Виолетта Лосева.

Меня зовут Жаклин. Отдайте мне меня. Повести и рассказы



скачать книгу бесплатно

– Почему? – спрашиваю я и чувствую, что от меня пахнет одеколоном Вадима.

– Я расскажу тебе все по порядку, и ты сама увидишь, как это все ужасно.

Ника, сбиваясь и постоянно переходя на эмоции, начинает рассказывать мне о разговоре, который она услышала вчера.

– Понимаешь, я спустилась в ту маленькую комнатку, за камином. Там, на книжной полке было собрание сочинений Толстого. Я хотела взять пятый том и вернуться к себе. Слышу – в столовую заходит Тамара со своей подружкой. Но она же думала, что я сижу, как всегда, в своей комнате! И они начали болтать. А я, конечно, осталась там, потому что я, во-первых, была в пижаме, а, во-вторых, мне, конечно же было интересно, о чем они будут говорить. Ты меня понимаешь?

Я, конечно, ее понимала. Хотя должна была сказать, что так делать нехорошо. А, впрочем, почему я должна здесь со всеми нянчиться? У нее есть родители! И ей уже не пять лет. Слава Богу, тринадцать!

– И знаешь, что я узнала? У Тамары есть любовник! Представь!

– Почему ты так решила? – спрашиваю я, хотя мне, конечно, не подобает задавать девочке такие вопросы.

– Потому что она прямо об этом говорила! – вскрикивает Ника, думая, что я сомневаюсь в ее словах. Уж я-то знаю, насколько прямо Тамара может говорить о таких вещах. – И еще она говорила, что папа старый и нудный, Вадька и я – противные и избалованные, ты – глупая и ограниченная, а она сама – несчастная и одинокая. Представляешь? А потом показывала подружке весь дом. Хорошо еще, что не завела ее ко мне.

– Да не переживай ты так! – говорю я ей. Я не знаю, что должна чувствовать тринадцатилетняя девочка, узнав все эти новости. – Тебе-то какое дело? Это все взрослые дела! Не бери в голову.

Ника смотрит на меня круглыми глазами.

– И папе не говорить?

– Зачем? – спрашиваю я. Господи, во что я лезу!? Ну и семейка!

– Как это – зачем? – вытаращивает глаза Ника, – пусть он выгонит ее!

– Ты думаешь, ему станет лучше? – спрашиваю я, хотя я никогда не была уверена, что лучше – знать или не знать.

– Может, ты сама скажешь? – спрашивает Ника.

Только этого мне не хватало!

– Может быть, ты поняла что-то неправильно? Женщины часто болтают о всякой ерунде! – я сама не верю в то, что говорю.

– Ну конечно! – возмущается Ника, – я такая дурочка, что ничего не поняла.

– Смотри сама, – говорю я и мне стыдно за свои слова.

– Может мне сказать ей об этом? Что я все слышала? И она сама исчезнет?

Я не знаю! Не знаю, как лучше!

– Я подумаю, – говорю я, взваливая на себя очередную головную боль, – а ты пока постарайся забыть.

– Я не могу забыть об этом. Я хочу, чтобы она ушла!

– А ты уверена, что она уйдет после этого?

– Не знаю, – говорит Ника.

– А отец очень расстроится, – поясняю я. Кроме того, какие у тебя доказательства? Она выкрутится, ты ж ее знаешь.

Боже, как мне хочется не ввязываться во все это. Драма, которая разыгрывается вокруг меня, мне страшно мешает жить.

Мое дело – готовить обед, убирать дом, расчищать дорожки во дворе. Что им нужно от меня?

Дверь распахивается. Вадим заходит в комнату и целует сестру.

– Как дела? – спрашивает он и делает вид, что только что заметил меня, – а ты что тут делаешь?

Тон у него пренебрежительный и голос визгливый.

– Я тебя, кажется, просила стучать, – Ника говорит с ним сквозь зубы.

– Вот только этого не хватало! – Вадим издевательски смеется, – от кого тебе запираться. Или я тебя в трусах не видел?

Я, пожалуй, пойду. Он опять попадается мне на пути, но не двигается с места. Ничего, с меня корона не упадет. Я обхожу его и оборачиваюсь к Нике.

– Выздоравливай, – говорю я и легонько подмигиваю ей, – я зайду попозже.

Ника растерянно кивает мне.

– 11-

– Я ничего не понимаю, – говорит Сережа, когда я, в очередной раз, прохожу через его энергетическую рамку.

– Что-то не так? – спрашиваю я.

– А ну-ка, расскажи словами, что произошло, – требует Сережа, игнорируя мой вопрос.

– Я не выдаю своих профессиональных тайн, – шучу я.

– Работа не должна оказывать такого влияния, – бормочет Сережа, продолжая нажимать свои кнопки.

– Работа занимает большую часть жизни, – говорю я.

– Значит, произошло что-то, что полностью опустошило тебя, – делает вывод Сережа, – я не вижу никаких эмоций, никаких чувств – ни-че-го!

– Так не бывает, – говорю я и начинаю чувствовать, что он прав. Мне кажется, что я действительно представляю собой какую-то полость, из которой выкачали воздух. Полный вакуум внутри…

– Я тоже думал, что так не бывает, – с победным видом говорит исследователь, – но оказывается, я рано сделал свои выводы!

Мне немного смешно и жалко его. Я смотрю на засохший кусок батона на подоконнике и думаю о том, что Сереже не мешало бы все-таки заняться чем-то более серьезным и стабильным.

– Хорошо, – говорит он, – отрицательный результат – тоже результат. Сейчас будем делать срез.

– Какой срез? – я начинаю его бояться. В моих чувствах я позволяю ему копаться беззастенчиво, но резать себя я не позволю. Это уж слишком.

– Не бойся, – презрительно замечает Сережа, – выбери нескольких людей, с которыми тебе приходится сталкиваться на работе. Можно соседей или родственников. Думай об одном из них. Просто вспоминай.

– Зачем? – спрашиваю я.

– Не задавай идиотских вопросов. Это – часть эксперимента. Твое отношение к людям и сами люди…

Я начинаю думать о Тамаре. Я прокручиваю мысленно последний эпизод во всех подробностях. Да-а, лучше бы я об этом не вспоминала…

– Ну что? – спрашиваю я.

– Ты испытываешь жалость к этому человеку, – говорит Сережа, – ты немного ему завидуешь, но все-равно жалеешь.

Да, наверное, я немного завидую Тамаре. Я не хотела бы быть на ее месте. Но то, что она устроилась гораздо прочнее, чем я, меня задевает. Исходные данные у нас с ней были равны. Может быть, она эффектнее меня, но не намного. Тем более, ее эффектность – результат упорного труда, который я не захотела вкладывать в эту сторону жизни… Но я никогда не думала, что я буду ее жалеть.

– …И это странно, – продолжает Сережа, – потому что этот человек не достоин твоей жалости…

– Каждый человек достоин жалости, – говорю я, – И вообще, причем тут достоин или нет?

– Глобально – да, каждый. Но в данном случае…

– 12-

Вадим серьезно начинает действовать мне на нервы. В институте сессия и он уже не ходит на занятия каждый день. И каждый день караулит меня в разных углах, чтобы сказать какую-то гадость и прижать к стенке. Я отбиваюсь все более грубо, и однажды Тамара застает нас во время возни на кухне.

– О-о-о, – тянет она, – а вы не теряете время. При этом ей совсем не хочется прикрыть дверь и удалиться. Она заходит на кухню и смеется:

– Продолжайте-продолжайте, я на минутку.

Цинизм Вадима еще не дошел до крайней степени, и он отходит от меня в сторону.

– Ты очень вовремя, – цедит он сквозь зубы.

Он – в костюме, при галстуке, готовый выходу. Когда он, наконец, отъезжает, я не могу поднять глаза на Тамару.

– Не смущайся, – говорит она мне, – Подумаешь! У тебя же совсем нет личной жизни!

– Да ничего же не было! – говорю я.

– Да какая разница? – спокойно произносит Тамара. Мне даже страшно от ее спокойного тона, – Только я могу тебе сказать, что здесь тебе ничего не светит. Вряд ли он двинется дальше.

– Мне-то это совсем не нужно, – говорю я, – я не знаю, как от него отделаться. Расскажу Семену Михайловичу.

– Расскажи-расскажи, – смеется Тамара. – И что будет? Не думаешь же ты, что он выселит его отсюда?

– Может, хоть замечание сделает?

– Вадик папиных замечаний не слышит. Я предлагала Семену – купи ему квартиру и пусть живет один. И знаешь, что я услышала в ответ? Семушка сказал – это не обсуждается, у нас уже были проблемы. Я так понимаю, мальчик накуролесил еще в ранней юности. Теперь папа хочет придержать его возле себя. Как будто это поможет!

– Так что же делать?

– Я могу поговорить с Семеном?

Я представляю, как Тамара рассказывает Семену Михайловичу об эпизоде, свидетельницей которого она стала и мне становится противно. Я-то точно знаю, что в лучшем случае я просто останусь без работы, а в худшем – меня выгонят с позором. Отец не откажется от сына из-за какой-то домработницы. Это понятно.

– Нет, не нужно, – говорю я.

– Ну, как знаешь, – Тамара пожимает плечами.

Сегодня я задерживаюсь и встречаюсь вечером с Семеном Михайловичем. Он приезжает совершенно разбитый и очень усталый.

– Добрый вечер, Элечка, – говорит он, заходя на кухню, – как тут у вас дела?

Он смотрит на меня ласково и приветливо, а глаза у него воспаленные и измученные. Тамара во всей красе подныривает у него под рукой и смотрит на меня очень многозначительно.

– Все хорошо, – говорю я, – Будете ужинать?

Если он захочет, чтобы я подала ему ужин, я, конечно, задержусь еще дольше. Но мне так хочется сделать для него что-то хорошее…

– Позже, – говорит Семен Михайлович.

– Я сама покормлю тебя, – сюсюкает Тамара, – не задерживай Элю.

Мне неприятно смотреть на то, как она трется рядом с ним, тем более – после разговора с Никой.

– Конечно-конечно, – растерянно говорит Семен Михайлович, – уже поздно.

Я в очередной раз удивляюсь, почему этот сильный и волевой человек так меняется в присутствии жены. На Тамаре сегодня почти прозрачная блузка и очень короткая юбка. Видно, что она специально готовилась к приходу мужа.

Они прощаются со мной и уходят с кухни.

Я могу ехать домой.

Уже на веранде я вспоминаю, что не проверила, есть ли молоко в холодильнике. Если его нет, завтра я привезу его я собой прямо с утра. Мне приходится вернуться.

Я заглядываю в холодильник и, выйдя с кухни, слышу свое имя, которое произносит Тамара, сидя в столовой. Я ничего не могу с собой поделать. Много ли есть людей, которые, слыша, что разговор идет о них, заткнут себе уши? Ничего не могу с собой поделать. Хорошо, что дверь приоткрыта, и мне не нужно прижиматься ухом к замочной скважине. Я еще раз слышу свое имя.

– Представь, я застала их прямо на кухне, – говорит Тамара, – как тебе это нравится? Это не лезет ни в какие ворота! Это ужасно! Поговори с Элей. Она сама не знает, что делает.

– Эля – очень порядочный человек. Я не думаю…

– Ну конечно, ты веришь всем, только не мне! А когда она заявит тебе, что беременна от Вадима, тогда ты будешь искать виноватого!

– Тамара, – спокойно говорит он, – в доме хозяйка – ты. Ты же отстаивала право быть здесь главной! Наводи порядок.

– Ты просто смеешься? Я не могу здесь жить. Я еще раз прошу тебя, купи Вадиму квартиру и пусть он живет один.

– А я еще раз повторяю тебе – я не буду это обсуждать. Хватит с меня того, что мы все пережили, когда он был на первом курсе.

– Что же это было?

– Я не буду рассказывать деталей. Это неинтересно. Могу сказать только то, что этого хватило, чтобы теперь я принял твердое решение, что Вадим будет жить здесь. Под присмотром.

– Но тебя же постоянно нет дома. Ты подумал, как мне живется здесь?

– Тамара, объясняю еще раз, это наша семья. Самая новенькая – это ты. Строй отношения. Уступай. Настаивай. Делай что-нибудь.

– Почему я должна что-то делать? Я вышла замуж, чтобы любить тебя! И все! Я хочу знать только тебя! Твои дети…

– Я не буду обсуждать их с тобой.

В голосе Семена Михайловича появляются стальные нотки. Тамара тут же меняет тему.

– А Эля? Ты считаешь это нормальным, когда женщина в ее возрасте крутит любовь с мальчишкой?

Я слышу, как скрипит диван. Наверное, Семен Михайлоич поворачивается к Тамаре, чтобы заглянуть ей в глаза. Я знаю эту его привычку гипнотизировать собеседника.

– Скажи, солнышко, – медленно произносит он, – Какая выгода будет лично для тебя, если Эля уйдет?

– Я не хочу, чтобы она уходила, – с притворным сожалением говорит Тамара, – но Ника смотрит на все это. Это ужасно, милый! Девочка может увидеть, как ее брат… Они же занимаются этим в каждом углу!

– Тамарочка, детка, ты сама веришь в то, что говоришь?

– Но я же видела это своими глазами!

– Если бы Вадим не был таким дураком, он посмотрел бы на Элю другими глазами. У нее есть чему поучиться.

– Семушка, – восклицает Тамара, – ты в своем уме?

Диван опять скрипит, и я спешу выскользнуть за дверь.

В машине тепло и уютно. Печка работает хорошо. Я еду медленно и в другой вечер могла бы наслаждаться поездкой. Но сегодня мне в голову лезут разные мысли. Я рада, что Семен Михайлович, как бы, на моей стороне. Мне страшно оттого, что приставания Вадима (даже так, как рассказала об этом Тамара) не показались ему чем-то ужасным. Мне больно от предательства Тамары. Я ей, конечно, не подруга, но зачем ей это? Я всегда боюсь того, чего не могу понять. А ее я понять не могу. Единственное, в чем я уверена – это то, что ей нужно убрать из дома Вадима. Любым способом. Но почему она хочет сделать это с моей помощью – мне непонятно. Я-то ей чем мешаю?

На следующее утро я замечаю, что Вадим старается не обращать на меня внимания, а Тамара нарочно лезет в глаза. Я умею владеть собой, но, на этот раз, еле сдерживаюсь, чтобы не выказать ей все.

Ника, наконец, ушла в школу, и мы с Тамарой остаемся одни в доме. Гаденькая мысль о том, что я тоже кое-что знаю о ней, не утешает. Она превосходно знает, что я не из тех, кто плетет интриги. Я не стану шептаться о ней. И она этим пользуется. Хотя, что это я? Мне нужно знать свое место. Это – только работа. Только работа. Всего лишь – РАБОТА. Я здесь, потому что мне нужно заработать немного денег. И все. Как только я отдам долг – ноги моей не будет в этом доме. Все эти люди – меня никак не касаются. У меня есть плита, холодильник, пылесос и т. д. Это – моя работа. Я не должна думать ни о чем, кроме своих обязанностей.

– Элечка, у нас есть что-нибудь от головной боли? – сегодня Тамара – страдалица, – у меня чудовищная мигрень.

Я достаю аптечку и протягиваю ей таблетку.

– Налей водички, будь добра, – шепчет Тамара, «без сил» опускаясь на кухонный диванчик.

Она выпивает таблетку и заводит свой обычный разговор. Сегодня она хочет, чтобы ее пожалели. Но ей нужно, чтобы это была жалость низшего существа.

– Если бы ты знала, Элечка, как я устала от всего этого. Они меня не любят. И не могут любить. Они считают, что я увела их отца. Но что я могу поделать? Семочка не может жить без меня. Да, – Тамара скорбно кивает головой, – я – разлучница. В их глазах.

Я молчу. Меня уже тошнит от ее притворства.

– И тебе я сочувствую. Вадим – это не лучшее решение твоих проблем.

– У нас ничего не было, – я просто не могу удержаться.

– Конечно, я тебе верю, – говорит Тамара. – Я бы ушла отсюда прямо сейчас, но как я могу бросить Семена? Как? Он пропадет без меня! Я – единственный человек, который его понимает. Им всем нужны только его деньги. И он не может никому отказать…

У меня складывается впечатление, что Тамара выучила кусок текста из какого-то сериала и теперь «шпарит как по писанному».

– Я говорила вчера с Семушкой о тебе, – роняет она как бы невзначай, – он ничего не может сделать… Вадим – это наш крест…

– Зачем? – спрашиваю я, и меня всю трясет от возмущения.

– Скажи честно – тебе нужен Вадим? – Тамара впивается в меня взглядом.

– Нет!

– Не думай, что ты ему нравишься. Ему абсолютно все равно. Не надейся. Что будет что-то серьезное.

По-моему она говорит сама с собой.

Я собираюсь начать уборку.

– У меня совершенно нет сил, – говорит Тамара, – проводи меня наверх. Я веду ее в спальню, и она с силой опирается на мою руку.

– Может быть, вызвать врача? – спрашиваю я, хоть и уверена, что она притворяется.

– Врач мне не поможет, – умирающим голосом произносит Тамара, – мне нужно простое человеческое участие. Но где оно – в этом доме?

Я укладываю ее в постель.

– Ты уверена. Что тебе больше ничего не нужно?

Тамара не удостаивает меня ответом. Жестом королевы, отпускающей слуг, она выпроваживает меня из комнаты.

Как только я закрываю дверь, я слышу опять ее голос:

– Эля, найди мой мобильный телефон, он где-то внизу…

Я нахожу телефон и заношу в спальню.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5