Виктор Пимкин.

Периферия. Роман



скачать книгу бесплатно

© Виктор Александрович Пимкин, 2017


ISBN 978-5-4490-1649-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Уважаемый читатель!

Если кто-то из вас уверенно расскажет мне о своей родословной, то ему следует поклониться в ножки, не потому что он помнит что-то о своих родственниках, а только потому, что он вольно или невольно становится носителем памяти об истории своей Родины.

Известно, что отпрысков, от захудалого дворянства до княжеского рода были буквально единицы, в то время как, так называемых простолюдинов, было огромное большинство. Именно на их крови замешаны и победы, и поражения, однако в надгробных эпитафиях о них просто умалчивают, ибо принято, что все великое свершается только ими, людьми сверху, а вот те, кто оказался внизу, достаточно и того, что о них вспоминают в дни великих пасхальных дней.

За прошедшие десятилетия не было нормой вспоминать о тех, которые, завершив свои земные дела, ушли навечно, в небытие. И только сегодня, общество вдруг проснулось и осознало, что Победа свершалась не мифическими варягами, а именно руками их отцов, дедов и прадедов.

Вся книга построена на событиях, рассказанных именно вашими близкими родственниками, которые, только волею литературного жанра, были объединены в одном месте. Я думаю, что это не великое преступление перед правдой, но это было на свете.

С уважением! Автор
Москва 2017 год

ГЛАВА 1
Спаситель

Васька

Он держал в своих руках чью-то жизнь, которая билась в маленьком, теплом, живом комочке, и чувствовал, как вокруг этого дрожащего тельца образовывался ореол великого страха ожидания смерти, и это так возбуждало. Все его нутро было заполнено зловещим торжеством и желанием привести свой неправый приговор в исполнение, остановить невинную жизнь, только что появившуюся на белый свет, в образе беспомощного, слабого, еще абсолютно слепого щенка.

Впрочем, мог бы и помиловать, но милосердие – не в его правилах, все что угодно, но не это. Только что он распорядился судьбой трех кутят, не раздумывая, забросил их в стремнину маленькой речушки без названия, которая сразу захватила нежданный подарок и затянула его в свою черную глубину, а затем понесла куда-то прочь, дальше вниз по течению. А вот на последнем немного замешкался, уж больно хорош экземпляр, даже невооруженным взглядом чувствовалась порода.


Да и как не понять, он, Васька Кошак, без пяти минут младший сержант сверх срочной службы, старший вожатый отдельной учебной роты служебного собаководства. В свое время был призван в армию и всю свою срочную отбарабанил от звонка до звонка. Сначала рядовым, младшим вожатым служебных собак, а под конец – уже ефрейтором.

Подал заявление на сверхсрочную службу, и с нетерпением ждал, когда придет из полка приказ о зачислении его на новую должность.

И тогда ему сразу выдадут новую форму, как у офицеров, жить он будет уже не в солдатской казарме, а общежитии для офицеров и сверхсрочнослужащих, питаться будет в офицерской столовой, а по выходным – посещать офицерский клуб. Правда, денежное довольствие не такое, как у офицеров, но все-таки значительно выше, чем у солдат.

Родился и вырос он в Рязанской сельской глубинке, в селе, что расположилось на лесистом берегу Оки. Его семья относилась к числу тех, с кем никто не хотел и не желал поддерживать даже обычные соседские отношения. Вечные скандалы, склоки и истеричные споры из-за куска хлеба стало привычным явлением, а вопрос, кто принесет ведро воды, доводил все это семейство буквально до драки.

Сколько Васька себя помнил, то всегда ненавидел всех и вся. Своих родителей; отца, за то, что тот пил беспробудно, до самой горячки и кричал на всех благим матом, а когда его состояние улучшалось, молчал и смотрел на всех, сквозь вечно воспаленные, слезливые, гнойные глаза. Свою мать, за то, что та глядела на весь мир с полнейшим равнодушием, и ей не было дела ни до кого, даже до своих детей. Ненавидел своих старших братьев и сестер, за то, что те постоянно объедали его, вечно галдели и спорили по любому поводу, после чего все заканчивалось жестокой потасовкой, до крови. Ненавидел и жителей своего села только за то, что те жили лучше, чем он.

Чтобы как-то самоутвердиться, всю накопленную злость вымещал на тех, кто слабее, чаще на животных. Правда, взрослых особей, кошек и собак, которые могли бы постоять за себя, обходил стороной, зато отыгрывался на их детенышах.

Он знал, где и в каком подворье обитают домашние животные, которых специально старались не разводить, но они с завидной регулярностью приносили свое незапланированное, никому не нужное, лохматое потомство. Естественно не все хозяева были рады таким подаркам, кто-то сам хладнокровно применял радикальные меры и сокращал излишний приплод, а тот, кто духом оказался слабее, искал тех, кто мог бы ему помочь. Вот таким помощником стал Васька. За небольшую плату, в любое время брался за исполнение таких грязных, непотребных услуг, которые со временем стали все более востребованы.

С годами, он стал профессионалом своих дел, его походка приобрела свою индивидуальность, которую все животные в округе чуяли далеко за версту, сразу скрывались по углам, а если, у кого-то было свое незапланированное потомство, прятали их по самым сокровенным местам, но и это не всегда было спасением. Обладая звериным чутьем, Васька находил несчастных и совершал свое черное дело. Ничего личного, за все заплачено.

С каждым днем сельская жизнь становилась для него несноснее, он задыхался от своих родных, и окружающей его нищеты. На реке Оке, в период навигации, редко, но с завидным постоянством ходили речные белые пассажирские пароходы, на которых находились другие люди. Казалось, что они там живут какой-то своей, праздной жизнью, а он здесь один, брошенный всеми, весь исходит желчью и умирает от зависти.

После проведенного сравнения, его охватывала еще большая, горькая тоска, такая дикая злость, которые в глубине его черной души перемешивались, и с надрывом вырывались наружу, превращаясь в единые крики проклятий. Они не заканчивались до тех пор, пока белый пароход полностью не скрывался за излучиной реки. Силы покидали его тело, и оно безвольно рушилось на сырую землю. Только одна мысль сохранялась в его голове и постоянно сверлила его мозг, что ему надо бежать туда, куда уплывают пароходы, где вечный праздник, и он желает жить там.

С завидным постоянством стал посещать председателя сельсовета с требованием выправить ему гражданский паспорт, чтобы он мог свободно покинуть село, переехать в город и там устроить себе другую жизнь. А когда у местного начальника уже иссякло терпение, он, приписав ему недостающие до совершеннолетия года, выписал документы. Пусть убывает куда угодно, лишь бы с глаз долой.

Вот и город. Много домов, а сколько людей, но он понимал, что, в первую очередь, надо сначала искать работу и жилье. Однако все работодатели, как сговорились, предлагали ему сначала поступить в ремесленное училище, где он сможет получить рабочую специальность, закончить семилетку и ему выдадут настоящее свидетельство о неполном среднем образовании. Но такой расклад Ваську не устраивал, учиться не было никакого желания, тем более, когда узнал, что за период обучения ему будут платить только грошовую стипендию, на которую не разгуляешься.

Удача, наконец, улыбнулась ему. В одной строительной организации его приняли на работу, обещали обучить рабочей специальности, для начала положили не плохую зарплату и дали место в общежитии.

Воспоминания о своем родном доме были для него как кошмарный сон, он всячески пытался быстрее забыть о нем. Изгонял, изжигал из себя все деревенское, хотя по натуре так и оставался самым настоящим прижимистым деревенским кулачком. Прежде чем потрать свою копейку, он долго и мучительно взвешивал все за и против. И даже приняв решение о совершении нужной ему лично покупки, не спешил выпускать деньги из своих рук.

Друзей не заводил, так как понимал, что дружба без обязательств не бывает. Водку и табак на дух не переносил, трагический пример его отца постоянно стоял перед глазами. Вот это черта и импонировала начальству, которое, хоть и немного, но постоянно поощряла молодого работника.

Прошло более двух лет, Василий, теперь его уже так стали чаще называть, считался ценным работником. Его фотографию постоянно видели на доске почета предприятия. Одет он был в самый настоящий добротный костюм, а на ногах его красовались настоящие кожаные ботинки. Все это он купил себе сам, в настоящем магазине, на свои деньги. Появись в таком виде в родном селе, никто бы не узнал в этом щеголе того сопливого, немытого Ваську.

Правда, иногда на Ваську наваливалась, какая-то своя особая, тупая тоска, от которой не мог найти себе успокоения. И только спустя какое-то время, он даже не поверил себе сам, что, оказывается, просто соскучился по дрожащим от страха живым тварям. Теперь каждый выходной отправлялся на какой-нибудь дальний, заброшенный пустырь и там устраивал свои извращенные забавы.

С годами, Васька из угловатого подростка, как-то неожиданно для всех окружающих, стал взрослым юношей. Высокий, стройный брюнет, с серыми жестковато-холодными глазами, нос прямой, с тонкими вздрагивающими ноздревыми крыльями. Рот средний, губы ярко выраженные, средней пухлости, подбородок средний. Единственно, что портило впечатление, так это его маленький узкий лоб. Впрочем, густой чуб, опущенный до самых бровей, хорошо скрывал этот недостаток.

Он был немногословен, а точнее полнейший молчун, но это никого не обескураживало, напротив, такой собеседник чаще всего был востребован, так как позволял противоположной стороне полностью выговориться. Начальству никогда не перечил, подчеркнуто был с ним вежлив и выполнял все его указания. Если надо было остаться на сверхурочную работу, то оставался. На перекуры ходил вместе со всеми, но сам никогда не курил. И к спиртному, сохранил полное равнодушие.

Многие девчонки старались заигрывать с ним, надеясь, что легкий флирт позволит им наладить более серьезные отношения. Однако самого его это совершенно не устраивало. Одно дело просто отношения без обязательств, но эти, дурочки, на такие условия, не согласятся, и будут ждать от него различных знаков внимания, чтобы тратился на подарки, потом позвал замуж, а оно ему надо? Можно было бы найти гулящую, которая могла бы удовлетворить все его похотливые желания, но делать она все будет не бесплатно, а за деньги. И это было не в его правилах.

То ли дело уже готовая взрослая баба, для которой замуж, уж, невтерпеж – не для нее. Пусть обязательно будет старше лет на десять, пятнадцать, да и больше – не беда, зато, в плане секса, она уже многое умеет делать сама и его, молоденького, чему-то научит. Как правило, такие бабы вполне самостоятельные, где-то работают и имеют свой неплохой доход. Так что в денежном отношении будет независимой, следовательно, не будет тянуть из него деньги, а наоборот может даже и подкидывать их. Наличие у женщины детей и даже живого мужа его как-то вообще не волновало. Относился к этому, как к маленькому неудобству и не более.

Наступил сентябрь месяц, а с ним традиционная пора начала осеннего призыва молодых ребят в армию. Каждый день на сборный пункт военкомата прибывали по повесткам призывники, их распределяли по отрядам, после чего, сажали на грузовые машины и отвозили к местам службы. Подошел черед и Василия. Чтобы оттянуть время призыва хотел сказать военкому, что не дорос, что когда-то приписал себе несколько годков. Однако испугался, а вдруг признают это вредительством и посадят в тюрьму, посчитал, что лучше промолчать, а для собственного успокоения, рассудил так, что если раньше заберут, то раньше и отпустят.

Ваську и еще нескольких ребят отправили в учебную роту, где они в течение полугода должны стать настоящими вожатыми служебно-розыскных собак, потом их, вместе с питомцами, отправят служить дальше. Распорядок везде един, ранние подъемы, зарядка, заправка коек по строгим определенным правилам, прием пищи, постоянные и длительные занятия с собаками. Ежедневная уборка вольеров, чистка мисок. Надо постоянно следить за тем, чтобы у питомца была чистая, свежая вода, и чтобы он съедал положенное количество еды, не меньше и не больше, потом надо чистить им уши, зубы, вычесывать шкуру. Список был огромный и попробуй не выполнить его, постоянный, строгий контроль старшего инструктора и ветеринара выявит все недочеты и каждый определит, сколько дополнительных нарядов заслужил этот молодой вожатый за свою нерадивость.

Первые дни, вечные придирки командиров во всем, а главное, постоянное ощущения голода показались ему несносными, а то, что он не мог выместить свою злость на своем питомце, загоняло его в ступор. Ему казалось, что жизнь собак здесь ценят гораздо выше, чем жизнь солдата.

Слушая рассказы бывалых, он понял, что и там, в строевых частях, куда должны его отправить после учебы, царит та же несправедливость, и даже в больших масштабах, собака всегда будет главнее ее вожатого. Так, что лучше остаться до конца службы здесь, именно в этой отдельной учебной роте.

Как-то раз, неожиданно для себя, увидел, что для служебных собак готовят специальную еду из качественных продуктов. Если не брезговать, а заправить ее по вкусу солью и другими специями, то еда становится вполне пригодной для человека. Попробовал, вроде бы ничего, стерпелось, стало легче. С другими молодыми, как он, делиться своим открытием не стал, решил, что пусть поголодают, а сам с удовлетворением наблюдал за их голодными мучениями. Позднее его организм, как и других молодых солдат, привык к солдатскому рациону и надобность в собачьей еде постепенно отпала.

Постепенно Васька втянулся в солдатскую службу, и у него появилось время, и он стал внимательно присматриваться ко всем сослуживцам, но особенно присматривался к начальству. Он хотел знать, кто за кем стоит и насколько они зависимы друг от друга, а пока надо сжать зубы и делать все так добросовестно, чтобы все командиры согласились оставить в роте до конца его службы.

Каждое утро на подъеме, на всех построениях он был в числе первых, в его вольерах всегда поддерживалась чистота и полный порядок, да такой, что главный ветеринар ставил его всем в пример. Его усердие не осталось незамеченным. После окончания учебы его оставили в отдельной роте в качестве инструктора. Теперь он уже учил прибывающую зеленую молодежь, всем солдатским премудростям.

Срочная служба подходила к концу. Васька вдруг понял, что ему выгоднее оставаться в армии и дальше. Написал рапорт на сверхсрочную службу. Командир роты дал на это согласие, написал представление, теперь осталось только дождаться, когда придет приказ из штаба армии.

Конечно, Кошак уже строил планы на будущее, и вдруг такой прокол, который даже новичку простить нельзя было. Его собака ощенилась, а он даже не знал, с кем она спуталась. Просто повезло, что последние месяцы ему была предоставлена полная самостоятельность, поэтому больше занимался своими делами, расслабился, проглядел вязку и не увидел, какие изменения с ней происходят. Но и тут ему повезло, последние месяцы собаку не привлекали, ни к каким мероприятиям и она проводила все это время в вольере, поэтому и коллеги тоже не заметили его оплошность.

А ведь знал. С первых дней службы в учебной роте им твердили, что незапланированная вязка служебных собак и как следствие, неплановая беременность сук категорически не допускается, виновному грозило суровое дисциплинарное наказание.


Ночью с полей дул холодный, свежий ветер, на небе ни облачка, только одни звезды, да полная луна, освещавшая все окрестности, почти как днем. Васька продолжал стоять берегу и смотреть на это народившее чудо и думал, как с ним поступить. С одной стороны надо бы оставить в живых такой отличный редкий экземпляр, а с другой – устанешь всем объяснять, как у твоей суки появились не плановые щенки. Так что оставалось последнее – не посвящая никого, немедленно избавиться от приплода и проблема сама по себе исчезнет.

Приготовился совершить свой последний бросок, как вдруг земля, подмытая вешними водами, зашаталась под ним, и он оказался в холодной мартовской воде. Васька даже не почувствовал, как разжалась его рука и не понял, куда делся щенок. Выйдя на берег, первым делом стал высматривать в воде своего купальщика, а когда не нашел, то посчитал, что дело сделано и сразу успокоился. Быстро затрусил в свою казарму, и там быстро переоделся в сухое белье.


Спаситель

Оказавшись в воде, щенок стал уходить под воду все глубже и глубже. Он не понимал, что с ним происходит, вода проникала в его тельце через ушки, ноздри, пасть и ему показалось, что это все, это и есть конец, но жажда жизни победила. Лапки сами интенсивно заработали и вытащили его тело на поверхность. Глоток свежего воздуха дал ему возможность продолжить борьбу за свое выживание и спасение. Оказавшись на поверхности, он сразу почувствовал, что рядом также барахтается его враг, от которого надо держаться подальше.

От страха лапки стали работать все сильнее и сильнее. Река не стала терзать младенца, сначала помогла ему отплыть подальше, а потом подтащила прямо к самому берегу и там укрыла в густых зарослях ивняка. Кое-как, зацепившись за прутики, щенок, наконец, смог отдышаться, а затем каким-то чутьем догадался, что надо затаиться и вести себя тихо, враг был еще рядом.

Густая ночь окутала землю, луна пошла на закат, да и звезды тащить за собой не забывала, кругом тишина, только шелест реки нарушал спокойствие. В этом году пришла ранняя весна.

И полу суток не прошло с момента появления его на белый свет, а столько событий произошло за это короткое время. Малыш лежал в зарослях ивняка, его измученное тельце трясла и била лихорадка. Усталость наваливалась на него со всей силой, он проваливался куда-то, потом возвращался к жизни, прислушивался к тишине, и опять все повторялось снова и снова. Но с каждым разом возвращаться к жизни стало тяжелее, холод все сильнее сковывал его, лишало воли, и жизнь постепенно покидала его. Последние капли слез выдавливались из его слепых глаз. Собрав какие-то силы, щенок издал последний прощальный крик. В нем звучало горе и отчаяние, обида и безысходность, а в конце, все-таки была надежда.

И вот оно, то ли наяву, то ли в бреду, но что-то подхватило его и понесло. Обернули, завернули, укутали, прижали к себе и тепло пошло. Доносившийся до него равномерный стук сердца спасителя, как когда-то в утробе матери, успокаивал его и вселял надежду, что всем испытаниям пришел конец.

Но как только щенок понял, что жизнь возвращается, так появилась другая напасть, в животе начали раздаваться различные бурлящие звуки. Это голод проснулся и давал о себе знать. Человек сразу понял состояние щенка, достал из своих запасов бутылку с остатками молока, скрутил из кусочка чистой тряпки жгутик, обмакнул его в молоке и дал малышу, а тот набросился на него и не отпускал его до тех пор, пока не высосал все до конца. И так несколько раз, а как только щенок почувствовал некую сытость, так его тут же сморил сон, и он, прижимаясь к груди человека, слушая ровный стук его сердца, мирно засыпал. Примерно через каждые два часа, все повторялось снова и снова.


По ночной дороге Орловской области шел одиночный колесный трактор. Всего несколько дней, как он сошел с конвейера Харьковского тракторного завода. Запах свежего масла, краски и топлива создавал тот незабываемый аромат, от которого сердце каждого механизатора пело в такт двигателя. За рычагами трактора сидел молодой, но уже достаточно опытный тракторист, звали все его, Лешкой.

В шестнадцать лет, он окончил трехмесячные курсы механизаторов, и ему сразу доверили самостоятельно управлять трактором. За два года работы на машинотракторной станции, освоил различные виды сельскохозяйственной мототехники. Когда понадобилось перегнать два новых трактора, с базы хранения сельхозтехники на свою станцию, то выбор пал на Алексея и еще одного тракториста.

Путь не близкий, поэтому отправились на базу самым ранним утром, где пешком, а где на перекладных. Рассчитывали управиться быстро, чтобы к вечеру быть уже дома. Однако не сложилось, на одно только оформление бумаг ушел почти весь день, так что машины они получили только к вечеру, к окончанию работы базы.

Напарник отказался ехать хоть и на новых, но не обкатанных машинах, да еще ночью, по весеннему бездорожью. Зная коварство заболоченных торфяников, которые не всегда можно различить в темноте в свете одной слабенькой автомобильной фары, решиться на такое путешествие, мягко говоря, было неразумным. А поскольку спешки особой не было, тот и предложил переночевать здесь в общежитии, а завтра, утром отправиться в путь.

Однако Лешку это никак не устраивало, он категорически был настроен на дорогу, тем более ночь предвещала быть безоблачной, полнолунной, так что света должно быть достаточно. Потом Харьковские трактора славились своей надежностью и высокой проходимостью, в его запасе был буксировочный трос, шкворень и бревно. Так что с таким набором, никакая трясина не страшна.

Но самое главное, почему он так настаивал отправиться в путь именно сейчас, было простое сыновнее желание попасть домой. Он долго не видел своих родителей и успел соскучиться по ним, тем более, завтра воскресенье и у него будет день рождения, ему исполнится восемнадцать лет. Хотя его день рождения ни разу не отмечали, но все равно это был его праздник, и он ждал его, всегда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6