Виктор Старицын.

Боевой 41 год. Если завтра война



скачать книгу бесплатно

Тьмы низких истин мне дороже

Нас возвышающий обман…

А. С. Пушкин

Преамбула
От автора

В отличие от известного чукчи – героя анекдотов, автор сего труда не писатель, а читатель[1]1
  Анекдот. Пришел чукча в редакцию и принес свою рукопись. Редактор взял рукопись, начал читать… и потерял дар речи. Потом пришел в себя и спрашивает чукчу: «Ну а вы, прежде чем сами взялись писать, хоть что-нибудь прочитали – Чехова или Тургенева хотя бы?» Чукча гордо ответил: «Чукча не читатель, чукча – писатель!»


[Закрыть]
. В детские годы, прошедшие в авиационных гарнизонах в разных концах СССР, автор, как правило, был самым активным читателем гарнизонных библиотек. Особенно нравилась автору научная фантастика – Верн, Уэллс, Беляев, затем Стругацкие, Лем, Азимов. Кроме того, с интересом проглатывалась всякого рода литература на военную тему, включая даже военные мемуары.

В юношеском возрасте автора особенно заинтересовал начальный период Великой Отечественной войны, так как он таил в себе явную загадку: как могла «Непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед…» Рабоче-Крестьянская Красная Армия потерпеть сокрушительное поражение, откатиться в 41-м году до Москвы и Ленинграда, а в 42-м году – до Сталинграда и Орджоникидзе? Тем более что никаких серьезных объяснений причин катастрофы в литературе не было. Да и самой литературы по начальному периоду было загадочно мало, а та, что была, явно умалчивала о действительных причинах разгрома. Единственная официальная причина – внезапное нападение – явно была слабовата и притянута за уши. Затем были 38 лет трудовой деятельности – микроэлектроника, телекоммуникации. Тем не менее автор продолжал читать все, что ему попадалось по 41-му году.

Информационный прорыв произошел в нулевые годы. По начальному периоду ВОВ вышло столько литературы, сколько ни по какому другому. Поражение РККА в 41-м году оказалось именно катастрофой, предопределившей тяжелейший ход всей войны для Советского Союза. Потери в войне оказались безмерно велики – 27 миллионов жизней. Больше, чем потери всех остальных государств – участников Второй мировой войны. Глубоко уважаемые автором классики – Астафьев, Быков, Васильев – считают, что такая потеря лучшей части русского народа подорвала его становой хребет – его генофонд. Вероятно, они правы. Отсюда логично вытекают и «застой», и развал СССР, и «бандитский», а затем «воровской» капитализм.

К концу нулевых годов все причины и предпосылки катастрофы 41-го года были самым подробным образом препарированы.

Тем не менее до сих пор не было серьезных попыток смоделировать начальный период войны и прикинуть потери советского народа – при условии, если бы СССР серьезно, по уму, готовился к отражению германской агрессии. Оказавшись в положении пенсионера и имея вследствие этого избыток свободного времени, автор решил рискнуть и сделать такую попытку, причем в жанре альтернативной истории, учитывая свою давнюю любовь к научной фантастике. Чем черт не шутит, вдруг получится?

Предисловие

Как ни странно, несмотря на огромный фактический материал, ставший доступным в постперестроечное время, разные авторы называют совершенно различные причины катастрофы 41-го года.

В. Суворов и М. Солонин, как известно, считают, что Сталин сам собирался напасть на Германию и поэтому не готовил армию к обороне. Солонин называет дату 23 июня, а Суворов – 6 июля 41-го года. Вполне вероятно, что Иосиф Виссарионович действительно «держал камень за пазухой», но весьма сомнительно, чтобы он собирался нападать в 41-м году. Наступление – значительно более сложный вид боевых действий по сравнению с обороной, а опыт 41-го года показал, что РККА на тот период даже обороняться толком не умела. При всем различии отношений к персоне Иосифа Виссарионовича, дураком его не назовет никто. Тем более, у него перед глазами был опыт боевых действий РККА в Финляндии и Польше в 39-м и 40-м годах.

Отмечу, что роль лично И. В. Сталина в Великой Отечественной войне до сих пор является предметом самых непримиримых дискуссий. Одни считают генералиссимуса Сталина отцом Победы и с пеной у рта утверждают, что если бы не Вождь, то СССР никогда не выиграл бы войну. Другие, не менее убежденно, заявляют, что именно вследствие преступных ошибок Сталина Красная Армия потерпела в начале войны сокрушительное поражение, и только благодаря огромным жертвам советского народа удалось переломить ход войны и сломать хребет фашистскому зверю.

Ю. Мухин и А. Мартиросян кивают на генералитет, который, по их мнению, в значительной части предал СССР и коммунистические идеалы, а в другой части был просто не компетентен. То есть генералы-предатели и генералы-дураки саботировали мудрые и дальновидные указания товарища Сталина и общими усилиями, одни по дурости, другие сознательно, подставили армию под разгром. Выходит, мало товарищ Сталин сажал и стрелял этих генералов в 30-е годы. Но дело в том, что те генералы, которых «Вождь всех народов» не посадил и не расстрелял, воевали ничуть не лучше, а во многих случаях и значительно хуже других, случайно не дострелянных и позднее выпущенных. Да и зачем генералам, которые при советской власти жили весьма неплохо в сравнении с основной массой народа, злоумышлять против «отца родного»? А тем более составлять заговоры, что опасно для жизни. Что же до некомпетентности, то тут возразить нечего. Если «преданность линии партии» позволяла продвигаться по карьерной лестнице быстрей, чем деловые качества и воинский талант, то генералитет, естественно, оказался некомпетентным.

Я. Верховский и В. Тырмос выдвинули весьма экзотическую гипотезу о том, что И. Сталин сознательно подставил армию под разгром, чтобы предстать перед мировым сообществом в роли жертвы агрессора Гитлера. Это предположение лежит вообще за гранью рационального. Во-первых, Иосифу Виссарионовичу было глубоко наплевать на мнение Черчилля, Рузвельта и прочего капиталистического окружения, а во-вторых, если бы он такую цель действительно имел, то достаточно было «подставить» под вермахт только пограничные войска и отдать территорию до старой границы максимум. Отдавать половину европейской части СССР и всю кадровую армию для демонстрации своего миролюбия как-то чересчур.

Тем не менее в большинстве книг, посвященных начальному периоду ВОВ, дается вполне объективный анализ предвоенного состояния РККА, советской промышленности, общества и хода боевых действий. Особо хочется выделить книги Р. Иринархова, С. Переслегина, Б. Шапталова, В. Бешанова, А. Киличенкова, Д. Егорова. Видимо, потому, что тема Великой Отечественной войны слишком глубоко задевает каждого соотечественника, наиболее беспристрастный и потому объективный и сбалансированный анализ начального периода ВОВ, по мнению автора, удался иностранцу – Дэвиду Гланцу в книге «Колосс поверженный».

По мнению Д. Гланца, важнейшими причинами катастрофического поражения 41-го года явились:

– «иррациональное» поведение И. Сталина, вызванное верой в собственную непогрешимость в сочетании с параноидальной подозрительностью;

– отрицательное влияние «чисток» в среде военных на ход реформ в армии;

– недоразвитая экономическая и коммуникационная инфраструктура СССР;

– нехватка вооружений, средств связи, машин и материально-технического обеспечения;

– неготовность армии к войне в 41-м году вследствие незавершенности реформ.

Как известно, реорганизация и перевооружение армии должны были завершиться к середине 1942 года.

Введение

По мнению автора, существуют три главные причины, сочетание которых и привело к катастрофе 41-го, да и 42-го годов. Все остальные причины являются частными следствиями трех основных.

Первая причина. В конце 30-х годов психология Сталина претерпела обычные для всякого неограниченного властителя изменения. Он уверовал в собственную непогрешимость, стал настолько самоуверенным, подозрительным и безжалостным, что это отмечалось даже его ближайшими соратниками. Из его собственного геополитического анализа следовало, что Гитлер ни за что не рискнет воевать на два фронта, то есть не завершив войну с Англией, на СССР он не нападет. Под этим выводом имелись более чем веские основания. Все немецкие военные теоретики категорически не рекомендовали воевать на два фронта. Да и развитие событий подтверждало такой вывод Сталина: в 40-м году Гитлер занимался Францией, а в 41-м году двинулся на Балканы и в Северную Африку, с очевидной целью затруднить транспортные коммуникации между азиатскими колониями Англии и метрополией. Кроме того, дружественные отношения с СССР предоставляли Германии важные экономические преимущества. Поэтому И. Сталин был уверен, что в 41-м году Гитлер на СССР точно не нападет, в 42-м году – возможно, если успеет разделаться с Англией.

Однако отец народов не учел авантюрного характера Гитлера, а также крайне низкой оценки Гитлером боеспособности Красной Армии и прочности советского строя. Сталин и предположить не мог, что его «друг» Адольф понадеется разгромить СССР в скоротечной летней кампании, так же как он это проделал с Польшей и Францией. Думается, прав Б. Шапталов в своем предположении о том, что И. Сталин ожидал вторжения лучшей части вермахта на Британские острова в 42-м году, чтобы ударить в этот момент всеми силами в спину «другу» Адольфу. Именно поэтому реорганизация РККА должна была в основном завершиться к середине 42-го года.

Приходится признать, что в 39–41-м годах из двух тиранов Гитлер оказался хитрее. Адольф писал в своем письме Иосифу от 14 мая 1941 года, что опасается провокации со стороны своих генералов, которые якобы хотят спровоцировать войну с СССР, чтобы избежать нападения Германии на Англию. Текст этого письма принципиально важен для понимания логики дальнейшего развития событий. Настоятельно рекомендую читателю ознакомиться с текстом письма, приведенного в Приложении 10. Поскольку Сталин не доверял ни на грош своим собственным генералам, он «купился» на эту уловку «друга» Адольфа. Именно этим объясняются маниакальные требования Сталина «не поддаваться на провокации», которыми Сталин фактически разоружил армию перед нападением вермахта.

Вторая причина – это на самом деле низкая боеспособность Красной Армии в 41-м году. В этом Гитлер был недалек от истины. Аресты и расстрелы большей части генералитета и значительной части командного состава армии в 30-х годах в сочетании с резким количественным ростом армии во второй половине 30-х годов вызвали катастрофическое падение уровня компетентности командного состава на всех уровнях, от взвода до Генерального штаба. Это падение было отмечено всеми иностранными разведками. Именно этим объясняются плачевные результаты кампаний 39-го и 40-го годов в Финляндии и Польше. В результате репрессий офицеры, как правило, имели реальный опыт командования на один-два уровня ниже тех должностей, которые фактически занимали. Кроме того, репрессии подорвали боевой дух воинской касты, лишили офицеров инициативности и уверенности в себе, без чего военный человек небоеспособен.

Следует предположить, что под каток репрессий попадали прежде всего талантливые, неординарные командиры, которые своей неординарностью вызывали зависть посредственностей и, следовательно, становились объектами доносов. В самом деле, зачем командиру «А» стремиться превзойти своего начальника – командира «Б» в воинских знаниях и умениях, когда проще написать донос, и продвижение по службе произойдет само собой? Многолетние «чистки» привели на верхние уровни воинской иерархии прежде всего офицеров-коммунистов, слепо следующих извилистой «линии партии», в ущерб талантливым и самостоятельным военным специалистам. Ну, и, конечно, беспринципных карьеристов, умело маскирующихся под преданных коммунистов. В итоге в начале войны подавляющее большинство командного состава армии продемонстрировало полную профнепригодность.

Третья причина. В книге М. Солонина на основе анализа соотношения потерь Красной Армии в живой силе и в вооружении убедительно показано, что в 41-м и первой половине 42-го годов среднестатистический солдат совершенно не горел желанием отдать свою жизнь за коммунистический режим.

В самом деле, большинство рядовых бойцов – это крестьянские дети, которым в 30—32-м годах было не менее восьми лет и которые прекрасно помнили и коллективизацию, вылившуюся в принудительную конфискацию земли и скота у крестьян, и раскулачивание, под которое попали и зажиточные крестьяне, и значительная часть середняков, и голод 1932–1933 годов.

По данным «Википедии», в результате коллективизации и раскулачивания было выслано в отдаленные регионы страны 500 тысяч крестьянских семей, или 2,5 миллиона человек. Зачастую «спецпереселенцев» зимой привозили в Сибирь и пешком загоняли в глухую тайгу без всяких средств к существованию.

Вследствие принудительной и полной конфискации у крестьян выращенного в 1932 году урожая страну охватил голод. Голодали 66 миллионов человек в России, в Казахстане и на Украине. От голода и вызванных им болезней умерло около 7 миллионов человек.

У автора дед по отцу в Гражданскую был красным партизаном в Забайкалье, а дед по матери в Тамбовской области был раскулачен и выслан с семьей в Забайкалье. Семья деда голодала, но, к счастью, все четверо детей выжили.

В итоге столь «мудрой политики ЦК ВКП(б) и лично товарища Сталина» в начале войны рядовой боец без особых угрызений совести бросал винтовку и сдавался в плен. У крестьянских детей была надежда, что немцы ликвидируют колхозы и вернут землю крестьянам. И уж точно хуже, чем при большевиках, крестьянину не будет. Официальной пропаганде о зверствах немцев рядовой боец не верил. Только когда народная молва донесла, что немцы пленных морят голодом, колхозы не распустили, крестьян обирают и вообще русских за людей не считают, то есть где-то с середины 42-го года, крестьянские парни начали воевать по-настоящему. Именно тогда война и стала Отечественной.

Все остальные причины поражения Красной Армии в начале войны, такие как разоружение укрепленных районов на старой границе, неудачная дислокация соединений, отсутствие запчастей к танкам, размещение складов вооружения вблизи границы, неудачный план прикрытия границы, скученное размещение авиации на небольшом числе приграничных аэродромов, неосвоенность новых самолетов летным составом, никуда не годная связь и многие, многие другие, по мнению автора, являются следствием трех фундаментальных факторов.

Автору крайне интересно представить, как развивались бы события в 41-м году и в последующем, если устранить или хотя бы минимизировать влияние трех главнейших причин катастрофы. Поскольку все три причины имеют общий корень – однопартийную диктатуру коммунистической партии, персонифицированную в «отце всех народов» товарище Сталине, для минимизации действия всех трех причин приходится применить «минимально необходимое воздействие» – удар по психике Иосифа Виссарионовича.

По отзывам его ближайших соратников, после шока, вызванного поражением РККА в приграничном сражении, товарищ Сталин утратил свою былую самоуверенность, стал прислушиваться к мнению специалистов, да и вообще вернулся с высот своей непогрешимости на реальную почву. Автор решил нанести этот удар по психике Сталина осенью 39-го года, когда еще было время минимизировать последствия трех вышеуказанных причин. Это единственный фантастический прием, который вынужден применить автор. Все дальнейшее развитие событий предоставляется их естественному ходу.

Сны Иосифа Виссарионовича

Первый сон Иосифа Виссарионовича

Босиком, в одних галифе и нательной бязевой рубахе, он убегал по знакомым коридорам Большого Кремлевского дворца. Ему было страшно. Каждый раз, заворачивая за очередной угол, он оглядывался назад и видел преследующих его трех офицеров СС в парадной черной форме с короткими автоматами в руках. Он уже пробежал коридоры третьего этажа, спустился на второй, затем на первый.

Эсэсовцы не отставали и все так же молча преследовали его. Ковровые дорожки сменились под босыми ступнями холодным бетонным полом. Он уже бежал по подвальному этажу, затем спустился еще ниже, в древние полутемные сводчатые коридоры.

Окрашенные оштукатуренные стены уступили место старой кирпичной кладке. Пол под ногами вымощен выкрошившимся кирпичом. Эсэсовцы сокращали дистанцию. За очередным поворотом оказался тупик: коридор уперся в кирпичную кладку.

Он вжался спиной в кирпичную стену, словно пытаясь просочиться сквозь кирпич. Иосиф Виссарионович увидел, как из-за поворота, не спеша, вышли трое эсэсовцев. Они явно знали, что деваться ему некуда. Стало очень страшно. Подойдя на расстояние в три метра, эсэсовцы выстроились в ряд, и средний в ряду, самый высокий, со зловещей ухмылкой на холеном лице, поднял автомат и прицелился ему прямо в лицо. Дикий ужас наполнил все его существо, и он закричал.

И от своего крика проснулся. Он даже не понял, успел ли закричать на самом деле, так как дежурный охранник не постучался в дверь. Но, во всяком случае, от усилия крика он проснулся.

Иосиф Виссарионович осознал себя лежащим на любимом диване в своем кабинете на ближней даче. Было темно. Лишь слабый контур ночного света окаймлял задернутое плотной портьерой окно. Сердце бешено колотилось, дыхание учащено. Несколько минут он неподвижно лежал, успокаивая сердцебиение и дыхание. Затем встал, подошел к окну, отодвинул портьеру и поглядел во двор. Аллеи сада, освещенные редкими фонарями, были пусты. Еще не рассвело.

«Что за ерунда?» – подумал Иосиф Виссарионович. Кошмары ему снились всего несколько раз в жизни и каждый раз были связаны с болезнью и высокой температурой. Он вообще отличался крепкой психикой и редко видел сны. Он попытался понять, какие впечатления вчерашнего дня могли стать причиной кошмара, но ничего подозрительного не вспомнил. Все было великолепно. Вечером он с ближним кругом соратников и приглашенными военными отмечал победоносное завершение освободительного похода Красной Армии в Польшу[2]2
  Польский поход Красной Армии. 1 сентября 1939 года немецкие войска без объявления войны напали на Польшу. К середине сентября разгром польской армии стал свершившимся фактом. 17 сентября Красная Армия вторглась на территорию Польши и, почти не встречая сопротивления, к 29 сентября заняла примерно половину польской территории. Для внутреннего потребления вторжение было объяснено необходимостью защиты белорусского и украинского населения от немцев, а также восстановления исторической справедливости. Немецкие и советские войска встретились мирно. Впоследствии состоялся взаимный отвод войск на согласованную Сталиным и Гитлером разграничительную линию, которая стала новой государственной границей.


[Закрыть]
. Ну выпил, понятно, но не более обычной нормы хорошего грузинского вина.

Постояв минут десять у окна, он так ничего и не вспомнил. Успокоив пульс и дыхание, он вернулся на диван и снова заснул.


Второй сон Иосифа Виссарионовича

Прямая как струна, серая от пыли дорога тянулась среди серых, покрытых пеплом полей. Он шел в пыльных сапогах и распахнутой шинели среди таких же, как он, бойцов и командиров Красной Армии. Они брели, опустив головы и шаркая ногами, в бесконечной колонне по десять человек в ряд по этой дороге к серому горизонту.

По обочинам дороги шли цепочкой мордастые, самодовольные конвоиры в немецкой военной форме. Перед каждым конвоиром на длинном поводке трусила овчарка. Бежать было некуда. Ощущение безысходности и отчаяния переполняло его. На горизонте показался высоченный глухой забор. Дорога вела прямо в огромные распахнутые ворота.

По мере приближения к воротам Иосифа Виссарионовича охватывал ужас. Он точно знал, что входить в ворота ни в коем случае нельзя. За ними его ждет безвозвратная и неотвратимая Смерть. Но злая непреодолимая сила тащила его вместе со всеми прямо к воротам. Ворота уже близко. Ужас стал нестерпимым. Каким-то краешком сознания Иосиф Виссарионович все же понимал, что это всего лишь сон. Ухватившись всей силой воли за этот краешек, он диким усилием вырвал себе из вязкости кошмара.

Контур окна заметно осветился. Видимо, за окном светало. Он снова полежал, успокаивая дыхание и пульс, затем встал, подошел к окну и выглянул во двор. В предрассветных сумерках хорошо были видны дорожки сада, присыпанные за ночь опавшей листвой.

«Однако уже 30 сентября, – подумал Иосиф Виссарионович. – Что за чертовщина с этими кошмарами? Сроду со мной такого не бывало!» Он снова попытался понять, что же было причиной уже второго за одну ночь кошмара. Перебрав все события последних дней, он так и не вспомнил ни одного неприятного события. Была, конечно, какая-то бытовая мелочь, но все это так – ерунда. Самое главное, удался его гениальный план, ради которого он даже пошел на союз с этим выродком – Гитлером[3]3
  Пакт Молотова – Риббентропа – межправительственное соглашение, подписанное главами ведомств по иностранным делам СССР и Германии 23 августа 1939 года. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, восточных областей Польского государства и Румынии в сферу интересов СССР. Литва и запад Польши были отнесены в сферу интересов Германии.
  По оценке российского историка М. Мельтюхова, с которым автор полностью согласен, советско-германский пакт о ненападении можно рассматривать как значительную удачу советской дипломатии, которая смогла использовать европейский кризис в своих интересах, переиграть британскую дипломатию и достичь своей основной цели – остаться вне европейской войны, получив при этом значительную свободу рук в Восточной Европе, более широкое пространство для манёвра между воюющими группировками в собственных интересах, и при этом свалить вину за срыв англо-франко-советских переговоров на Лондон и Париж.


[Закрыть]
. Советские войска триумфально освободили исконно российские земли. Так и не поняв, что же послужило спусковым крючком кошмарных снов, он отправился досыпать.


Третий сон Иосифа Виссарионовича

Маленький мальчик стоял на коленях в темном углу сельской церкви перед образом Богородицы в потускневшем серебряном окладе. Разбитый нечаянно соседкин глиняный горшок вылился в порку, полученную от строгой матери, и долгую выстойку в церкви. Мать велела ему замаливать страшный грех – непослушание. И чего было этой клятой вороне усаживаться на изгородь рядом с соседкиным горшком? Метился из лука в ворону, а попал в горшок. Вот теперь стой в церкви и замаливай грехи, да еще с поротой задницей[4]4
  Мать Иосифа Джугашвили отличалась суровым нравом и частенько била сына.


[Закрыть]
.

На потемневшем от времени лике почти ничего нельзя было различить, и только глаза Богородицы сурово глядели на него. Грехи его были велики: ослушался мать, пытался убить живую тварь, разбил чужой горшок. Глаза с образа смотрели прямо в грешную душу. Ему представились жуткие муки грешников в аду: грешники в котле с кипящей смолой и рогатые черти с вилами вокруг.

Стало страшно. Он смотрел прямо в глаза лику и повторял снова и снова «Отче наш». Постепенно глаза лика изменились, и сам лик посветлел – вскоре оказалось, что это уже не Богородица, а его любимая жена Надя смотрит на него с жалостью, качает головой, как бы говоря: «Ну что же ты, Иосиф? Как же тебя угораздило?»[5]5
  По воспоминаниям соратников, Сталин очень любил свою жену Надежду Аллилуеву. Ее самоубийство после ссоры с мужем 9 ноября 1932 года произвело тяжелейшее впечатление на Сталина. Некоторые считают ее самоубийство одной из причин психического сдвига Сталина, приведшего к террору. Очевидно, Сталин винил себя в смерти жены.


[Закрыть]

Иосиф Виссарионович плавно выплыл из глубины сна. Световой контур четко обрамлял штору. За окном явно был светлый день. Последний сон, хотя и начался как кошмар, закончился светлым мотивом и оставил после себя тревожное ощущение. Полежав некоторое время, бездумно расслабляясь, он взял себя в руки. Снова пришла привычная ясность и четкость мысли. Наступил новый рабочий день.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6