Виктор Иванников.

Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга



скачать книгу бесплатно

– Зачистить место, автоматы и пистолет забросьте подальше и за мною, найдём место покруче: Такое место оказалось метрах в ста от места происшествия. Не глуша двигатель, Войцех, предварительно переведя рычаг переключения скоростей на первую передачу, направил машину под откос и стремительно выскочил из неё. Машина медленно перевалила бетонку и покатилась, набирая скорость вниз. И уже в самом низу несколько раз перевернулась и наконец замерла вверх колёсами. Из накренившегося и пробитого бензобака потекла струйка бензина. Пока натекала лужица, Войцех оторвал у одного из бандитов воротник рубашки, окунул его несколько раз в уже заметную лужицу. Чиркнул зажигалкой, дав разгореться лоскутку, отошёл на несколько метров вверх по откосу, вложил в горящий лоскут камешек и метнул всё в лужицу. Та мгновенно вспыхнула. Стремительно метнувшись вверх и распластавшись на бетонке, подождал пока внизу не ухнул взрыв. Полежав некоторое время, встал, подошёл к откосу. Внизу вовсю полыхал костёр в раскуроченной взрывом легковушке. Тошнотворно воняло резиной и горелым мясом. Потрясённые увиденным, молча стояли рядом с ним Богдан и Игнат. В лицо и глаза этого, теперь для них очень страшного человека, они не могли смотреть. Он, отлично понимая их состояние, и некогда переживший нечто подобное, резко приказал:

– А ну в машину! Нечего тут глазеть! Эти твари в человеческом облике получили то, чего уже давно заслуживали! Игнат и Богдан молча развернулись и побрели к фуре. Пришлось ему «подстегнуть» их.

– Быстрее! Вы что, хотите быть увиденными из проезжающей машины? Не хватает Вам оправдываться или быть свидетелями! Вас же сделают «козлами отпущения». Они затрусили и к фуре. Он же тоже пробежался, вместе с ними, задавая темп. Как только они уселись, причём он занял водительское место, объяснил:

– Нам надо отсюда побыстрее убраться. Через пару километров влево будет съезд на местную дорогу, вот по ней и объедем этот город Вохня, чёрт бы его побрал вместе с бандитами. Развели их, а честным людям отбивайся, да ещё и оправдывайся. Как объедем его, выедем на трассу Краков Острава, далее поведёт Игнат, его очередь. Как скажешь, или до сих пор руки ноги трясутся? Тот сплюнул и неуверенно качнул головою.

– Не понял резко сказал Войцех:

– Ты чего трясёшься? Всё самое страшное уже позади. Остались живы, нечисть стёрли с лица земли. Радоваться надо, а не трястись. Так будешь рулить или мне придётся до самой Остравы это делать? А кто охранять Вас и Ваш груз будет? Игнат неуверенно улыбнулся и хрипло прокаркал:

– Я попробую.

– А чего тут пробовать? Сел, жми на педали, да крути баранку.

Сколько лет практики? Тот снова прокаркал:

– Уже пятнадцать лет.

– Пятнадцать, значит сможешь, кончай придуриваться, или мы тебя ссадим за ненадобностью и добирайся сам до дядьки Опанаса, как сумеешь. Видимо перспектива предстать в таком жалком обличие перед грозными очагами самого хозяина ещё больше ужаснула его. Он тут же «отвердевшим» голосом произнёс:

– Я готов вести, хоть сейчас.

– Нет, пересядешь за руль после того, как объедем этот городок.

Местная дорога оказалось хоть и узковатой для такой громилы, как их фура, но мощёной и не в пример Русским местным. Держа скорость где шестьдесят, где даже менее сорока, он за пару часов объехал и Вохню и ещё один типичный для Польши город Краков. Там он и поменялся водительским креслом с уже полностью овладевшим собою Игнатом. К граничному пункту между Чехией и Польшей подъехали, когда уже стемнело. Особых затруднений при пересечении границы практически не было и уже через двадцать минут они выезжали в пригород Остравы. Игнат хотел было сделать остановку, но Войцех приказал:

– До Брно едем без остановки. Нам необходимо побыстрее «оторваться» от границы с Польшей. Важно проскочить транспортный узел Оламбуц, там вполне приличный узел. И кто, откуда прибыл в этот городок, это ещё надо долго выяснять, конечно, если вообще захотят. А в Брно вообще никто не будет разбираться, там сам чёрт ногу сломит с этими транзитниками, столько в нём трасс пересекается. И ещё Игнат, едешь по всем правилам, а то я гляжу, норовишь всё побыстрее. Нам нельзя светиться по-глупому. Учти это. Оламбуц миновали через пару часов. Уже основательно стемнело. Ещё два часа и они в пригороде Брно!

– Всё Игнат, загоняй машину на стоянку, ужинаем и отдыхаем. В кафе не идём, в гостиницу тоже. Сидим в машине, едим из тех припасов, что взяли с собою. Так и сделали. После еды Богдан и Игнат пристроились в креслах, А Войцеху единодушно отвели место на заднем лежачьем. На часах уже был третий час. Он объявил перед тем как заснуть:

– Подъём в пять утра. В полшестого выезжаем. В шесть они уже были в пути. А ещё через час подъехали к пограничному городку Божеслав. Там их практически не задержали надолго, вот они уже в Австрии. До Вены доехали минут за сорок. В пригороде на известной Богдану стоянке остановили фуру, стали прощаться, уважительно тряся его руку. Помогли донести ему сумку до такси, там ещё раз пожали ему руку, причём уже полностью отошедший от вчерашнего страшного зрелища Богдан, восхищённо заметил:

– Вот это работа, обязательно расскажу дядьке Опанасу, как его друг с тремя вооружёнными автоматами, приготовившимися стрелять, расправился считай голыми руками. А Игнат, в свою очередь, пошутил:

– Ты бы паря, к нам на работу устроился. Глядишь, ещё пара тройка рейсов и в этих странах нас будут обегать, всё работать поспокойнее будет, да и денег бы заработал. Наш хозяин нас не обижает, платит нормально. Войцех пошутил:

– Да уж поспокойнее, видел я это спокойствие. Удачи Вам, мужики. Обратно поезжайте другой дорогой, через Словакию и Ужгород. Эта, хоть и потруднее, всё таки горы, пусть не высокие, но похоже побезопаснее. Хотя, чего это я говорю? Где Вы сейчас безопасность найдёте? Сколько молодых парней, как щенков, на улицы повыбрасывали эти власти. До встречи! Как говориться Гора с горою не сходится, а человек с человеком всегда сойдутся. Спасибо, что подвезли. Он обнял каждого, польщенных этим дружеским жестом. Таксисту приказал:

– В аэропорт. Сопровождаемый помахиванием рук своих новых друзей, а он точно знал они теперь уж точно сделают всё, чего в их силах ради него. Такси устремилась в Аэропорт. Проблем с билетом не было. Ждать рейса пришлось не менее пяти часов. Это время он провёл в кафе, хорошенько поел, напился кофе, начитался местной печатной макулатуры. В назначенное время, скромненько, в эконом классе вылетел в Штутгарт. Через час с небольшим их лайнер приземлился в знакомом, ставшим ему родным, аэропорту. Дождавшись своего багажа сумки Одарки, с её пахучими подарками, поймал такси и направился в свой родной Ройтлинген. Там доехал до автовокзала, отпустил такси, нанял другое, не доезжая одного квартала до своего дома, вышел, прошёл по своей улице, осмотрелся и через соседний двор, пробрался к себе в дом. Не зажигая света, поднялся в мансарду и почти час понаблюдал за окрестными домами. Никакой опасности для себя не обнаружил, да и его инстинкт тоже не подавал тревоги. Всё было как всегда. Поздний вечер уже сменился ночью, обыватель уже давно возвратился к своим очагом, занявшись своими обычными делами. Он обошёл свой дом, проверил оставленные метки, просмотрел видеозаписи с видеокамер. Ничего необычного, всё, как и должно быть. Вот только после этого, он выгнал машину из гаража, съездил в Штутгарт и оттуда позвонил племяннику Пьера. Тот обрадовался, начал было чего-то объяснять, но он прервал этот бурный словесный поток словами:

– Мне надо с шефом завтра к вечеру повидаться без чужого пригляда. Это очень важно, пусть предпримет всё необходимое для этого. Буду в том городе, в котором встречали меня с ребятами, в тоже самое время. Произнеся эту фразу, сразу же оборвал разговор, вернулся в машину, отъехал и встал так, чтобы этот телефон проглядывался вдоль и поперёк. Прошёл с час, но ничего подозрительного не обнаружил. Подождав, на всякий случай ещё минут пятнадцать, поехал обратно.

– Загнал машину в гараж, тщательно запер двери, принял ванну, поел Одаркиных подарков из фирменных домашних заготовок и улёгся спать. Но заснуть, как ни старался, не смог. Перед ним стояло лицо и глаза того спеца, который сорвал ему все его покушения и так помог его команде в трудную минуту. Чего и говорить, этого человека он зауважал и очень, как специалиста, ему он лично гарантировал любую помощь в трудную минуту. И этот человек прямо выразил своё несогласие с тем, чем сейчас ему приходиться иметь дело. Причём он совсем не видит никакой перспективы в этой его деятельности и вообще, считает необходимым сменить данное направление. Сам Войцех так не считал. В том, что им реализуется, он лично видел большие плюсы, для него они очевидны! Но его учили нельзя пренебрегать мнениями и оценками специалистов. А то, что этот человек с огромным жизненным опытом, посвятившим, как и он сам, свою жизнь защите Родины и народа, Войцех нисколько не сомневался. Нет, изменять выбранному направлению он не собирался, но вот найти корень возникших разногласий с ним ему следует, понять в чём суть противоречий. Ведь не мог же этот человек, знающих не понаслышке захвативших власть в стране крыс, признать за ними право и далее безнаказанно грабить страну, гнобить свой народ. Ну не мог, не должен! То, чего, сейчас делается им лично, конечно в масштабах государства и незначительно, хотя резонанс от ликвидации такой крысы, сумевший сколотить на ограблении народа целую финансово экономическую империю, чего и говорить огромен. Люди, узнав об этом, начнут верить в справедливость и наказании тех, кто вверг страну в бездну страданий. Да и деньги, полученные за ликвидацию, пусть, и из грязных рук, пойдут на помощь им же. Чего же тут неправильного? Почему этот спец считает выбранный им путь неправильным, а если так, то в каком месте своего жизненного пути сделан им ненадлежащий выбор, где этот поворот отклонение? В чём суть неправильности выбора? Он же свято следует своей же клятве защищать Родину, его народ! Он же ни на миг не уклонялся от своего обещания. Пусть этой Родины уже нет, но народ-то остался! Ему сейчас очень трудно. И кому как не ему, коего именно этот народ обучил тяжелейшему и опаснейшему труду ратному делу, доверил такую возможность, осуществлять это дело воздания грабителям по их заслугам? Мучимый этими мыслями, Войцех никак не мог заснуть, а феноменальная память буквально, как в кино, стала разворачивать перед его взором всё то, чего ему удалось сделать, пережить, все этапы жизненного пути. Кадры были ярки, насыщены цветом, светом, муками и счастьем. Они неслись стремительно, но ему удавалось вновь и вновь пережить всё что с ним происходило в его жизни пережить, но и оценить!

Часть II
Становление бойца

Глава первая
Путь в воины

Егор Сильнов рос крепким, смышлёным пареньком. Жили они в военном городке, расположенном в Центральной России. Таких городков в стране в то время было множество, в них было практически всё, чего необходимо для жизни. Городок занимал удобное месторасположение, к нему подходила железнодорожная и шоссейные ветки. Сравнительно недалеко находился крупный областной центр. Его отец – майор радиоэлектронщик. военнослужащий местной воинской части, а мать учительница химии в тамошней школе. От них он унаследовал тягу к электронике и к химии. Эти тяги странным образом уживались в нём, соревнуясь между собою. То он полностью был захвачен химией, комбинируя разные составы и растворы, пользуясь подсказками матери и выписываемой ею для себя и него химическими журналами. То опять же полностью переключался на радиоэлектронику и с помощью отца собирал разные схемы. Учился он неплохо, был твёрдым «хорошистом», наверно мог бы стать и отличником, но этому мешали отнимающие всё его свободное время увлечения. Так продолжалось до восьмого класса, Но однажды его сильно побил сын местного прапорщика и поварихи Гарик, привлёкший для этого ещё троих великовозрастных оболтусов. Били они его из ненависти к его увлечениям, чистоте. Ничего не поделаешь! Во все времена были и будут такие уроды. Мать, увидя его всего в синяках, крови, испачканной, рваной одежде, заохала, потащила было в поликлинику, но отец не дал. Сам внимательно осмотрел все его синяки, ушибы, отмыл, сводил к своему другу травматологу, коему он мастерил разные радиоэлектронные приборы по его профессии. Тот тоже осмотрел, но не нашёл никаких тяжких повреждений. После этого запретил матери лезть к сыну со всякими расспросами об причине драки и в своём кабинете сказал ему всего несколько слов:

– Мужчина, который прощает обиды не мужчина! Один раз уступишь, будешь уступать всю оставшуюся жизнь. Научись давать сдачи, причём такой, чтобы обидчики долго, а лучше никогда уже не смогли поднимать руку на человека-. На следующий день отец отвёл его в секцию вольной борьбы. Тогда никаких ушу, карате, рукопашки не было. Тренер, умный, тёртый жизнью. бывший знаменитый спортсмен, выслушал в своём кабинете просьбу отца, посмотрел на мальчишку всего в синяках, но с твёрдой решительностью в глазах, на лице, сказал просто:

– Егор, спорт, я имею ввиду настоящий спорт, а никакую-то забаву, это тяжёлая работа, требующая полнейшей самоотдачи и самоорганизации. Не многие способны их вынести. Для этого нужна прежде всего вера в себя, свои возможности, настойчивость, а главное терпение и труд. Всё, если решил, то иди в раздевалку, раздевайся и приходи на ковёр. Начнём прямо сейчас, сегодня. И Егор начал! Через год он уже был призёром Всероссийских соревнований школьников своего возраста и стал кандидатом в мастера. Его упорство, трудолюбие, врождённые атлетические данные, координация и реакция, умение на ковре мыслить нестандартно давали свои плоды. Тренер и не только он, а и другие вышестоящие тренера и чиновники от спорта внимательно посматривали на талантливого паренька и просто выбирали момент, когда можно было бы перетащить его к себе, используя всякие заманчивые посулы. Но внезапно всё изменилось. Он, спеша на тренировку, нечаянно на улице толкнул тоже спешащую девчонку из параллельного класса. Ввиду сильнейшей загруженности, ему редко приходилось общаться со своими сверстниками, только на уроках, да на ковре, а уж на девчонок вообще не обращал внимание. Извиняясь, помог ей подняться, взглянул в лицо и замер, пораженный увиденным. Большие серые глаза, наполненные слезами, с обидой смотрели на него. Солнце пробивалось сквозь шапку и пряди густых русых волос. Сердце его замерло, а затем бешено застучало. Алёна, так звали девочку, гневно обругала его, крутанулась и ушла. Как в тумане, не разбирая дороги, а видя перед собою её точёную, обтянутую плащиком фигуру, поплёлся Егор за нею. Очнулся он, да и то не совсем, в вестибюле здания и только тут понял, куда попал бассейн! Алёна, быстро сняв плащ, сапожки и сдав их, юркнула, не глядя на него, в свою раздевалку. Егор постоял, постоял, осмотрелся и вдруг неожиданно даже для самого себя пошёл по коридору, где располагались кабинеты тренеров и администрации. Решительно открыл одну из них. на него смотрел средних лет мужчина в тренировочном костюме. Егор уже был своеобразной знаменитостью в их городе, так что многие его знали в лицо, знал его и этот мужчина. Он спросил:

– Тебе что надо, Егор?

– Мне надо научиться плавать, хорошо плавать, а то стыдно! – Мужчина покачал головою:

– Егор, пойми меня правильно, для того чтобы научиться хорошо плавать, а не просто плавать, надо этим делом заниматься с детства, раннего детства! Только тогда окрепнут и разовьются необходимые мышцы, лёгкие и прочее. Ты, уж прости меня, достиг больших успехов в другом виде спорта, вот и иди по этой дороге, ну а плавать что же? Этому мы тебя разумеется научим. Приходи завтра к шести часам, там в вестибюле перечислено чего надо иметь с собою.

Там Егор стал пловцом. Неожиданно для самого тренера и окружающих дело быстро пошло в гору. Через месяц он уже тренировался в полную силу. Тренер вольник пытался с ним поговорить, но Егор весь отдался плаванию. Через полгода он был уже перворазрядником, выступал за район, а иногда и за область. Тренер по плаванию Семён Ильич только разводил руками, разговаривая с Иваном Константиновичем тренером вольников. Но внезапно Егор прекратил эти тренировки и опять вернулся к Ивану Константиновичу и яростно стал навёрстывать упущенное. Тренера вновь попытались было выяснить причину таких вывертов, но он молчал. А причина-то была довольно тривиальна он возненавидел девушку, приведшую его в бассейн, его первую любовь! Именно желание видеть её, быть с нею, как можно чаще, даже в таких специфических условиях, заставило заняться плаванием. Алёна конечно догадывалась о его чувствах, ей это даже импонировало, как же кумир местной молодёжи, известный в их городе спортсмен, бросил свой спорт ради неё. Однако она ничем не проявляла своей благосклонности. Держала его, что называется «на расстоянии». Честно говоря, у неё были тогда совсем другие мысли и желания. Ей тоже хотелось ездить на соревнования, быть знаменитостью. К сожалению, великой спортсменки из неё не получалось, как она не старалась. И на соревнования ездили, как правило другие, более упорные, более талантливые. Но она считает себя самой достойной и решила, что всё зависит от тренера. Кто ему нужнее, ту он и берёт с собою. Решив так, быстро нашла ключ к тренеру, предложив ему чисто по женски своё стройное молодое, девичье тело. Он не отказался от такого подарка. Однажды Егор после тренировки, решил посоветоваться со своим наставником, но того по какой-то причине не оказалось в кабинете и он пошёл его искать. Был уже вечер, администрация разошлась по домам, тренеры, пловцы и пловчихи тоже практически уже ушли, поэтому ходил он практически по закрытым кабинетам. Но одна дверь почему-то оказалась не закрытой. Он, отчего-то вдруг робея, осторожно приоткрыл её. Увиденное потрясло его до основания. На жёстком диване кабинета, заложив руки за голову лежал раздетый, ещё сравнительно молодой тренер Алёны. Она же, голенькая вовсю извивалась на его члене. Они так были увлечены этим, что даже не заметили стоящего в полной прострации Егора. Очнувшись, он тихо закрыл за собою дверь и ушёл. Странное дело, ему вдруг стало легче, как будто был скинут с души какой-то груз, несколько месяцев давивший на неё.

Это произошло за несколько месяцев до окончания школы. Получив свидетельство об окончании средней школы, подался в Воронежский институт на радиотехнический факультет. Там его приняли с распростёртыми объятиями. Как же, кандидат в мастера по вольной борьбе, перворазрядник по плаванию, хорошист. Экзамены сдал уверенно и был зачислен на первый курс. Радостный и счастливый он со справкой об зачислении вернулся домой. До начала студенческой жизни оставалась неделя. Первый день прошёл в кругу семьи. И отец, и мать радовались, глядя на своего как-то вдруг возмужавшего сына. Друзей за время учёбы в школе у него было совсем мало., только один Гена. С ним он совместно, когда было время, мастерили схемы, радиотехнические устройства. Тот был однако полностью увлечён этой страстью, поступил в Ярославский институт, на такой же факультет. Приятели встретились, уселись на скамейке в небольшом местном парке и стали болтать. Вдруг Гена извинился и направился к стайке, проходящих девушек, подошёл к одной и заговорил. Девушка попрощалась с остальными и они, взявшись за руки, направились к Егору. Внезапно из-за поворота вышла компания парней. Один из этой компании подскочил к девушке, ухватил её за руку и стал орать на неё. Гена попытался было оторвать руку парня от девушки, но другой, ударив его, свалил, вся компания загоготала. Увидев эту сцену, Егор сразу же вспомнил слова отца. Холодная ненависть к этим мерзавцам, поднявшим руку на безобидного Гену и его девушку, сразу же «заполнила» его. Стремительно бросившись на подонка, продолжавшего ногами избивать его друга, броском через плечо швырнул его в кусты, затем вывернул руку другого, тащившего за собою девушку, приложил о землю броском через бедро ещё одного, бросившегося на помощь воюющим мерзавцам. Остальные, узнав его, отшатнулись. Это Егор «Мастер спорта», галдели они пятясь от него. Остались плачущая девушка и стонущий, побитый Гена. Подъехала на шум и крики окружающих милиция. Их троих привезли в местное отделение милиции. Составили протокол происшествия. Задержали, а вскоре тут же доставили всю компанию. Оказалось: у одного сломана рука, у другого сильный ушиб бедра, у третьего трещины в нескольких рёбрах. Допросили их, те забубнили:

– Они шли, никого не трогали, а этот мастер вдруг на них напал ни с того, ни с чего.

Начальник отделения стал чесать затылок. Налицо превышение необходимой обороны, причём мастером спорта. А это уголовщина, статья, срок! Первым пришёл в отделение Иван Константинович, принялся уговаривать начальника майора. Тот и сам всё понимал, рад бы, но ведь налицо травмы, они же зафиксированы. Пока он его уговаривал, подъехал начальник части, фактически глава города. Емшов Сергей Сергеевич. Тоже принялся с начальником милиции искать выход. Дело шло очень туго, но тут Сергей Сергеевич вдруг хлопнул себя по лбу, взял трубку:

– Павел Петрович, подскачи ка в отделение, нужна твоя помощь.

– Через минут пятнадцать начальник первого отдела был уже на месте. Выслушав майора, просмотрел протоколы, взял Сергея Сергеевича за локоть и вышел с ним на улицу. Уселись на лавочку возле милиции. Минут через пятнадцать вошли в кабинет начальника отделения уже втроём. С ними был военком города. Вызвали Егора. Сергей Сергеевич ему объяснил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8