Виста.

Антонина. Фантастическая реальность



скачать книгу бесплатно

© Виста, 2017


ISBN 978-5-4483-9346-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
«Относитесь к людям так, как бы вы хотели, чтобы они относились к вам.»
 

Семья Михеевых

В давние царские времена жила молодая красивая казачка Мотрёна. Родители выдали её замуж за Савощанина Филата, старше неё на 10 лет. В то время не принято было противоречить родителям и Мотрёна в 15 лет стала женой высокого и красивого Филата. Они были из верующих семей и относились к христианской церкви. Их родители были выходцами из Украины. Разговаривали на украинском языке, но их наследники стали говорить на русском языке. В школе не преподавали украинский язык.

Жили они в хуторе Савоськин. Относились к середнякам и один раз в год могли себе позволить на пасху отправиться в церковь, которая находилась за 450 км, от села в городе Ростове.

Добираться приходилось на волах, выезжали за несколько дней раньше, чтобы добраться вовремя. У кого не было волов или лошадей, приходилось добираться своим ходом.

С утра до поздней ночи они трудились в поле. Однажды на праздник «Ивана-Купала» со своего дальнего участка поля, после тяжёлой физической работы Филат возвращался домой. Он шёл полем. Темнело. Нежно касаясь колосьев несобранной пшеницы, подумал, что за неделю необходимо убрать все поля, пока зёрна не стали высыпаться.

Ночь была тёплая, лунная, звонка стрекотали сверчки. Яркая луна освещала ему тропинку, которая пролегала возле сельского кладбища. Он шёл и любовался звёздным небом. Они были настолько яркие, что казалось, протяни руку и дотронешься до звезды. Вдруг неожиданно он стал рядом с собой слышать громкие крики и свист. Стал смотреть по сторонам, но никого не было рядом и на расстоянии видимости. Ему стало страшно и он, не оглядываясь, быстрым шагом пошёл домой, не обращая внимания на посторонние звуки. Его мысли были о доме. Как только он подумал о своей жене. Сразу перед его глазами появилась жена.

Мотрёна хлопотала около печи. Она готовила ужин. На столе стояла тарелка с салатом из огурцов с помидорами. Рядом лежал хлеб нарезанный квадратиками. Вилки, ложки, кувшин с квасом. Две керамические кружки для кваса. Он видел, как она ловко управлялась около печи. На первое суп, на второе картофель в мундирах.

Вначале ему стало очень жутко из-за того, что он находится в поле и всё видит, что происходит в его доме в его отсутствии, а потом стало интересно.

Он стал думать о кумовьях. Кум сидел на улице под раскидистой яблоней и дымил самокрутку.

– Ныне у него отличный табак уродил, – подумал Филат. Его жена накрывала на стол. Такая же еда, как и у них с Мотей.

О ком бы он ни подумал, всё о них знал. У него было такое впечатление, что будто он находится среди них, но они его не видят.

Тропинка вывела его на проселочную дорогу. Он снял лапти и вытрусил из них камни, вместе с ними выпал листик папоротника.

Лист папоротника, случайно, попал в лапоть. Когда он обул лапти, направился по просёлочной дороге. Попытки увидеть и услышать кого-то на расстоянии оказались безуспешными. К его сожалению видений больше не было. Придя домой, он стал рассказывать своей жене о том, чем она занималась в его отсутствие. Жена была очень удивлена его рассказу.

Мотя родила ему троих сыновей и дочь. Сыновья умерли ещё в младенческом возрасте. Для них была загадкой смерть здоровых детей.

Урожай с поля им приходилось убирать самим, они редко имели наёмных рабочих. На время полевых работ они нанимали няню. Рядом жила многодетная семья и родители с удовольствием отдавали меньшую дочь внаймы, так как семья жила впроголодь. Маленькая Даша присматривала за детьми Михеевых.

Наступило время сенокоса. Лето выдалось жарким. Поднимались до восхода солнца, и с восходом солнца, когда серело, но уже было видно пшеничное поле, начинали косить. Солнце с раннего утра припекало. На поле находились от восхода до захода солнца. Пшеницу надо было быстро убрать, чтобы не обсыпалось. Косили косой и серпом, а потом Мотя связывала снопы и укладывала стебли колосками вверх. Так по всему полю в ряд становились стога.

Солнце всё больше припекало, до полудня было ещё далеко, хотелось сильно пить. Она вспомнила, что забыла взять с собой кувшин с водой. Ей пришлось возвращаться в другой конец поля, где они оставили свою малышку с няней, соорудив для них небольшой шалаш, чтобы дети находились в тени от палящего солнца.

– Уделю, дочери внимание, и покормлю ее – подумала она.

Она шла по стерне босыми ногами. Стерня колола подошвы ног, а земля была настолько горячей, что невозможно было идти. Ей пришлось обуть лапти. Когда стала подходить ближе к шалашу, услышала, плачь ребёнка. Это плакала её дочь. По чистой случайности Мотя вернулась из далёкого поля. Подходя ближе к уже сложенным пшеничным стогам, она вдруг услышала, плачь ребенка. Быстро побежала на громкий плачь дочери, спотыкаясь и падая. Приближаясь к стогу, увидела ужасную картину. Даша, которую взяли няней, била трехмесячную Елену и приговаривала:

– Все дети играются, а ты мне не даешь, все плачешь и плачешь.

– Что ты делаешь, прекрати! – Кричала Мотя издалека.

Маленькая няня, которая вынуждена за еду нянчить чужих детей продолжала бить, и не слышала, как подбежала к ним мать ребенка. Мотя взяла быстро ребенка на руки, прислонила к своей груди, приговаривая:

– Маленькая моя. Не плачь мое золотце, больше тебя ни на кого не оставлю. Я с тобой всегда рядом буду. Никому тебя больше доверять не буду.

– Не выгоняйте меня тетя! Простите меня, я так больше не буду – умоляла девочка, стоя на коленях, обхватив своими маленькими рученьками колени Моти.

– Нет! Ты больше не будешь смотреть нашу дочь! – Строгим голосом произнесла Мотя.

– Тетя Мотя, миленькая, не выгоняйте меня, я не могу вернуться домой. Меня родители накажут и выгонят. У нас большая семья, а кушать нечего – рыдающим голосом, всхлипывая, умоляла девочка.

Услышав издалека женский крик, Филат поспешил к жене. Девочка, увидев Филата, бросилась к его ногам.

– Дядечка, миленький, простите меня, пожалуйста. Я так больше не буду. Не выгоняйте меня.

– Что произошло? – спросил он у жены.

– Я забыла взять воду и вернулась, когда возвращалась, услышала, плачь нашей дочери. За стогами ничего не было видно. Когда подошла ближе, увидела, как Дашенька избивает нашу дочь. Маленькая Аленка прижалась к груди матери и потихоньку еще всхлипывала.

– Почему ты избивала нашу дочь? – Строгим голосом спросил Филат.

– Все дети играются, и мне хочется с ними играться. Лена тяжелая и все время плачет. На руках я ее все время не могу носить – ответила испуганным голосом еще ребенок – няня.

– Твоим родителям мы ничего рассказывать не будем, но и оставить мы тебя тоже не можем: ответил Филат, глядя на эту маленькую, худенькую девочку, которой, вместо того, чтобы играть со своими ровесниками, приходится зарабатывать себе на хлеб.

Стояла жара. Поле было на половину убрано. Посмотрев на неубранное поле, когда каждая минута дорога, он собрал вещи и взяв жену под руку. Они медленным шагом шли домой, молча, по уже скошенной стерне. Оба понимали, что вернись Моте чуть позже, потеряли бы и дочь. Только теперь им стала причина смерти их сыновей.

Шло время. Дочь подрастала. Отец решил передать ей свой магический дар. Он лечил людей и животных. Утром и вечером читал молитвы на защиту от воров своего имущества и скота. Хуторяне знали о его даре и способностях. Никто из них не пытался украсть у них что-то или увести скот. Однажды, возвращаясь с поля поздно вечером, они увидели, что взломан замок, дверь в дом была приоткрыта. Они вошли в дом, все было разбросано, хорошие вещи и посуда забраны. Мотя приготовила ужин, молча сели за стол. Поужинав, легли спать. А рано утром с восходом солнца их разбудил стук в дверь. Хозяин вышел на улицу. Перед ним стояли двое незнакомых мужчин, которые упали перед ним на колени и стали умолять:

– Простите нас. Мы возвращаем все, что у вас взяли. Только сделайте так, чтобы мы смогли покинуть этот хутор. Больше нет сил, ходить по кругу вокруг хутора не приседая и возвращаться к вашему дому. Мы больше не будем воровать, пойдем работать.

– Вот и хорошо. Это было ваше желание работать. Идите с Богом! – сказал он, снимая с них свое заклинание, радуясь тому, что они образумились.

Как бы дочь не противилась, он все-таки смог ей передать свои знания. Пусть даже не все, но то, что необходимо для помощи людям в селе и для них самих, чтобы иметь не только хлеб на столе.

Прошло немного времени, он умер от воспаления легких, словно зная об этом, успел передать свой родовой дар. Воду брали с вырытого колодца в балке. Этот колодец ежегодно приходилось чистить. Колодец был очень глубокий, на самом дне было очень холодно. Он сильно перемерз, вечером начался сильный жар. Помочь ему не смогли. Мотя стала вдовой. Елена без отца.

Елена

Когда Елене исполнилось 15 лет, она была одна дома. На улице было жарко, лето в самом разгаре, подошла к колодцу напиться воды. Вдруг откуда не возьмись старец. В белой льняной одежде с котомкой на плече и посохом в руке.

– Здравствуй красавица! Напои старца водицей – попросил он.

– Здравствуйте дедушка! Вот, возьмите, пожалуйста – сказала она и подала ковш с водой старцу.

– Вы, наверное, кушать хотите? Я вам сейчас вынесу – произнесла она и быстро побежала в хату. Когда вошла в комнату, на столе лежал маленький кусочек хлеба – это был весь их ужин. Быстро разделив на три равные части хлеб, выбежала на улицу. Старца не было.

– Не дождался – подумала она, и вернулась в хату.

Поздно вечером Мотя вернулась уставшая с работы. Оплата проводилась по трудодням. Всю живность, которую они имели, пришлось сдать в колхоз. Кто не сдавал, раскулачивали. Войдя в хату, Мотя с порога, обращаясь к Лене, произнесла: – С завтрашнего дня ты выходишь на работу, сегодня надо лечь раньше спать.

– Хорошо! Мамочка! – ответила дочь и стала рассказывать о странном старике.

Мотя внимательно выслушала рассказ дочери. Поднялась из-за стола и подошла к сундуку, где хранились все вещи. Она открыла крышку, и вынула небольшой предмет. Подошла к дочери. В руках она держала икону Николая Угодника, которую пришлось спрятать от греха подольше в сундук от людских глаз при Советской власти, чтобы не попасть в немилость и не быть отправленной на Соловки. Кто не хотел отдавать своё хозяйство в колхоз добровольно, всех отправляли на Соловки как врагов Советской власти.

– Ты правильно поступила. Приходил не просто старичок, сам Николай Угодник. Вот посмотри на эту иконку.

Лена взяла в руки маленькую иконку. На неё смотрел старичок, с которым она сегодня разговаривала. Её глаза заблестели, на лице радостная улыбка.

– Да! Это он приходил! Я эту иконку повешу в углу.

– Нельзя!

– Почему?

– Ты знаешь почему.

– Жаль. Почему он пришёл именно к нам?

– Святые просто так не приходят. Пришло твоё время лечить людей и животных. Они приходят, чтобы убедиться, что тебе действительно можно доверить чужие жизни. Это очень большая ответственность. Он тебе в этом будет помогать. Как ты его встретила, напоила и предложила ему еду, так и у тебя всегда будет на толе в самое для тебя тяжёлое время. Теперь иди спать. Завтра у тебя первый тяжёлый рабочий день. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Отправляясь в свою постель под большим впечатлением, ответила дочь.

Она легла в постель, закрыла глаза. Перед ней появился отец, которого так не хватало. Она за ним очень скучала и часто ходила к нему на могилу. Рассказывала ему обо всём. У неё было ощущение, что он всегда рядом с ней и слышит её, только ничего не говорит.

– Здравствуй папа. Как бы я не сопротивлялась тебе, не принимая твои знания и не желая этим заниматься, мне придётся. Приходил к нам Николай Угодник. – Мысленно произнесла она отцу.

– Ты избранная и как бы ты не сопротивлялась этому, ты будешь лечить. Если не захочешь, у тебя будут складываться так обстоятельства, что ты будешь вынуждена этим заниматься. Это тяжёлый труд, но ты должна это принять. – После этих слов лицо Филата исчезло.

– Папа, папа! Не уходи! – Громко произнесла Лена.

Мотя услышала голос дочери, подошла к её кровати. Присела на краешек. Стала гладить рукой по её волосам, приговаривая:

– Успокойся. Не зови отца. Это его последнее наставление. Теперь его душа успокоилась и он ушёл. Твой отец из Древнего рода Жрецов. Ты его единственная наследница. Ты не захотела принять все знания рода, только их малую часть. Знания Рода не утеряны. Родится тот, кто будет тем, кем был твой отец. Для тебя был сегодня очень тяжёлый день. В этот день ты получила посвящение. Теперь твоя жизнь будет отличаться от жизни простых людей, но жить будешь, как и все люди. А теперь спи.

Мотрёна гладила волосы дочери, читая молитву. Лена никогда не слышала слов такой молитвы. Пыталась запомнить слова, но стала куда – то проваливаться. Дыхание её стало ровное. Она крепко уснула.

– Благословляю тебя доченька. Я всегда буду рядом с тобой.

После этих слов, Мотя отправилась к себе, зная по себе, что с этого дня её дочь вошла во взрослую жизнь.

С раннего утра у Елены начались трудовые будни в колхозе. Быстро пролетело время. Наступила зима, а с ней пришли святки. Лена решила узнать, как и все молодые девушки, кто её суженный. С 13 на 14 января, перед тем как ложиться спать, она поставила под кровать миску с водой, на которой выложила мостик из спичек. На кровать повесила полотенце, рядом на стуле положила гребешок. Легла в постель и произнесла:

– Тот, кто проведёт меня через эту реку по мостику, умоет мне лицо, вытрет этим полотенцем и расчешет мои волосы. Тот мой суженный. – Закрыла глаза и больше ни о чём не думая, уснула.

Видит во сне молодого парня. Высокий, стройный, чернявый. В длинной военной шинели. Берёт её за руку и переводит через реку по мосту. Умывает её, вытирает полотенцем и расчёсывает ей волосы.

– Надо – же! Всё приснилось, как загадывала! Но кто он? Я такого не знаю. Не из местных. Видно приезжий. – Проснувшись утром, подумала она.

Через месяц на улице встречает незнакомца, которого она видела во сне. Увидев его, она не могла сдвинуться с места. Её тело словно сковало. Язык занемел, словно после наркоза, не может им пошевелит. Он подошёл к ней и спросил, как её звать. Она смотрела на него своими большими голубыми глазами и не могла ничего сказать, словно онемела. Он подошёл ближе, взял её за руку и, только после этого она поняла, что это не сон, а видит его наяву.

– Как Вас зовут? – повторил свой вопрос.

– Елена – ответила она.

– Меня Фёдор.

Через месяц пришли сваты, позже сыграли скромную свадьбу. Он был родом из Донбасса. Через некоторое время лена узнала, что он видящий. Её и их жизнь он предвидел, так как мог предвидеть прошлое, настоящее и будущее. Фёдор переворачивал сито вверх дном. Ставил на сито раскрытые ножницы, произносил заклинание и мог всё предсказать. О его даре предвидения никто не знал кроме жены.

В селе постепенно налаживалась жизнь. Люди заводили своё хозяйство. Имели птицу и животных. Елена родила ему трёх дочерей, Анна, Нина, Ольга. Когда Анне исполнилось 5 лет, началась Великая Отечественная война. Нина и Оля были совсем маленькие.

Очень трудно приходилось выживать в войну. Елене приходилось искать работу в других сёлах, за несколько километров от своего хутора. Транспорта не было, ходили, пеши на большие расстояния, чтобы поменять вещи на еду. Работы не было. Чтобы не умереть с голоду рвали лебеду и варили суп. Дети после овец поднимали катышки и съедали. Выливали из нор сусликов. Ловили ворон.

И вот однажды проходили цыгане через их хутор. Идёт цыганка по улице мимо дома Елены. Елена сидела перед домом на завалинке, плакала.

– Почему так горько рыдаешь красавица? – Спросила пожилая цыганка.

Лена поделилась своей бедой, что осталась одна. Муж ушёл на войну, она с тремя маленькими детьми и старенькой мамой. Цыганка её выслушала и сказала:

– Мы ходим везде по сёлам и городам, кто-то да подаст милостыню, а ты дома нигде не возьмёшь. У вас почти все, такие как ты. Пусть твоя старшая дочь идёт с нашим табором. Мы её научим просить еду у людей, ей не откажут, она отличается от нас.

Лена заплакала. Ей жалко отдавать, свою доченьку, кровинушку, неизвестно кому и куда. Только выбора нет. Дома еды нет, а с ними, может, выживет, кто-то да накормит.

– Нюся! – Позвала она свою старшую дочь.

– Да мамочка! – Подбежала к Елене дочь, похожая на цыганочку.

– Да её и не отличишь от наших детей, только кожа тела у неё светлая. Летом загорит и будет похожа на наших детей. Она красива, как куколка. – Произнесла цыганка, внимательно рассматривая девочку.

– Доченька! У нас кушать нечего. Вот если будешь ходить с цыганами и просить милостыню, то может тебе и подадут еду. – Со слезами сказала мать, крепко обнимая свою маленькую дочурку – помощницу.

Цыганка взяла маленькую ручку Ани, девочка, оглядываясь, пошла рядом с незнакомой женщиной, не понимая, зачем эта тётя её ведёт с собой и куда. Они отходили всё дальше от её дома. Когда Аня перестала видеть свой дом и худенькую фигуру своей мамы, она резко дёрнула свою ручонку. Цыганка не стала её удерживать. Потому что знала, всё, что будет выпрашивать эта девочка, в первую очередь будет отдаваться цыганским детям, а ей, что останется. Такой закон табора. Нюся, что есть силы, бежала, не оглядываясь к своей маме. Боясь, чтобы её не остановили и не забрали с собой цыгане.

– Мама, мамочка! Не отдавай меня никому! – на бегу просила девочка, вытирая слёзы, протягивая ручки вперёд, желая быстрее обнять свою маму.

Елена увидела свою бегущую дочь. Мгновенно сорвалась с места. Как будто её толкала неведомая сила к дочери, побежала на встречу. Она быстро взяла дочь на руки. Крепко обняла, рыдая, и благодарила бога, что он не позволил ей сделать большую ошибку в её жизни. Она себе этого никогда бы не простила. Она несла дочь на руках домой и боялась её поставить и была очень рада, что дочь сама вернулась, словно слышала её слова, которые постоянно произносила:

– Вернись! Вернись!

Время шло медленно. Муж присылал письма с фронта. Он знал как ей тяжело и поэтому старался писать как можно чаще, чтобы поддержать её морально. Потом письма перестали приходить. Через некоторое время пришло известие, что Назаренко Фёдор Ефимович пропал без вести. Елена этому известию не верила, пропал – это не погиб. Её муж разведчик, всякое могло случиться. С момента ухода его на фронт, она постоянно читала молитвы ему на здоровье и защитную молитву. Поэтому не верила, что с ним что-то случилось. Многие к ней сватались, но она всем говорила:

– Я знаю, что мой муж жив.

Она была вся в работе. Воспитывала детей, лечила людей и животных, когда обращались к ней за помощью. В колхозе весь тяжёлый труд ложился на плечи женщин. Всё приходилось делать вручную. От тяжёлого труда срывали живот и за помощью приходили к Елене. Вправляла вывихи. Наговаривала воду от сглаза, как людям, так и животным. Больные расплачивались за лечение едой, отрезами материи, деньгами или помогали в огороде. Всегда откупали свои болезни. После приёма больных общее состояние её ухудшалось, и она после ухода больного ложилась спать на 20– 30 минут, чтобы восстановить силы. Мотрёна всегда была с дочерью рядом. Выполняла всю работу по дому и смотрела за внучками. Дети подрастали, помогали по хозяйству и в огороде. На полив огорода приходилось воду носить из балки. Перегородили ручей, чтобы можно было набирать воду ведром. Гора крутая, и чтобы подняться, тем более с вёдрами, приходилось несколько раз останавливаться, чтобы передохнуть.

Анна

Нюся, будучи несовершеннолетней, вышла работать в колхоз на птичник, чтобы материально помочь маме. Когда стала старше, вечером ходила в клуб в кино и на танцы. С танцев всегда возвращалась поздно, около 12 часов ночи. Дорога проходила через балку и каждый раз на гребле появлялась чёрная кошка, путалась под её ногами, не давала идти. Она нежно отодвигала ногой и продолжала дальше идти. Ударить по кошке или пихнуть ногой нельзя, сразу появлялась старушка и тогда неприятностей или гибели не избежать, и это было правдой.

Однажды мужчина пошёл ловить рыбу. Когда спускался с горки к пруду, внезапно поднялся сильный ветер. Ему навстречу катится большая колючка «Курай». Он в сторону и она в сторону перед ним. Он отойдёт вправо и она вправо, влево и она влево. Невозможно дальше идти. Он выругался и ударил её ногой. Не успел ударить, как перед ним вместо колючки появилась сгорбленная старая бабка. В ней он узнал мать Николая, с которым недавно сильно повздорил.

– Ты что это пинаешься? За то, что ты ударил меня, утонешь в этом пруду! – Сказала старая ведьма и мгновенно исчезла, как будто её и не было.

Он от страха не мог сдвинуться с места, всё тело скованно. Не мог двигаться, кричать, шевелиться, разговаривать. Сколько он находился в таком состоянии, не помнит. Не помнит, как он оказался дома. Когда рассказал своим друзьям о происшествии, то они с него посмеялись, но были рады, что это произошло не с ними. Все эту ведьму знали и старались её избегать и никогда ей не перечить. Дабы избежать лиха. После встречи с ведьмой он перестал ходить на рыбалку.

С того времени прошло несколько месяцев. На праздник он выпил сто грамм самогона и пошёл на пруд поймать карпа на ужин. Только домой он уже не вернулся. Утром его тело нашли в пруду, утонувшем на самом мелком месте, там, где вода была людям по колено.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное