Виктор Кобеев.

Генератор реальности. Рассказы



скачать книгу бесплатно

Вот он архив. Помещение как, обычно, в подвале. Полки, полки, стеллажи, до отказа заваленные какими-то бумагами, папками, книгами. Странное всё же место. Здесь всё то, что было много лет назад. Здесь прошлое. Архивариус с деловым видом встретил нас у порога.

– Я уже отобрал то, что положено, вон там в углу. Забирайте и выносите. Дышать легче будет.

Сказано – сделано. Документы загружены в повозку и закрыты брезентом. Только тронулись, извозчик закричал:

– Эй, командир, мешок уронили!

– Да чтоб тебя!

Мешок лопнул, и одна папка с бумагами упала в лужу. Быстро-быстро её под брезент и вперёд. Ага, вот ещё несколько листов. В карман их, чтобы тент не развязывать. Потом разберёмся. Да и кому оно надо, всё равно на лапшу. Ехать не так, чтобы далеко, но назад доберёмся только вечером. Подвода не паровоз, быстро не бегает. Извозчик наш Василий Васильевич человек не молодой и обстоятельный в просторечии Вась Васич, дёрнул вожжи, и мы тронулись в путь дорогу.

– Ты бы чего-нибудь почитал из тех листочков, что у тебя в кармане. – Проронил Васич, – а то скучно совсем.

– А оно надо? Ты же сам Вась Васич, как люди говорят, крупный специалист по прошлому и так всё знаешь. Зачем тебе?

– Профессиональный интерес. Я, видишь ли, диссертацию писал по теме «Достижения науки и техники в начале двадцать первого века».

– Оба на! А как в извозчики угодил?

– Как обычно, закусился с начальством. Забыл старое доброе правило, которому много веков. Оно гласит – вид у подчинённого должен быть лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать высокое начальство. Вот так вот. А я начал умничать и доказывать всем, что те изобретения можно было использовать и сейчас. Потому крайним и оказался. Мою работу засекретили, защиту отменили. А за то, что куда-то делись два листа из диссертации, меня уволили с работы по статье. Хорошо, что не посадили. Так я здесь и оказался, а потом и к лошадям привык. Они умные, когда-то говорили, что их можно читать научить. Двадцать лет уже, так вот, извозчиком.

– Так ты бы и просветил меня, как оно было тогда. А то в учебниках по истории пара страниц и всё.

– Тогда, – Васич на секунду задумался, – и жизнь совсем другая была. Тепло и светло в каждом доме, хоть круглые сутки. Люди могли по небу летать и плавать под водой. И всё благодаря электричеству.

– А что это такое?

– Долго объяснять, всё равно не поймёшь, но в общем, были большие установки, на которых производили электричество и передавали его по проводам.

– А что такое провода?

– Это такие алюминиевые плетёные верёвки. Прицепляйся к ним, и бери энергии, сколько хочешь.

– Здорово как! Куда потом всё это делось?

– Энергии стало не хватать, и учёные решили найти новый её вид. Для этого построили огромную установку под землёй. В ней с помощью электричества разгоняли самые маленькие частички вещества до огромных скоростей и долбили ими другие частички того же вещества, а потом смотрели, что получится.

– И получилось?

– Ещё как получилось, только не то, что хотели.

Что-то не срослось как надо. Или частичка не туда улетела или скорость не та оказалась. В общем, процесс пошёл, но не туда. Постепенно стала исчезать электромагнитная индукция – это такое явление, с помощью которого можно получать искусственным путём электричество. Или крошечная дырка в энергетическом поле Земли образовалась или ещё чего, но ни получить электричество, ни накопить его стало невозможно. То есть в природе оно осталось, а вот выработать его – никак.

– Васич, а если бы оно, это электричество совсем исчезло, тогда что?

– Ну, тогда и нам с тобой крышка, и вообще всему живому. Сначала никто даже и не заметил этого, – продолжал Вась Васич, – А потом забеспокоились связисты, это те, кто передавал изображение и звук на расстояния без проводов.

– Что и такое было? Вот это да!

– Не только они, и системы навигации на кораблях тоже начали отказывать. Потом стали отключаться сами электростанции. Работает, станция работает, а электричества нет. Вот так вот.

– Доигрались, значит. И чего не хватало?

– В мире начался хаос и почти конец всему. Европа пострадала больше других. Топлива нет, и много не привезёшь – дорого. А вот Африка даже и не заметила. Те как жили, так и жили, как бананы собирали, так и собирали. Наша страна быстро перестроилась. Не в первый раз. Достали с консервации старые паровозы и вперёд. Мы опять стали всемирным поставщиком энергоресурсов. Знать судьба такая. Отечественная корпорация «Промуголь» вышла в самые крупные и самые богатые в мире. Повезло и в том, что один наш гений, или химик или ботаник изобрёл новый способ очистки дымовых газов и преобразования золы в стройматериалы. Использование угля достигло почти ста процентов. Мало того, что он всех ходоков от крупных корпораций просто послал, так ещё и опубликовал свою работу бесплатно. А ведь ему такие бабки предлагали! Вот собственно и всё. А ты давай читай, читай.

– Вась Васич, да скукота тут какая-то. Протокол судебного заседания, что ли… Истец, ответчик, судья, ну и всё такое… Кто-то чего-то написал. Автору, вроде как не понравилась критика. И то не так, и это не этак. В суд подал о защите чести и достоинства и требует компенсации морального вреда. Вот и разбираются, кто что сказал, кто, как понял или не понял, занудство сплошное.

– Читай, читай, всё равно делать нечего.

– Ладно. Только начала нет.

– А, и так пойдёт…

Судья: ответчик, вы в курсе претензий к вам по поду иронии?

Ответчик: да, ваша честь, только я с ними не категорически согласен.

Судья: это как? поясните вашу позицию.

Ответчик: с чего начать?

Судья: разумеется, с начала, как и положено.

Ответчик: начну, пожалуй, с утверждения автора о том, что короткое произведение не может претендовать на раскрытие фундаментальной темы о смысле жизни. Так вот, очень даже может! По крайней мере, некоторых сторон этого самого смысла.

Судья: не будьте голословны, поясните на примере.

Ответчик: запросто. Вот, к примеру, выражение – талант не дворянство, по наследству не передаётся. Всего-то одна строчка, а сколько в ней смысла!

Судья: вы это на что намекаете? Это что же, дети не могут быть талантливы, если у них талантливые родители? Да и в произведении такой строки нет.

Ответчик: могут, ваша честь, могут. Из всякого правила есть исключения. А у нас вся страна такая, тут всякое исключение и есть правило, а правило – это, как правило, исключение. А в общем смысле – не могут.

Судья: так могут или нет? Вразумительно можете ответить? И кто дал вам право утверждать, что талант не передаётся по наследству?

Ответчик: Наполеон. Это он сказал.

Судья: хмм… да.

Ответчик: это у меня в «Книге мудрости» написано. А ещё там написано…

Судья: хватит мудрить. Эту книгу можно долго цитировать.

Ответчик: согласен, там более трёхсот авторов.

Судья: вот именно, суд больше интересует глубокий философский смысл этого произведения, о котором вы говорите в своей критической заметке, а не ваше умение читать. Ведь получается так, что вы как бы иронизируете по поводу содержания рассказа.

Ответчик: как можно, ваша честь!? Тут даже не один смысл, а целых три!

Судья: как три? Смысл всегда один. Он либо есть, либо его нет. Понимаете – один смысл, один!

Ответчик: это как посмотреть. В рассказе затронуты как минимум три серьёзнейших проблемы. Судья: давайте по порядку. Начните с первой, наконец.

Ответчик: проблема спонтанного формирования в массовом сознании неких образов, призванных, на мой взгляд, создать у широких слоёв населения определённый уровень самодостаточности, которого в природе не существует в принципе.

Судья: вы это о чём?

Ответчик: я про анекдоты и их героев. К примеру – новый русский, гаишник, строитель, программист, как в рассказе, или представитель малочисленных народов Севера, на худой конец – тёща.

Судья: причём здесь тёща, с худым концом? Тьфу, совсем заговоришься с вами!

Ответчик: вот и я говорю – не причём. В этом-то и вся интрига. Ни одного анекдота, ни про свекровь, ни про деверя, ни про тестя. Странно, не правда ли? Или недавний персонаж народного творчества – новый русский. Тупое и нагловатое создание в малиновом пиджаке. Ваша честь, а вы хотя бы одного богатого и тупого видели?

Судья: наглых – видел, а тупых нет. Ответчик, делаю замечание, здесь вопросы задаю я, а не вы, понятно?

Ответчик: понятно, ваша честь, только не понятно, почему именно этим персонажам повезло увековечить себя в народном эпосе, а не, к примеру – юмористам, футболистам или журналистам? Вообще – это тема серьёзного социологического исследования. На докторскую потянет, никак не меньше.

Судья: вот и занялись бы, а то только и можете критику наводить.

Ответчик: наверное, не видать мне докторской как своих ушей без зеркала, да и в кандидаты в доктора вряд ли подойду в силу ограниченности кругозора.

Судья: вы точно не подойдёте. Переходим ко второй проблеме. Задаю вопрос, чтобы понятно было. Назовите вторую проблему, которая была затронута в рассказе.

Ответчик: это проблема профессиональной деформации, данной категории граждан, а именно программеров. По моему мнению особенности профессионального восприятия здесь явно преувеличены.

Судья: это всего лишь литературный приём и не более.

Ответчик: спасибо ваша честь, наконец-то до меня дошло, а то ведь подумал, что автор напраслину возводит на целое сословие. Так ведь вроде люди как люди, никаких глюков я за ними не замечал. Жёны, дети, внуки рыбалка, охота. Всё как у всех. И водку пьянствовать могут по-человечески. И безобразие нарушать ещё, как умеют! А тут на тебе!

Судья: дыма без огня не бывает, значит, имела место исходная информация.

Ответчик: я всё же склонен думать, что речь идёт о любителях. Потому что профессионал, тот, кто смотрит в монитор много часов в день, не будет этим заниматься дома! Не будет. От этих файликов и смайликов к концу рабочего дня нормального человека просто тошнит. И пускать за свой комп кого попало – это слишком, пусть даже это та самая «дорогая». Вообще как говорил наш начальник – работать надо на работе в свободное от работы время.

– Васич, а что такое монитор, файлик, смайлик, комп?

– Как бы проще объяснить тебе, – Васич немного задумался, – в общем были такие штуки которые могли сами выполнять сложные математические операции и оператор наблюдал за всем этим как на картинке.

– Да ладно. Как это арифмометр может сам считать, его же крутить надо, и потом зачем мне смотреть, как колёсики крутятся?

– Эх, темнота! Читай дальше.

Судья: а дома отдыхать от отдыха?

Ответчик: именно так, ваша честь, одно другому никак мешать не должно.

Судья: с отдыхом и работой всё понятно, обозначьте третью проблему.

Ответчик: ИИ.

Судья: и, и, что?

Ответчик: я говорю ИИ – искусственный интеллект.

Судья: но в рассказе ни слова нет об этом!

Ответчик: знаю, я имел в виду не сам ИИ, а отношение к нему. Только представьте, что вы господин судья сидите и разговариваете с телевизором лет двадцать тому назад. И это кто-то видит.

Судья: да уж, больничный в санаторном отделении обеспечен будет точно. И профессию менять придётся.

– Васич, а что такое телевизор? – спросил я.

– Это такой деревянный ящик, у которого одна стенка сделана как бы из стекла. И там, на этом стекле показывается изображение и всё это идёт со звуком.

– Говорящая картинка?

– Ну да, она ещё и двигаться могла. Ты читай дальше, читай.

Ответчик: вот именно! А сейчас это абсолютно нормально. Вирус разговаривает с антивирусом и т. д. и никто не удивляется и никто никого не отправляет отдохнуть! Это судьбоносный знак, ваша честь. Это свидетельство того, что большая часть населения уже готова к появлению искусственного интеллекта. А значит мы на пороге великих событий. Тем более что американцы с середины 70-х годов вели такие работы. Проект носил название или «Джойша» или «Мойша».

Судья: Джошуа, но он был закрыт в 90-е из-за высоких затрат.

Ответчик: так ведь это для широкой публики, ваша честь, а на самом деле как с атомным проектом.

Судья: откуда у вас такая информация?

Ответчик: в газете читал, которая пишет про летающие тарелки.

Судья: и это всё?

Ответчик: да ваша честь.

Судья: суд удаляется на совещание.

– Чего там дальше? – Вась Васич выбросил окурок в лужу на обочине.

– А всё Васич, полстраницы оторвано как обычно.

– Тр-р-р-р ……ь – Вась Васич натянул вожжи. – Всё, кажется, приехали.

Стечение обстоятельств

Часть 1

Понедельник и так день тяжёлый, а тут ещё и сроки заканчиваются по исполнению двух неотложных дел. Но уж если началось «в колхозе утро», то началось… В кабинете раздался звонок внутреннего телефона. В трубке – глуховатый голос шефа.

– Срочно зайди ко мне, – и начальник положил трубку, так ничего не объяснив.

Странно, зачем? Селектор закончился, планёрка тоже. Все получили заряд бодрости на неделю и уже начали входить в рабочий режим. Значит, что-то неотложное, как всегда. А раз так, то лучше бегло просмотреть, что у нас там по плану… Однако – «всё в тип-топ», как говорит один из моих друзей.

– Проходи, садись Николай Фёдорович, – сказал начальник, – ты слышал, что на прошлой неделе был ограблен этнографический музей нашего университета?

– Так ведь ограбления как такового не было, товарищ полковник, – заметил я, – судя по информации на селекторе, злоумышленники побросали исторические ценности прямо во дворе и скрылись через дыру в заборе ещё до приезда группы немедленного реагирования. На место происшествия она прибыла через две минуты после звонка вахтёрши. Автоматической сигнализации с выводом на пульт там нет, и не было. Видеонаблюдения – тоже. Поэтому со стороны собственника к нам претензий быть не может. Ущерб – разбитое окно цокольного этажа и всё. На уголовное дело это никак не тянет. То, что бабушка вахтёрша перепугалась почти до смерти – не в счёт, и её страхи к делу не пришьёшь.

– Так, то оно так, да не совсем, – задумчиво сказал начальник. – Дело не только в материальных претензиях. Странные вещи там происходят в последнее время.

– А причём здесь милиция? Мы же не охотники за приведениями, и так дел хватает.

– Если надо, то и, как его там, полтергейста ловить будем, сам знаешь, работа такая. – Или тех, кто их плодит, – немного помолчав, добавил шеф. – Ты, случайно не забыл, что ректор ещё и депутат нашей Думы, а через три месяца выборы. Всё понял или переводить надо?

– Так справка же по проверке висит на шее, и аналитический обзор за полгода, а то ведь и мне и не только мне, – я выразительно посмотрел на начальника, – вышестоящее руководство голову открутит.

– Твоя голова пока останется на месте, не волнуйся. Генерал распорядился лично, даже не через канцелярию. Сам понимаешь, это означает, что разобраться надо как можно быстрее. Так что бросай свои бумажки и вперёд. Всё ясно?

– Нет.

– Что ещё?

– Нет оснований для расследования или хотя бы проверки. Уголовное дело никто не возбуждал, начальник райотдела подчиняется не мне, – произнёс я.

– Считай, что уже есть. Моё письменное распоряжение о проверке этой информации и причинах отказа в возбуждении уголовного дела – в нашей канцелярии, обязательно распишись, что ознакомлен. На «земле» тоже в курсе, если помощь понадобится, обращайся к начальнику РОВД напрямую. Обязательно зайди к ректору, он тоже обещал задействовать консультантов и специалистов. Надеюсь, всё понятно? – повторил начальник.

– Теперь – да.

– А если понятно, – добавил шеф, – то лучше переоденься в «гражданку», когда будешь разбираться на месте, не зачем лишний раз… – договорить он не успел, в кабинете раздался звонок прямого телефона из приёмной начальника управления. Служебная этика в таких случаях предписывает покинуть кабинет, если только его хозяин не задерживает для дальнейшей беседы, что я и сделал.

Как оказалось, в день несостоявшегося ограбления дежурным по отделу был мой хороший знакомый Вася Морозов и поэтому я первым делом решил побеседовать с ним, благо, что он оказался на службе. В дежурке остался его помощник, а мы расположились в соседнем кабинете.

– Вам, что, в управлении заняться больше нечем? Что за суета? Ведь ничего же не пропало, никого не убили и не покалечили, а столько шума. Кстати, а чего ты не по форме одет? Ты же не оперативник.

– Вася, вопросы сейчас задаю я, ты в курсе, а по «гражданке» – это для того чтобы лишний раз учёный народ своими погонами не смущать. Шеф так распорядился. А кто ещё шумит кроме нас, если не секрет?

– Пресса два раза прибегала, один журналист с телевидения, и уже звонили из городской администрации. Вот только прокуратуры ещё не было. Да ты со своей проверкой нарисовался. Хотя, может, оно к лучшему. Пиши, Коля, справки, пиши, бумага всё стерпит. Все вопросы уже будут не к нам. – Морозов достал из стола коробку с пакетиками чая. – Чай будешь?

– Вася, это после, сейчас давай по теме. Всё как есть с самого начала.

– Ты же знаешь, я здесь был участковым пять лет подряд, перед тем как ушёл в дежурку, – продолжил Морозов, щёлкнув кнопкой чайника.

– И что скажешь?

– То – то и оно, что говорить особо не о чем. Участок был спокойный на зависть всему отделу. Ни тебе вокзала, ни базара, ни наших бомжей, ни импортных гастарбайтеров, ни ветхого жилфонда, где обитает вся эта публика, ни разборок между нашими и не нашими. Люди интеллигентные. Красота, чистота, порядок. Я даже успел юрфак заочно закончить, пока был на этом участке.

– Вася, это же использование служебного положения, – поддел я дежурного.

– Нет, я почестному. Все сессии сам сдавал. Универ знаю, как свои пять пальцев, – уверенно сказал мой собеседник.

– Так вот и расскажи подробно, что тут такое творится, если городская власть нас на уши поставила.

– Пару лет назад, – продолжал Морозов, – ситуация начала меняться, и совсем не в лучшую сторону. Я уже работал здесь, в дежурке, и заметил, что университетский городок стал чаще попадать в сводки.

– Может новый участковый не тянет работу?

– Не думаю, парень толковый, к нам он пришёл из энергетической компании, сейчас уже на четвёртом курсе учится заочно в юридическом университете МВД и на ходу не спит. А тут, то грабёж, какой – то непонятный, то вандалы появились. И это здесь? В Alma mater? – покачал головой дежурный.

– С этого места подробнее, Штирлиц, как говорил некогда Мюллер.

– Если подробнее, товарищ Мюллер, то выглядело примерно так… – в раздумье произнёс Морозов, – представь себе, идёт по дорожке преподаватель университета, профессор, и среди бела дня к нему подлетает студент, вырывает портфель и бросается в кусты. Грабёж в чистом виде. Один из очевидцев пытается догнать грабителя, да не тут – то было! Ему под ноги летит сумка, которую швыряет проходящая мимо девушка. Всех участников мы тогда задержали по «горячим следам», и знаешь что поразило?

– Догадываюсь. Необычность и бессмысленность происходящего.

– Вот именно. Портфель нашли совсем рядом. В нём и кошелёк и сотовый остались на месте. Только бумаги были разбросаны по газону.

– Может, профессор связан с государственной тайной, а студент —шпион?

– Да ладно шутить то, откуда у археолога в портфеле могут быть секреты нашего государства? – возразил дежурный. – Я лично допрашивал грабителя. Зачем, – спрашиваю, – ты это сделал, а он только головой крутит и ничего толком сказать не может. Кстати и бумаги тоже все оказались на месте. Учёный потом сам проверял. Дела никакого возбуждать не стали, всё списали на переутомление у парня во время сессии. Там ещё и не такое бывает, сам знаешь. В прошлом году, вон, с дымовой трубы старой котельной, которая раньше весь университет отапливала, пожарные первокурсницу снимали. На город, видишь ли, решила посмотреть с высоты птичьего полёта. Забралась туда по наружной лестнице нормально, а назад – ни в какую. Страшно ей стало, и как только не оборвалась?!

– Оставим студентов в покое, я думаю, есть смысл поговорить с участковым. Давай, Вася, его сюда.

Минут через десять инспектор был уже в кабинете.

– Старший лейтенант Рогожкин – представился вошедший.

– Докладывайте, как до жизни такой добрались, старший лейтенант. Университет, а такое творится под носом у милиции. Это как понимать?

– Так ведь не вчера же это началось. Когда я пришёл на участок, всё было тихо или почти тихо, – поймав мой вопросительный взгляд, участковый ничуть не смутился.

Ну, даёт участковый! Сам на себя стрелки переводит?! Или он не понимает, что говорит, или я чего —то не знаю.

– Вот и получается, что вы не контролируете ситуацию, и вообще завалили работу, выходит так, – подвёл итог я.

– Товарищ майор, на моём участке практически всё нормально, ведь преступлений почти нет.

– Если бы было нормально, Рогожкин, то я сейчас сидел бы у себя в кабинете в управлении. А я здесь и разбираюсь с вами. И если преступлений нет, то, что есть?

– Есть происшествия, которые можно толковать и как нарушение общественного порядка, с одной стороны, и как стечение обстоятельств, с другой. Вот, например, покушение на языческую скульптуру в виде каменной бабы. Ту, что на полянке перед главным корпусом.

– Что и её украли?

– Да нет же, только голову оторвали. То есть голова уже была отломана.

– Как давно? Почему в сводках ничего не говорилось по этому поводу? Вандалов нам только не хватало. – Инспектор улыбнулся.

– Голову отломили примерно тысячу лет назад. Наши учёные собрали эту бабу по частям, да так, что швов почти невидно. Очень аккуратно всё подогнали и склеили. Стояла эта баба на лужайке перед учебным корпусом лет пять, никого не трогала. Утром студенты идут на занятия, а голова рядом валяется. Общественность, конечно, шум сразу подняла. Варвары покушаются на историческую ценность! Куда милиция смотрит! И всё такое… Даже местное ТВ приезжало. Потом, правда выяснилось, что голова сама отвалилась. От перепада температур разрушился слой клея, и специалисты уже восстановили всё в первозданном виде.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6