Виктор Иванников.

Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга



скачать книгу бесплатно

– Отдай документы на груз и спутниковую трубку спутнику, он знает, как дальше действовать. Ну а ты, как говориться, с Богом! Удачи тебе сынок! Жду твоего сообщения. Если понадобиться какая-либо помощь, обращайся. Следуя его указаниям, фура направилась к Киеву. В пригороде водитель остановил её в указанном ему месте. Здесь Войцех распрощался с ним и со спутником, зашёл в кафе, заказал какое-то блюдо с мутным пойлом, называемым кофе, и принялся ждать. Минут через двадцать к кафе подъехали две машины. Одна из них была машиной старого знакомого Грицко. Тот вылез, осмотрелся, прошёл в кафе, снова осмотрелся, уселся за соседний столик. Сделал заказ. Пока его готовили, тихо приказал:

– Зелёный Рено: Положив деньги за заказ на стол, Войцех вышел. Прошёл к указанной ему машине. Водитель, кивнув ему в знак приветствия, сразу же тронул свой лимузин. Проехав пару километров, остановился:

– Меня зовут Богдан. Я работаю в фирме дядьки Опанаса водителем и, тут он усмехнулся:

– По совместительству охранником груза. Знаете, времена такие, много развелось лихих мужиков, охочих до чужих грузов. Как во времена лихолетья. Прямо как в стае крыс плодятся. Но, тут он с гордостью произнёс:

– Наши номера стараются избегать подальше. Пришлось поработать, нас дядька Опанас кое-чему обучил. Он для нас спецкурсы организовал. Правда отбирал сам из бывших спецов сего дела. Я сам бывший морпех. В общем, поколотили этих лихих людишек, но те всё больше берут, на испуг, а у меня считай, чем пырнуть, да на что нажать спусковой крючок ничего нет. Один раз допекли нас возле Житомира. Все те никак не могли успокоиться, как же? Их поганый престиж подрывается. И результат трупы есть, побитых и поломанных полно, а товара нет! И это у хозяина участка трассы?! Они же, суки, с милицией делятся! То есть те сообщают им какой груз идёт, ну а бандиты в засаду. Несколько раз на нас налетали. Надоело нам, а особенно дядьке Опанасу. Приехал он с парой хлопцев в их городок, где главный дорожный бандит, свою ставку имел в бывшем пионерлагере. Разнесли их логово в клочья. Одних трупов положили более десятка, а их главного утопили, как щенка в речушке, что по колено. Предварительно все, отобрав, что было нажито грабежом и раздали по больницам и детским домам. Милиция и не пикнула. Её дядька Опанас предупредил:

– Всё выложит, чего этот пахан на них наговорил, да наготовил на всякий случай, дабы не дёргались. Все их делишки на свет божий вытянет, не посмотрит и на Чин. С тех пор вроде бы поспокойней стало. Организованные более не лезут, а вот отморозки из новеньких так те по дурости и не опытности, без серьёзной крыши иногда пробуют. Таких мы просто учим. Ломаем руки, что бы больше за оружие, ножик или кастет не хватались. А дядька Опанас приказал нам ещё для позора раздевать их догола и пинка под зад! Вот такие весёлые у нас дела. Мне Грицко приказал взять Вас в следующий рейс вместо одного из сопровождающего. Того уже предупредили. Будете меня и экспедитора охранять.

Он усмехнулся:

– Уж не знаю как у Вас это получится. Хотя, тут он, чего то вспомнив, с уважением посмотрел на него:

– Грицко мне по секрету сказал, сам дядька Опанас считал Вас великим бойцом! Богдан мечтательно протянул:

– Хотелось бы мне, хоть краешком глаза взглянуть на Вашу работу. Впрочем на Украине вряд ли. Тут наши фуры и номера знают, вдоль и поперёк. А вот в Польше, там вполне могут. Там ещё не все обучены нами. Так что и для вас там может быть найтись работа. Наш рейс послезавтра рано утром. Денёк побудите у меня на квартире. Я Ваши документы свезу кому надо, их за это время переоформят как положено. Мы должны будем доставить груз, в пригород Вены, вот там и сойдёте. Расстояние более тысячи трёхсот километров. Идём с остановкой почти сутки. Пережидаем только самые тёмные часы. Сопровождающий экспедитор тоже отличный водитель, да и боец не плохой, в ВДВ служил. С ним мы будем идти попеременно. Один рулит, другой отдыхает, по шесть часов смена у нас такая. Войцех усмехнулся:

– Богдан, я тоже, скажу тебе честно, неплохой водитель. Можете и на меня рассчитывать:

– Э нет, нам интереснее поглядеть на Вашу другую работу, конечно, ежели не дай Бог она случится. От Львова до Кракова всё может случится, там частенько пошаливают лихие и из наших, и из ляхов. Мы всегда на этом участке едем в светлое время, когда трасса оживлённая, ну и мы готовы встретить их как надо. Только учтите, отбиваться от них придётся подручными средствами. В этой стране с оружием только их полиции и бандитам разрешается шастать. Простым же смертным за это тюрьма. Такие вот у них порядки. Суки полицейские даже не разговаривают, если чего обнаружат. Сразу же Мафиози, Мафиози. Он сплюнул:

– Да они сами кого хочешь, этому ремеслу научат. И всегда у них Русские мафиози! Он снова сплюнул. Войцех усмехнулся:

– Спасибо что предупредил. У Вас какие вещи в качестве подручных средств, входу?

– Те, которые дядька Опанас присоветовал. В основном металлическая посуда, монтировки, ключи.

– Добро, Богдан. Сгодятся. Тот твёрдо заявил:

– Они у меня завсегда под рукою.

– Тогда вот что, не в службу, а в дружбу, и мне комплектик такой же приготовь.

– Это не проблема. А ещё мы по две ложки и вилки из нержавейки берём с собою.

– И это для меня не помешает. Найдёшь?

– Нет вопроса, решим!

– Ну тогда насчёт подручных средств договорились? Так?

– Точно так! За этими разговорами подъехали к пятиэтажке, которые в изобилии расплодились в Советские времена в этом городе. Богдан, остановил машину возле одного из подъездов, заглушил двигатель и, указав на дом, пригласил:

– Проходите. Они поднялись на третий этаж в двухкомнатную квартиру «распашёнку», типичную и по оборудованию, и по мебели советских времён. Хозяин смущённо произнёс:

– Не хоромы, конечно, но отдохнуть можно, от родителей осталась. Я им в одном хуторе хату купил, вот они там и проживают, а в Киев только по праздникам, да сынка проведать и своих доморощенных гостинцев привезти. С гордостью добавил:

– Мои старики так увлеклись садоводством и огородничеством, что на каких-то конкурсах даже призы получают. Посему овощи и фрукты у меня от них, экологически чистые, как сейчас любят говорить. Он провёл гостя по квартире. Вытащил полотенце, тренировочный костюм, чистое бельё. Отвёл в ванную комнату:

– Примите ванную или душ, помогает, да и полезно. Показал на бритву, повесил полотенце:

– Вы пока купайтесь, а я обед разогрею. Он у меня уже готов, правда. Он снова смущённо улыбнулся:

– Не разносолы, для себя одного готовлю, как умею. Хозяйкой ещё не обзавёлся. Была одна, да долго не выдержала. Я же в разъездах часто бываю, дело известное. Пришлось указать на порог. Да чего тут говорить-то… С тех пор и хозяйствую, как умею. Но вот уже борщечок то готовлю как надо. Моя матушка говорила:

– Сынок, ты можешь ничего не уметь готовить, но вот борщ завсегда должен быть настоящим! Так и пошло. С тех пор, научила! Войцех не стал чиниться, побрился, смыл с себя грим, усики. Скинул паричок и полез в ванну. Через полчаса они уже сидели за столом. Богдан никак не мог привыкнуть к сильно изменённой внешности Войцеха и только покачивал головою в знак своего великого удивления.

– Это ж надо так себя изменить! Меню было довольно типичным – салат, борщ и конечно, яичница с салом. Гостю была налита чарка горилки с перцем и пояснено:

– Это мой батько делает, он в магазине ни продукты, ни горячительного принципиально не покупает. Сам всё делает, да матушка ему в этом деле помогает. Такой вот бывший фрезеровщик высшего разряда. Правду говорят, ежели руки золотые, голова на месте, то любое ремесло по плечу. Ловко у него получается. Я вот так не могу, меня и к технике, машинам, да к оружию более тянет. Они поели, попили чаю, помыли посуду:

– Вы ложитесь на диване, постельное бельё уже приготовлено. Я же поеду с Вашими документами. Не знаю когда вернусь. надо ещё и к рейсу готовиться. Машину проверить, грузы ну и так далее. Можете книжку какую-нибудь почитать, там в шкафу их полно, а можете и телевизор посмотреть. Правда, я сам почти его не смотрю. Нечего! Похвальбу власти, да драки между политиками, или их стрелялки с голыми девчонками? Надоело, да и неприятно! Он сплюнул и, подумав, уходя, добавил:

– Только прошу из квартиры не выходить, так мне Грицко приказал. Вроде он Ваш фоторобот где-то видел. Но на таможенном пункте у дядьки Опанаса всё «охвачено», там нас пропускают, без сучка и задоринки, как по маслу. Зелёная улица нашим машинам! Вскоре дверь захлопнулась, замок щёлкнул. Войцех сходил, посмотрел на этот замок, покачал головою. Подпёр дверную ручку стулом, осмотрел окна, балкон, поприкидывал. Затем разделся и лёг спать. Проснулся от звонка. Сразу же «пришёл в себя», прислушался, услышал повторный звонок. Ясно, Богдан! Он взглянул на часы. Ого, уже почти пятый час ночи, считай почти утро, ничего себе поспал, не одеваясь, быстро прошёл в переднюю, открыл. Вошёл усталый Богдан. Усмехнувшись, спросил:

– Разбудил? А я, видишь ли, задержался, пришлось кое-чего в машине подремонтировать, но, правда, до конца не успел. Завтра снова надо будет поработать:

– Возьми меня с собою. Чего тут мне в четырёх стенах «куковать». В технике я разбираюсь неплохо, полагаю лишняя пара рук не помешает. Богдан устало отмахнулся:

– Посмотрим.

– Хорошо, подумай, а сейчас иди, прими душ, я чего-нибудь приготовлю. Тот снова отмахнулся:

– А чего готовить-то? Борщеца разогреешь, чайку скипятишь, вот и ладно. Мне бы только до постельки добраться. Перед дорогой надо обязательно выспаться. А тут видишь, какая непруха? Задний мост забарахлил, пришлось разбирать, да с электричеством какая-то чепуха, то горят, то не горят задние фары. Войцех опять предложил:

– С электричеством Богдан, пусть будет моя забота. Исправлю, были бы приборы:

– Ладно, я действительно приму сейчас душ, поедим. Похоже, дружок, ты проспал всё это время, ну и дай Бог тебе здоровья. Он быстро разделся, забрал бельё и ушёл в ванную комнату, а Войцех, натянув тренировочный костюм, принялся хозяйствовать на кухне. К тому времени, когда Богдан, приняв душ, более-менее «отошёл» от ремонтных затей, стол уже был накрыт. В тарелках «дымился» ароматный борщичёк, а на плите весело пыхтел старый чайник.

– Правильно учила меня матушка съешь борщечка и сразу будешь сыт, в нём всё есть, чего нужно для жизни. Я чаще всего им только и питаюсь, и ничего сыт, здоров, полон энергии. Всё удивляюсь? И чего это люди по утрам пьют эту гадость кофе. Лучше бы борщечка съели, ну хоть по полтарелки и на весь день, сразу сыт, здоров, а вот от этого пойла какая им польза?

– В нём есть кофеин, он то и даёт энергию человеку.

– А в борщечке энергии, хоть отбавляй. По себе знаю. Упрямо возразил он. С аппетитом съел целую тарелку этого уникального горячего, запил круто заваренным чаем, довольно погладил себя по шее:

– Ух, даже в жар бросило, а расслабило то как? Нет, дружок, всё-таки моя матушка знала чего советовать своему сыну! Ну что? Теперь отдыхать? Ты, я вижу, не очень-то налегал на еду, поэтому тебя не так расслабило. Но всё равно ложись, поспи, впрок. Всё-таки будем целые сутки в машине. Это не шутка. По себе знаю. Часа четыре у нас с тобою есть, а потом на базу. Осмотришь её, ребята тебя посмотрят. Они знаешь ли, не любят посторонних, очень, насмотрелись на нынешних людишек. Потом займёшься электрикой. К этому времени по твоему паспорту всё будет уже готово. С третьим заодно познакомишься. Затем поедим и поспим с пяток часов на базе, там есть специальная комната, встанем, попьём чайку и в путь. Так и сделали. Через четыре часа, как и приказал себе Войцех, он проснулся. Встал, разбудил крепко спящего хозяина, то хотел было возмутиться, но тут загремел заведённый им будильник. Богдан удивлённо уселся на кровати и зачесал голову:

– Надо же, без будильника встаёт. А я так не могу. Ежели эта погремушка не загремит, то обязательно просплю. Правда не надолго, приходится не мытым, не евши мчаться. Ты, я смотрю как дядька Опанас. Тот тоже без будильника управляется. Да-а, умеют же люди! Однако долго он не стал рассуждать:

– Ты гость, иди умывайся, брейся, ну и так далее. А я на кухню. Время уже совсем светлое, обедать пора. Через полчаса они снова сидели за столом. Салат, борщечок, яичница, крепкий чай. Только они поели, помыли посуду, как в дверь постучали.

Богдан пошёл и открыл. В квартиру ввалился Грицко, сразу же заполнивший её своим могучим телом:

– Как ты тут умещаешься Богдан? Тут же не повернуться нормальным людям, только разве бочком, ровно краб какой-то, загремел он. Но, увидя Войцеха, ловко прошёл в комнату, ничего при этом, не задев и не зацепив, не опрокинув и не порвав. Обнял, постучал огромной ладонью по спине и удовлетворённо спросил:

– Отдохнул паря? А меня Одарка, как узнала, что ты в городе, так сразу же, веди домой сюда, нечего ему по гостям гонять. У меня и обед справный, и всё другое, чего надо уже приготовлено. Вот удивляюсь, откуда только она проведала. Ведь не говорил же я ей. Он развёл руками:

– Еле, еле успокоил, такой концерт пришлось выслушать, второй раз не выдержишь. Она у меня такая. С нежностью, неожиданной для такого большого и с виду хмуроватого мужчины, произнёс он и добавил;

– Вот тут, моя Одарка тебе гостинцев целую сумку приготовила.

– А то он в своей Германии одну гадость, да химию ест и пьёт. Прими друг, от всего сердца. Это тебе вместо твоей пищи сублимированной. Тьфу, слово-то какое поганое! Ешь, пей, вспоминай мою Одарку. Знаешь тут он захохотал:

– Ведь она тебе уже и жинку нашла. Хороша девка. Как взглянешь в её глаза, да как увидишь, как она вертится по делам, так веришь, про всё забудешь. Но конечно, лучше Одарки не найти. Вот такие дела дружок. А с Опанасом, как велел твой друг, я напрямую не говорил. Там за ним присматривают ныне. Но он же хитроват, через родича нашего свои приказы мне шлёт. Дюже за тебя переживает. Уж больно ты в поганое дело впутался. Мне сказано ежели чего, то сразу же переправить тебя к нему. У него ни одна собака до тебя не дотронется. Всё сделает для своего боевого товарища. Но ты не переживай. Выпустим тебя из «ныньки» миром. А в Европе кому ты нужен? Там своих проблем хватает и на нашу службу безопасности, и на Российскую им наплевать, они и пальцем не пошевельнут. Люди второго сорта мы теперь для них! Все женщины наши проститутки, все наши мужчины русские мафиози! Так то! Ладно, чего передавать твоему боевому товарищу?

– Скажи выйду на него сам, когда надо будет! И ещё, дела у меня сейчас идут нормально, ничего страшного, как обычно! Но вскоре, похоже, придётся позвать его кое-куда.

– М-да, ничего страшного? Тут такой переполох. Одних фотороботов твоих столько напечатали, по все углам порассылали, а он ничего страшного. Ну да ладно. Ты человек бывалый, знаешь чего делать, тебе к такому не привыкать, а мы-то люди простые, штатские. Но если надо, то завсегда поможем. Так Богдан?

– Тот кивнул головою:

– У дядьки Опанаса я что-то плохих друзей не видел!

– И не увидишь никогда! Он людей на семь верст вглубь видит, сам знаешь, каков у него глаз! Ну, всё дружок, я поехал. Он снова облапил Войцеха словно медведь, похлопал ручищей по спине:

– Удачи тебе паря. До следующей встречи у нас дома, глядишь и познакомишься с Одаркиной кандидаткой. Он вздохнул:

– Хороша чертовка! Где только моя сыскала такую? После его ухода, в сразу опустевшей квартире, Богдан уважительно произнёс:

– У нас Грицко все слушают. Он зря ничего не говорит. Сильный, справедливый! Все его уважают, а кое кто, у кого душёнка не на том месте и побаиваются. У него тоже глаз верный, настоящих враз опознает, а вот мелких, да юрких терпеть не может, хоть до поры, до времени виду не подаст. Да кто же этого не поймёт? Он мне приказал.

– За тебя, ежели что случится не дай Боже, он мне сам собственноручно руки, ноги повыдёргивает, а дядька Опанас ещё и голову оторвёт, как курёнку открутит. Вот дело то каково оказывается. Во заданьице то! Думай, как хочешь! Ладно, чего зря балакать? Поехали на базу, там дел ещё полно. Через часа полтора они уже были на базе дядьки Опанаса. Богдан провёл Войцеха в раздевалку, указал на шкафчик:

– Ставь свою сумку, да переодевайся, там наша форменка. После переодевания они прошли ещё в одну комнату, в которой хозяйствовал пожилой с длинными запорожскими усами дядька.

– Игнат, ты помоги ему с инструментами, ему надо электрику наладить в моей машине. Игнат пытливо посмотрел на Войцеха:

– И какие же тебе, дорогой мой, приборы и инструменты надобны? Услышав, перечисленное, заскрёб в смущении свою уже с лысиной голову:

– Да-а, у тебя и запросы. Мы как то половиной названного тобою обходимся. Может тебе надо помочь?

– Нет не надо, давай чего есть, постараюсь обойтись.

– Ну, смотри, мы завсегда готовы помочь. – Войцех дотошно проверил переданные ему приборы и инструменты. Сделал вроде бы не обращаясь ни к кому, несколько не очень лестных оценок взятому, но, махнув рукою, сложил всё в большую кожаную сумку, прошёл вместе с Богданом к машине, загнанную в большое помещение под ямой. Началась работа. Он довольно быстро нашёл неисправность и через полчаса всё фары, подфарники и приборы работали «как часы». Увидев его сноровку, Богдан только покачал головою и перестал возражать на его предложение помочь. Через три часа работа была закончена. Богдан и Войцех, вымыв руки, скинули свои форменки, переоделись, уселись в машину:

– Давай проедемся по городу, посмотрим как работает предложил Богдан. Но долго они не покатались. Всё работало как надо, ничто не стучало, не скрипело! Движок тоже исправно «молотил». Вернувшись на базу, они втроём Богдан, Войцех и Игнат, принялись загружать фуру. Закончили часа за два. После этого, Игнат расписался в накладной, запломбировал заднюю стенку. Усталые, но довольные проделанной работой, сходили в душ, хорошенько помылись, переоделись в приготовленную в путь одежду. Игнат пояснил:

– Это всё хозяин придумал униформу эту. Уже чистенькие, в стиранной, отглаженной одежде прошли в столовую. Там хозяйствовала толстая весёлая женщина. Она спросила:

– А Вам, хлопцы, чего? Есть солянка, щи, лапша? Налив не глядя, заученными движениями каждому по тарелке того, чего он пожелал, сказала улыбнувшись: А за вторым, снова подойдёте. Основательно поев, сытые, как говорил Богдан распаренные и расслабленные, они прошли в комнату отдыха. Там быстро разделись и улеглись, Игнат приказал:

– Подъём в половине четвёртого! В пять, они, получив на руки все необходимые сопроводительные документы, в том числе и приготовленные специально для Войцеха, загрузив две корзинки одна с едою, другая с посудой и сумку от Одарки, уже ехали.

– Да-а, похоже дядька Опанас, заставил дорожных блюстителей уважать себя. Ехали они без остановки. Никто их не тормозил, никто не покушался на груз. Игнат сразу же залез в задний отсек, приказав Войцеху:

– А ты охранник, едешь рядом с водителем. До Пшемысла, где располагался граничный пункт, ехали чуть больше девяти часов. В дороге через шесть часов Богдана сменил Игнат. В Пшемысле чувствовалось, что дядьку Опанаса и тут хорошо знают. Игнат, забрав все паспорта, документы и большой, заранее приготовленный пакет ушёл, вернулся через двадцать минут, махнул рукою, сидящему за рулём Богдану. Тот удовлетворённо кивнул головою, объехал очередь и вот они на территории Польши. Здесь им, правда, пришлось ждать очередь, но не так долго. Эти таможенники хоть и были внимательными, но работали быстро, споро. Пройдя и эту таможню, поехали по известному им маршруту. Ехали около часа, остановились у знакомого им заведения. Загнали машину на стоянку, закрыли её, прошли в заведение. Их, надо сказать, довольно быстро обслужили, накормили, хоть и дороговато, но сытно и довольно вкусно. Вскоре после этого обеда с Богданом за рулём, они уже ехали далее. Начинало уже смеркаться, когда они проехали Жеснув, Тарнув. Сидевший за рулём Богдан насторожился и обратился к Войцеху:

– Ты обратил внимание? Чего-то машин на трассе не видно. Ни туда и ни обратно, никого нет. Скоро лесной массив будем проезжать. Самое опасное место. Тут до ближайшего поста больше сотни километров. Будь дружок внимательнее. Но Войцеху уже не надо было напоминать, его инстинкт уже сработал. Молча распаковал корзину с посудой, вытащил три металлические тарелки, положил их поудобнее. Когда до города Вохня оставалось километров двадцать, на дороге сзади вдруг «образовалась» легковушка, она легко обогнала фуру и развернулась поперёк дороги. Богдан тяжело вздохнул:

– Бандиты! Из легковушки выскочили двое с автоматами и встали возле машины. Войцех приказал:

– Сбрасывай скорость, медленно объезжаешь эту тачку. Водитель сжал зубы, пригнулся к рулю и сделал так, как ему было приказано под ободряющие слова:

– Спокойнее друг, спокойнее! Не суетись! Медленнее! Стоящие у машины бандиты, видя явно тормозящую фуру, старающуюся погасить скорость, на всякий случай угрожающе замахали автоматами и заматериллись на родном языке. До бандитов оставалось уже метров десять. Высунувшийся из машины бандит, с мегафоном в руке, приказал сначала по-польски, затем по-русски:

– Машина стоп! Всем выйти! Встать возле фуры, подняв руки!

Иначе расстреляем к чёртовой матери! Войцех вновь приказал:

– Ещё медленнее, рывком распахнул дверку, стремительно выскочил со стопкой тарелок и метнул их по очереди. Они словно сверкающие птицы метнулись к перекошенным лицам бандитов и врубились в них. Ни секунды не медля, в три прыжка Войцех подскочил к машине, изо всех сил пнул ногою в дверку, та врезалась в голову и плечо третьего бандита. Тот оглушённый, кулем вывалился на дорожное полотно. Все так же, не задерживаясь ни на мгновение, последовал удар ногою в голову валявшегося бандита. Затем одним рывком выдернул из кресла водителя с пистолетом, тоже швырнул его на дорожное полотно, прямо головою об бетон. Всё было проделано настолько быстро и чётко, что Богдан даже не успел закрыть, открытый рот и полностью остановить фуру. Сноровисто Войцех, с помощью вылезших Богдана и Игната затащили тела бандитов в их легковушку, загрузив одного в багажник. Усевшись в водительское кресло, приказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8