Виктор Мирошниченко.

Паранойя. Лес ужасов



скачать книгу бесплатно

Пролог

– Да пошел ты… – Он крикнул мне вслед. Моросящий дождь еще больше заглушил его последнюю фразу. Но даже через шум дождя и рев двигателей я услышал еще кое-что. – Теперь ходи и осматривайся!

Урод! Что он о себе возомнил?! Я накинул уже промокший капюшон, и, ничего не ответив, стал отдаляться от него. Хотел было надеть наушники, но краем уха услышал хлюпанье за плечами. Отчетливые шаги по мокрому асфальту. Резкий удар оттолкнул на несколько шагов вперед. Вся сила пришлась на спину, и, судя по всему, ударили с ноги. Собравшись с мыслями, сунул руку во внутренний карман. Во влажную ладонь лег металлический корпус баллончика. Аэрозольного. Перцового.

Со всем усилием распылил, чуть ли не весь баллон в лицо своего оппонента. Трехэтажный мат вырвался из уст парня в черной кожанке. Терять времени не стоит. С колена пнул в красное от зуда лицо чувака. Из носа заструилась темно-красная кровь. Баллончик и вправду оказался пуст. Метким броском попал точно в макушку.

– Тебе конец! – Он вытер рукавом кровь – Ты слышишь, мразь? Ты труп, понимаешь?! А-ха-ха! Теряйся, мля.

Я ускорил шаг. Скоро за мной приедут. Очень скоро… надо еще собрать вещи. Дождь этот совсем не в тему. Надеюсь там погода гораздо лучше. Проклятый город, долбанная бытовуха! Хреновы долги. В принципе, виноват только я. Влез в эту кабалу и погряз в полном дерьме.

Теперь за мной охотятся несколько банд. Да, по-любому пора валить туда. Там я почувствую себя в безопасности. Уже в спешке я бежал домой. Надо взять оружие. К слову, оружием назвать это трудно. Купил пневматику и два перцовых баллона. Однажды, избили меня в подворотне. За что? За то, что не отдавал тридцать штук. Потом отдавал все пятьдесят. Проценты, блять. В тот день мне сломали ребро, что теперь напоминает о том дне. И уже тогда я решился прикупить некоторые вещи самообороны.

* * *

Через несколько дней.

Это чувство тревоги пробирает сквозь тело, переходя в дрожь и оканчиваясь резким сердцебиением. Я все еще контролирую себя, но кажется я все более подвластен ей. Это странное чувство не покидает. За все время моего отпуска я лишь первую неделю ощущал это этого места идеальное спокойствие. Только здесь я могу по-настоящему расслабиться, стать одним целым с природой, лесом, всем живым. Здесь я ощущаю монотонное сопение тайги. Это место сильно отличается городским парком, где я каждый день пару часов сижу после вечерней пробежки. В парке я не чувствую деревья, не чувствую душу природы. Не знаю почему. Возможно, это из-за многочисленных людей. Там я не могу почувствоваться запах природы и скорее всего это от резкого аромата «брендовых» духов и прочих адикаллнов, дезодорантов… А в лесу, на вершине сопки, да и во всей тайге, ты можешь услышать только два запаха: свой, и запах тайги, вперемешку со смолой.

Чувство единение переполняет мою чашу спокойствия. С каждым разом из этой чаши выливается мое терпение, и… хочется кричать! Кричать от радости на весь лес, забывая про все.

Про городскую бытовуху, шумные автомагистрали, вечно спешащих людей. Все эти люди подвержены обороту жизни. Они работают, что бы выжить. Они подвластны замкнутому кругу мегаполиса. Они не ловят кайфа от жизни, они не знают ее смысла и ради чего ее нужно прожить. Они учатся и работают, живут однотипной жизнью, хотя каждый из них считает себя индивидуумом, и после, они умирают. О них забывают… и есть только одно напоминание об этом человеке – его могила на кладбище под молодой березой.

Я подкинул несколько дровишек в жаркий костер. Огонь с радостью встретил те два поленышка, а языки пламени с жадностью стали их уплетать. Взглянув на луну, вдохнул свежий воздух, наполняя легкие будто сладким кислородом. Полная луна освещает поляну среди лесной глуши, где я остановился на ночлег. Ночью все адекватные путники ходят в экстремальных или критических ситуациях. Навыки у меня имеются с раннего детства. Бурлящая вода в кружке вывела из затяжных дум. Из подсумка от рюкзака достал заранее заготовленную заварку – хвоинки и листики малины. Только такой чай я пью. В городе нет трав и листиков черники или смородины и мне приходиться пить кипяток.

Мой недельный отпуск начинался, как нельзя идеально. Все хорошо, вот я сижу на поляне, встречая рассвет. На часах почти четыре утра. Еще одно потрясающее чувство, которое редко можно ощутить… Я сделал остановку на ночлег в семи километрах от моего хорошего летнего домика. Там я и проведу весь «отпуск», который мне неожиданно прервут… Скоро я полностью поддамся ей… паранойе.

Часть I

Со всех ног я мчался домой. Словно прорезая толпы людей и задевая их плечами, бежал к своей квартире. Пакостливые лужицы хлюпают под ногами. Прохожие провожают презрительными взглядами, мол, вот нахал, плечом задел. Но я ведь не специально! За мной вот-вот съедется вся мафия этого чертового города. Город грехов, черт бы меня побрал.

Блять! Вступил в лужу по щиколотку. Гребанные дороги! «Вот за что я плачу налоги?!» – успел подумать. Я же в этот момент уже сверкал пятками в каком-то жилом дворе. Кажется, что на фоне темно-свинцовых туч даже яркие краски детской площадки выглядят хмуро и тускло. Н-да, погодка…

Не знаю, возможно, проявилось шестое чувство, но я обернулся назад. На горизонте появилась черная машина – BMW X6. Все окна тонированы. Уже в противоположном конце двора тачка медленно кралась между рядов машин ниже класса. Тут сердце замерло. Да, я встрял, как говорится, по полной программе. Рывком преодолел низкую оградку. Дешевые кроссовки уже промокли от многочисленных луж. Каждый шаг сопровождался хлюпанье. Скажу вам, не совсем приятное чувство.

Нырнув в арку меж домов, накинул сырой капюшон, повыше натянул шарф. Еще десять минут, и буду у подъезда. Надеюсь, они не знают мой новый адрес. Что ж, в этом месяце видимо не получится заплатить долг за месяц проживания. Хоть что-то радует. Остановился. Задумался. «А уверен ли ты, что готов туда уехать?! Это ведь минимум на полгода!» – неожиданно заговорил внутренний голос.

– Да, я уверен! Другого выхода у меня нет – уверенно проторил вслух я.

Бабка, проходившая рядом, судорожно перекрестилась и мелкими частыми шажками завернула за угол. Плевать. Нельзя терять ни минуты. Главное – успеть!

Пробежав перекресток, нырнул в закоулок. Сердце стучит, дыхание участилось. Да, давненько я собой не занимался. Ноги чуть ли не заплетаются, но благо я уже в своем дворе. Вижу знакомый подъезд. Дождь заморосил. Влетать в подъезд сразу не стал. Остановился в метрах десяти. Стянул на шею шарф, закурил, осматриваясь по сторонам в поисках недругов. Подозрительных машин вроде нет, лысых головорезов тоже. Медленно, не переставая водить головой по сторонам, я приближался к подъезду. Сигарета тлела, пепел разлетался в стороны, а дым развивался на сильном ветру.

Ключи от домофона в этом марафонском беге не выпали. Запиликав, отворилась тяжелая дверь. Я вошел. Обрисованные почтовые ящики, стены. Заплеванный семечками и фисташками пол. Рядом со всем этим дерьмом стоит стеклянная бутылка. То, что надо! Я подхватил тару, и направился к лестнице. Живу всего на третьем этаже, лучше пройтись так.

Как я и знал, мою дверь караулят два шкафа. Один лысый, другой – с армейской прической и шрамом, пересекающий все лицо. Вот это действительно безвыходная ситуация. За дверью слышится родной лай. Я не могу его бросить. Двое покачиваются с ноги на ногу, тихо переговариваясь. За поясом у лысого ствол, у шрама ножны. Пусты они, или полны, знать не могу.

По стрельбе из лука у меня было много достижений. Но лука у меня нет, зато есть бутылка и две двухметровые мишени. Нет, что вы, кидать я не собираюсь. Тогда я останусь совсем без оружия. Медленными, тихими шагами ниндзя я подошел за угол. От сюда отчетливо слышны их разговор и басистые голоса.

– Бля, Гринь, мож ну… – он на секунду замолк, осмотрелся – Ну, это, нахуй его, а?! Уже второй час стоим…

Стоп, второй час?! Значит, они все равно собирались вытряхнуть долги? Ну, тогда и хорошо, что я прописал тому утырку. Главный вопрос – как? Как они узнали этот адрес? Откуда у них такая точная информация?!

– Не, Леха, нас потом кастрируют нах. Грят, тип, этот пацаненок сильно обосрал все боссу.

В ответ Лысый тихо вздохну и снова осмотрелся. Вдруг, на всю лестничную клетку лязгнул замок квартиры. Сосед Андрюха вышел в трусах семейниках и черным пакетом. Идеальный шанс.

Сайгаком выскочил, ударом оглушил лысого бутылкой, которая сразу разбилась. Лысый стал оседать на пол, но я успел выхватить пистолет. Шрам-зевака в шоке от недавних событий раскрыл пасть что-то проговорить, но по щелчку Макарова закрыл рот и сжал губы. Лысый что-то мычит под ногами. С ноги пришлось ударить точно в голову. Удар пришелся с уже более тихим хлюпком.

Мычание прекратилось.

– Привет, Андрюх! – бодро заговорил я, не обращая внимания на соседа.

Жестом показал Шраму затащить второго в квартиру.

– Андрюх, это коллекторы, не беспокойся. Надо ведь и их учить. – Я улыбнулся, хотя понимал, как же это тупо звучит.

– Я могила. – Тот прошел к мусоропроводу.

– Хорошо.

Амбал без труда затащил в однушку своего друга. Дик – пес породой Лайка, мой лучший друг и верный товарищ, приветливо встретил негромким лаем и стал прыгать на меня. Приказал тащить к стене. Того, который в отключке намертво примотал серым скотчем к батарее, ноги тоже связал. А Шрама, ныне Гриню, заковал в наручники. Розовые такие, друзья по приколу подогнали.

– Кто такой? – заговорил я, забивая сумку вещами. На секунду посмотрел на него. Он с ухмылкой глянул на меня и, хотел было что-то сказать, но, видимо, передумал. Ладно, молчите…

В сумку беру все самое необходимое, что понадобится мне там. Неожиданно запиликал телефон. Вроде у Шрама. Черт возьми, я узнал эту классную мелодию! Из фильма «Бумер».

– Трубку бери, говори, что меня нет. Если, скажешь что-то лишнее, отрежу два пальца. Один сожрешь ты, другой собака. – Дик громко облизнулся. – А позже, я буду убивать тебя мучительно. Уши отрежу, зубы выбью. Узнаешь, в общем. Так что, быстро трубку взял.

Тот с недовольной харей взял мобилу.

– Да, Сергей Николаевич. Стоим, да, а как же?… Нет… нет, не было еще. – Он говорил отрывками, а я пытался вспомнить: кто же такой Сергей Николаевич. – Лысый? Поссать ушел, скоро придет. Да, хорошо, как появится – сразу позвоним.

Он убрал мобильник от уха и сразу кинул мне его в руки. Что ж, скоро все кончится, скоро я уеду туда, где они меня не достанут. Что ж, думаю, не будем пальцы резать, ну, это пока. Лысый вновь зашевелился, смешно замычал. Порой мычал протяжно, а иногда прерывисто. Дик презрительно окинул обоих взглядом и убрался из комнаты.

– Слыш, паря, тебя ведь все найдут, понимаешь? – Он плюнул на пол, окинул взглядом тушку Лысого и снова повернулся ко мне – У него связи по всей стране, понимаешь?

Я подумал, проверил магазин в Макарове, улыбнулся и ответил.

– Там меня они не найдут.

Странно, но почему то именно сейчас меня осенила мысль. Чтобы уехать из города, нужна машина – есть, чтобы машина поехала, нужен бензин – есть, но критически мало, едва до заправки хватит, чтобы купить бензин, нужны деньги, а вот это редко у меня бывает. Следовательно, нужно их найти. А где? В долг мне уже никто не даст и времени на это нет… но! Бандюги! Я ведь должен с них хоть что-то поиметь, ну или хотя бы пусть возмещают сумму за моральный ущерб.

Повернувшись, сразу глянул на красный след в лысой башке. Еще не очухался. Блин, как бы не окочурился здесь. Хотя, не должен вроде.

– Так, деньги. – Проговорил я, сурово глядя на Гриню.

Тот недоумевающее глядел в мою сторону, изредка переводя взгляд своих зеленых глаз на Дика.

– Деньги, говорю, давай. Все.

С неохотой он свободной рукой стал рыться по карманам. Я же в это время продолжал аккуратно складывать вещи в сумки. А потом что-то прилетело из-за спины и упало на кровать. Кожаный кошелек.

– А еще один? – Говорил я, считая пятитысячные купюры в кошельке. За плечами послышалсь возня. Обернувшись, заметил такую картину. Гриня дрожащими руками доставал из кармана Лысого перцовый баллон. Еще мгновенье… и тело, прикованное розовыми наручниками из секс шопа, резко поникло. Нет, стрелять конечно я не стал. Соседи набегут, полиция. Пришлось приложить рукоятью ПМ. Блин, из-за этого урода сбился со счета. 45… 60… 85… В итоге вышло 97 тысяч. Ладно, сильно мародерить не будем, Лысому оставил кошелек, мне, ведь, и этого с головой хватит. Если будет возможность, то куплю побольше патронов к ружью.

Собрав вещи в три сумки, взял все документы, проверил пульс у Лысого (он ведь давно не подавал признаков жизни), сунул связку ключей в карман и запер квартиру. На лестничной клетке уже не было осколков от бутылки «Жигулевского». Дик рысцой бежал за мной по лестнице. В пистолете оказалось 6 патронов. Боевых. Мало, очень мало. Ружье находится далеко от меня. Даст Бог – пронесет, и я смогу выехать из города, а там 350 километров по трассе, еще 50 по лесной просеке и в полной безопасности.

* * *

Между вторым и первым этажом остановился, Дик немного задел меня. Аккуратно встав на трубу от мусоропровода, смог осмотреть двор. Машины, горки, дождь. Ладно, поехали. Время сейчас дороже всего на свете.

Пиликнул домофон. Курить не стал, хоть и безумно хотелось. Как тут, блять бросишь-то со всем этим стрессом? Между рядов отыскал старенькую, но родную Ниву. Щелкнув ключом, закинул сумки на заднее сиденье, ствол кинул в бардачок. Дик как всегда уселся на переднем сиденье. Пакостливый дождь стучит по стеклу и крыше. Через мгновенье мощно взревел движок. Стрелка на бензобаке даже не шелохнулась, не поднялась даже на миллиметр. Доехать бы до АЗС.

Петляя меж жилых районов и недостроенных высоток, я выбрался на федеральную трассу. Благо город у нас небольшой, выехать проблем нет. Судя по тому, как они лихо узнали адрес дома, то могли бы узнать и то место, куда я направляюсь и запросто устроить план-перехват. Не удивлюсь, даже если менты куплены этой мафией. Город грехов, блин.

Медленно пристроился за серебристой девяткой. Окна вроде не тонированы. Вместе мы доехали до «газпромовской заправки». Я подъехал к 95-ой колонке, девятка – к 92-ой. Накинув капюшон и взяв толстый кошелек, уверенной походкой пошел к оператору.

– 95-ый, полный бак. – Я сунул пятитысячную купюру – Без сдачи.

Кстати, патроны в городе купить не успел. Может, найду еще где магазинчик.

Тип, подошедший из девятки, хмуро посмотрел на меня. В тот момент купил несколько пицц и парочку энергетических напитков.

На выходе из здания, я услышал быстрые шаги по лужам, но не обратил на это внимание. Вставил пистолет в бак. Чертов дождь, надеюсь, там его нет. Если же он будет и там, то хер я проеду. Сколько меня там не было? Больше года это точно. Ниву придется бросить. Будем идти пешком, а потом…

– Эй?… – Окликнул меня пацаненок.

С неохотой, но с интересом повернулся. Оружия нет. Блин, вот нахрена я убрал Макарова? Сразу же вспомнилась фраза «Лучше иметь оружие и не нуждаться в нем, чем не иметь, но нуждаться». Так, я всего лишь накручиваю, наверно…

– Что-то случилось? – Пришлось спросись, будто я культурный гражданин

– Капюшон… сними!.. – Он говорил неуверенно, немного заикаясь. – Б…быстро!

– Зачем?! – Готово, бак полон.

Его рыжие волосы развивались на ветру, а на веснушчатое лицо упала капля. Смахнув ее рукавом, он продолжил.

– Снимай! – Он стал говорить увереннее – Снимай, или я те ща ебало сверну!

Медленно вытащил пистолет, вставил в колонку. Краем глаза заметил, как вышел второй, а у Рыжего ладонь превратилась в кулак.

– Еей, Саня, праблемы? – спросил второй. Это был шатен с черными, как угли, глазами, волосатыми руками и говорил он еле-еле на русском. – Дэ сча порешаем!

Молча сел в машину, защелкнул двери. Вышел еще один горец, и еще один, и еще. Да сколько их там блять? Насчитал пятерых. Дал по газам, а чурки что-то верещали в след. Н-да, выехал из города…

Дик тревожно залаял, но сразу же угомонился. Пистолет положил рядом, глянул в зеркала. «Девятина», словно гепард догоняет мою сторожку. Я переключился на четвертую, педаль в пол. Блять, дорога скользкая. Сердце кратно увеличило ритм. Нива ревет до отказа, визжа на поворотах. Дождь уже превратился в ливень, а в зеркалах, словно молния мелькает машина отечественного автопрома. Черт, да что же им от меня надо?!

Резко обогнал фуру. Навстречу целый поток этих «кораблей». Обогнать не смогут, значит это мой шанс уйти. Дик принюхался. Да, запах пиццы уже стоит на весь солон. Я панически посматриваю в зеркала, но их вроде бы нет.

* * *

Следующие пятьдесят километров прошли спокойно. Мы с Диком съели всю пиццу, дождь затих, оставляя пакостные лужицы и свинцовое небо. На часах около 8 вечера. Приедем ближе к полуночи, потом еще километров 10 по тайге и как у Христа за пазухой. Мой попутчик снова облизнулся и поудобнее уселся, готовясь ко сну. Вскрыв энергетик, отхлебнул пару добротных глотков.

Сидя за баранкой, я размышлял о недавней ситуации. Все-таки, кто эти типы? Скорее всего, это шныри из чертовой мафии, которая охотится за моей головой. Извините, но мне придется залечь на дно, и хрен вы меня найдете. А если найдете, то вам придется попотеть чтобы меня взять. Ведь лес – это моя стихия!

Благо успел сделать все документы на тачку. Теперь можно не бояться наглых гаишников, которые так и жаждут получить взятку. Хотя, их ведь тоже можно понять, да? А что? В стране дичайший кризис, зарплата маленькая, семью кормить-то надо. Короче, Спорный вопрос.

Туда-сюда, туда-сюда – ритмично работают дворники. Капли из-за ветра стремятся вверх по стеклу. Дождь идет уже минут двадцать, и уже успел подзаебать. На улице стемнело, трасса пустая, но гнать не стал. Доехать хочу целым.

Свет фар прорезает тьму. Из магнитолы доходит басистый голос Высоцкого. Я задумался о жизни. В какой же я беспроглядной жопени. Мне придется отсидеть полгода вдалеке от цивилизации, и все, из-за каких-то бумажек. Порой так хочется просто взять и закричать, сорвать из-за этого голос. Я вслушивался в тихие и мудрые слова великого человека и рассекал мглу этой бурной ночи.

Первая банка опустошена, есть еще одна, но надо растянуть на всю поездку. Дик, спит крепким сном, наевшись придорожной пиццы. Еще вот-вот и он окажется в любимом месте. В голове возникла картина.

«По лазурному небу плавно катятся пушистые стаи облаков. Суровый таежный ветер с каждым порывом подгоняет каждое облако. Солнце припекает руки и лицо. Сидя на отвесной скале, я всматривался вдаль, провожая взглядом беспечные кучевые «комки ваты». Ремень от винтовки снова проехался по шее. Поры ветра качнул кепку, окраски хаки. Дик носится между вековыми соснами в метрах пятидесяти от меня. Погода сегодня отличная…»

Встречным потоком пролетела фура, выкинув меня из мечтаний. Маленькая стрелка бензобака гордо стоит в вертикальном положении. Я уже перестал глядеть в зеркала заднего вида. Впереди караван из фур. По бокам бегут лесополосы. Небо еще пуще затянуло тучами. Ни ярких звезд, ни освещающего путь всем месяца. Дождь сменил свой темп. Вместо тяжелых, толстых и частых капель с неба бегут мелкие и редкие капельки. Дворники монотонно ходят из стороны в сторону, туда-сюда, туда-сюда. Они будто специально убаюкивают. Зевнул, раскрыв рот словно чертов аллигатор. Печка шмалит будь здоров. Приоткрыл окно, закурил. Вот гадство – думал я, затягиваясь этой дрянью. – А с другой стороны, может это и к лучшему. Ветер через щель треплет волосы. Выкинув бычок, закрыл окно.

* * *

Взбурлил гейзер эмоций, когда я остановился у знакомых, даже родных, мест. В этих краях дождя не было. Дорога сухая, бледная луна освещает путь. Я завернул в ближайшую деревню и поехал по привычному маршруту. Здесь, в этой крохотной деревне покойный отец давно прикупил гараж. Он всегда тут оставлял машину и пешком шел туда. Петляя меж ночных улиц, где очень мало фонарей.

Доехав до гаража, я вылез. Тепло то как. Ночь… Красотища! Черт, кажется, с каждым разом на воротах гаража появляются новые граффити и надписи, нелепые рисунки вроде члена.

– ААААААААА!!! – заорал во все горло. От переполнения эмоций, наверное. Вороны с криком слетели с ближайшего дерева, а на последок я увидел черные точки на фоне света луны.

– ХОРОШО-ТО КААААААК!!! – вновь заорал я.

– Да закрой ебальник ты уже! – Донеслось откуда-то справа.

Что ж, будить пенсию не будем. Заехал в гараж, изнутри прикрыл ворота и, растянувшись на задних сиденьях, укрылся курткой и уснул крепко…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3