Виталий Кузнецов.

Повести. Выпуск 1



скачать книгу бесплатно

Рэки, вздрогнув, узнал твёрдый, но добрый голос человека в форме. Затем появился и он сам.

– Привет, дружище. Как самочувствие? – то ли по-воински, то ли по-дружески обратился он к Рэку, и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Молодец, малыш. Вижу, всё хорошо у тебя, – и сделал несколько шагов к нему.

Не зная почему, но Рэки был рад видеть этого человека. Чуть заметно вильнув кончиком хвоста, он выказал ему своё приветствие и, не отрывая взгляда от его чёрных усов, стал ждать, что тот скажет дальше.

Следом в комнату вошел врач, фельдшер. «А вот и человек в белом. Зачем он так обмотал меня своими белыми лентами, – чуть было не задохнулся», – сразу же подумал Рэк.

– Ну что, малыш, проголодался, наверное? – произнёс майор и вынул из пакета стеклянную литровую банку.

– Какой же он тебе малыш, Петрович? Здоровый пёс, с телёнка будет, а ты его – малыш, – вроде как в шутку удивился человек в белом и тут же продолжил уже серьёзно. – Ты его, Петрович, – обращался он к майору, – пока не корми. Сначала – укольчик, еда потом… Ты, если торопишься, баночку можешь оставить, я сам покормлю.

– Ну уж нет, дружище, я подожду. Твоё дело – лечить, а моё – учить. Хочу, чтоб привыкал ко мне. Поправится – будет служить. Хорошая собака в любом деле пригодится, – отвечал офицер.

– Как знаешь. Есть время – жди.

После укола Рэки вновь почувствовал себя лучше, голод придавал ещё большую бодрость.

– Ну, малыш, давай поедим. – Петрович открыл банку и вывалил содержимое в миску. По комнате разнёсся запах макарон с мясной тушенкой. Рэки едва сдерживался. Благородная привычка и инстинкт не позволили ему начать есть без команды (его хозяин, не желая, чтобы пёс ел из чужих рук или подбирал что-то с земли, приучил Рэка брать пищу по команде). И Рэки ждал. Он ждал определённого слова.

– Смотри-ка, не ест, – удивлённо и растерянно проговорил майор, обращаясь как бы к самому себе, и уже к Рэку: – Ну, что ты, малыш? Бери, ешь… Тебе поправляться надо. Ну… бери… ешь, – уговаривал он овчара.

Рэки, как бы смущаясь и будто пряча глаза, опускал голову, словно ему было совестно за себя.

Из соседней комнаты через распахнутую дверь донёсся голос врача:

– Что? Не ест?

– Слюной исходит, а пищу не берёт, – отвечал майор.

– Умный пёс. Боится отравиться, – то ли в шутку, то ли всерьёз как бы констатировал врач, и уже серьёзнее: – Без команды хозяина есть не будет, дрессировка.

– И что мне теперь с тобой делать? – обращался майор к собаке. – Помирать от голода будешь? А, малыш? – и выдержав паузу, вновь продолжил: – Поешь, поешь… На вот, чуешь, как пахнет вкусно? – пододвигая тарелку ближе к носу овчара, ласково приговаривал офицер. – Покушай, – словно непослушное дитя, уговаривал человек собаку. И Рэки вдруг придвинулся к миске.

– Ну, вот и молодец. Кушай. Не стесняйся, малыш.

Выдержав ещё какое-то мгновение, Рэки доверительно принялся «кушать», – так звучала команда хозяина, а точнее – «кушать, малыш», и лишь тогда Реки начинал есть.

Майор был рад, что нашел общий язык с овчаром.

– Что, Петрович? Нашел кодовый ключ? – выйдя из своего кабинета и увидев пса, поедающего макароны с тушенкой, своим тоном произнёс человек в белом и лаконично продолжил: – Ну, вот и ладненько, значит, будем жить.

Значит, и моя помощь будет не напрасной, – заключил военный фельдшер и приступил к своей повседневной службе.


Прошла неделя. С каждым днём Рэки чувствовал себя всё лучше – сказывалась воинская забота. И лишь тревога ни на миг не покидала его. Рэка тревожило отсутствие хозяев и то, что он не мог вырваться на волю, чтобы искать их. Изнемогая от тоски, он ждал удобного момента, чтобы вырваться и бежать, – бежать туда, где он потерял их, или они – его.

Был вечер, но темнело быстро. Сквозь окно высвечивалась бледная луна. Рэки, навострив уши, прислушивался к оживлённым голосам в соседней комнате: шумно произносимые слова людей казались ему абсолютно бессмысленными и даже чем-то саднили его слух. Сильно пахло спиртом и, как всегда, йодом, – этот запах он особенно не выносил, но все вместе они ещё больше раздражали Рэка. Привыкнуть к медицинским запахам он не мог и потому терпел, лишь иногда морща влажный нос.

Вдруг за окном, в небе, оставляя яркий хвост за собой, прочертила огненную дорожку упавшая звезда. Рэки заметил её и неожиданно привстал. Он никогда раньше не видел падающих звёзд, хотя любил посмотреть в ночное небо. Оно всегда притягивало его и удивляло: множество светящихся глаз, как казалось ему, неизвестных существ, забравшихся так высоко, взирали на него из темноты. «Кто прячется там? Почему они никогда не издают ни звука, ни голоса, и даже никогда не двигаются; всегда в одном и том же месте, как будто ожидают кого-то. Кто они?», – задумывался иногда, в тот момент, молодой пёс.

Но вот он впервые увидел, как одно из тех небесных существ наконец-то не выдержало и спрыгнуло вниз, оставляя за собой огненный след. Рэки невольно приблизился к окну. Глядя через оконный проём на тёмный небосвод, он, как и прежде, видел глаза тех же существ, мерцающих своими зрачками; они всё так же оставались на месте, и так же никто не двигался и уже не падал вниз. Молодого пса интересовало, какие они. И вот ему предоставлялась возможность узнать это.

Он заметил, куда спрыгнуло одно из них: яркий след упавшей звезды уходил в сторону от того самого места, где Рэк оставался один после аварии.

Неожиданно взволновавшись, пёс заскулил: он должен был немедленно бежать туда. Вдруг хозяева уже на месте и ждут его, – промелькнуло в голове Рэка, – а что если то странное существо с неба угрожает им опасностью? От последней мысли, невольно дёрнувшись, Рэк кинулся к дверям комнаты.

В этот вечер все выводящие из помещения двери оказались незапертыми, и Рэки беспрепятственно вышел наружу. Оказавшись на свежем воздухе и почувствовав свободу, он на какое-то мгновение даже немного растерялся. Но затем, вспомнив, почему он здесь, уже решительно направился в сторону высокого бетонного забора.

Пробежав вдоль забора, пёс легко обнаружил лаз под ним. Следы множества разных собак набили здесь свою тропку. Рядом стояли железные баки – контейнеры под отходы из воинской столовой. Они-то и привлекали сюда бездомную собачью свору. Парочка беспородных длинноногих собак попалась ему навстречу, но, заметив мощного чёрно-рыжего пса, они, поджав хвосты, разбежались в стороны. Рэки даже не обратил на них внимания, – его уже ничто не интересовало, он должен был как можно быстрее оказаться на месте, где, по его предположению, уже дожидались хозяева, и, возможно, им уже нужна была его помощь. Проскользнув под забором, он наткнулся ещё на одного пса. Но этот пёс не стал поджимать хвост и убегать. Он решительно и нагло приблизился к Рэку. Высокий и широкогрудый, откормленный на бросовых харчах, пёс выражал полное недовольство, как казалось ему, к новоявленному нахлебнику. Подёргивая краем верхней губы и топорща загривок, по всему видно, хозяин «харчевни», он был настроен показать свою привилегию сильнейшего. Но Рэки не стал ввязываться в «помоечную» разборку и показывать свою силу. Он пренебрежительно сделал несколько шагов в сторону и уверенно заспешил прочь. Хозяин «помоечного пищеблока» даже остался доволен, что ему не пришлось оспаривать своё положение, и, возомнив себя Победоносцем, гордо направился к лазу в заборе.

Пробираясь собачьими тропками, минуя овраги и мусорные свалки, Рэки уходил по направлению к трассе. Запах бензиновой гари и шум машин, разносившиеся от дороги, легко определяли её местонахождение. Выскочив на шоссе, Рэк уже быстро и уверенно устремился вперёд. Цокотя по асфальту загипсованной лапой, он совсем не чувствовал боли и с каждым разом ускорял свой бег. Всё его существо устремлено было лишь к ним – к его хозяевам. Ничто в тот момент не могло уже остановить его: ни встречный поток ослепляющего света фар, ни грузно проносящиеся мимо огромные машины, иногда чуть ли не сбивающие его своими завихрениями из-под колёс. Он неудержимо рвался вперёд и абсолютно был уверен, что они его ждут на том же самом месте. Он представлял, как скоро сможет увидеть их, как уткнётся в их тёплые ладони и ощутит столь долгожданный, родной запах; он, наконец-то, сможет выразить всю свою боль и печаль, перенесённые за долгие дни разлуки.

Каково же было разочарование его, когда он не обнаружил их на месте. Своим острым чутьем Рэки улавливал всё ещё державшийся, едва заметный, такой знакомый запах. Разбитые очки хозяина всё так же оставались на месте. Обнаружив их, Рэк вновь вспомнил тот день и тот последний раз, когда хозяин по-дружески потрепал его за ухом. От нахлынувшей печали и отчаяния Рэки тихонько заскулил, – что оставалось ему делать? Куда идти? Где их искать?

Вдруг на какое-то мгновение Рэку показалось, будто что-то блеснуло в далёкой темноте за дорогой. Он сразу вспомнил существо, сорвавшееся с неба, и насторожился. Прислушиваясь и вглядываясь во тьму, он улавливал там некое движение. Затем уже явно вновь блеснули огоньки, и в поле по шелесту травы пёс вдруг заметил скрытное продвижение живого существа. «Это он. Это точно он», – как бы определил Рэк.

Ещё некоторое время, присев, Рэки взволнованно прислушивался к ночной тишине. Но всё было тихо. Успокоившись и поборов наплывы неведомого ранее страха, молодой пёс сам уже проявлял любопытство. Он решил идти навстречу незнакомцу. «Если это он, то я должен увидеть его», – так решил молодой пёс, и уже смело направился в его сторону. Спустившись с дороги, он пересёк неглубокий овраг и вышел на край поля. Принюхиваясь к ночному воздуху, Рэки улавливал множество разных запахов, но все они были уже знакомы ему. Ничего такого постороннего для запаха земли он не замечал. «Возможно, то существо само боится меня и потому так скрытно прячется», – подумал Рэк. И уже смелее ступил вглубь поля.

Поток воздуха от прогретого за день асфальта устремлялся от дороги, а лёгкий ветерок уносил его в сторону темнеющей опушки леса, и потому, наверное, Рэки не мог учуять запах, издаваемый тем существом. Даже луна, спрятавшись за проплывающим облаком, не была в тот момент на его стороне. Неожиданно впереди зашелестела трава, и Рэк в полной темноте заметил два проблеснувших огонька. Замерев на месте, даже не успев опустить приподнятую лапу, он увидел нечто, а вернее почувствовал и уловил его запах – запах неведомый ранее, но чем-то всё же знакомый, напоминающий собаку. Мгновенно он пробудил в нём ещё одно неведомое чувство, чувство жуткого и глубокого страха. И это был древний страх собаки перед волком. Молодой овчар никак не ожидал подобного тому, что испытывал, почуяв близко волчий дух. Инстинкт подсказывал ему, что бежать нельзя, но и идти вперёд – тоже. Он не знал, что делать.

Старый одинокий волк, бродивший близ человеческого жилья в поисках лёгкой добычи, совсем не желал встречи с огромным овчаром. Он давно заметил его, но всё надеялся, что пёс не станет приближаться так близко. Старый волк понимал, что не сможет одолеть молодого и крупного пса, и потому, столкнувшись с ним, тоже не знал, как поступить дальше.

Постепенно приходя в себя, Рэки медленно опускал лапу. Неожиданно в траве раздалось глухое предупреждающее рычание, и Рэки, отдёрнувшись, сделал полшага назад. Мгновенно вскочив, волк принял угрожающую позу, но нападать пока не решался. К тому же Рэк не собирался убегать, – он был готов ко всему, но только не к бегству. И лишь это ещё сдерживало волка. Несколько минут длилось их молчаливое противостояние друг другу. Рэки, не издав ни звука, удивлённо и напуганно взирал на серого волчину, который, в свою очередь, никак не мог понять, что нужно было от него этому, невесть откуда взявшемуся здесь домашнему псу. Старый волк впервые видел столь смелого и глупого пса, и лишь волчья мудрость, оценив превосходство силы молодого овчара, не позволила волку проучить его. Одинокий старец, отступив и сделав несколько неторопливых шагов в сторону, трусцой, не спеша направился к опушке леса. А Рэки ещё долго оставался на месте.

«Так вот ты какой, существо с неба, – уже восторженно думал он. – Ты такой же, как и я, и запах у тебя почти такой же, только уж очень странный и зловещий».

Рэк не стал по обыкновению обнюхивать лёжку сбежавшего волка в траве, – ему хватило волчьего стойкого духа вокруг, чтобы уже навсегда запомнить этого чуждого ему брата. Но всё же Рэк прошёл несколько шагов вперёд, в сторону ушедшего его следа. Дойдя до края поля, он остановился у небольшого одиночного куста, мимо которого только что прошёл волк, оставив на нём несколько клочков вылинявшей серой шерсти. По своей собачьей привычке, даже не желая того, Рэки пометил куст, означив этим как бы уже свою территорию. И лишь затем, развернувшись, поспешил к трассе.

Спустя некоторое время из леса вновь показался всё тот же волк. По каким-то своим соображениям он решил вернуться. Подойдя к помеченному Рэком кусту, волк недовольно сморщил нос, оскалив верхнюю челюсть, – ему не понравилась столь беспардонная дерзость молодого пса. Но старый волк ничего не мог с этим поделать. Его годы и стертые пожелтевшие клыки не позволяли ему поставить на место зарвавшегося домашнего пса. Лишь злобу в своём диком сердце волк затаил ещё глубже.

Но Рэк уже не мог видеть яростно сверкающих из темноты зрачков зверя. Оказавшись снова на прежнем месте, Рэки впервые успокоенно улёгся на обочине. Рядом с ним лежали запылённые разбитые очки хозяина. Он чувствовал их родной запах и потому был спокоен. Для него этот предмет означал многое, но главным было то, что хозяева ещё не появлялись здесь, а значит – скоро появятся. Он не мог допустить даже мысли, что люди, с которыми он никогда не разлучался, не вернутся за ним уже никогда. Он был уверен, что они вот-вот должны появиться. Успокоившись, он решил дожидаться их на том же самом месте, где они его и оставили.

Впервые в эту ночь кошмары не мучили Рэка. Лишь иногда он просыпался, заслышав далёкое приближение шума мотора одиночной машины. Всякий раз ему казалось, что это хозяева возвращаются за ним. Но автомобили, высвечивая фарами одинокую собаку у дороги, не сбавляя скорости, проносились мимо и исчезали во тьме. И всё же Рэки не отчаивался, ведь его надежда была безмерной. Он решил, что больше уже не покинет это место, не дождавшись их, и ничто не сможет убрать его, и никто. Больше он не сядет ни в одну из машин с чужими людьми, даже если ему будет очень плохо. Он теперь не должен покидать своё место, он должен ждать, несмотря ни на что. Он не может предать своих хозяев и обязательно дождётся их. Примерно такие чувства и мысли, овладев полностью Рэком, вселяли уверенность и укрепляли надежду в его ожидании.

Вот уже несколько дней Рэк продолжал ждать. Неподвижно сидя на обочине дороги, он целыми днями встречал и провожал взглядом проносившиеся по трассе машины. Иногда, когда голод становился невыносимым или одолевала жажда, Рэки ненадолго покидал свой пост. Спускаясь с дороги и уходя в поле, но в пределах видимости с трассы, он выискивал какую-либо живность. Однажды ему удалось обнаружить небольшой ручей, бьющий ключиком из-под земли у края поля. Довольный, что нашёл для себя постоянный источник питья, и недалеко от дороги, Рэки стал более уверен в своих силах. Теперь ему не приходилось тратить столь много времени на поиски пустых консервных банок, заполненных дождевой водой и не успевших ещё высохнуть. Теперь он мог больше времени просиживать у дороги и ждать появления стареньких «жигулей» его хозяев. Его терпению и выносливости одиночного выжидания у дороги мог бы позавидовать любой пост ГАИ, и водители, конечно же, не смогли оставить без внимания сей факт. Те из них, кто уже не впервые замечал, наверняка, кого-то ожидающего овчара у дороги в одном и том же месте, начинали сбавлять скорость, завидев ещё издали его одинокую фигуру. Чтобы уже затем внимательнее рассмотреть пса, а то и вовсе остановиться рядом и выйти из машины, желая как бы уже познакомиться с ним и, возможно, узнать причину постоянного его появления на этом месте. Но о чём мог рассказать им Рэк. Он лишь опускал голову, пряча свой умный и грустный взгляд, опечаленный тем, что это вновь не его хозяева.

И вот как-то раз, когда Рэки охотился в поле на мышей, на обочине дороги остановился старый «жигулёнок». Из машины появился пожилой водитель и окликнул его. Услышав своё имя, от неожиданности Рэк замер, но уже в следующую секунду, увидев автомобиль, напомнивший машину его хозяев, стремительно кинулся к дороге. Выскочив на трассу и оказавшись у ног незнакомца, Рэки резко затормозил и присел, вопросительно глядя на незнакомого человека. Его сияющий собачий взгляд, перебегая то на машину, то вновь на человека, как бы спрашивал: «Где, где они? Они здесь? Ну не томи, открывай машину».

Столь умный и проникновенный взгляд одинокого придорожного пса внезапно ещё более покорил человека.

– Эх ты – умница какой! И что же здесь ты делаешь, один? – послышался с хрипотцой, но добродушный голос. – Где же хозяева твои, умнейший ты псина… Ну, что, поедешь со мной?.. Ну, давай залазь, прыгай, – и человек приоткрыл дверцу машины.

В первую секунду Рэка немного расстроило то, что в машине больше никого не оказалось. Но запах из салона, запах старой обшивки, пропитавшейся бензином, женским парфюмом и какими-то медикаментами, ещё больше напомнил ему о хозяевах. И уже не раздумывая более, Рэк запрыгнул внутрь и уселся на заднем сиденье. Ему показалось, что этот человек знает, где находятся его хозяева, и, возможно, хочет отвезти его к ним. Поскуливая от нетерпения и елозя по сиденью, Рэки поторапливал водителя.

«Какой же всё-таки умный пёс», – ещё раз подумал человек и, повернув ключ зажигания, произнёс: «Ну, Рэк, вперёд».

Уже несколько дней подряд этот пожилой водитель «жигулей», выезжая на свой далёкий садовый участок и возвращаясь обратно, неизменно встречал в одном и том же месте этого пса – овчарку. Что он делал здесь, человек не знал, но видел, что пёс был домашним, и, возможно, потерян кем-то. Желание забрать пса с собой возникло у него только в это утро, когда он уже проезжал мимо, к себе на дачу. Человек остановился и позвал собаку. И так как пёс был овчаркой, а его неизвестное имя возникло в голове человека непроизвольно, то по всей вероятности он просто угадал его. «Рэк», – окликнул он, и пёс уже был у его ног. Это обстоятельство ещё больше укрепило желание забрать пса с собой и увезти на дачу. Там он и решил поселить этого, возможно, бездомного пса. «Всё будет польза и ему, и мне», – так думал человек, уже сворачивая к садовым участкам. Рэки пока ничего не понимал, и эта местность была ему совсем незнакома, но всё же он надеялся.

Остановив машину у забора уже своего участка, человек вылез наружу.

– Ну, Рэк, вот и приехали. Выходи, – произнёс он и открыл дверцу.

Рэки мгновенно выскочил из машины, но, не зная куда идти, в недоумении стал ожидать.

– Пошли, Рэк, – обратился к нему человек. – Вот твоё новое жилище, – и открыл калитку в заборе. – Я думаю, тебе здесь понравится. Ты же умный пёс, должен сообразить, что здесь будет гораздо лучше, чем на дороге.

Рэки осторожно, но уже с опаской поглядывая на незнакомца, всё ж таки последовал за ним: он должен был выяснить, где же его хозяева, – может они находились в доме, за забором, откуда пахло таким домашним, почти знакомым ему. Приблизившись к садовому домику, Рэки понял, что хозяев в нём нет – их нет нигде.

«Зачем же он привёз меня сюда? И где мои хозяева?». Подобные вопросы тиранили мозг Рэка. Но ещё какое-то время он выжидал. И лишь затем, завидев вновь человека одного, вышедшего из домика с миской еды в руках, Рэки уже не раздумывал. Он понял – его хотят вновь пленить. Тут же, развернувшись к выходу и не обращая внимания на добрые уговоры человека и так вкусно пахнущую еду из миски, Рэки приблизился к ограде. Одним прыжком с места перемахнув невысокий забор, он поспешил вдоль садовых участков. «Рэк, куда же ты? Ко мне!» – последнее, что услышал Рэк, уже устремляясь к дороге. «Вот дурачок… поел бы хоть…», – вполголоса, но уже больше для самого себя, выговаривал несостоявшийся хозяин.

В тот же день, но уже вечером, возвращаясь обратно, человек снова встретился с Рэком. Пёс всё так же находился на прежнем месте. Остановившись рядом, пожилой водитель вышел из машины.

– Ну что, Рэк, ждёшь? – обратился он к собаке. – И кому же ты так предан? – уже восхищаясь его верностью, продолжил человек. – Вижу, молодец ты. Хороший ты пёс, верный. Поешь вот. Голодный, наверное, – и вывалил на обочину круто замешанную с хлебом еду из пакета. Запах от проваренных кусочков мяса дразнил и саднил нюх оголодавшего пса. Но он лишь опускал взгляд и уводил нос в сторону. Человек не стал дожидаться, пока пёс решится приблизиться к еде. Пожелав ему удачи, он сел в машину и уехал прочь.

Так Рэки вновь остался один. Только в этот вечер ему стало особенно грустно, и он уже не смог удержаться, чтобы не взвыть к небу. Раньше пёс даже и не подозревал, что может издавать такие протяжные стоны. Но то, что он чувствовал сейчас, не могло удержаться внутри его. Эти боль и отчаяние, и тоска по потерянным хозяевам, неудержимо разрывали его собачью душу и вырывались наружу. Пустынное темнеющее небо ещё больше придавало ему печали. Он даже не видел на нём ни одного взгляда тех странных существ. Казалось ему, что все покинули его. Но вдруг, в какое-то мгновение, его слух уловил еле заметное, далёкое ему подвывание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении