Виктор Иванников.

Долг Родине, верность присяге. Том 2. По зову долга



скачать книгу бесплатно

– Усиление постов ГАИ, в аэропортах, вокзалах и терминалах практически снято, других не менее важных и злободневных дел полно! Ещё пара, тройка дней и всё войдёт в нужный режим. Так и произошло. Через два дня Войцеха снова пригласили.

Перенацеливание

– Сынок, как мы и предполагали, волна практически спала. Если ты не передумал за это время, то я хотел бы обсудить с тобою подробности нашего предложения. Финансовая сторона тебе известна. Указанная сумма лежит на контролируемом мною счёте, и в любой момент, если ты принял наше условие, может быть перечислена на твой. Тут всё ясно. Ты наверняка слышал, я по военной специальности морской спецназовец, бывший подводник, поэтому в задачах подобного рода морская тематика мне ближе. Скажу тебе честно, мы уже проделали определённую работу в этом направлении. Если ты откажешься, то мы сами проведём операцию по уничтожению сего поганого гнойника: Войцех твёрдо заявил:

– Я не откажусь, но оставляю за собою право выбора способа проведения операции и подбора команды исполнителей, моих помощников!

– Что жэто разумно, другого я от тебя, достойного ученика уважаемого Деда, и не ожидал. Поступим следующим образом. Изложу наш план, ты его обдумаешь и, если примешь за основу, то всё, чего для этого ты пожелаешь нужным, мы тебе постараемся предоставить. Но конечно, работать тебе придётся самому со своими парнями. Однако, сразу же предупреждаю к наркодельцам не соваться! Ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах. Только опора на свои возможности и, если понадобиться, то и наши. Войцех утвердительно кивну головою:

– Говорите Ваши соображения по плану операции. Старик снова закурил свою трубку, попыхтел с её помощью клубами дыма, полез в стол, вытащил карту, свёрнутую в трубку. Не спеша развернул её и разложил на своём столе. Когда тот уселся так, чтобы она была вся у него на виду, начал говорить, указывая на определённые места. Вглядевшись в карту, Войцех к своему удивлению обнаружил в ней ту, которой пользовались Высшие штабисты из НАТО. Увидев его удивление, довольный Старик усмехнулся:

– И мы ещё кое-что можем. Хотя, он пожал плечами:

– Эта из старых запасов, с тех времён, когда нам пришлось в тех краях поработать. Напомню тебе. Команде Деда в основном приходилось работать на суше, а вот нам везде.

Войцех поправил:

– И нам пришлось поработать в этой стихии вместе с морским спецназом.

Старик потёр лоб:

– Чёрт, забыл про знаменитую операцию в республике Корея, извини. Ну, тогда мне проще. Та операция, план, который я тебе предлагаю на твоё усмотрение, в основном морское. Мы провели предварительную работу, так что Вам уже придётся действовать не с нуля:

– Хорошо, изложите, а я уж сам решу. Если приму за основу, то тогда уже поговорим поподробнее. А сейчас хотелось бы услышать главное.

– Это правильно, сынок. На чём зиждется главная идея? Дело в том, что глава этого поганого картеля каждые полгода (день в день!) проводит совещание своих управленцев на своей яхте.

Такое вот у него правило! Правда в этом есть резон. Проще обеспечить конфиденциальность, да и защиту тоже. На это совещание он вызывает также и компаньонов по своему бизнесу, которые похоже дают ему отчёт, делятся своими замыслами, по увеличению этого бизнеса, сообщают о своих тревогах и потерях. На нём принимаются и кадровые решения, дело это простое. головою в воду! Ну и прочие необходимые управленческие и экономические решения. Точнее не могу сказать, к сожалению там сам не присутствовал, но это очевидно. И об этом нам кое-кто поведал. Отсюда ясна задача угробить эту яхту, вместе со всеми, кто в ней находится. Мы проанализировали разные варианты. Просмотрели их весьма дотошно с учётом нашей специфики и принятых наркодельцами методов защиты. К сожалению, главарь наркокартеля не пожалел денег на неё. Им приняты экстраординарные методы предосторожности. Защиту спланировали и осуществляют спецы по мокрым мерзким делам, все из бывшего морского спецназа НАТО и США. Опасность с воздуха тоже предусмотрена и тут поработали спецы, правда, другого направления. Мы выявили только одно уязвимое направление в этой круговой обороне. Яхта, как правило, становится на якорь вот на этой банке в тринадцати милях от побережья в заливе Эйсельмера. Не далеко от городка Освауд. С берега их трудно, если не невозможно достать. В таком её расположении есть определённый смысл. Данное место обходят все трассы грузовые и пассажирские, так как высока возможность налететь на мели, а они в этом месте блуждающие. С берега её можно достать, только применив самые современные средства, ракеты, дальнобойные орудия или торпеды. Но это очень большой скандал, да и к тому же, их не скроешь. Однако есть одна возможность! Для тебя, сынок наверняка не секрет. Страны этого военного альянса не уничтожали и не считают нужным этого делать и по ныне запасы оружия, оставшиеся после войны. Они их аккуратно складировали и содержат в разных своих уголках. В их числе и морские торпеды немецкого и английского производства. Лежат они голубушки в тишине и, надо сказать, в забытье, ждут своего часа. Конечно, времени прошло не мало, часть из них вряд ли боеспособна, но другая, с коей проводятся регулярные техрегламентные работы, ещё вполне в состоянии выполнить свою боевую задачу. Их же тоже, как и у нас тогда, «делали на века». В принципе, что немецкие торпеды, что английские один чёрт. Ведь выпускаемые с 1944 года в Англии МАКС-XI. копия немецких. Напомню тебе их данные: диаметр двадцать один дюйм; длина двадцать два фута пять и четыре сотых дюйма; вес три тысячи шестьсот тридцать один фунт; заряд семьсот восемнадцать фунтов тринитротолуола; глубина хода двенадцать футов; максимальная дальность хода пять тысяч пятьсот ярдов; источник питания пятьдесят две свинцово кислотные батареи; скорость хода около двадцати узлов.

Привёл я тебе эти характеристики неспроста, а для того, чтобы тебе было понятно, с чем придётся иметь дело. Ещё, мне известно, что во время войны наши умельцы доводили дальность хода этой торпеды до пятнадцати миль. Сейчас же, не сомневаюсь можно и дальше запустить. Теперь смотри сюда, он ткнул пальцем несколько точек на карте:

– Видишь, Дания, Нидерланды, Норвегия. В сих местах складированы они, голубушки, эти военные реликты и по ныне. Ранее их охраняли, как положено охранять военные склады. Теперь военные, как и везде, заменены штатскими, причём по остаточному принципу. Ну, а как в таких случаях несётся служба, тебе должно быть известно. Что у них, что у нас один коленкор. Причём многие из охраняющих, в виду утраты военными всякого интереса к этим реликтам, не прочь кое-чего толкануть желающим. Ведь в этой торпеде много чего ценного, много дефицитных сейчас материалов. По моим прикидкам достаточно приобрести всего три четыре изделия. Одну использовать для пробного пуска, а две три для боевых пусков, с гарантией. Слушай далее. Вот в этом месте в Фарангер-Фиорде между городком Варсе и нашим полуостровом Рыбачьим на глубине порядка пятидесяти метров лежит раздолбанная английская подводная лодка. Как принято в мире это подводная могила. Англичане всё, что более-менее ценного сняли с неё. Но вот подводные торпедные аппараты вряд ли вырезали. Сам фиорд пока спорный, между нами и Норвегией. Граница чётко не определена, так что можно считать международные воды, т. е. работать «по-тихому» вполне можно. Правда следует учесть близость нашей базы Печенги. Но сейчас, ты, же хорошо знаешь, каков в стране порядок, большинство военных судов и лодок на приколе давным-давно. Всё ясно? Войцех кивнул головою:

– Тогда слушай дальше. В четырёх километрах от Голландского городка Освоуд находится заброшенное рыбачье население, занимавшего ранее шестикилометровую полосу побережья этого залива Эйсельмера, От него до известной банки, где якорится яхта наркодельца примерно пятнадцать миль, по прямой. Возле этого бывшего посёлка всё ещё имеется бетонный причал. В поселке никто не живёт, он не обитаем, инфраструктура раздолбана. Любители рыбалки, посещающие это заброшенное место, предпочитают природу, а не развалины. Место, скажу тебе честно, глухое и не привлекающее особого внимания, хотя светиться там не следует, необходимо проявлять необходимую предосторожность при работе. Ещё что важно, встреча дельцов на яхте должна состоятся через три с небольшим недели. Поэтому на подготовку тебе, если, конечно возьмёшь предлагаемое за основу, вот этот срок. Время уже тикает!

– Я всё понял, Ваш план мне понятен. Сутки на размышление.

– Договорились, что тебе сейчас надо?

– Пока ни чего, у меня «фотографическая память». Для осмысления и прикидки сказанного Вами вполне достаточно.

– Тогда сынок, встречаемся через сутки, в это же время, в этом месте. В оговоренное время они снова встретились. Вглядевшись в его, явно осунувшееся лицо, хозяин спросил:

– Не спал? Всё прокачивал? Войцех устало улыбнулся:

– Труба зовёт, часы тикают. хочешь не хочешь, а работай, думай, римляне говорили – «Ad opus!» «К делу, за работу!»

– М-да, это они умели. Уверен, только за счёт такого осмысления человека, его деяний, его места в обществе, его обязанностей и прав сия империя и продержалась более тысячи лет. Но раз Войцех, мы перешли на цитирование римлян, то не грех вспомнить ещё одну их мудрость. – «Aut non tenfares, aut perfice!» – «Или вовсе не борись, или доводи до конца!» Я так вижу сынок, ты решился? Войцех устало махнул рукою:

– Нас, ещё в сущности пацанов, учила мудрости жизни одна настоящая графиня.

– Графиня Голембовская?

– Да а, она самая, её очень уважал наш командир. Он нам не раз вдалбливал Учите и запоминайте всё, чего она Вам скажет. В Вашей жизни, деятельности её наука не раз приходится, так вот, она не единожды нам напоминала:

– «Non est viri timere laborem!» «Бояться труда, не достойно мужчины!»

– И я припоминаю эти её слова, а вот такие ты помнишь?

– «Non est loquendum, sed gubernandum!» «Нужно не разговаривать, действовать!»

– Как раз эта мудрость менее всего нравилась нашему командиру. Он считал более правильным, разумным «Сначала семь раз отмерь, а потом один раз отрежь!»

– Вообще-то правильно, но иногда в экстремальных ситуациях приходиться именно так и действовать, решительно, смело. Сдаётся мне сынок, именно так и сейчас. «Primagere!» «Прежде всего, действовать!» Ну да ладно, давай последуем последнему совету графини. Чего же ты решил?

– Я беру Ваш план за основу. Так как Вами уже потрачено много усилий, то готов оплатить в размере пятнадцати процентов от названной Вами суммы отпущенного гонорара. Но у меня разумеется, много вопросов по этому плану. Старик усмехнулся:

– Значит за авторскую разработку гонорар после его отшлифовки?


– Нет, скорее после уточнения.

– Что ж, начинай. Я готов ответить. Их беседа продолжалась более двух часов. Наконец хозяин не выдержал:

– Войцех, побойся Бога! Я же намного старше тебя, мне уже надо передохнуть, выкурить не одну трубку, а ты не даёшь мне этого сделать, вон даже и одной ещё не смог. Его собеседник смущённо улыбнулся:

– Извините, увлёкся, хочется для начала многое узнать.

– Ладно, сынок, не извиняйся. С кем сие по молодости не случается. Он тщательно, не спеша набил трубку своим табаком, раскурил, несколько минут пускал клубы ароматного дыма, о чём-то сосредоточенно раздумывая. Войцех не мешал, тоже осмысливая беседу. Закончив курить, хозяин аккуратно выбил пепел из трубки, прочистил её специальным тонким ёршиком, сунул её в рот уже пустую, но всё ещё пахнущею табаком, затем внимательно посмотрел Войцеху в глаза:

– Давай на этот раз закончим детализацию, у нас ещё будет время. Но некий итог подведём все-таки сейчас Ты, как я понял, считаешь, что данный план работоспособен и вполне тебе по силам, за исключением экстренности операции, так?

– Не только поэтому. Мои боевые товарищи, с кем мне придётся иметь дело в этой операции, бывшие спецназовцы с Севастопольской базы. А в этом деле ещё значится и Баренцево море. Согласитесь, это же другая специфика:

– Да-а, тут ты прав. Здесь нужна другая подготовка. Хорошо Войцех, эту задачу беру на себя. Через четыре дня сообщишь, к какому времени и куда надо доставить торпедный аппарат с английской подводной лодки. Не буду лукавить, придётся тебе поддержать североморцев, сам же знаешь, каково им сейчас живётся.

– Миллиона долларов хватит?

Думаю да, если не хватит, мы сами добавим. Всё-таки это мои братишки, я ведь начинал в тех краях, подводником. Ладно, с этим договорились. Но ты сынок, так увлёкся планом, что даже не спросил о продолжении охоты на тебя.

– А чего спрашивать? Перебрасывайте меня завтра в Киев, а далее уже я сам. Хозяин ещё раз раскурил трубку, но не долго пускал в потолок клубы ароматного дыма. Наконец заговорил:

– Что ж, понятно, время. Придётся рискнуть. но должен предупредить тебя. С твоего друга Опанаса ещё не снято наблюдение. Сам же слышал. ФСБ договорилось с СБУ о взаимодействии по этому вопросу.

– Мне нужен спутниковый на пару звонков. Свой оставлю на всякий случай.

– Это выполнимо, получишь его через час. Что ещё?

– Для начала этого достаточно.

Возвращение

Поступим так. Я поручу моему помощнику разработать план твоей переброски в названный тобою город. Ты же подойдёшь через час, получишь телефон, сделаешь нужные звонки и сообщишь, где тебе и когда надо быть. Но я бы всё равно не стал Опанасу звонить.

– Я не буду, это сделают другие. Что ж, тогда до встречи.

Через час, получив спутниковую трубку, Войцех звонил Николаю. Тот, выслушав, его просьбу, коротко ответил:

– Всё сделаю, я понимаю ситуацию. И у нас гуляет этот фоторобот со снимком, мне уже показывали. Завтра в пятнадцать часов сообщу, куда тебе надо подъехать и во сколько. В девятнадцать часов из ворот выехала легковая машина. В ней сидели двое. Водитель и один из тех, кого он несколько раз видел в доме Старика. Войцеху, сильно преображённому, выдали документы на украинского бизнесмена из города Винницы. Сопровождающий тоже имел украинский паспорт и документы экспедитора. Возле кольцевой они двое пересели в фуру, загруженную тюками и коробками. Водитель, молчаливый Хохол, сунул Войцеху бумаги:

– Тут всё на груз, на его провозку, изучайте. Экспедитор сразу же залез на заднее место и доложил:

– Я готов. По знаку Войцеха, водитель, молча осмотрел их, сплюнул и газанул. На пересечении пятидесяти километровой кольцевой со Старым калужским шоссе, их тормознули гаишники. Один из них взял на изготовку автомат, а другой подошёл к машине, потребовал документы. Начал дотошно изучать, заставил поднять заднюю часть тента, не поленился слазить в кузов. Попихав тюки, вскрыв пару коробок, вылез. Посмотрел водителю в глаза, спросил:

– Кто с тобою, а ну зови их с документами. Чертыхаясь из кабины вылезли, протирая глаза и разминая ноги бизнесмен с экспедитором. Спросонья, шаря по карманам, они никак не могли найти свои документы. И, когда, гаишник рассвирепел заматюгался, они тут же обнаружили свои корочки. В них предусмотрительно были вставлены купюры довольно высокого достоинства. Гаишник уже в возрасте, мордастый, с довольно заметным брюшком, ловким, чисто фокусным движением изъял эти дензнаки. Быстро осмотрев паспорта и физиономии переминающихся бизнесмена и экспедитора, вернул корочки обратно. Ничего не сказав, махнул своему напарнику и пошёл к посту. Водитель облегчённо засопел, быстро юркнул в кабину, но Войцех приказал:

– Не суетись, спустись вниз, проверь баллоны, подтяни тент, а то ты забыл его застегнуть после проверки. Водитель удивлённо посмотрел на него, усмехнулся и продемонстрировал класс бывалого шоферюги. Вскоре они ехали в направлении Калуги. Дорога практически была пустая, только редкие машины мчались по трассе.

На выезде из Московской области их снова остановили. Ситуация повторилась. Очередная порция дензнаков исчезла в ловких пальцах служивых. Калужские дорожных дел мастера были проще, в кузов не полезли, спутников водителя не вытаскивали, а ограничились купюрой, вложенной в водительское удостоверение. Объехав Калугу, вывернули на Киевскую трассу. Не доезжая двадцати километров до Брянска, из-за кустов, выросших вдоль бетонки, идущей куда-то в лес, выскочила раскрашенная под гаишников машина-жигули. Из неё выскользнул со светящимся жезлом, одетый в милицейскую форму мужчина и замахал, приказывая остановиться. Войцех рявкнул:

– Жми не останавливайся! Водитель испуганно сказал:

– Но это же Гаишники!

– Какие к чёрту Гаишники? Это же ряженые! Когда их машина, сбив машущего жезлом, оказалась возле жигулей и её окна высунулся ствол автомата, но Войцех его опередил. Его Беретта с глушителем глухо кашлянула пару раз, автомат вывалился на дорогу:

– Вот теперь тормозни-. Послышался новый приказ. Водитель, совершенно раздавленный происшедшим, испуганно тормознул:

– А теперь задний ход и сбрасывай с дороги этот крашенный драндулет. Тот хотел было чего-то сказать, но послышался окрик.

– Кому сказал? Тебе что? Жить надоело? Выполнять приказ! Многотонная фура как коробочку смяла жигулёнок протащила по шоссе и скинула под откос. Смятая железяка на раз перевернулась, ударилась об какой-то пень и загорелась. На асфальте остались лежать автомат и труп. Войцех вылез, подошёл к трупу.

– Эй водила, иди посмотри на своего Гаишника! Тот подошёл, испуганно взглянул и удивлённо воскликнул:

– А он и впрямь ряженный! Вот ботинки и брюки не форменные!

– Учти на будущее, если хочешь далее заниматься этим делом, следует сразу определять кто он. Бандит или служивый? И вообще, я тебе не советую останавливаться в глухих местах, кто бы ни тормозил. Жми на всю «катушку» до ближайшего поста, вот там и разбирайся. Максимум что тебе будет ещё одна купюра, ну а в другом пуля в лоб! Если понял, то бери за ноги этого урода и кидаем его в костёр. Да бери же его, он теперь не страшный, не стреляет. Закинув труп в полыхающую машину, Войцех вместе со своим спутником прошёлся по шоссе, затирая подошвами какие-то следы, вернулись. Усевшись, он приказал:

– Через пять километров свернёшь влево на Орёл. Поедем другой дорогой. В Орёл не заезжаешь. Второстепенными дорогами вернёмся на Киевскую трассу. Знаешь объезд? Тот кивнул головою.

– Один раз ездил.

– Хорошо, если надо подскажу. Всё поехали. Далее ехали, как было приказано, но водитель по-прежнему очень напряженно всматривался вдаль. За километр до дороги, связывающей Брянск с Орлом, Войцех приказал:

– Сворачивай прямо сейчас, проедем по местной дороге, она точно выведет нас на нужное шоссе. Это ещё довоенная дорога, по ней местные посты объезжают. Так и сделали. Дорога, конечно, была ещё та яма на яме, но шофёр был опытен. Сбросив до минимума скорость, старательно объезжал все ямины и колдобины. Он облегчённо вздохнул только тогда, когда фура выехала на шоссе. Далее уже ехали, хоть и не по автобану, но всё-таки более менее приличному шоссе. Не доезжая Орла, Войцех приказал:

– Через километр полтора будет местная, мощёная дорога, сворачиваешь на неё. По ней ездит живущий здесь люд из тех, кто не хочет делиться с дорожных дел мастерами и свои продукты возят на Киевскую трассу. Водитель закивал головою:

– Знаю, я по ней уже ездил, когда Симферопольское шоссе перекрывали из-за ремонта. Пробка тогда была многокилометровая. Правда эта дорога была не подарок автолюбителю. Войцех усмехнулся:

– Сомневаюсь, что с тех пор она стала лучше, так что ты получше посматривай, как бы без моста не остаться. Снова водитель весь в напряжении рулил, объезжая на малой скорости все «прелести» типичной русской дороги. Через час снова выехали на трассу. Водитель остановил фуру, с фонарём вылез, принялся осматривать ходовую. Осматривал дотошно, минут пятнадцать. Закончив осмотр, полез было на своё место, но его остановил Войцех.

– Я поведу, а ты отдохни. Около следующего поста сменишь. Тот было заартачился, но, увидев как его грозный спутник управляется с машиной, замолк, откинулся поудобнее в кресле и закрыл глаза. Однако всё равно напряжённо вслушивался в работу двигателя, стуки ходовой, шуршание шин. Не доезжая границы с Украиной, они поменялись местами. В таможенном пункте очередь была примерно на час. Выполнив все формальности, они въехали на территорию ныне суверенного государства. Начинался мутный, сырой рассвет. Было прохладно, если не сказать хуже Войцех приказал: – Остановишь на ближайшей стоянке. Надо перекусить, да часика полтора отдохнуть. Чего по туману и слякоти ехать. Водитель опять было хотел возразить, но взглянув на своего спутника, не решился. Через десять километров он свернул на небольшую автостоянку. При ней так же имелась и небольшая гостиница со столовой.

– Запираешь машину и пошли поедим. Так было и сделано. Столовая на удивление была заполнена, обслуживали посетителей всего две тётки, поэтому их завтрак растянулся почти на час. Несмотря на нудное ожидание, поели они с аппетитом, всё было приготовлено добротно, из натуральных продуктов, хотя и дороговато. В машине водитель сразу же погрузился в крепкий сон и проспал до остановки на перекрёстке Киевского шоссе с трассой Киев Чернигов. Был уже первый час. Заведя машину на очередную стоянку, Войцех приказал:

– Два часа отдыха и на обед. Снова пришлось ждать, пока их обслужат, но зато вновь сытно и вкусно поели, никаких происшествий не случилось. Часик подремали в машине. В три часа раздался долгожданный телефонный звонок. Выйдя из машины, Войцех переговорил с Николаем, постоял, подумал и позвонил Старику. Тот выслушал его, приказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8