Виктор Ермаков.

Записки миллионера



скачать книгу бесплатно

– Пятьдесят, – бодро ответил я.

– Прекрасно, прекрасно, – опять обрадовалась за меня Ольга Петровна. – Жаль, конечно, Вы мужчина средних лет, здоровый, – тут моя доброжелательница понизила голос и, как мне показалось, сникнув, замолчала.

Я прервал тишину:

– Не понял, что Вы имеете в виду? Чего жаль-то? – бодрым голосом произнёс я.

– Да я говорю, – как бы нехотя начала моя доброжелательница, – я говорю, жаль помирать-то здоровым.

– Вы о чём? Что за бред? Чего это Вы меня хороните? – возмутился я.

– Да не я Вас хороню, дорогой, любезнейший мой Иосиф Виссарионович с тоской и сожалением произнесла Ольга Петровна. Вас Ваши шлаки хоронят. Незаметно, днем за днём (и даже ночью) они делают своё чёрное дело. Ваш здоровый, на первый взгляд, организм зашлакован. Это я Вам как специалист говорю. Ну, вот представьте: у Вас, не приведи господь, заболел зуб. Ну, или там селезёнка, мочеточник, да что угодно. Что Вы делаете? Правильно. Идёте к врачу. Что в первую очередь делает врач? Правильно. Направляет Вас на обследование: УЗИ, всякие рентгены, МРТ и так далее. Сейчас ведь медицина так далеко шагнула, что ничего не скроешь. Каждый орган – вот он, на экране монитора или снимке. Всё видно как на ладони. Вот сердце, вот почки, вот лёгкие. Видели, небось, когда-нибудь?

– Ну да, приходилось, – отвечаю я.

– А шлаки Вы свои видели? Вот то-то и оно, что не видели, – не дав мне ответить, произнесла Ольга Петровна.

Я действительно никогда не видел этих шлаков. Странное дело получается. Все о них говорят, все их выгоняют, чистятся, а видеть никто не видел, даже самый-пресамый современный магнитно-резонансный томограф.

– Иосиф Виссарионович, молчите? В том-то и дело – не видели. Но ведь знаете русскую пословицу? Дыма без огня не бывает. Согласны? То-то же. Я больше Вам скажу, Иосиф Виссарионович, – Ваш здоровый, как Вы думали, организм не просто зашлакован, а очень зашлакован. Очень. Посмотрите – чем Вы дышите? Выхлопные газы от авто, выбросы в воздух загрязняющих веществ заводами, кругом одна химия. И всем Вы этим дышите полной грудью.

Я на секунду, как мне показалось, перестал дышать вообще.

– Ваш организм – за-шла-ко-ван, – услышал я в трубке. – ЗА-ШЛА-КО-ВАН, – она ещё раз произнесла это слово так, словно вбивала гвозди в крышку моего гроба.

Я растопырил пальцы на руках, повернул ладонь так и эдак, внимательно всматриваясь, даже слегка приподнялся с кресла. Шлака вроде нигде не было. Вот именно. Вроде. Да и действительно, как я его могу увидеть, если даже МРТ не видит?

– После аварии на Фукусиме, – вернул меня к действительности голос в трубке.

– Фукусима? – переспросил я удивленно. – Она-то тут при чём?

– А при том, мой голубчик, при том. Как Вы думаете, почему японцы так нашим чудо-гелем заинтересовались? Да потому что он не только шлаки, он даже нуклеиды и тяжелые металлы выводит. В общем, Иосиф Виссарионович, я очень рада за Вас, рада, что Вы позвонили.

И главное вовремя. А то бы жили себе не тужили, а в один прекрасный момент – раз и… В общем, на курс Вам нужно всего десять баночек. Всего-то 45 тысяч рублей – за полнейшее здоровье Вашего организма. Одна столовая ложка перед едой. Три раза в день.

– Ольга Петровна, давайте для начала я куплю не десять баночек, а одну. Попробую, посмотрю, так сказать, на результат, а там видно будет – продолжать или нет.

– Иосиф Виссарионович, – произнесла Ольга Петровна, – Как бы Вам это доходчивее пояснить? Представьте старую, пропитанную пригоревшим жиром и местами ржавую сковородку. Можно её до блеска отмыть и отполировать каплей моющих средств?

– Я не сковородка, – пытаюсь возразить, но она перебивает меня.

– Мы сейчас не об этом, Иосиф Виссарионович. Нельзя вытравить все эти шлаки, что накапливались годами, одной баночкой. Кстати, Вы женаты? – как-то без всякого перехода спрашивает она.

– Да, конечно, женат. Но я уверен, жена это принимать не будет.

– А я не предлагаю купить гель и ей, хотя стоило бы. Вы, Иосиф Виссарионович, не знаете, чем ещё полезен наш продукт. Его, так сказать, второе направление и применение. Наш супер гель применяется ещё и как омолаживающие маски. Вечером Ваша жена наносит на лицо буквально на 10 минут тонким слоем наш гель, затем удаляет его. И всё! Эффект на лицо. Вы её просто не узнаете. Поэтому берите смело 10 баночек. Много будет для себя – всегда сможете жену порадовать.

Домой после работы я ехал, везя в багажнике не маленькие десять баночек чудо-геля, как неоднократно повторяла Ольга Петровна, а 10 полукилограммовых, как из-под майонеза ведёрок.

Когда машина подъезжала к загородному посёлку, зазвонил телефон.

– Привет, дорогой, я к соседке зашла… Ужин готов, минут через 20 буду, – произнесла жена и отключила трубку.

– М-м-м-м-м, чем-то вкусненьким пахнет, – потирая руки, произнёс я и открывая двери столовой. «Как раз полчаса до приёма пищи, – глядя на часы, подумал я и сорвал защитную плёнку с банки чудо-геля».

По цвету чудо-гель был похож на… Прошёл уже не один год, но я до сих пор не уверен, есть ли вообще название этому цвету . Что-то между цветом солидола, которым я в детстве смазывал подшипники своего самодельного самоката, цвета опавшей, прелой листвы, банана, срок годности которого истёк несколько дней назад, и цвета медузы, выброшенной на берег.

«Мда, цвет, конечно, мог бы быть и попривлекательнее», – не успел подумать я, как меня накрыл запах. Чем пах чудо-гель? А вот как раз всё тем же солидолом, прелой листвой, гнилыми бананами и дохлой медузой, выброшенной на берег. Притом выброшенной несколько дней назад. Представили?

«Красота и здоровье требуют жертв», – успокоил я себя, взяв столовую ложку и подошёл к окну, чтобы распахнуть форточку. Свежий воздух был как нельзя кстати. Поддев и отправив в рот пол-ложки чудо-геля, стиснув зубы и сжав губы: я старался дышать носом.

Горло в спазме кричало: «Не пропущу». «Не приму и я за себя не ручаюсь», – вторил ей желудок. Закрыв глаза и сделав глубокой вдох носом, собрав силу воли в кулак, я повторил попытку проглотить.

Тщетно.

Продолжать пытать себя дальше, даже помня, что 45 тысяч заплачены, – не было смысла.

Полоща в ванной комнате рот, я услышал, как хлопнула входная дверь. Справившись с рвотными рефлексами, делая попытку улыбнуться, захожу в столовую.

– Вечер добрый, дорогой, – улыбается жена, держа банку чудо-геля в руках. – Не пойму, что это такое?

– Пока не открывай. Давай поужинаем. Умираю с голода, – отвечаю я. – Потом посмотришь. Это супер гель для омоложения. Тебе купил. Попробуешь после ужина? Говорят, 10 минут – и ты себя не узнаешь. Потрясающий эффект гарантирован, – с этими словами я беру у неё банку и отставляю в сторону.


Ближе к ночи я лёг почитать книгу, жена села за компьютер.

– Ты знаешь, на форуме, оказывается, много отзывов об этом чудо-геле, – говорит жена, стуча пальцами по клавишам.

– Ну вот, я же говорил тебе: фигню я бы не купил. А что пишут-то?

– Да тут нет единого мнения. Люди как бы на два лагеря разделились. На тех, кто купил этот чудо-гель, и на тех, кто умнее. Те, кто купили, ещё на несколько групп разделились. На тех, кто пытались его проглотить и у них не получилось, и на тех, которые даже не пытались, а после вскрытия банки сразу отправили содержимое в унитаз.

– Японцы, кстати, этот гель просто ложками едят, за уши не оттянешь. Ведь он не только омолаживает, он шлаки выводит, нуклеиды и тяжелые металлы, – как можно увереннее и убедительнее говорю я, уводя разговор в сторону.

– С японцами всё понятно, они с детства едят всё, что шевелится, прыгает и плавает. То, что для них деликатес, мы и с бутылкой водки не проглотим. Но я очень сомневаюсь, что даже с приличной порцией саке у них получиться проглотить эту дрянь. Кстати я открывала банку. Присоединяюсь к тем, кто рекомендует спустить содержимое в унитаз.

– А что, других советов и рекомендаций не пишут? – в надежде задаю я вопрос.

– Почему же? Вот несколько дельных советов. Вячеслав из Воронежа: «Если у Вас есть лишние деньги, купите себе немного мозгов». Или вот Елизавета из Москвы : «Применяйте чудо-гель по прямому назначению. Втирайте в голову. Может, поумнеете».

– Вдруг это конкуренты пишут, а ты и уши развесила. Точно ни одной банки не оставишь себе?

– Точно, – не подумав и секунды, ответила она.

– Ну, как знаешь.

Утром, выходя к машине, я позвал садовника:

– Пётр, отнеси, пожалуйста, это в багажник, – показываю я на большой мусорный мешок.

– Так это, Валентиныч, в 12 часов мусорка поедет. Можно в баке у ворот оставить, зачем Вам самому везти-то? – удивленно спрашивает садовник.

Проезжая иной раз мимо поселковых контейнеров, вижу, как мусорщик, разрывая пакеты, ищет что-нибудь полезное для себя. У богатых свои привычки – запросто могут выбросить вполне приличную вещь. И я бы не хотел, чтобы он, забрав от моего дома мешок, позже вскрыл его. Вскрыл, а потом чесал себе затылок – что в этих десяти банках, неужели они это едят?

Ползя опять в пробке, я как всегда удобно расположился в кресле, включил массажёр. Настроил радио на волну, где не предлагали ни чудо-трусов, ни чудо-гелей. То есть вообще никаких чудес. Просто музыка, просто релакс.

Кстати, а рамочки-то под чудо-трусы и грабли надо купить. Вывесить как напоминание для себя. А гости пусть думают, что это некий авангард, перформанс от искусства. У граблей, правда, слишком длинный черенок. Кстати, его можно и отпилить. Оставить метр – да и хватит. Главное – суть. Взглянешь утром на такие грабли – и вспомнишь. Не наступай на них дважды, если не хочешь, чтобы черенок долбанул тебе в лоб. Хотя… Я задумался, куда же долбанёт метровый черенок? Скорее всего, именно в то натёртое чудо-трусами место.

Прошло два месяца.

Звонок на мобильный. Приятный молодой голос спрашивает:

– Могу услышать Иосифа Виссарионовича? Меня зовут Полина, компания «Здоровье нации».

Я молчу, соображая, куда бы её послать.

– Иосиф Виссарионович, Вы весь чудо-гель пропили, лучше себя чувствуете? У нас появилась новинка.

– Спасибо, Полина. – Я очень хорошо себя чувствую, продукт ваш полезный и вкусный. Принимать одно удовольствие. Я и Вам советую вместе с Ольгой Петровной скушать по паре баночек. Я даже готов заплатить за эти баночки тройную цену. Но с условием, что кушать вы будете при мне. Если не готовы, то всего доброго, – с этими словами я нажал отбой.

Прошёл месяц. Звонок.

– Добрый день, Иосиф Виссарионович. Меня зовут Юлия. Компания «Здоровье нации» дарит Вам скидки…

– Послушайте, Юлия. Я уже просил Вашу компанию не звонить мне. Пожалуйста, найдите мою фамилия сейчас в списке. Нашли? Возьмите фломастер и зачеркните её так, чтобы ни Полина, ни Юлия или Марина никогда больше не смогли увидеть мой номер, – говорю и отключаю телефон.

Пошёл ещё один месяц.

Я так подозреваю, что у них вынос мозга происходит первого числа каждого месяца.

– Иосифа Виссарионовича могу услышать? – радостно раздаётся в трубке. – Меня зовут Геннадий. Компания «Здоровье нации».

– Нет, – отвечаю я печальным голосом, – Иосифа Виссарионовича с нами больше нет.

– Как нет, что Вы имеете в виду? – переспрашивает озадаченно голос в трубке. – А Вы, извините, кто?

– Я его дальний родственник, Лаврентий Берия.

– А где Иосиф Виссарионович?

– Он умер, – произношу я тихо.

В трубке звенящая тишина.

– Примите наши соболезнования, нам очень жаль. Простите, а что случилось, я могу узнать? Такая неожиданность для нас.

– Да, для нас это тоже полная неожиданность. Как гром среди ясного неба, – вздыхаю я. – Такой здоровый, в расцвете сил, что называется. Ещё жить и жить. И тут на тебе, скоропостижно, от какого-то чудо-геля. Сейчас следствие идёт. Банку с гелем уже изъяли, думаю, там разберутся.

Слышу, как Геннадий сглатывает слюну, говорит:

– Простите, мне очень жаль, – и кладёт трубку.

«Уф-ф-ф-ф-ф», – выдыхаю я. – Наконец-то. Заколебали! Неужели, чтобы отстали, нужно умереть?

Первое число следующего месяца.

– Добрый день, Иосиф Виссарионович. Меня Михаил зовут, «Здоровье нации». Рад слышать Вас.

Остолбенев, я некоторое время смотрю на мобильник. Я ведь вроде умер, они что, эликсир жизни для воскрешения хотят мне впарить? И тут меня понесло. Я убедительно и членораздельно сказал всё, что думаю о чудо геле, и их фирме . На секунду остановился, чтобы перевести дух и продолжить, но в этот момент услышал:

– Извините, но я не желаю говорить с вами в таком тоне.

– Так и не говорите! – закричал я…

– И не буду, – спокойным голосом ответил Михаил, – советую Вам, Иосиф Виссарионович, успокоиться. Переключаю на старшего смены. Все претензии можете высказать ему.

– Слушаю Вас, – услышал я в трубке женский голос

Отключив телефон и вытащив аккумулятор, я минут 15 сидел молча, уставившись в одну точку.

Прошло полгода. Они не звонили, я старался даже не вспоминать название их конторы, боясь сглазить.

Тут звонок, незнакомый номер. Серьёзный мужской голос.

– Иосиф Виссарионович, менее года назад Вами в компании «Здоровье нации» был приобретён так называемый чудо-гель. Руководство компании задержано, идёт следствие. Это мошенники. Наложен арест на их счета. В ближайшие несколько дней Вы можете забрать свои 175 тысяч рублей наличными либо можете написать заявление – и деньги будут перечислены на Ваш счет в банке.

– Простите, Вы сказали 175 тысяч? Но это какая-то ошибка. Я купил продукции всего на 45 тысяч рублей.

– Дело в том, что от рук этих мошенников пострадало много народа. Личности всех обманутых установить не удалось. Поэтому было принято решение все конфискованные средства разделить в равных пропорциях между пострадавшими, чьи адреса или телефоны мошенники не уничтожили.

«И всё-таки справедливость восторжествовала, – улыбался я. – Полиция не дремлет, и следователи работают. Ловят мошенников-то».

– Иосиф Виссарионович, Вам как удобнее – деньги перечислить или Вы наличными заберёте?

– Да собственно, мне не важно, а где и когда я могу получить их?

– По закону, Вы можете получить их только после решения суда. Вы понимаете, это может длиться не один месяц, и даже год. Все конфискованные средства лежат на депозите в одном Московском банке. Банк может их Вам выдать после того, как Вы застрахуете выдаваемую Вам сумму. Сумма страховки 25 тысяч рублей. Вы готовы записать счёт, куда перечислять?

– Мафия бессмертна, – простонал я, выковыривая симкарту из телефона. Мелко порезав её ножницами на блюдечко, смыл в унитаз.


Моему другу Дейку посвящается

В моей руке фото. На нём мой друг. Его звали Дейк. Немец по происхождению, всю свою сознательную жизнь проживший в России. На фото он ещё в самом расцвете сил, ухоженный, стройный, голова слегка поднята, взгляд гордый, устремлен вперед. Красавец, одним словом. Характер, правда, всегда у него был тот ещё. Своенравный, иногда взрывной. Сколько шишек и затрещин получал он из-за этого, и не сосчитать. Особенно от меня, хотя мы действительно были друзьями и понимали друг друга даже по взгляду.

Для него я был просто другом .Так было всегда. Когда я работал на стройке или в шахте, когда с перестройкой начал заниматься бизнесом и стал депутатом, издавал свою газету и финансировал детский театр. Построил городской рынок и открыл пару десятков магазинов. Деньги и власть ничего не меняли в наших с Дейком отношениях. Для него я по-прежнему оставался просто другом .

У него было две слабости, которые он не смог побороть в себе до конца жизни. Хлебом не корми – дай побегать за женщинами. Особенно за одной. Она жила в доме напротив. Я не знаю, что это было? Страсть, любовь, увлечение или просто игра, которую та женщина так и не поняла и не разделила. Стоило ей появиться в арке дома, чтобы пересечь двор идя с работы или с авоськами из магазина домой, моего друга было просто не удержать. Он нёсся к ней навстречу с округлёнными от радости глазами, а она вставала как вкопанная…

Тут, конечно, и моя вина. Я это понимал. Хотя Дейк на прогулке всегда был в наморднике, по всем правилам: выводя на улицу, я обязан был держать его на поводке. Несмотря на его мягкий и дружелюбный характер, поди докажи этой дамочке, что она насмотрелась голливудских фильмов, где доберманы – это кровожадные и жестокие убийцы, охраняющие дома мафиозных боссов или особняки миллионеров, а мой Дейк – сущий ангел и лапочка… Напрасно я пытался объяснить, говоря: «Смотрите, он же в наморднике, к тому же у меня маленькая дочь, и поэтому Дейк с детства воспитан так, что и мухи не обидит. Посмотрите, кругом во дворе десятки соседей, которые с удовольствием гладят пса по холке, он для всех просто любимчик и красавчик». Но всё было бесполезно. Она стояла, выкатив глаза , широко открыв рот, и кричала.

– Простите, конечно, это полностью моя вина, – извинялся я перед дамочкой. – Следующего случая не будет.

Я просто прибью тебя. На месте. Ты меня понял? – обращался я к Дейку, делая грозный вид и показывая ему кулак.

Дейк сидел, слегка вздрагивая, прижав купированные уши. Наши глаза встретились. Мне кажется, он понимал каждое моё слово. Просто не умел говорить. Но зато в его глазах можно было прочесть больше любых слов и объяснений: « Я всё понял, да, виноват, не сдержался и ответил на вызов, который она мне бросает. И это, прошу заметить, не первый случай. Который уже раз она пытается доказать, что первая добежит до подъезда? И что? Хоть раз смогла? Ну не дано тебе бегать, ходи как все нормальные люди – и проблем никаких не будет. Вить, ты же знаешь, я самая безобидная собака на свете. Мы же просто гуляли с тобой, вот там, за домом. Там людей-то даже нет. Пустырь. Какого чёрта эта дамочка постоянно меня провоцирует? По двору передвигаются десятки людей, никому и в голову не приходит бежать и орать. И она – шла бы себе и шла, и не было бы сейчас вот этих разборок, её истеричных криков на всю улицу».

Я стукнул ладонью по наглой роже пса:

– Я тебе повторяю. Попробуй даже посмотреть в её сторону ещё раз – и тебе конец. Ты не только гулять будешь на цепи, ты спать в ней будешь. Понял?

После этих слов Дейк ещё раз взглянул на дамочку, которая стояла как вкопанная, и демонстративно отвернулся. Я резко дернул поводок и ещё раз спросил:

– Я с тобой разговариваю, ты понял ?

Дейк нехотя поднял на меня глаза. «Да понял я, понял. Долго ещё эти нравоучения будут продолжаться? Я, между прочим, свои дела так и не сделал, сижу, терплю».

После четырёх лет воспитания Дейка я знал: если у него безразличный, уставший взгляд, продолжать воспитывать – бесполезно. Поправив намордник, даю команду – гулять, показав в направлении пустыря.

Дейк, взвизгнув от радости, в три прыжка очутился у ближайшего фонарного столба и задрал ногу. Он млел от удовольствия, опустошая мочевой пузырь, а закончив, повернул голову в нашу сторону. От солнца его глаза были слегка прищурены, через кожаную полоску так называемого нестрогого намордника свисал язык. Было не понятно, от жары он так часто-часто дышал или беззвучно смеялся над нами, довольный, как лихо обвёл нас вокруг пальца, изображая раскаяние. Ещё раз взглянув на дамочку, словно говоря: «Чао, красавица. До встречи!», – рванул на пустырь.

В который раз извинившись, я обещал, что впредь такого не повторится.

– Хорошо, что мой пёс не агрессивный и не кусается, – я старался как можно дружелюбнее и мягче говорить с дамочкой: – Но ведь собаки разные. Другая запросто может напасть и покусать. В таких случаях главное не бежать. Вы меня слышите?

Женщина молча смотрела на меня, хлопая ресницами.

Я понял. Слышит. Только говорить не может. Ещё раз извинившись, я пошёл на пустырь.

– Ко мне, Дейк. Сидеть,– подал я команду.

Помня принцип дрессировки – кнут и пряник, я решил не наказывать больше пса. Присев рядом на корточки, достал кусок сахара и, сунув его Дейку, потрепал пса по холке.

Любой хозяин собаки совершенно уверен в том, что его питомец понимает каждое слово. Наверняка все мы неоднократно слышали монолог между хозяином, а чаще хозяйкой, особенно если хозяйка преклонного возраста, и питомцем. Не монолог, а просто задушевная беседа. Мы свято верим: они всё прекрасно понимают. Только ответить не могут.

– Ну что, друг? Опять мы с тобой влипли в историю? – продолжая трепать пса, произнёс я. – Когда ты оставишь эту дурную привычку?

Дейк посмотрел на меня в упор, видимо сбитый с толку куском сахара, и зевнул:

«Вить, ты сам-то определись. Я что-то тебя не пойму. Пять минут назад ты кричал на меня из-за сущего пустяка. Ну, пересекла тётка двор чуть быстрее обычного, и что? Ещё спасибо должна сказать, ей килограммов пять точно сбросить не помешало бы. А теперь сахар даёшь, вроде как поощряешь. Что произошло-то? И вообще, я конечно, просто собака, что уж считаться с моим мнением, кого оно волнует? И тем не менее. Вот на углу знак установлен, видишь? Собака, перечёркнутая полосой. Всё ясно и доходчиво. Гулять с собаками запрещено. А почему бы там, на углу арки, откуда эта сумасшедшая берёт старт, тоже не повесить знак – бегущая тётка, перечёркнутая полосой? И всё! Всё просто. Она не бежит – и я не бегу».

– Я вижу, что зря дал тебе сахар. Сколько тебя ни поощряй, ты всё своё гнёшь! Ты, умнейший и воспитаннейший пёс в мире. И ни в чём не виноватый. Это люди виноваты, что разбегались тут. Короче… – сказал я, вставая, – ещё раз повторится – прибью на месте, понял? Пошли домой.

Остаток лета мы провели на даче, естественно и Дейк с нами. Поэтому эксцессов с забегами не было. Все отдыхали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14