Виктор Пимкин.

Прошлое остается с тобой. Рассказы. Романтическая повесть



скачать книгу бесплатно

© Виктор Александрович Пимкин, 2017


ISBN 978-5-4490-1191-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Королевский мальчик

Мы знаем, что собачий век, очень не долог. Знаем, но подпускаем к сердцу наших питомцев так близко, что расставание с ними становится нашей большой печалью


Господи, ну что же сегодня так тяжело стало. Все суставы ноют и ноют так, что спасу нет. Хочется чего-то вкусненького, да в горле все пересохло. Сердце иногда, так застучит, что думаешь вот, вот выскочит из груди. Надо заставить себя встать, пойти на кухню и попить водицы, потом походить по комнатам, размять свое тело, может быть легче станет. Но даже голову поднять и то трудно, все так и крутится, и вертится. А когда-то!


Я, Бой Кинг, из рода Родезийских риджбеков, говорят – гроза африканских львов. Родился восьмого августа. В помете я первенец. А всего нас шестеро, сестер и братьев. Постоянно боремся, то за место у сосков матери, то за сухой корм и сублимированное мясо. Есть хочется всегда, даже дрожь берет. Находимся в замкнутом пространстве, а так хочется на волю, но не пускают, говорят еще маленький.

Приходят какие-то люди, осматривают каждого, потом молча, колют что-то. Иногда бывает больно, но они не обращают внимания. Потом опять приходят люди, но другие, о чем-то разговаривают между собой, потом им показывают нас.

Недавно, так унесли сестру. Слабенькая и робкая она была, братья, и другие сестры всегда пытались отпихнуть ее от еды. Как мог, защищал ее, жалко было.

Вчера приходили двое. Сначала к ним подошла моя мать, обнюхала их, потом кивнула мне, если возьмут, соглашайся мол, люди хорошие. Через неделю пришли опять. Поговорили о чем-то с хозяевами, потом выпустили меня.

Сразу бегу к этим людям, тюкаюсь носом в их колени, как бы убеждаю, что не прогадают, только возьмите. Они опять говорят между собой, передают что-то хозяевам, а потом берут меня на руки и несут к двери. Не сопротивляюсь. Замираю от счастья, меня взяли. Меня взяли теперь настоящие хозяева, а этот будет моим Хозяином, он приятно пахнет и от него веет надежностью, не бросит.

Затем машина. Дорога. Привозят и опять несут куда-то на руках. Не сопротивляюсь. Заносят меня в свое жилище и опускают на пол. Ощущаю новые для себя незнакомые, но очень вкусные запахи. Бегом осматриваю все закоулки. Как много места, какой простор. Оглядываюсь по сторонам и опять бегаю из угла в угол. Наконец, останавливаюсь, и меня тут же окружают люди и смотрят на меня с улыбкой. Бабушка, которую все называли бабуля, тяжело вздохнула и произнесла: «Ой, какой же ты худенький, одни кости».

Ведут на кухню, а там, на подставке две миски. Одна с водой, другая с кормом. В животе заурчало, хочу есть. Набрасываюсь на еду и тут же ее съедаю. Попил водички, но от мисок не отхожу. Может еще, что-нибудь дадут. Столько еды мне там не доставалось, а тут на одного, но все равно – голодно.

Как-то вечером повезли в клуб Родезийских Риджбеков, знакомиться с председательшей.

Она мне не понравилась. Смотрела на меня небрежно, тяжело вздыхала. Говорила с укором, что я, мол, очень худой. Вернулись домой, а там мне все рады. Как хорошо!

Бабуля насыпает в мою миску еды, от голода скулы сводит, а Хозяин не разрешает. Говорит «Нельзя». Пытаюсь ослушаться, и тут же получаю по-морде. Потом дают добро и говорят «Можно». Набрасываюсь на еду. Через несколько минут, хозяин лезет в мою миску, я возмущен, рычанием показываю свое неудовольствие и опять получаю по-морде.

Постепенно начинаю понимать, что Хозяин и его окружение для меня неприкасаемые, я младший член стаи и должен вести себя соответствующим образом.

Сегодня впервые вывели на улицу. Сколько запахов, сколь всего всякого, даже не знаю, куда сунуться вперед. Но Хозяин не разрешает, ругается, да и поводок так же не позволяет проявить самостоятельность и познать неизвестное.

Выходим на площадку, а там столько друзей. Все подходят, знакомятся, спрашивают как дела, обнюхиваем друг друга, что бы запомнить. А потом играем в догонялки. То я за ними, потом они за мной. Весело. Но тут голос хозяина, подхожу к нему. Запыхался весь от беготни. Он треплет меня за ушами, прицепляет поводок, все, гулянье закончилось. Махаю всем своим хвостом, пока.

Научился справлять свою нужду на улице. Хозяева довольны. Каждый раз говорят, что я молодец и угощают меня вкусностями. Больше всего на свете люблю хлеб. Хочу его всегда и в любом количестве.

Проходит зима, с ее холодными колючими ветрами. На улице начали появляться новые свежие и чем-то зовущие, теплые, добрые запахи. Хозяева говорят, что это Весна, а что это такое, для меня не понятно.

Кормит меня всегда или бабуля или дедуля. Дедуля четко выверяет дозу положенного корма, а бабуля всегда немного добавит сверху, а чаще всего побалует кусочком сырого мяса или печенки, печеньем или сыром и обязательно угостит хлебом.

Когда все садятся кушать за стол, я откладываю на время свою еду, и жду от каждого подачку, законную дань в любой вкусной для меня форме. Как только завершаю обход, чуть погодя, возвращаюсь к своей еде. После обеда жду бабулю, когда она пойдет отдыхать. Залезаю на диван и устраиваюсь в ее ногах.

Вечером последняя прогулка. Быстро справляю свою нужду и, если никого нет, подталкиваю того, с кем гуляю, к дому, пора возвращаться, там лучше. Задерживаюсь на улице только в том случае, если вижу кого-то из своих друзей, с кем можно побегать.

Однажды на прогулке так раздухарились с друзьями, что не заметил, как они вдруг рассыпались в разные стороны, а на меня бежит огромное, страшное чудище, которое буквально сбивает меня с лап и начинает топтать. Чувствую, что внизу, подо мной, льется что-то горячее, постыдное.

Спасибо Хозяину, отстоял, прогнал от меня это чудище. Мои друзья, стыдливо перебирая своими лапками, жмутся к своим хозяевам. Понял, что положиться на них больше не могу. Так провести время, если не с кем, и не больше.

Как-то раз, после кормежки, проходя по коридору, посмотрел на себя в зеркало. Там увидел красавца. Уже не было той худобы, которая так портила мой внешний вид. Я приобрел те черты, которые были присущие только породистым псам, а я же из рода Родезийских Риджбеков. Фыркнув от удовольствия, побежал трусцой в комнату, быстро залез на диванчик, устроился удобнее и с удовольствием соснул, ощущая в своем животе благотворную сытость.

Весна. Моя первая весна. Юная хозяйка водит меня к хендлеру. Это мой тренер, который тренирует меня к выставке. Я там не один, нас несколько разных собак. Они преданно смотрят на своих хозяев и ждут подачки. Не понимаю зачем. Сделай, так как говорят, и получи свое вознаграждение. Им дают то сыр, то колбасу. Мне ничего другого не нужно, только, если не жалко, кусочек хлебца. Им, моим соседям, не понять. Ну, да и собака с ними.

Снег уже полностью сошел. Становится все теплее и теплее. Все хорошо, если бы не первые дожди. На улице много луж, грязно и неопрятно, Брр.


Завтра на выставку. Меня помыли в ванной. Чем-то мылили и намыливали, потом смывали теплым дождем. Они радуются, а мне худо. И когда перестанут издеваться надо мной. И к кому это пришла в голову мысль, мыть собаку. Я же становлюсь мокрым, просто жуть. Выскакиваю из этой ванны, пытаюсь убежать куда-нибудь подальше, но ловят и растирают полотенцем. Наконец, отпускают. Встряхиваюсь, освобождаю свою шкуру от лишней влаги. Вылизываю лапы. Но тут зовут кушать. Надо идти, может, что и вкусненькое достанется.

Выставка. Моя первая в жизни собачья выставка. Построили. Потом начали водить по кругу, то медленно, то быстро. Постепенно кого-то выводили из круга. Я оставался и продолжал выполнять команды. Увидел, как рядом с судьями стояла председательша клуба, показывает на меня и громко говорит, что я хромаю. Но не обращаю на нее внимания, делаю свое дело.

Нас осталось пятеро. Мне досталось пятое почетное место. Другие собаки смотрят на меня с завистью. Многие из зрителей тоже смотрят на меня с одобрением. Все, выставка для нас закончилась, возвращаемся домой, уже кушать хочется.

Становится все теплее и теплее. Выезжаем первый раз на несколько дней на дачу. Земля пахнет так, что голова приятно кружится. Хозяева занимаются уборкой помещений и всей небольшой территорией участка. Потом дружно садятся за стол. Пьют, едят и мне что-то достается из-за стола.

Пробыли дня два, возвращаемся домой. Бабуля что-то занедужила. Плохо ей. А дома совсем слегла. Раньше подойдешь к ней, голову положишь на ее колени, а она погладит, так ласково.

Через некоторое время собрался у нас народ. Все грустные. Дедуля один в комнате, а бабуля почему-то не появляется больше.


Что-то в груди так сильно опять начало биться и тяжело стало дышать. Надо повернуться и лечь удобнее, может и пройдет. Что же так тяжко? Ну, вроде бы и все, кажется, отпустило. Ко мне подходит маленькая хозяйка, моя маленькая любимица. Я всегда ее охраняю от глупых мальчишек. Всех порву, кто только посмеет приблизиться к ней с нехорошими мыслями.

У нее из рук пахнет, чем-то вкусненьким. Протягивает ко мне руку и дает кусочек сыра с хлебушком. Осторожно беру и не спешу съесть. Чувствую, как пасть постепенно заполняет сладостная слюна, которую я потихоньку втягиваю в себя. Становится хорошо и уютно.

Прикрываю глаза и с удивлением вижу, как я, еще молодой пес, бегу и бегу по большому огромному полю. Ветер развивает мои уши в такт совершаемых прыжков, а потом врывается в пасть и охлаждает мое нутро. Бегу и бегу, долго, делаю огромные прыжки, как будто хочу взлететь и.

Открываю глаза. Вижу в полумраке опять тот же коридор, лежу на своей подстилке, а лапы дрыгаются и дрыгаются и не могут остановиться. Дремота сходит с меня окончательно. Я дома. Все хорошо.


Так, на чем же я остановился? Вспомнил. После тех событий выезжали на дачу. Там мне всегда нравилось. Когда хорошая погода, светит солнце, можно лечь на травку и подставлять его лучам свои бока. Люблю я это дело.

Однажды, с младшей хозяйкой. Кстати, упустил из виду. У моего Хозяина две дочери и, что бы их для себя различать первую дочь называю старшей, а вторую – младшей хозяйкой, с которой я чаще выхожу на прогулку и посещаю собачьи площадки. Иногда она возит меня к ветеринару. Есть еще маленькая хозяйка, дочка старшей и еще есть маленький хозяин, сын младшей хозяйки. Сложно все это рассказывать, но мне понятно. Я взял на себя обязанности по их охране. А когда приходят к ним в гости их друзья, то внимательно смотрю, чтобы они не обидели моих. А как они появились в нашей семье, расскажу попозднее. Так вот, продолжаю.

Однажды с младшей хозяйкой на даче пошли на прогулку. Шли далеко, и вышли к большой воде, в которой искрились солнечные блики. У самого берега было много народа. Но, при моем появлении, люди почему-то шарахались в разные стороны и с опаской глядели на меня. Отошли подальше от них, и вышли опять к воде, но в другом месте.

Младшая хозяйка начинает играть со мной, бросая в разные стороны различные предметы. Вдруг один из них падает в воду. Не раздумывая, бросаюсь за ним следом. Плюх! Чувствую, как мое тело проваливается куда-то все глубже и глубже. Со всей силой работаю своими лапами и выскакиваю на поверхность.

Берег рядом, направляюсь к нему. Карабкаюсь по обрывистому берегу туда, наверх. Выскочил. Стряхиваю с себя эту противную воду. Раз и еще раз. Не прилично мне, Риджбеку, появляться в таком непотребном мокром теле. Но греет теплое солнце и постепенно я высыхаю. Но теперь все, подальше от этой воды. Не для меня это.

Возвращаемся в город. Дома идут какие-то приготовления. В комнате старшей хозяйки появляются новые предметы. Потом она куда-то уезжает, а через некоторое время возвращается назад, домой, неся бережно в руках какой-то сверток. Чувствую, как там кто-то посапывает и слегка движется, а пахнет оттуда молоком детства. Все такие веселые, заглядывают в этот кулек. Кто там? Мне тоже очень интересно. Тянусь носом, но не дают. Через некоторое время, этот сверток кладут на столик и разворачивают, а там лежит мое прекрасное чудо, та, которую я буду впоследствии оберегать от всех злых людей.

Прошло несколько лет. Чувствую, что стал тем, кем и должен быть. Когда выхожу на прогулку, грозно осматриваю двор. Ищу тех, кто позволил себе тогда, когда я был еще щенком, так неуважительно поступить со мной. Ищу и тех, кто просто хотел бы позволить себе, как-то неуважительно отнестись к моей персоне. Ищу всех, кто просто кобель и желает помериться силой. Я Бой! И всегда готов вести бой!

Правда, мою реакцию, по отношению ко всем кобелям, не всегда разделяет мой Хозяин. И если я ослушаюсь, то мне от него достается. Иногда больно.

Бродячих собак не трогаю. Даже если повстречаются на моем пути. Пройду мимо. Пусть будут спокойны. Они и так обижены судьбой. Их вожаки с благодарностью понимают меня и одергивают тех, кто позволяет себе неуважительно рыкнуть в мою сторону.

Терпимо отношусь к сукам. Некоторые не красивы, но пристают до противности. Другие ничего, но не всегда лежит к ним душа, даже когда природа манит со всей откровенностью.

Лишь однажды я увидел ту, свою первую и последнюю неразделенную любовь. Она была юная и прекрасная, а главное тоже из рода риджбеков. Я чуть не потерял голову. Ослушавшись Хозяина, я рванулся к ней, а сблизившись, шептал ей на ушко, что она мне очень нравится и пахнет прекрасно. Она не ответила на мой откровенный призыв, а послушно пошла на зов своей хозяйки. Больше я ее не видел. Не нашел и другой, достойной себя.

Моей большой любовью стала моя семья. Все члены семьи также любили меня, баловали, как могли, но и строго спрашивали, если где-нибудь не так себя повел или схулиганил. Но я не обижаюсь на них, любил и люблю своих всем сердцем и готов за каждого отдать и свою жизнь, и свою душу. Это моя стая, это есть мой прайд.

Переехали на другую дачу. Здесь больше места и есть большое поле, есть, где разгуляться можно. Хозяин с дедулей что-то все мастерят. В середине лета у нас в стае прибавление. Появился на свет у младшей хозяйки маленький. У него такие же мягкие розовые пяточки и он так же вкусно пахнет, как в свое время пахла моя маленькая любимица. Он новый и полноправный член стаи. Теперь я буду так же и его охранять и оберегать от всяческих напастей.

Время летит. Каждый год, летом живем на даче, зимой чаще в городе. Маленький член стаи растет и растет. Сначала ползал, а потом пошел. Было очень интересно наблюдать за его ростом и первыми шагами. Правда с возрастом он стал все чаще и чаще меня беспокоить. То, что он ездил на мне верхом, это полбеды. Хозяин разрешал и поддерживал его. Но когда мы оставались одни он крутил мои уши, как хотел, щипал, где мог, так что иной раз мое терпение подходило к нулю. Я громко рычал на него и уходил в сторону. А если он продолжал, и некуда было деться, то брал в пасть его руку и не давал хулиганить.

С годами, начал чувствовать, что со здоровьем что-то не так. Появилась ломота в суставах. Иногда трудно было сойти с лестницы, неожиданно подгибались лапы. Все больше и больше хотелось лежать. Особенно было плохо зимой. Тяжело стало ходить по глубоким и холодным снежным сугробам. Быстро уставать начал.

Кроме этого, стал чувствовать, как в моей жизни наступают какие-то грустные перемены. Начали пропадать знакомые собаки. На днях я понял, что ушла на радугу моя соседка, с верхнего этажа. Я это почувствовал, когда спускался по лестничному маршу. До меня донесся неведомый страшный, леденящий запах, отчего у меня вдруг закружилось в голове, и я сполз по лестнице, не понимая, что со мной произошло. После этого, такое состояние посещало меня не один раз. И я с грустью понимал, что это старые друзья и знакомые уходят из этого мира.

Прошла осень, наступила зима. Вместе с ней пришли холода. Брр! Быстро на улицу, сделать свои дела и обратно, скорее домой, в тепло. Мои стали ездить на дачу и зимой, брали и меня с собой. В доме сделали отопление. Когда натопят, то становится тепло и уютно. Трудно только первые часы. Все мышцы от холода дрожат непроизвольно. В доме ставят елку, ждут каких-то праздников. А после них все возвращается на круги своя.

Куда-то уехал дедуля и больше не возвращался. Опять собирались чужие люди и, что-то грустно говорили о нем.

Чувствую приближение весны. Скоро будет тепло. Появляется надежда, что все образуется и станет легче. Но с аппетитом наступили проблемы, не хочется есть. Хорошо еще, если хозяйка положит в миску с едой много вкусностей.

Выезжаем на дачу. Солнце светит, птички поют. Как-то раз выхожу в поле, решил прогуляться. Трава высокая, как дремучий лес. Немного прошел вперед, и показалось, что я заблудился. Чувствую, что силы покинули меня. Падаю на землю, и не могу отдышаться. Через некоторое время слышу, как зовет меня Хозяин, а я ответить ему не могу. Сил нет.

Слышу, как он ходит где-то рядом и зовет меня. Наконец, собираю все свои силы и отвечаю ему: «Я здесь, помоги». Мой зов был услышан, он подошел ко мне и погладил по голове. Потом ушел куда-то, но скоро вернулся обратно с простынкой в руках. Просунул ее под меня и приподнял. Стал сам кое-как перебирать передними лапами, а заднюю часть моего тела он нес в своих руках.

Так и пришли на участок, где меня окончательно покинули силы. Но я дома. А это главное. Хозяин догадался, принес воды. Я не большой ее любитель, но только не в этот раз. Пил долго и много. Отдохнул сколько мне надо, а потом самостоятельно переполз в удобное место, волоча за собой свои задние лапы. Теперь гулять хожу только с Хозяином. А что бы мне было легче, он всегда поддерживает мои задние лапы с помощью специальных лямок.

Лето заканчивается. Каким бы оно не было жарким, но приближается осень, и холода берут теперь свое. Начинают сильнее болеть мои суставы, когда я пытаюсь что-либо сделать. Просто беда. Возили к ветеринару, но он грустно вздыхал и произносил только одно слово: «Возраст». С каждым днем становится все тяжелее и тяжелее.


Дома. Как хорошо быть дома, вздыхать, любимые запахи, приветливо встречать домашних, возвращающихся домой. Каждый говорит мне привет и треплет за ушком. Моя семья, хоть немного и поредела за эти годы, но я всех их люблю, до последней капли.

У меня наступили проблемы с лапами, практически они перестали меня слушаться, трудно стало ходить. Пытаюсь встать, а они предательски дрожат. Заметно похудел. Шкура просто свисает с тела. Хозяин на прогулке держит меня, чуть ли не на руках, мне лишь остается перебирать своими лапами, как могу. А вчера один пес-наглец соизволил свободно приблизиться ко мне. В былые годы за этот проступок поплатился бы своей шкурой. Ни какого уважения к старости.


С каждым днем все тяжелее и тяжелее. Сны тяжелые, от них устаешь все больше и больше. Бока болят, надо встать, размяться, но сил нет. Не могу даже шею повернуть, как будто кто-то навалился на меня. Устал.

Хозяин подходит ко мне, кладет мою голову к себе на колени и гладит ее, что-то говорит и продолжает гладить. Также осторожно кладет голову на место и уходит. Пытаюсь ему в благодарность помахать хвостом, но и он меня не слушается.

Звонок в дверь. Входит Чужой. Что-то выдавливаю из себя, но нет сил, что бы встать. Хозяин о чем-то говорит с ним, потом присаживается рядом со мной и опять гладит, и что-то ласковое говорит. Чужой подходит тоже ко мне сзади и зачем-то колет в бедро. Хочу зарычать, но понимаю, что и это бесполезно, сил-то нет. Успокаиваюсь. Рядом Хозяин, если что он защитит меня. А он продолжает все также ласково теребить меня за ушком. Чувствую, как меня начинает охватывать теплая волна. Я погружаюсь…


Я чувствую в своих мышцах небывалую силу. В суставах нет той предательской слабости и ломоты. Лапы обрели свою былую силу и упругость. Дышу свободно и легко. Что со мной? Давно мне не было так хорошо. Вдруг вижу большое зеленое поле, много цветов, и я несусь по нему наметом. Вижу красивую радугу. Прыжок за прыжком, все дальше и выше. Я на ней. Потом я лечу свободно, как птица. Вижу, как меня окружают мои знакомые собаки, с которыми когда-то распрощался давным давно. Они радостно приветствуют меня. Дальше с удивлением вижу дедулю и стоящую рядом с ним бабулю. Они приветливо машут и зовут к себе. И я бегу, и лечу к ним………….


Чужой, в это время, молча, достал черный полиэтиленовый мешок, привычным движением сложил туда безвольное еще теплое, тело собаки, выдал справку и получил свои деньги за оказанную услугу. Взял мешок в руки, по привычке определил его вес, и вышел прочь из квартиры.


Бой нашел свою радугу и там ему будет хорошо, а мы остаемся здесь, на прекрасной земле, и всегда будем помнить нашего друга.

Мы знаем, что собачий век, очень не долог. Знаем, но подпускаем к сердцу наших питомцев так близко, что расставание с ними становится нашей большой печалью. Прожитые десять, пятнадцать лет кажутся мигом. А воспоминания о любимце, и прожитых им мгновениях, всплывают как кадры любимого фильма. И с каждым кадром приходишь к уверенности, что это последний пес в твоей жизни и для другого – места нет.

Проходит месяц, другой, боль утраты постепенно уходит прочь. Исчезла необходимость совершать специальные прогулки. Правда, встречаясь со знакомыми собачниками, становится как-то не по себе, приходит сожаление, что не смог удержать своего любимца и отпустил навечно, на его радугу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3