите психоатаку, – довольно вежливо попросил я у них. – И не вздумайте лезть в мозги моей подруги.

Слова были подкреплены наведенным в их сторону пистолетом. Согласен, не слишком опасная для столь опытных святош-оккультистов угроза, но все же… Им и без того проблем хватает, чтобы отвлекаться на посторонние раздражающие факторы.

– Хорошо, мы согласны, – ответил за всех представительный седобородый монах с глазами фанатика. – Давайте поговорим, думаю, что темы для беседы найдутся, особенно при нынешнем положении дел.

– Уничтожьте его, настоятель, – брызгал слюной женоподобный уродец, все еще массирующий горло. – Он владеет магией, пусть и на невысоком уровне. Неизвестно еще, как он попал сюда.

Пуля, ударившая в пол рядом с его ногой, заставила оборваться его возмущенные вопли.

– Заткни пасть, нечто неопределенного пола, – ласково посоветовал я ему. – Я не имею ни малейшего отношения к вашим противникам и вообще не в курсе, с кем ваш Орден сейчас выясняет отношения. Мое единственное желание – выбраться из вашего крысятника целым и невредимым. Сами должны понимать, для этого мне нужна полная и конкретная информация о случившемся, начиная с самых первых признаков. – Я обернулся к седобородому, оказавшемуся настоятелем, и продолжил: – Действительно, я искренне и от всей души не выношу вашу религию, но в настоящий момент у нас одна общая цель. Если вы умный человек, то поймете, что выгода от нашего сотрудничества вполне вероятна, а вот конфликт нежелателен.

Настоятель одним мановением руки заставил сесть обратно в кресло недодушенного недомерка, злобно сверлящего меня взглядом.

– Договорились. Думаю, что брат Симон уже рассказал вам все, что знал. Он всегда отличался повышенной болтливостью, – при этих словах вышеупомянутый индивид по-куриному вжал голову в плечи. – Что еще вы хотели бы узнать?

– По дороге сюда, когда мы проходили мимо комнат, где решили отсидеться большинство ваших, на нас набросился обезумевший монах, выскочивший из своей комнаты. Пришлось его прикончить.

Настоятель изумленно приподнял брови, не понимая, при чем тут сей не слишком значимый эпизод.

– Не удивляйтесь, меня интересует совсем не это. Сразу было видно, что его намеренно свели с ума, размыв грань между реальным и нереальным. Поэтому я и решил тщательно обыскать его комнату в надежде найти нечто необычное.

– Вам это удалось? – проявил заинтересованность настоятель.

– Можно сказать и так, однако материальных доказательств этого нет. Но вот что я увидел сразу же после того, как зашел в комнату… Очень своеобразная орнаментальная роспись стен, настоящее произведение искусства, одновременно обладающее мощным гипнотическим эффектом. А ведь покойный Марк, живший там, не имел к живописи ни малейшего отношения. Нет, можете даже не утруждаться повторным осмотром, все равно бессмысленно. Вся эта композиция исчезла прямо на моих глазах, оставив после себя лишь ощутимые следы магического воздействия. Понять их я не смог, не хватило опыта.

– И какой из всего этого вывод? – спросил ранее молчавший монах, рассеянно перебирающий четки.

Совсем охренели эти члены руководства непонятного Ордена. Что я им, на тарелочке должен преподнести все разгадки тайн этого места? Мне оно сто лет как не требуется. Предел моих мечтаний – смыться отсюда без ущерба для здоровья, желательно вместе с Люсьен, а что будет с церковниками… Да пусть их тут хоть на котлеты прокрутят! Все мои контакты со служителями сей религии заканчивались в лучшем случае возмущенным фырканьем с их стороны, а то и более серьезными последствиями.

– Вывод… – усмехнулся я. – Выводы из рассказанного должны были сделать вы сами, как более осведомленные в оккультных знаниях. Я же могу лишь предположить, что некто, обладающий очень большой силой и обитающий не совсем в нашей реальности, очень хочет уничтожить всех. Да, всех, кто находится в монастыре. Как именно он это делает, я не знаю. Может, знаете вы?

Судя по исказившейся физиомордии настоятеля, да и остальных членов руководящей шестерки, мои предположения во многом совпали с реальностью. Надеюсь, что у них все же хватит здравого смысла рассказать мне о том, каким способом неизвестный враг убивает их.

* * *

– Мы догадываемся… – после заметных колебаний все же ответил настоятель. – А, ладно. Мы знаем, как именно убивают наших братьев, но ничего не можем с этим поделать. Убийца входит в наше сознание через сны.

– Не понял… – не было предела моему изумлению. – Что можно сделать человеку через сон? Разве что кошмар наслать.

– Кошмары ведь тоже разными бывают, – философски заметил монах с четками. – Возможно, он умеет управлять ими, возможно, тут что-то другое. Я не знаю, но и умирать не хочу. Не для того я так долго взбирался на вершину, чтобы сдохнуть в еще столь не старом возрасте.

Да, похоже, с монахов постепенно слезали насквозь фальшивые покровы смирения и человеколюбия… Настолько, что они даже с более низшими по положению членами Ордена переставали играть этаких просветленных и великих отцов-вероучителей. К тому же ну перед кем им здесь притворяться? Передо мной, от души не переваривающим их религию, или перед абсолютно далекой от этих вопросов Люсьен? Смешно… Разве что бедняга Симон от изумления раззявил рот почище бегемота, но его смятенные чувства тут явно никого не волновали.

– Короче говоря, мы и сами толком ничего не знаем, – развел руками настоятель. – Единственное, что мы можем противопоставить магической атаке – держать защиту на территории этого зала. И еще… Впрочем, вас это никак не касается. А сейчас я вынужден попросить вас покинуть это помещение, мы не в силах обеспечивать должную защиту, когда тут слишком много посторонних. Брат Симон проводит вас в гостевые комнаты. Заходите с утра… Если сможете.

«Вот засранцы», – думал я, покидая столь негостеприимное общество. Они ведь абсолютно сознательно отгородились магической защитой от окружающей опасности, оставив всех нижестоящих членов Ордена на произвол судьбы. Поэтому нас так быстро и выпроводили – наверняка их защита накрывает всех находящихся в помещении, но с увеличением числа людей теряет мощность. А настоятель почти стопроцентно уверен, что мы не доживем до утра. Приятно будет разочаровать его в этом заблуждении.

* * *

Комнаты, предназначенные для гостей, оказались невдалеке от зала, где засели насмерть перепуганные руководители Ордена. Как оказалось, нам выделили аж целых две комнаты, хотя на мой взгляд, хватило бы и одной. Обстановка в них оказалась вполне пристойной, также присутствовали телевизор, небольшой холодильник и даже бар. Судя по всему, далеко не все попадавшие сюда гости придерживались монашеского аскетизма.

Говоря же честно, и сами монахи, не считая послушников и прочую массовку, аскетизмом не очень страдали. Бывало, посмотришь на церковных иерархов во время поста, и диву даешься, до чего же их, несчастных, пост замучил. Аж рожи в телевизоре не помещаются…

Симон, показавший нам отведенные комнаты, хотел было удалиться, но был пойман мною для уточнения некоторых, оставшихся неясными деталей. Вид у него был не слишком счастливый. Ну, да это ничего. Зря я, что ли, его шкуру спасал?

– Давай-ка, Симон, для начала разберемся, сколько именно людей числится в вашем монастыре.

– Около двух сотен, – грустно вздохнул тот. – Но вот сколько осталось сейчас, этого не скажет никто.

Густонаселенный монастырь, однако. Но не это главное.

– И второй мой к тебе вопрос. Ваш Орден – это нечто вроде одного из вариантов современных охотников за ведьмами?

– Э… Ну как сказать…

А что тут еще говорить? Иногда подобных заиканий вполне достаточно, чтобы полностью подтвердить правоту высказанной гипотезы. Тем более что все увиденное прямо-таки идеально ложится в такой шаблон.

– Ладно, Симон, я тебя больше не задерживаю, по крайней мере на сегодня. Завтра же буду эксплуатировать по полной программе, надо же мне выяснить истоки творящихся тут безобразий. – Заметив отблеск радости на его простецкой физиономии, я добавил: – Не ради вас стараюсь, не надейся, просто так масть легла. Я в одной упряжке с церковниками… Куда катится этот мир?!

С этими словами я захлопнул дверь прямо перед монахом, оставшись, наконец, в тесной и приятной компании с Люсьен. Впрочем, через некоторое время она все же отправилась в соседние гостевые апартаменты, мотивировав это тем, что хочет некоторое время побыть в тишине и покое. Что ж, трудно ее не понять – слишком много обрушилось на ее хрупкий девичий организм. Удостоверившись, что она заперла дверь, я вернулся к себе. На меня навалилась неимоверная усталость, словно ватным коконом окутавшая с ног до головы, мешающая мыслить и наполняющая все до одной мышцы свинцовой тяжестью. Остатка сил хватило лишь на то, чтобы запереть дверь и положить под подушку снятый с предохранителя пистолет.

Глава 3. Перекрестки иллюзорного бытия

Проснулся я от резкого ощущения какой-то неправильности в окружающей меня действительности. Странно, вроде опасности не чувствуется… В комнате все тихо и спокойно, никто не караулит за дверью с топором, не слышно криков, да и гипнотического воздействия на мозг не ощущаю. Осторожно, не открывая глаз и не шевелясь, пробую просканировать комнату на предмет незваных гостей. Хоть я и не большой специалист в биолокации, но проверить два десятка квадратных метров – не великая сложность. Тихо, нет ни малейших поводов для беспокойства. Напротив, чувствуется умиротворенность от тепла прижавшейся ко мне девушки…

Девушки! От неожиданности я чуть было не лопухнулся. Еще немного, и пошевелился бы, выдав свое пробуждение. Я же закрывал дверь, так как бы сюда попала эта неизвестная гостья? Мало того, биолокация не показала наличия в комнате живых существ, кроме парочки тараканов по углам.

Стоп… Биолокация на то и «био», чтобы четко разделять живое и неживое. Похоже, на меня свалилась очередная неприятность. Пистолет, конечно, под подушкой, но достать его незаметно вряд ли получится – неизвестная гостья примостилась аккурат на то самое место, где он лежит. Нож далеко, лежит себе спокойно на прикроватной тумбочке, об этом варианте не стоит и мечтать. Зато старая надежная бритва способна переменить ситуацию в мою пользу.

Тут мне на руку сыграл годами выработанный рефлекс – постоянно держать эту маленькую стальную игрушку в нарукавных ножнах. Ножны же – шедевр конструкторской мысли. Для того чтобы достать бритву, не требуется извлекать ее другой рукой. Достаточно лишь строго определенного сокращения мышц, и неприятный сюрприз противнику обеспечен. Быть может, я и полный псих, постоянно таскать с собой такое количество смертоубийственных игрушек, но зато в таких ситуациях это самая что ни на есть прямая жизненная необходимость.

«Вот так оно и лучше», – подумал я, когда мои пальцы почувствовали успокаивающий холод стали. Теперь, когда мои шансы в случае неблагоприятного развития событий повысились, можно и попытаться прояснить сложившуюся ситуацию. На первый взгляд, в данном положении можно было действовать несколькими способами. Для начала был вариант просто повернуться и посмотреть, что же это за незваная гостья лежит у меня под боком. Но это просто глупо – а вдруг на тебя и так уже пристально смотрят, ожидая лишь твоего пробуждения. Намерения же могут быть самыми разными, и не факт, что моему драгоценному здоровью не будет нанесен непоправимый урон. Отметаем, пусть на таких штучках фраера попадаются.

Вариант номер два… Имеет смысл попробовать аккуратненько так высвободить придавленную руку, тем самым вернув себе свободу движений, а уж потом переходить в активную фазу действий. Основной недостаток – высокий риск потревожить объект, тем более если за тобой пристально наблюдают. Значит, остается лишь одно – резкий рывок в состоянии полной боевой готовности к адекватному ответу на любое агрессивное действие. Грубо, примитивно, но может и сработать. Итак, три, два, один… Рывок!

Открываю глаза и, к своему изумлению, понимаю, что в комнате по-прежнему темно, ночь еще далека от завершения. Одновременно моя правая рука резко двигается вперед, смыкая пальцы на рифленой рукояти «стечкина». Резкий рывок. Режущий взмах бритвой, прямиком по тусклым глазам того существа, что никак нельзя отнести к живым, но и истинная суть ускользает от понимания. Лишь сейчас мой разум воспринимает то, что было сделано подсознательно, инстинктивно. «Увидишь непонятное – сначала бей, думать будешь потом. Тогда проживешь долго, а иначе прикопают тебя в кустах у дороги», – говаривал мой друг. Не раз я убеждался в его правоте в жизненной круговерти, да и сейчас искренне благодарен полученному совету.

Наверняка и сейчас, лишь только взгляд скользнул по лежащей рядом девушке, инстинкт сработал раньше любых сознательных действий, отдав телу короткую и ясную команду: «Бей!» Ведь с первого взгляда девушка как девушка, каких много. Ну попала каким-то образом в запертую комнату, но это не повод резать ее бритвой! Так-то оно так, но не в моем случае. Скажите мне на милость, многие ли из ваших знакомых девушек щеголяют с перерезанным от уха до уха горлом? Не шрамом на горле, а именно открытой раной, из которой медленно, крупными черными каплями стекает кровь.

Мое счастье, что я резанул этот оживший труп именно по глазам, лишив существо возможности ориентироваться в окружающей обстановке. С хриплым клекотом, что только и способно было выдать разорванное горло, она наугад рассекала воздух руками, пальцы которых были украшены стальными и на вид очень острыми когтями. Не стоило оставлять ее в таком буйном состоянии, поэтому для охлаждения ее энтузиазма я деловито разрядил половину обоймы, стремясь отделить голову от всего остального. Полезная рекомендация, если хотите отправить на вечный отдых недружественно настроенного зомби, то самый лучший для этого метод – снести ему башку ко всем ангелам.

Конвульсивно подергивающее конечностями тело, фонтанирующее кровью из шейных артерий, уже не представляло никакой опасности, хотя и заслуживало пристального внимания. Несмотря на то что раньше я никогда не сталкивался с зомби, о некоторых приписываемых им свойствах имел неплохое, пусть и теоретическое представление.

Так, например, все оживленные покойники находились в той или иной степени разложения или, по крайней мере, в какой-либо степени мумифицированности. Нормальным кровообращением не мог похвастать ни один известный экземпляр, чего не скажешь о только что приконченном мною создании. Бросив взгляд на этот донельзя любопытный экземпляр, я аж приоткрыл рот от изумления: тело девушки-зомби словно втягивалось в пол, таяло на глазах. Минута, и от нее остался лишь череп, в центре лобной кости которого зияло входное пулевое отверстие. В голову так и лезла мысль, что это некий утешительный приз, преподнесенный мне как военный трофей. Кто же это у нас тут резвится со столь экстравагантным чувством юмора? Поймаю, яйца в мясорубку засуну и проворачивать буду в медленном темпе, чтобы поорал подольше.

Ладно, не пропадать же добру. Череп я все же взял и положил его прямо на подоконник, пустыми глазницами к ночному пейзажу за окном. И все же, несмотря на все мои шуточки, положение складывалось не самым лучшим образом. Теперь понятно, как именно могли быть уничтожены некоторые из монахов, затворившихся в своих комнатах.

Мать вашу, ну я и склеротик! Ведь и в комнату к моей подружке могло просочиться нечто подобное, а у нее, к огромному сожалению, нет нужного опыта поведения. Сожрут ведь, только кости выплюнут. На скорую руку одевшись, я рванулся было к двери, но увы, моему благородному стремлению был дан разворот на сто восемьдесят градусов. Эта поганая дверь оказалась закрыта на манер тех, что не давали выйти из монастыря.

* * *

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Именно так гласит народная мудрость. Что ж, раз я закрыт в столь небольшом пространстве, то надо бы изучить все здесь присутствующее самым тщательным образом. Вдруг да удастся для начала выбраться хотя бы из комнаты. А комната-то странноватая, и это я еще преуменьшаю. Нечто похожее я видел, когда обследовал обиталище спятившего монаха, Марка, что ли. Фантасмагоричное оформление интерьера давало о себе знать и здесь. Могу поклясться, что небольшой статуи горгульи, раскинувшей крылья цвета грозовой тучи над оконным проемом, раньше не наблюдалось.

Интересный коктейль из безумных составляющих: исчезающие трупы, неведомо откуда появляющиеся предметы, не совсем материальная дверь и прочие прелести. Материальный мир, поскуливая, как побитая собачонка, словно уполз в самый темный угол, оставив мистике все видимое пространство. Спектакль, поставленный неизвестным режиссером, продолжается, затягивая в себя всех, оказавшихся в опасной близости к месту проведения гастролей.

Настроение несколько улучшилось, и, взяв свой законный трофей, то есть череп с пулевым отверстием во лбу, я подкинул его в воздух. Почему мне пришла в голову эта идея? Не знаю, может быть, просто интуиция. Взлетевший в воздух череп внезапно несколько изменил траекторию полета, оказавшись в непосредственной близости от горгульи. Искусно вырезанная из черного обсидиана статуя расправила крылья и с торжествующим воем пнула черепушку ногой таким мощным ударом, что сделал бы честь любому профессиональному футболисту. Импровизированный футбольный мяч с треском врезался в стену комнаты и взорвался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8