Виктор Кротов.

Сказочная педагогика. Часть первая. Проблемы характера



скачать книгу бесплатно

До финиша оставалось совсем немного – только обогнуть бугорок, за которым ждали бегунов болельщики и судьи. Червячок Игнатий ждал как раз здесь, чтобы подбодрить, если надо, улитку Ульяну перед финишем.

Каково же было его удивление, когда он увидел, что она сворачивает с трассы и ползёт к нему.

– Червячок Игнатий, – жалобно произнесла она, – ты не очень обидишься, если я не побегу в победители? Мне почему-то совсем не хочется, чтобы на меня вешали медаль… А?.. Почему ты молчишь, червячок Игнатий?..

Червячку Игнатию не всегда было легко выбраться из задумчивости, если он в неё как следует погрузился. Но он постарался.

– Понимаешь, улитка Ульяна… Мне кажется… В общем, ты меня научила одной очень важной вещи…

– Я? Научила ТЕБЯ? Какой такой вещи? – не поняла улитка Ульяна.

– А такой, что победителем может стать как раз тот, кто НЕ ПОЛУЧИЛ за это медали… Правда. Так что поздравляю тебя с твоей безмедальной победой. Надеюсь, что наши друзья уже накрыли стол к чаю, чтобы её отпраздновать. Надо им рассказать об этом открытии.

Кто бывал ангелом?

Не вдаваясь в религиозные вопросы, остановимся на том, что ангелом люди называют того, на кого приятно смотреть, и кто нам помогает. В смысле любования почти все дети бывали ангелами.

Но божья коровка Пятнашка стала ангелом для улитки Ульяны не только в смысле любования. Пятнашка ещё открыла ей новую для неё жизнь – весёлую и общительную. Случалось ли нам, детям или взрослым, стать ангелом для кого-то (понарошку, то есть в переносном смысле), проявляя участие, оказывая помощь?.. Случалось ли наоборот, что для нас кто-то становился радостным ангелом, открывающим нам новые возможности?

Поделимся опытом…

Победы без медалей

Подлинный победитель в жизни прекрасно обходится без медалей, как улитка Ульяна. Хорошим примером такого рода служит игра (детская, а не спортивная), лишенная тщеславия, но не стремления к победе. Так что особо учить этому детей не приходится. Но закрепить умение радоваться тому, что у тебя получилось, а не награде за это, – полезно.

Так что можно просто поиграть, вспоминая бескорыстную улитку Ульяну. Но можно ещё поговорить о победах не игровых, а жизненных (тоже безмедальных). О том, как кому удалось преодолеть что-то особенно трудное. Или победить самого нелёгкого соперника: самого себя.

Возможные вопросы

– Почему улитка Ульяна решила, что божья коровка Пятнашка – ангел?

– А тебя кто-нибудь называл ангелом? В связи с чем?

– Можно ли подружиться понарошку?

– Почему улитка Ульяна удивилась, что её позвали на соревнования по бегу? И почему согласилась?

– Приходилось ли тебе участвовать в каких-нибудь соревнованиях?

– Знаешь ли ты, что такое «большой спорт»?

– Случалось ли тебе видеть хотя бы по телевизору – соревнования спортсменов?

– Что такое «чемпион»? Какую медаль дают чемпиону?

– За всякую ли победу дают медаль? Например, за какую не дают?

– Почему червячок Игнатий назвал улитку Ульяну победительницей, ведь она не добралась до финиша?

– Что лучше – победа с наградой или победа без награды? Чем?

Сказка 8
Секундёнок

У Секундочки родился Секундёнок.

Секундочка и сама-то была невелика, а Секундёнок у неё был и вовсе крошечным. Да навсегда таким и остался. Но мама Секундочка всё равно любила его великой любовью.

Что ни делал Секундёнок, мама им только восхищалась. Некоторые говорят, что от этого дети обязательно разбалуются. Зато другие говорят, что от любви душа крепнет и сама тоже наполняется любовью. Вот мама Секундочка некоторых не слушала, а слушала только других.

Секундёнок делал всё так быстро, как будто это делалось само собой.

– Ой! – говорила мама. – Посуда уже вымыта! Сама она, что ли, вымылась?..

А Секундёнок только хмыкал про себя и был очень доволен, что удивил мамочку. Ему нравилось вытворять чудеса.

Все его чудесам удивлялись, только не все понимали, в чём тут дело.

– Ты так быстро решил задачку? Не может быть! – говорила учительница в школе времени. – Списал откуда-нибудь, наверное?

– Как, уже выполнил задание? – поднимал брови Главный Шестерён, когда Секундёнок проходил часовую практику. – Ну, тогда повтори ещё раз. А потом ещё шесть раз. Или даже двенадцать.

Вот так. Если Секундёнок делал что-то быстро и незаметно, все думали, что это вроде бы и не считается.

Иногда Секундёнку становилось обидно. Порою он даже плакал. Но и это он делал быстро и незаметно, так что никто не замечал его переживаний.

Как-то раз Секундёнок резвился на берегу Вечности. Он там строил замки из песка. Неподалёку старик Век разговаривал о чём-то с Часом. И вдруг все трое увидели Чёрное облако, которое стремительно неслось к Земле.

– Ну вот, – сказал старик Век. – Сейчас эта гадость налетит на Землю, окутает её, а меня потом будут называть Тёмным веком.

– Ничего, – бодро сказал Час. – Как только эта чернота нахлынет, я разгоню её в одночасье. И меня назовут Звёздным часом в истории человечества.

Но пока они говорили, Секундёнок, не раздумывая, стал с превеликой скоростью швырять в противное Чёрное облако пригоршни светлого чистого песка с берегов Вечности.

И надо же – Чёрное облако не выдержало такой неожиданной атаки. Оно разлетелось на тёмные клочья, и тут же космический ветер унёс их невесть куда.

– Странно, – задумчиво произнёс старик Век. – Только что было Чёрное облако – и уже нету. Похоже, что оно нам просто привиделось. Это хорошо, что мне не грозит позорная кличка.

– Жалко, – вздохнул Час, который уже начал засучивать рукава для поединка с Чёрным облаком. – Если бы оно набросилось на Землю и я бы с ним расправился, был бы я Звёздным часом…

А Секундёнок уже закончил свой самый лучший песочный замок и побежал искать маму Секундочку, чтобы показать ей, какая красотища у него получилась.

Если ты очень маленький

Трудно быть молодым (так фильм назывался). Нелегко быть ребёнком. А если ещё маленьким, слабым… Стоп. Это разные вещи. Вот Секундёнок, ребёнок Секундочки (которая и сама-то невелика) – маленький до незаметности, но юркий, резвый, проворный, решительный. Именно он победил Черное облако, а не большой Час и не громадный Век. Разве такого, как Секундёнок, назовёшь слабым? Даже если по части подъёма гирь он всем уступит. Впрочем, может быть, и не уступит, а придумает какой-то особенный способ поднимать тяжести.

Это и предстоит нам, воспитателям, с опорой на сказку донести до каждого ребёнка. У силы всегда есть альтернатива. Приучить искать её – значит сделать сильнее того, кто физически уступает остальным.

Попробуем жить быстро

У Герберта Уэллса есть рассказ «Новейший ускоритель», герои которого так убыстряют свою жизнь, что все остальные кажутся им неподвижными статуями. Наверное, дети – более проворные существа – воспринимают и нас, взрослых, примерно также.

Вот и поиграем, в честь Секундёнка, в ускорительные игры. Их множество. Салочки, например, или другие игры на проворство – где побеждает (без медалей) не более сильный, а более шустрый.

А может быть, и посоревнуемся, кто быстрее какое-нибудь полезное дело сделает. Это ещё ближе к жизни, а заодно и к сказке про Секундёнка.

Возможные вопросы

– Мама Секундёнка всегда восхищалась им, а ты любишь, чтобы тобой восхищались?

– Как по-твоему, почему Секундёнок всё делал так быстро, что никто этому не мог поверить?

– Ты быстро делаешь то, за что берёшься?

– Обидно тебе, если не замечают того, что ты сделал?

– Любишь ли ты строить замки из песка не пляже?

– Как по-твоему, что случилось бы, если бы Чёрное облако долетело до земли?

– Почему старик Век не стал сражаться с Чёрным облаком?

– Удалось бы Часу справиться с Чёрным облаком, как по-твоему?

– Как Секундёнку удалось победить Чёрное облако?

– Гордился ли Секундёнок своей победой? Узнал ли кто-нибудь о его подвиге?

Сказка 9
Манная Тётя

Жила-была в кастрюле Манная Каша. Она была очень мягкой и поэтому могла стать чем угодно. Ведь она была даже мягче пластилина, а из пластилина можно вылепить самые разные вещи.

В кастрюле Манная Каша была глубокой. В тарелке она была плоской. В ложке она становилась овальной. На стол она могла накапать круглыми каплями, а вокруг рта – размазаться в настоящий клоунский узор.

И вот надоело Манной Каше жить-быть в кастрюле. Если бы вам пришлось жить в кастрюле, вы бы тоже заскучали. Решила Манная Каша посмотреть на мир. Превратилась она в Манную Тётю и шлёп-шлёп – отправилась из дома.

Шлёп-шлёп, дошлёпала Манная Тётя до широкой улицы. Только она не знала, что надо идти к переходу и ждать зелёного светофора. В кастрюле никаких светофоров не было. Пошла Манная Тётя поперёк улицы где попало. И сразу ей милиционер засвистел. Остановил он Манную Тётю и говорит:

– Вы неправильно через улицу идёте. Давайте штраф!

– А что такое штраф? – не понимает Манная Тётя. У неё в кастрюле никаких штрафов не было.

– Это деньги, – говорит милиционер.

– А что такое деньги? – не понимает Манная Тётя. У неё в кастрюле никаких денег не было.

– Вот такие бумажки, – показывает милиционер.

Манная Тётя посмотрела – и тут же слепила манные деньги. Милиционер взял их, а они у него по руке растеклись манной кашей. Рассердился милиционер, хотел Манную Тётю в свою милицию забрать. А Манная Тётя не захотела в милицию, превратилась в белую Манную Автомашину и – шлёп-шлёп шинами – уехала.

Но долго ехать ей не пришлось. По улице катило много машин, а Манная Автомашина не знала, как нужно ездить, чтобы ни с кем не столкнуться. В кастрюле никаких правил езды не было. Вот она и столкнулась с грузовиком. Размазалась Манная Автомашина по грузовику, так что с трудом отлепилась.

Из грузовика выскочил перепуганный шофер, кричит, кулаками трясёт. А Манная Каша превратилась в белую Манную Собаку и – шлёп-шлёп лапами – побежала прочь, виляя хвостиком.

Вдруг ей навстречу выбежал громадный чёрный пес и громко на неё залаял.

– Ты зачем сюда пришла? Здесь я хозяин! Сейчас тебе трёпку задам!..

Бросился чёрный пес на Манную Собаку, хотел её укусить, да только весь оказался измазанным в манной каше. А Манная Собака превратилась в Манную Галку и – шлёп-шлёп крыльями – улетела.

Полетела она скорее обратно – домой, в кастрюлю. Шлепнулась в неё и снова стала сама собой, простой Манной Кашей. «Нет, – подумала она, – незачем мне, Манной Каше, по улицам шлёпать. Пусть лучше меня люди едят, как положено, а я уж с ними вместе на мир посмотрю».

Тайная сила размазни

«Размазня» – это что-то вроде ругательства. Но это ещё и кулинарный термин (каша-размазня, например), не несущий в себе ничего обидного. Так что вовсе не обязательно это слово имеет отрицательный оттенок. Манная каша-размазня из сказки окажется вполне решительной, находчивой и даже симпатичной особой: Манной Тётей, которая использует свои пластические возможности на все сто процентов. Так и ребёнок – иногда может какую-нибудь свою слабость (напрашивающуюся на обидное слово) превратить в неожиданную способность. Скажем, медлительность – это ведь и задумчивое спокойствие. Податливость – это и готовность к изменениям.

Каждый, кто орудовал с глиной или с пластилином, знает, какие замечательные вещи можно из них вылепить. Очень непохожие результаты получаются и в том случае, если ты сам и глина, и лепильщик.

Всемогущий податливый материал

Чем позаниматься после такой сказки? Разумеется, полепить. Пофантазировать – кем ещё могла бы стать удивительная Манная Тётя (пластилиновая, глиняная) при возникновении других затруднительных обстоятельств. А заодно подумать о собственных возможностях преодолеть свои сложности жизни.

Сколько всего можно вылепить из материала, внимательного к воздействию рук! Какой сильной становится слабость, если она внимательна к окружению и к его свойствам! Этого всего можно не говорить детям. Обсудить качества глины или пластилина – другое дело. Или побеседовать за лепкой о том, как бы повела себя Манная Тётя, попав в очередное приключение.

Возможные вопросы

– Любишь ли ты лепить из пластилина?

– А манную кашу любишь?

– Как по-твоему, Манная Тётя была сильной или слабой?

– Почему Манной Тёте удавалось спасаться от опасностей?

– Сердились все на Манную Тётю? За что? А она сердилась на кого-нибудь?

– Какое превращение Манной Тёти тебе понравилось больше всего? Почему?

– Хотелось бы тебе уметь превращаться во что угодно? Или лучше оставаться собой?

– Когда не можешь справиться с происходящим, надо ли изменяться самому?

– Быть размазнёй и уметь приспосабливаться – это разные вещи, как по-твоему?

– Разве можно есть кашу, которая гуляла по улице? Или в сказке микробов не существует?

Сказка 10
Лямба

Слизнячок Лямба ощущал всё, что творилось в мире. Ведь от всего, что происходит, расходятся особые воздушные волны. Воздух над землёй есть повсюду, вот повсюду эти волны и расходятся. И те, кто способен к этому, очень даже их ощущают.

Это очень нелегко – ощущать всё, что творится в мире. У слизнячков чрезвычайно нежная кожа, и даже самая крошечная воздушная волна добирается до них. Поэтому они всегда стараются забраться куда-нибудь в укрытие, хотя бы под листик.

Но слизнячок Лямба был отважным существом. Он никуда не прятался.

– Нельзя нам прятаться от того, что происходит на нашей Земле, – говорил он знакомой улитке Ульяне. – Ведь если мы спрячемся, это происходить всё равно не перестанет.

– Конечно, конечно, – соглашалась улитка Ульяна.

Но тут их окатывали новые воздушные волны, которые рассказывали о том, что происходит повсюду на свете, лучше, чем нам, менее чувствительным существам, рассказывают газеты, радио или телевизор.

Улитка Ульяна забивалась поглубже в свою раковину, а слизнячок Лямба не прятался даже под листик, такой он был отважный.

Особенная отвага ему требовалась, чтобы выдерживать те воздушные волны, которые возникают от войн и драк. Лямба никак не мог понять, зачем люди воюют и дерутся. Сам он двигался медленно и осторожно, чтобы никому не помешать и не повредить.

Но снова и снова, каждый день, и каждый час, а иногда каждую минуту, а иногда и вовсе без перерыва, до него доносились воздушные волны, которые никак не могли его порадовать. Опять где-то кто-то воевал. Опять где-то кто-то дрался…

И вот настал день, когда терпению слизнячка Лямбы пришёл конец.

– Сколько можно терпеть это безобразие! – воскликнул он в разговоре с улиткой Ульяной. – Придётся мне всё-таки им сказать.

Улитка Ульяна промолчала, привычно забилась в свою раковину от новых воздушных волн и там, внутри, подумала: «Какой он всё-таки наивный, этот Лямба».

А слизнячок Лямба откашлялся и сказал – тихо, но отчётливо:

– Да хватит вам!

Как известно, воздушные волны расходятся не только от всего, что происходит в мире, но и от всего, что сказано. Так что и от слов слизнячка Лямбы возникла воздушная волна.

Сначала это была очень слабая, почти незаметная воздушная волна. Но слизнячок Лямба, наверное, сказал свои слова как-то совсем по-особому, так что волна от них становилась всё сильнее и сильнее. И пошла она воздушными путями по всему миру.

Там, где волна наталкивалась на драчунов, она раскидывала их в разные стороны и гудела им в уши: «Да хватит вам!» И в голове каждого драчуна эти слова застревали на всю жизнь. Стоило ему на кого-нибудь замахнуться, как в голове начинало гудеть: «Да хватит тебе! Кому говорят!» – и рука его опускалась, а кулак разжимался.

Воздушная волна от слов Лямбы всё крепла и крепла. Она стала такой могучей, что завязывала узлами стволы у танков. Она расплющивала пули так, что они навсегда застревали в дулах пулемётов, ружей и пистолетов. Бомбы под напором этой волны превращались в кучи опилок, а боевые взрывчатые ракеты превращались в научные и улетали исследовать космос.

«Да хватит вам!» – пронеслось по всему миру, как ураган. Не осталось ни одного человека, который бы этого не услышал и не запомнил навсегда.

Солдаты чесали в затылках и говорили друг другу:

– Чего это мы, в самом деле?..

А офицеры отдавали им приказы заняться полезным делом.

Да и вообще все люди перестали вредить друг другу, а вместо этого стали изо всех сил друг другу помогать. И все безобразия на свете кончились.

– Ну вот, это другое дело, – сказал слизнячок Лямба улитке Ульяне. – Всё-таки теперь полегче будет жить на Земле.

«Какой он смешной, этот Лямба, – думала улитка Ульяна. – Он считает, что от его слов что-то могло измениться».

Но в раковину она прятаться перестала. Не от чего было прятаться.

Уметь ощущать, уметь переживать

Встречаются люди по-житейски беспомощные, ослабленные болезнью или инвалидностью. Но порою именно такой, беспомощный на первый взгляд человек вдруг оказывается сильнее и дееспособнее многих других, ободряя их и поддерживая.

Мне довелось дружить с замечательным художником, у которого из-за генетической болезни были атрофированы ноги. Несколько десятилетий он провёл, лежа в постели. Но его жизнерадостность, оптимизм, дружелюбие, творческая активность привлекали к нему людей со всех сторон. И каждый возвращался от него радостный. Он заряжал людей, словно аккумуляторы. Так он умел чувствовать и сочувствовать, ощущать и выражать свои ощущения.

Ощущать и переживать может даже самый слабый. И если он это делает всей душой, слабым его уже не назовёшь. Тем более ощущение ребёнка зачастую дорогого стоит. Пусть он не опасается быть непосредственным, делиться своими переживаниями. Мир от этого будет только лучше.

Прятаться или не прятаться

Самый простой способ отстранения от опасностей для слабого – спрятаться. Самый трудный – не прятаться. Дело не только в том, чтобы сразиться с тем, что тебе или другим угрожает, победить физически, это не всегда и не каждому по силам. Всё решается тем, прячешься ты или не прячешься. Речь идёт не о стратегии поведения (вполне нормально спрятаться в печи от злых гусей-лебедей), а об отношении к неприятности. Часто люди (не только улитки) прячутся внутрь себя от того, чтобы самому определиться, чего хочешь и чего не хочешь. От прятания внутрь себя и предостерегает сказка.

Не прятаться – значит воспринимать происходящее не как любопытный, подсматривающий за поведением других людей, а как часть своей жизни. Значит позволить себе сказать то, что думаешь, вслух (этому, кстати, у многих детей можно поучиться). Волны расходятся от всего, что сказано.

Возможные вопросы

– Каждый видел, как от брошенного в воду камешка расходятся волны. А как расходятся воздушные волны – видно?

– Есть такое выражение «забиться в свою раковину» – что оно означает, по-твоему?

– Что для человека может быть «раковиной», в которую можно спрятаться?

– От чьих слов на самом деле зависит, будет или нет война?

– Как от поведения людей зависит, будет или нет драка?

– Знаешь ли ты каких-нибудь драчунов? Что они сделают, если сказать: «Да хватит вам»! Может, надо сказать по-особому?

– Может ли слабый помирить сильных?

– Надо ли завязывать узлом дула пушек и танков, чтобы прекратить все войны? А как бы ты это сделал?

– Что, по-твоему, больше всего помогает прекратить всякие безобразия?

– Что тебе хотелось бы сказать так, чтобы все услышали?

Капризы и обиды

Понимание ребёнка

Воспитатель, использующий в своей работе сказочную педагогику, должен хорошо представлять себе, с какими проблемами он встречается и какие сказки могут помочь ребёнку в решении этих проблем. Для этого в каждом детском свойстве, даже если оно вызывает у всех раздражение, необходимо видеть не только отрицательную сторону, но и положительную. И сказки подыскивать такие же, понимающие. Избегать сказок басенного типа, которые сводят свою мысль к заурядной морали, клеймят отрицательные человеческие свойства и возвеличивают положительные. Такие сказки могут причинить ребёнку изрядный вред, если он узнает себя в отрицательном герое.

Видя положительную сторону проблемного свойства, мы сумеем найти такой сказочный материал, который поможет ребёнку опереться на что-то положительное в себе и только потом позаботиться о смягчении отрицательного.

Каприз – заблудившееся самоутверждение

Поговорим теперь об одной из двух предметных тем, которым посвящена эта книга: о капризах. Почему дети часто капризничают? Почему свойство капризности, если оно сохраняется у взрослого, так обременительно для окружающих? Надо ли вообще бороться с детскими капризами?

Легче всего ответить на первый вопрос. Каприз – это побуждение других к угадыванию того, чего не можешь угадать в себе сам. Это маята, связанная с небольшим пока земным опытом, с недостаточным знанием себя. Это смутное ощущение себя как личности, имеющей право на самоутверждение среди других людей, и, вместе с тем, непонимание: как это осуществить. То есть это естественное для ребёнка переживание. Оно имеет вполне достойную природу, связанную со становлением личности.

Если, однако, человек вовремя не найдёт свой путь самоосуществления, капризность может стать чертой взрослого характера. Без навыка искать своё сегодняшнее призвание, определять способы развития и реализации своих способностей, блуждая внутри себя самого, взрослый может стать капризным до невыносимости. Вот и получается, что детские ищущие капризы и взрослые тупиковые разнятся по смыслу, хотя их и обозначают одним и тем же словом.

Бороться с капризами как таковыми нет смысла. А чтобы детская капризность не перешла в свои отрицательные взрослые формы, и нужны наши педагогические усилия. Для этого нам послужат, в частности, те сказки, которые приведены во второй части книги.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5