Виста.

Антонина. Фантастическая реальность – 4



скачать книгу бесплатно

«Половинку, встретив однажды, не надейся, что счастлив ты будешь тогда».


© Виста, 2017


ISBN 978-5-4485-0585-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Увольнение

Антонина ежедневно приходила на работу в фонд. Однажды после работы она шла на троллейбусную остановку. На остановке стоял Игорь. Они случайно встретились через два года.

– Привет! Даже не ожидала тебя здесь встретить.

– Я был на похоронах, попросили отпеть покойника. А ты откуда?

– С работы. Здесь недалеко. Оформили штатным работником. Через несколько остановок есть одно студенческое кафе. Посидим? – Спросила Антонина.

– Поехали.

Они проехали троллейбусом несколько остановок. В пешеходном переходе находилось студенческое кафе, сели за столик. Он взял себе чай, она кофе. Долго разговаривали. Антонина вспомнила о предложении немца, спросила:

– Мы можем оформить фиктивный брак, если ты на мне не передумал жениться?

– Мне настоящий брак нужен с венчанием в церкви.

– Зачем тебе фиктивный брак?

– Тебе надо получить сан. Я хочу выехать за границу. Немцы предлагали сделать визу. Мне не хочется ехать незамужней.

– А как же я?

– Ты получишь сан. Твоя мечта сбудется. Будешь работать в церкви. Ты сам говорил, что вначале хочешь жениться, и только потом принять сан.

– Я так не согласен. Жена должна быть со мной рядом.

У Игоря изменилось лицо. От неожиданного предложения Антонины он сильно расстроился. Антонина решила прервать разговор.

– Ты знаешь, мне пора. – Поднимаясь со стула, сказала она.

Он проводил её на остановку, посадил в троллейбус. После этой встречи он стал часто заходить к ней на работу по делу и без дела. Антонина была в своём кабинете. Открылась дверь. Вошла бухгалтер.

– Тоня, ты посмотришь дочь моей знакомой? У неё под коленом высыпание. Медикаментозное лечение не помогает. – Спросила Галина.

– Пусть приходят, расценки мои ты знаешь.

– Они придут завтра. А что это за парень стал к тебе часто приходить?

– Будущий священник.

– А мы подумали, что это твой парень.

– Бывший коллега. Хочет, чтобы я за него замуж вышла.

– И ты конечно отказалась?

– Как всегда.

– Он такой красивый, молодой. Подумай. – Произнесла Галя.

– Давно подумала. Мне нужен муж, на плечо которого можно опереться и чувствовать всегда во всём его помощь и поддержку.

– Ты думаешь, что он тебе не будет поддержкой?

– Не обязательно быть женой, чтобы чувствовать мужскую поддержку.

– Вы же общаетесь, отношения могут измениться.

– Общаемся несколько лет, но это не те отношения, которые могут перерасти во что-то большее.

На следующий день в кабинет к Антонине зашла мама с дочкой. На ноге под коленом был красный круг весь в прыщах. Антонина стала с девочкой работать, потом сказала:

– Вашу квартиру надо почистить от порчи.

Причина её заболевания находится в квартире.

– Ваша услуга дорогая.

– Если моя работа для вас дорого, я могу попросить знакомого, он будущий священник. Стоимость по церковным расценкам или можете обратиться в церковь, где он сейчас находится.

– Лучше вы сами с ним поговорите. Через Галину договоримся о встрече.

Игорь как обычно зашёл к ней к концу рабочего дня.

– Ты вовремя пришёл. Одной женщине надо почистить квартиру.

– Я могу освятить только церковными молитвами. – Ответил он.

– Ты и будешь делать, как положено, только там определённый вид порчи, который ты не сможешь убрать только молитвами. Надо прожарить соль на огне. Если это не сделать, болезнь у девочки на ноге снова появится.

Игорь на это ей ничего не сказал, рад был дополнительному заработку. Конец рабочего дня. Они вышли из кабинета. Сотрудницы стояли в столовой, мимо дверей проходили Антонина с Игорем. Девочки не могли пропустить такого момента. Антонина познакомила их с Игорем, обратилась к Галине.

– Ты спроси у своей знакомой. В какое время Игорю к ним прийти?

– Хорошо. Я завтра тебе скажу. – Ответила Галина, рассматривая Игоря вблизи.

Они вышли на улицу. Осень раскрасила листья деревьев в разный цвет. Антонина любит это время года, и с удовольствием с Игорем гуляла по городу.

– Твои сотрудницы меня с таким любопытством рассматривали, что мне стало не по себе.

– Не обращай внимание. Им же интересно, кто приходит к одинокой женщине.

– Могла бы бить не одна, если бы приняла моё предложение.

– Давай не будем больше об этом говорить.

– Хорошо. У тебя есть время. Я подожду.

– Два года прошло, а он никак не успокоится. Надо же было, мня угораздить с фиктивным браком. – Подумала она.

Он как всегда посадил её в троллейбус, и разъехались по своим домам.

Игорь освятил квартиру, но не сделал то, о чём его просила Антонина. Через три месяца у девочки появилась краснота меньших размеров. Мама привела вновь дочь на приём.

– Я вас предупреждала, что если не почистить квартиру, пятно будет появляться. Освящение квартиры не снимает все виды порчи.

Она провела им повторное лечение, а когда появился Игорь, спросила?

– Ты конечно в квартире не сделал то, о чём я тебя просила?

– Я больше не занимаюсь этим, поэтому и не сделал.

– У девочки снова появилась краснота на ноге, и пока не уберётся порча с квартиры, болезнь у неё не пройдёт.

– Почисти им сама квартиру. Я больше теми методами не работаю. Поэтому не мог выполнить твою просьбу.

– Им денег жалко. На море съездить хватает, а на остальное нет. Впрочем, это их проблема.

– Я зашёл сказать, что уеду на некоторое время.

– Хорошо, что предупредил. Счастливого тебе пути.

Он уехал. Антонина продолжала работать в фонде. Периодически ей надо выезжать в Крым на оздоровление, но денег не было. Состояние здоровья ухудшалось. Сын подрабатывал на летних каникулах. С его первой зарплаты решили поехать на Азовское море в Мариуполь. Они, выехали рано утром электричкой и к десяти часам утра были уже около моря. Целый день провели у моря. После обеда Антонина спросила:

– Виталий, пойдём снимать квартиру на ночь или поедем домой?

– Я позагорал. Накупался. Можно возвращаться домой.

– Тогда вернёмся домой. Я немного отдохнула. Нормально себя чувствую.

Она действительно себя нормально чувствовала, не смотря на жару. Ближе к вечеру они приехали на железнодорожный вокзал. Людей было много, и все ждали электричку. За двадцать минут до прибытия электрички Антонина почувствовала внезапную слабость, силы уходили. Она успела сказать сыну:

– Обними меня, я сейчас упаду.

Он обнял мать за талию, но не удержал. Она со всего роста упала на землю. Ударилась левой бровью об цементный угол цветника. У сына появился страх, и он не знал, что делать. Она лежала на земле без сознания. Он никогда не видел её в таком состоянии и винил себя за то, что не удержал её. Недалеко, находилась сотрудник вокзала. Она взяла ведро с водой и, быстро пошла к Антонине. Пассажир увидел, что ей тяжело нести ведро с водой, подбежал к ней. Забрал у неё ведро и быстро к Антонине, вылил на неё всю воду. Она стала приходить в себя. Открыла глаза и не могла понять, что с ней происходит. Почему она лежит на земле и около неё стоят люди.

– Пропустите, я врач. Разойдитесь. Ей нужен воздух. – Говорила женщина, проталкиваясь среди любопытных.

Антонина лежала на асфальте с открытыми глазами. Её стали быстро поднимать. Врач налила ей валокордина, дала выпить. Антонина не успела сообразить, выпила. Ей мгновенно стало плохо. Она опять без чувств упала на землю. На неё вылили снова ведро воды. Её подняли. Сын её держал так, чтобы она снова не упала.

– Выпейте ещё валокордин, вам станет легче – Сказала врач.

– Не надо. Мне от него плохо. Он мне не подходит.

Антонина постепенно стала приходить в себя. Объявили электричку. Все поспешили на перрон, толкая друг друга, чтобы пройти первым и сесть. Она с сыном подошла к открывшимся дверям электрички. Антонину никто не пропускал. Она вошла в вагон, подошла к свободному месту.

– Здесь занято. – Сказала девушка.

– Вот и лечи после этого таких людей. Место больному не уступят. – Подумала она.

Антонина посмотрела на неё, молча села. Она чувствовала слабость. Появилась отдышка. Ей не хватало воздуха. Сын стоял рядом.

– Идите к нам. Мы вам место заняли. – Сказала врач.

Антонина поднялась, направилась к ним. Сын её поддерживал. Врач стала интересоваться её болезнью и давать советы.

– На вокзале надо вызвать скорую, чтобы вас отвезли в больницу.

– У меня брадикардия. Врачи не помогут. Мне не подходят лекарственные препараты. Такое со мной может быть. Меня об этом предупреждали врачи. Всё пройдёт.

– У вас кроме этого заболевания ещё сотрясение.

– Дома отлежусь, постельный режим за месяц всё восстановится.

Испуганный сын, от матери никуда не отходил. До самого дома у него пропало желание курить сигареты. За два часа пути она немного пришла в себя. Одну остановку от вокзала домой они шли, отказалась от такси и не стали ждать троллейбус. Болела голова, подташнивало. Она приняла душ и в кровать. На работу не вышла. Ей дали две недели за свой счёт. Улучшение не наступало. Антонина написала заявление об уходе по собственному желанию. Сын отвёз заявление на работу. Подрабатывал он грузчиком у племянника директора фонда. Эта организация находилась в этом же здании. Когда сын с заявлением ушёл на работу. Антонина, почему то вспомнила разговор за обедом в фонде с Татьяной. Они сидели в столовой во время обеда рядом. Татьяна стала говорить:

– Ты бы могла проводить бесплатные сеансы от горисполкома. А на нашу улицу проведут телефонную линию.

– Вам нужна телефонная линия, вот и проводи сеансы. Кто мне за эти сеансы платить будет? Никто. Да и на зал я не работаю. Ты прекрасно знаешь, что у меня индивидуальный приём. Мне в фонде не то, что оплатили поездку в Киев, а даже не заняли денег на семинар. Долг никак не могу вернуть. За квартиру надо платить. Я святым духом не питаюсь. Субсидию, которая мне положена, не назначили, а ты говоришь бесплатно. Чтобы работать на зал, надо хорошо питаться и отдыхать, и не думать, чем тебе завтра накормить детей и оплатить по счетам. Путёвок мне ни кто не выделяет. Оздоравливаться приходится ездить и за всё платить самой.

– У тебя дорого. К тебе никто не будет приходить. – Сказала Таня.

– Не дороже чем в больнице. После моего лечения ухудшения нет. У каждого больного есть право выбора. Кому необходимо моё лечение, тот не только приходит ко мне на приём, а приезжает с другого города. Мне достаточно тех, кто приходит. По состоянию здоровья я больше не потяну.

– Так ты согласишься работать на зал?

– Нет.

Виталий отдал директору фонда заявление. Он заявление подписал нехотя, потому что знал, если она уходит, значит, на это есть веские причины. Сообщил о её решении в горисполком.

Антонина лежала в постели. Услышала, что кто-то пришёл домой. Она поднялась. Голова сильно болела, её пошатывало. Вышла в коридор. Увидев сына, спросила:

– Ты сегодня рано вернулся с работы?

– Я отвозил ваше заявление к заместителю горисполкома по социальным вопросам.

– А какое отношение к этому имеет горисполком? Я официально работаю в фонде, а не в горисполкоме.

– Откуда я знаю? Мне сказали. Я и отвёз.

Утром он как обычно поехал на работу. В фонде его уже ждали. Когда он вошёл. Директор фонда спросил:

– Ты куда дел заявление?

– Отвёз в горисполком.

– Его там нет. – Ответила женщина, которая специально приехала лично увидеть заявление.

– Лактионова не было. Положил на стол секретарю. Спрашивайте у неё.

Женщина быстро вышла. Села в машину, уехала. Виталий переоделся и приступил к работе. Вечером, когда он пришёл с работы, стал рассказывать:

– Прихожу на работу, а на меня набросились с порога. Вначале я не понял из-за чего. С горисполкома приехала женщина, буквально влетела в помещение и ко мне с обвинениями. Когда всё выяснила, уехала. Почему они так забегали из-за вашего заявления?

– Хотели на мне хорошие деньги заработать. Не зря Татьяна заводила разговор на эту тему. А меня сам бог от этого увёл. Дал мне возможность подумать. Наверное, я опять, что-то не так делаю.

– На какую тему?

– Бесплатно работать на зал.

– Теперь понятно, почему они так бегали.

Она месяц, как и положено после сотрясения пролежала в постели, поехала в фонд.

– Как тебя угораздило упасть? – Спросила Алла.

– Это всё переутомление. Работать нельзя, мне приходится. Дети ещё учатся, помочь некому. – Ответила Антонина.

– Вы передумали увольняться, и вышли на работу? Ваш кабинет никто не занял. – Сказал директор.

– Я пришла забрать трудовую книжку. Работать не скоро начну. Прошёл месяц, а состояние не важное.

– Жаль, что уходите. Может, ещё передумаете? – Спросил директор.

– Просто числиться у вас не могу. Вам надо, чтобы все работали. Как восстановлюсь, тогда посмотрим.

– Татьяна, выдай Антонине трудовую книжку. – Сказал директор своей племяннице.

Она забрала свою трудовую книжку и сразу домой. Сильно устала от этой поездки.

– Рановато мне такие поездки делать. – Сказала она, быстро пошла к своей кровати.

Началось головокружение, как будто её куда-то уносило. Закрыла глаза и быстро провалилась. Дети у неё спросили:

– Мама, вы кушать будете?

Антонина молчала. Они подошли, посмотрели на неё. Она спала.

– Как быстро она уснула? Не успела лечь, и уже спит. – Сказала старшая дочь, закрывая дверь в её спальню.

Её не поднимали пока она сама, не проснулась. Она проснулась перед заходом солнца.

– Хорошо, что я успела дойти домой, а то опять могла упасть в обморок по пути. – Произнесла она.

Дети принесли ей еду в постель, сами пошли ужинать на кухню. После ужина сразу уснула.

Игорь вернулся, зашёл к ней на работу, но её там не было. Он сразу поехал к ней домой. Дети открыли ему дверь, он прошёл к ней в спальню.

– Проходи. Присаживайся. Извини, что принимаю тебя лёжа в постели.

– Ничего страшного, лежи.

– Вот видишь, какая я больная. А ты предлагал замуж. Как чуть, так и в обморок.

– Я тебя всё равно Яремичу и Жаннику не отдам. Ты будешь со мной.

– Ты так уверено об этом говоришь. Почему ты решил, что я кому то должна принадлежать или с кем-то быть?

– Я ездил в монастырь. Там есть священник, который предвидит. Он сказал, что мы должны быть вместе.

Она посмотрела на этого юного парня, произнесла:

– Он тебе так сказал, потому что я для священников как находка? Церковь теряет своё лицо из-за имущественных разделов. Неприятно об этом слышать. Учатся в одной семинарии. Держат в руках одну, и туже библию, а никак не поделят власть и деньги. Пока духовные отцы не найдут общего языка и понимания, обычные люди тем более не смогут этого спокойствия найти. Борьба священников за власть ни к чему хорошему не приведёт. Люди стали в церковь ходить только из-за того, чтобы просить Бога о материальной помощи и никакой духовности. Впрочем, о какой духовности можно говорить, глядя на таких священников.

– Я бы так не стал говорить. Какая тебе разница, где работать, при церкви или самой. Всё равно работаешь, а так будешь принимать по разрешению церкви.

– Большая разница. Потому что я в основном работаю языческими обрядами. Знаниями предков, которые были утеряны. Людям приходится помогать и в большие божественные праздники, когда они приходят на приём в тяжёлом состоянии. И могут не дожить, пока пройдут праздники, выходные дни или наступит утро. Если бы я своего отца не пролечила от язвы желудка во время приступа за полночь, то его скорая помощь не довезла бы и до районной больницы.

– Успели довести? – Спросил Игорь.

– Ему не понадобилась медицинская помощь, достаточно было моего лечения от язвенных заболеваний. Сразу дала выпить наговорённой воды, потом положила руки в области желудка и стала читать молитвы от неизвестной болезни. Утром сильных болей не было. Через двенадцать дней он забыл о болях.

– Если церковь даст тебе разрешение, я думаю, что у тебя не будет никаких препятствий.

– Церковь или священнослужители?

– От церкви.

– В церкви такие же люди, как и везде. Я лично не встречала истинно верующих священнослужителей. Раньше ведьма не могла переступить порог церкви, а сейчас их там полно, да ещё в церкви успевают навредить здоровью людям.

– В церковь приходят священники на службу, не положено судить. Не суди, да не будешь судим.

– Если я за тебя выйду замуж. Кем я буду?

– Матушкой. И если у меня будет свой приход, тебе надо будет вести всю документацию.

– Ты меня можешь представить постоянно в платочке и в закрытой одежде?

– Почему бы и нет?

– Я одеваюсь так, как мне хочется. Моя жизнь и так, почти сплошной траур. Я предпочитаю радоваться жизни, а не горевать об усопших. Пост надо соблюдать?

– Да, надо и на службу постоянно ходить.

– Из-за своей болезни я не могу соблюдать пост, а иногда так бывает, что с постели подняться не могу. А на службе желательно надо быть утром и вечером, в выходные дни постоянно. Для меня, это всё равно, что уйти в женский монастырь. Да и как я могу вести все дела? Ты меня не слышишь, что мне нельзя работать.

– Мне пора идти. Ты не против того, если иногда буду к тебе приходить в гости?

– Заходи. Я всегда рада тебя видеть.

Он ушёл в надежде на то, что она изменит своё решение.

– Прекрасно видит, что я больная и лежу в постели, а от своего предложения не отказывается. На что он надеется? – Думала о нём.

Обмен опытом

Она шла постепенно на поправку. О работе пока не думала. Часто ездила в гости к Татьяне в Курахово. Её дети подросли и были уже более спокойные.

– Ты была права по поводу Игоря.

– В чём?

– Что он от меня не отстанет. Да ещё теперь от священников отбиваться придётся.

– Теперь ты поняла, почему мы тогда тебе сказали, что он тебе не пара?

– Поняла. Таня, посмотри, пожалуйста, смогу ли я работать?

– Я надеюсь, что в этот раз дулю мне не покажут.

Все давно спали, они, как всегда сидели до трёх часов ночи. Днём спокойно поговорить не удалось, а ночью им никто не мешал. Татьяна взяла своё ритуальное блюдо, открыла обряд по предсказанию. Антонина сидела напротив неё. По выражению лица Татьяны было видно, что она напряжённо что-то хочет увидеть. Время для Антонины тянулось долго. Потом она затушила свечи, стала рассказывать:

– Работу я твою почему-то вижу не с больными, а за столом. Долго смотрела, но не могла понять, что это за работа. Ты живёшь в Киеве. У тебя своя квартира. О чём-то разговариваете с учителем курсов, а потом ты сидишь в кабинете и что-то пишешь. Вокруг тебя на столе и на стеллажах много старинных книг и рукописей. С чем это связано и когда это произойдёт, не знаю. Пыталась ещё что-то увидеть, не получилось.

– Я смотрела на тебя, а у тебя в какой-то момент было напряжённое лицо.

– Я в этот момент хотела посмотреть что-то конкретное, но не получилось. Ты не жалеешь, что ушла из фонда? Могла на больничном листе быть.

– Кто бы мне это больничный лист выдал? Я через неделю пошла в больницу. Так они мне в карточке не написали, что у меня сотрясение. А ты говоришь больничный. Мне бы его не оплатили. Неизвестно ещё, чем бы всё закончилось. Если они искала моё заявление об увольнении, а оно у них было.

– Сам Бог тебя от неприятностей отводит. – Произнесла Татьяна.

– Это неплохо, что Бог отводит, только надо за что-то жить. Дети учатся. Мне бы им помочь до окончания их обучения. Когда начнут работать легче будет.

– Сейчас попробуй утроиться после обучения. Да и на работу всё своё нести надо. Ада Георгиевна с тобой хотела поговорить. Ты завтра пойдёшь к ней?

– Владимир зайдёт за мной, вместе пойдём. – Сказала Антонина.

Они легли спать. Уже давно было за полночь. На следующий день они все отправились к Аде Георгиевне. У неё свой дом. Они сели за круглым столом на улице. Татьяна долго не задержалась со своей семьёй, они немного посидели, ушли домой укладывать в обед детей спать.

– Ты можешь посмотреть и пролечить мою внучку? Все методы перепробовала, а нужных результатов нет. – Спросила Ада Георгиевна.

– Конечно, могу. Обряд с зеркалами подключала? – Спросила Антонина.

Они вошли в дом. Её внучка была в комнате, читала книгу. Она позвала её, сказала:

– Что-то не идёт у меня обряд с зеркалами. Проходи в эту комнату. Здесь с ней работай. Тебе никто не будет мешать.

– Я могу остаться? Мне хочется посмотреть, как ты будешь работать. – Спросил Дмитриевич, муж Ады Георгиевны.

– Смотрите, но можете на себя всё потянуть.

– Не потяну.

Он остался смотреть, она начала вычитывать молитвы. Дмитриевич не смог долго находиться во время проведения сеанса. Молитвы, произносимые вслух стали воздействовать и на него, как только она стала читать на экзорцизм. Ему стало плохо, он вышел на улицу. Антонина завершила сеанс. Она вышла на улицу, присела на стул за столом. Выпила кофе. Через двадцать минут спросила у Ады Георгиевны:

– У тебя есть зеркала, чтобы сразу провести ей обряд по зеркалам на снятие печати смерти?

– Зеркала есть. Можно мне посмотреть, как ты с ними работаешь? – Спросила она.

– Конечно можно.

– Пошли в дом. Я тебе дам всё необходимое ля обряда.

Антонина стала готовить обряд к открытию.

– Мне можно присутствовать? Хочу посмотреть, я тоже не работаю этим обрядом. У меня своя методика. – Спросил Владимир.

– Можно всем. – Ответила Антонина.

– Я не буду смотреть. – Сказал Дмитриевич и закрыл за собой дверь.

– Я пробовала ставить, но делала совсем не так. – Сказала хозяйка.

– Наверное, соседка мешала. Она ведь ведьма? – Спросила Антонина.

– Не знаю, но что-то в ней нехорошее есть. Я стараюсь с ней меньше общаться.

Проведя обряд, Антонина положила зеркала на стол, сказала:

– Я их завтра закрою. Когда приду. А сейчас пошли пить чай. Немного передохну и проведу ещё один обряд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3