Виктор Бондарчук.

Старлей из УГРО – 2, или У смертельной черты



скачать книгу бесплатно

© Виктор Бондарчук, 2016

© Михаил Кулешов, дизайн обложки, 2016


Корректор Евгений Сазанов


ISBN 978-5-4483-5141-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Начало смертельного марафона

Полчаса интенсивной прогулки по свежему воздуху прочистила мозги, начинаю мыслить конструктивно. Что у меня есть из средств к выживанию? Денег мизер. Одна тысяча семьсот двадцать три рубля. Но и этого вполне достаточно на два дня. Главная проблема, что я измотан дежурством и уже сутки без сна. Где и как отдохнуть, элементарно набраться сил, я не знаю. И не знаю, как помочь моей женщине, которая сейчас в опасности. Опаньки, а что это я туплю и этим облегчаю работу моим противникам. Я же жертва произвола силовых структур, борец с наркомафией в погонах. Так что мой путь в сторону средств массовой информации. Но опять это проклятое «НО». Мне нужен интернет, чтобы «пробить» телефоны редакций. Свой сотик включу только в крайнем случае. И не могу вспомнить где ближайшее интернет – кафе. Какие к черту кафе, я же действующий сотрудник полиции. А вот и те, кто мне нужен. Трое молодых ребят, видно студенты, у окна киоска «Быстрая еда». Подхожу, когда они доели пирожки и допили кофе. Предъявляю удостоверение.

– Уголовный розыск. Ваши документы.

Жестко и сурово. Но что поделаешь, надо сначала напугать, сыграть свирепого и страшного полицейского. А уж потом перейти на образ доброго и душевного человека, чтобы людям захотелось тебе помогать изо всех сил. Все отлично. Безропотно достают студенческие билеты. Поясняю между делом.

– Час назад на этом месте у молодого парня отобрали дорогой планшет. Вы ничего не видели?

– Да мы только подошли. Вот по пирожку съели.

– Все понятно. Вопросов больше нет. Хотя просьба небольшая будет.

– Да ради Бога. Все чем сможем.

Отвечает белобрысый паренек. Он быстрее товарищей оправился от испуга. Оказывается полицию боятся не меньше чем милицию.

– Мне нужен телефон редакции «Молодежка». Думаю, вы при интернете. Мой телефон развалился. Уронил болезного.

И для пущей убедительности демонстрирую останки своего средства связи. Тот же белобрысый за минуту выясняет нужный мне телефон на своем навороченном айфоне. Попутно диктует телефоны еще пяти редакций газет. Все отлично. Но вместо благодарности еще раз напрягаю ребят, чтобы они не расслаблялись и всегда помнили, что помощь полиции – дело святое.

– Наркотиками не балуетесь?

В ответ энергичное покачивание головами. Дай Бог, если оно так и есть. Смотрю строго. Ничего не поделаешь, придется еще раз воспользоваться их мобильником. И снова блондин набирает номер «Молодежки» и передает телефон мне, и с удивленным видом слушает мой разговор.

– Добрый день, господин редактор. С вами говорит сотрудник полиции Углов Федор, который раскрыл канал поставки героина на Центральном рынке.

Теперь уже у всех троих пацанов глаза на лбу.

– Что я хочу? Да ничего особенного.

Живым остаться. Все очень серьезно. Пять сотрудников ФСБ задержаны. Элементарная месть, чтобы никто больше и думать не думал соваться в их бизнес.

У студентов вид десантников, у которых парашюты не раскрылись.

Женщина плачет не останавливаясь, ей страшно и жутко. И кажется, что живой она отсюда уже не выберется. Хотя трое молодых людей ее как бы и не замечают. Страшит их спокойное равнодушие. И смотрят так, что душа в пятки уходит. Ей кажется, что они убьют не моргнув глазом. Хотя они даже слова плохого не сказали, когда она Федора предупредила об опасности. Просто один, видимо самый главный, сжал ей запястье так, что синяки на руке остались. Молчат, и их это тяжелое молчание давит тоской смертельной. Главный куда то звонит, объясняет, что мол Углов предупрежден и вряд ли в квартире появится. Невидимый собеседник видно говорит такое, что у звонившего желваки на скулах заходили. И тут раздался звонок в дверь: долгий и требовательный. Двое мгновенно оказались в прихожей, а третий ухватил ее цепко и сильно за запястье левой руки и потянул к двери.

– Спроси кто и открывай.

Но сделать ни первое, ни второе девушка не успела. В дверь забарабанили сильно и требовательно.

– Немедленно откройте. Полиция. Через минуту взломаем дверь.

От слова полиция Галинку обдало радостью надежды. Ведь и ее Феденька служит там же. И они обязательно ее освободят. Двое у дверей вопросительно смотрят на старшего, тот утвердительно кивает головой и выдвигается вперед, отпустив руку Галины. Все трое в напряге и руки у них в карманах, скорее всего на рукоятках пистолетов. Дверь медленно открывается, на площадке четверо рослых полицейских. У одного короткоствольный АК, который мгновенно уставился широким раструбом ствола на троих мужчин. Старший поднимает руки над головой.

– Спокойно. Мы оперативная группа ФСБ на задании по поимке особо опасного преступника. Вот мои документы

Медленно достает из внутреннего кармана пиджака красно – бордовое удостоверение. Магические слова всесильной службы и красные корочки удостоверения на прапорщика с автоматом ни как не действуют.

– Все трое положите документы на пол и три шага назад. Руки из карманов вынуть.

У старшего снова заходили желваки на скулах. Молодой, а нервы уже изрядно подпорчены. Полицейский не обращает внимания на его сверкающие ненавистью глаза, забирает удостоверения и четко по рации докладывает обстановку, зачитывает фамилии фээсбэшников. Через минуту получает приказ выдвигаться на базу. Отдает удостоверения и проходит в комнату. Его коллеги остаются на входе.

– А вы кто будете?

Это уже вопрос к Галине. Чекисты смотрят на него с ненавистью. Старший подает голос.

– Прапорщик, вы превышаете свои служебные полномочия. Вы нам операцию срываете.

Тот на эти суровые слова не реагирует.

– Девушка, представьтесь.

– Галина Осейчук. Гражданская жена Федора Углова.

– И по совместительству шлюха с «Бульвара».

Усмехнулся зло главный фээсбэшник. Прапорщик и на это не реагирует.

– Документики разрешите.

Внимательно изучив паспорт, возвращает его хозяйке.

– Если желаете, то можете уйти вместе с нами?

– Я с вами. Только вот сейчас оденусь. Я их боюсь.

Старший фээсбэшник снова звонит, четко докладывает невидимому начальнику:

– Операция сорвана. В квартире наряд полицейских. Сожительницу Углова они забирают с собой. Так точно. Я их предупредил, что они сорвали операцию. Сейчас. Одну минутку.

Не отключая телефона спрашивает полицейских:

– Почему вы здесь появились?

– На пульт дежурного по городу поступило сообщение. На эту квартиру совершено бандитское нападение. Хозяйка в заложницах. Вот мы и прибыли разбираться. Фээсбэшник все это передает невидимому собеседнику. А прапорщик ни сколько не тушуясь, бросает Галине:

– Что стоишь? Собирайся скорее.

На что, тот же старший яростно взрывается.

– Куда ей собираться? Ты в своем уме прапор? Она сообщница преступника.

Полицейский спокойно отвечает.

– Эта квартира полицейского, старшего лейтенанта Углова, который выявил канал массового поступления героина в наш город, который организовали ваши коллеги из ФСБ. Это так, к слову. Предъявите ордер на арест этой женщины, и мы вам ее оставим.

Двое чекистов невозмутимо спокойны, а третий снова собирается звонить. И тут на площадке появляется красивая девушка в сопровождении двух рослых парней. Дверь в квартиру распахнута настежь. Стоящие на площадке полицейские не мешают вновь прибывшим войти внутрь. Все смотрят на них изумленно – вопросительно. Девушка без головного убора, чтобы не скрывать свою неземную красоту. Встряхнула светло – пепельными локонами до плеч, мило улыбнулась и нежно вымолвила:

– Корреспондент независимой газеты «Молодежка» Светлана Ястрембицкая. Кто есть кто? Представьтесь, господа.

Старший прапорщик с явным удовольствием докладывает все подробности, не упуская таких деталей, как кому принадлежит квартира, и почему их коллегой интересуются очень крутые Органы. А так же пикантную подробность про доставку героина чекистами через Центральный рынок. Журналистка распахнула голубые глаза во всю ширь, на какую была способна, заулыбалась еще ласковей и душевней. И только собралась засыпать вопросами старшего фээсбэшника, как тот сам ей улыбнулся. И через секунду рассмеялся во весь голос:

– Девушка, мы уходим. Вы и эти полицейские сорвали операцию по задержанию опасного преступника. Где нам теперь его искать, ума не приложу.

– А вы не расскажете нашим читателям какое преступление совершил этот человек? Он, как было только что озвучено, полицейский.

– Избил при задержании подозреваемого, и тот через двенадцать часов умер. Занимается преступником ФСБ, так как Углов действующий сотрудник полиции. Коллеги его вовсю прикрывают, что и подтверждает этот наряд ППС.

Пока идет эта вялая разборка, и пока никто не интересуется Галиной, она набирает номер своего мужчины. Но в ответ беспристрастный голос оператора извещает: аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Через десять минут все покидают квартиру. Девушка запирает двери на все замки и просто валится в кровать. Сил больше нет. Засыпает, а слезы все равно текут и текут.

Первая задача выполнена. На сколько смог, на столько и помог Галинке. Пока он на свободе, с ней ничего не случится. А возьмут его, и ей не поздоровится. Грохнут и все дела. Кто будет искать простую девчонку. Сколько их по России пропадает. Логика простая, мол, все равно могла что то знать. Свидетельница одним словом. Теперь главное поспать – отдохнуть. А это можно сделать на вокзале, прикинувшись ожидающим поезда.

Только переступил порог вокзала, так сразу понял. Здесь не поспишь. Людей в зале ожидания мало. На входе, у рамки металлоискателя трое полицейских внимательно следят за обстановкой. Не суетясь прошел через эту рамку в зал. Удивительно, но она на зазвенела. В крайнем случае предъявил бы удостоверение. Думаю, что в общероссийский розыск меня еще не объявили. Прошел к пригородным кассам. Пока не подошла очередь, изучил расписание. Через десять минут идет электричка в дальний пригород. Беру билет до конечной. А это почти два с лишним часа в пути.

Полицейский Дмитрий Ощепков. Задержание

Полицейский Дмитрий Ощепков злился на напарника. Только дежурство началось, а у Петрухи, как всегда. проблемы. Жрет все что непопадя, вот и мается животом постоянно. Надо отказываться от этого засранца, которую смену он в одиночку электрички сопровождает. Один ты, и есть один. Каким бы не был подготовленным, а против двоих – троих вооруженных шокерами и травматиками фиг что сделаешь. А обычно хулиганствующие подростки в одиночку не ездят. Вот и крутишься без прикрытия со спины, зарабатывая раннюю седину. После дежурства это надо решить раз и навсегда. Доложить начальству все как есть он все равно не сможет. Так что придется отказываться от напарника по личным, не связанным со службой обстоятельствам. Но это будет только завтра, а пока надо исправно нести службу. Патрулируя вагоны электрички, всматриваться в лица пассажиров, выявляя потенциальных нарушителей закона.

Спящий мужчина привлек его внимание сразу, как только он вошел в третий вагон. Сегодняшняя ориентировка предписывала усилить внимание именно на железнодорожном транспорте. Преступник не просто полицейский, а из уголовного розыска. Это значит, что он человек подготовленный, вооруженный, и получается вдвойне опасный. Не зря оружие разрешено применять на поражение.

Ощепков прошел третий вагон не задерживаясь, остановился в тамбуре. Самое разумное подойти и проверить документы. А если это тот самый полицейский, по приметам похож здорово. Задержишь, и что тогда? Будешь сторожить до конечной станции, которая только через час сорок. Да и получится ли задержать? Парень с виду здоровый, руки в карманах. И вполне возможно, что он претворяется спящим. Нет, тянуть с задержанием нельзя. Сейчас как раз благоприятный момент, пока подозреваемый к нему спиной. Рисковать нельзя ни в коем случае. Не дай Бог стрельбу в полном вагоне откроет. Решено. Беру. Пистолет по боевому.

Все просто отлично. Парень спит по – настоящему, даже слегка прихрапывает. Рядом с ним женщина с сыном – подростком. Полицейский оттесняет их в сторону. Люди почувствовали опасность и мгновенно ретировались с ближайших сидений. Ощепков трясет за плечо мужчину, жестко прихватив левый рукав его куртки.

– Гражданин, просыпайтесь.

Тот неохотно и как то уж очень медленно открывает глаза, явно прокачивая обстановку. Ну – ну, прокачивай. Ты уже полностью в проигрышном сидячем положении, и твоя левая рука фактически нейтрализована.

– Руки из карманов выньте пожалуйста.

Команду выполняет, показывая голые ладони. Все идет по плану, все отлично.

– Медленно – медленно поднимай руки. Правую в сторону.

Отлично. На ней щелкнул наручник.

– Левую за спину. Дернешься – стреляю. Оружие разрешено применять на поражение.

Делает пока все правильно. Вроде как, и не пытается сопротивляться. Вот уже его левая приковалась к правой. Теперь можно спокойно обыскать. Табельного оружия нет, только пластмассовая «Оса». Почему в ориентировке сказано, что вооружен? И почему можно его убивать на месте? Вот и удостоверение. Так и есть: Углов Федор. Весь вагон смотрит с любопытством.

– Идем медленно в служебное помещение. Еще раз предупреждаю, не вздумай дергаться, кругом люди. Пристрелю не задумываясь.

Конвоирование в конец электрички прошло благополучно. Задержанный спокоен. Может это с виду? А в душе страх полощется. Снял наручник с левой руки и приковал его к мощной ручке. Так будет удобней задержанному. Он как ни как, а коллега. По случаю удачного задержания можно и кофе выпить. С собой двухлитровый термос бодрящего напитка. Одному пить как то неудобно. Надо и этому парню предложить, а заодно и выяснить, что с ним приключилось. Свой же брат, полицейский. Все под Богом ходим.

– В чем провинился, коллега?

Задержанный так удивленно глянул, что Ощепкову даже немного не по себе стало. Как будто они не люди, а звери какие то. И доброе отношение к задержанному, как что то из рук вон выходящее.

– Тебе это интересно или просто от скуки спрашиваешь?

– И первое, и второе. Ехать то еще больше часа.

– Накрыл канал поставки героина в город. Арестованы пять сотрудников ФСБ и трое наших. За это меня и приговорили. Но исполнителю не повезло, я его задержал и доставил в отделение. Откуда его переправили в Центральное СИЗО, и там он умер. Вроде как я его избил при задержании. А я ему только руку с ножом вывернул.

– Да ты герой оказывается. Борец с наркомафией. Ребят пересадил. А не мутишь ли ты конкретно?

Ощепков пытается нагнать на себя злость, а не получается. И сомнения раздирают душу. Надо бы уже сообщить о задержании опасного преступника, а он молчит.

– Рад бы замутить, да не получится. Придушат меня в СИЗО, вот и весь расклад. Близок конец моей героической деятельности, товарищ полицейский.

– Ну ты краски то не сгущай, не те нынче времена. Давай лучше кофе с бутербродами откушаем. Надеюсь не против?

– Угощай, если не жалко. Я с суточного дежурства. На вокзале пару пирожков перехватил и все.

Дмитрий достал кружки, разлил кофе, выложил на откидной столик бутерброды, приготовленные его любимой женой Оленькой, по которой он скучает каждую минуту.

– А ты женат?

– Не успел. А кофе отличный. Я такой же на сгущенке завариваю. Очень помогает мозги включать, когда они работать отказываются от перенапряга.

Если на свете есть блаженство, то это вот такое ароматное кофе. И спать уже не хочется совсем, и будущее не таким страшным кажется. Хотя надежд на благополучный исход почти нет. До суда дело доводить не будут однозначно. Им это не надо. Так что надо продлить последние минутки кайфа. Надо попросить еще кофе, парень вроде нормальный, не из старой гвардии.

– Налей еще кружку, если не жалко? Такого кофе мне больше не пить. У меня тысяча с мелочью осталась. Забирай. Все равно пропадет.

– Какая тысяча? С ума сошел. Я никогда уродом не был.

– Как хочешь. Я за вкусный кофе хотел рассчитаться.

– Ты лучше скажи, все это правда? Ну что ты про героин рассказал? Выглядит уж как то неправдоподобно. Времена не те, да и переаттестация была.

– Какой мне смысл тебе врать. Через час расстанемся и никогда больше не увидимся. Сам не думал, что так крупно влипну.

– У меня друг хороший есть, еще со службы. Мы вместе в «Дзержинке» тянули срочную. Он в главной управе служит, лейтенанта недавно получил. И как раз в отделе, который по наркоте. Сейчас пробью у него про тебя.

Старший сержант взялся за мобильник. Я не вслушиваюсь в разговор, мне уже без разницы кто и что про меня скажет. И уже плевать умру ли я неизвестным героем или обычным преступником – полицейским, превысившим свои служебные полномочия.

– А как фамилия этого старлея? Все понял. Заскакивай завтра под вечер, моя Ольга пирожков классных обещала напечь. Ну пока.

Смотрит на меня, вроде бы как, с уважением.

– Неужели твой кореш что то про меня знает?

– Не то слово. Ты оказывается наказал всех городских наркоманов. Они сейчас сидят толпами напротив квартир, где «дурью» торговали. И ждут не дождутся очередной поставки. Уже месяц рынок наркотиков трясет и плющит. Главные то поставщики то сам знаешь кто были. Все под себя подмяли, всех конкурентов извели.

– Центральный рынок – главный оптовый получатель и распределитель между розницей. Перевалочная база героина была. Сейчас наркодельцы новые пути ищут и в ближайшее время найдут, если уже не нашли. Деньги в этом подлом бизнесе крутятся не реально большие. На миллионы долларов.

Полицейский переваривает мои слова и полученную от друга информацию. Задумался крепко.

– А ты им зачем нужен, если все похерено?

– Жизнь то для них не закончилась. Все уляжется – утрясется, и снова бизнес покатит. Вот потому то и нельзя оставлять безнаказанным врага, чтобы другим неповадно было. Чтобы такие как я знали свое место, и не лезли куда не надо.

– А сейчас ты куда ехал?

– Да никуда. Взял билет до конечной на самый дальний маршрут, чтобы немного выспаться. Я же только четыре часа назад сменился. И ночь была шебутная, ни минуты не поспал. А утром, у самого дома, меня друг дождался, коллега. Он то и предупредил об аресте. Брали то не наши, а ФСБ.

– Ситуация. Не позавидуешь тебе.

– И правильно делаешь. Я уже как три дня должен быть на том свете. Меня ножом бритвенной остроты в троллейбусе ударили.

– И как ты живой остался?

– Смотри. – Показываю полицейскому кольчужку. Он только в ответ восхищенно головой кивает. – Хочешь? Забирай. Меня она уже не спасет. Все равно при обыске заберут.

– Вещь хорошая. От ножа, да и от пээма легко прикроет. Я последнее время постоянно в напряге, чуть ли от страха не трясусь. Боюсь не за себя, за жену. Хотя, вроде, что за нее боятся то? Молодая и красивая. Еще найдет себе пару, если со мной что случится непоправимое. У нас так хорошо все сейчас складывается, что боюсь сглазить.

– Старайся не думать об этом, а то накличешь. Когда меня предупредили, что некий Костя – Шило «выпасает» с пикой, я от каждой тени шарахался. А потом взял себя в руки. Будь что будет, от судьбы не уйдешь. Вот только с этой кольчужкой подстраховался. Как говорится на Бога надейся, а сам не оплашай. Так что, забираешь?

– Забираю, если ты сам по доброй воле отдаешь.

– Не парься по пустякам. Она свою задачу для меня уже выполнила. Пускай тебе послужит. Ты же на самой что ни есть передовой. – Дмитрий отстегивает наручник. Вот наивняк неопытный. Мне же сейчас ничего не стоит его оглушить и скрыться. Хотя я на такое ни за что не пойду, человек то мне проверил. Зачем вешать на себя неправедное. – Смелый ты парень. А вдруг я это специально затеял, чтобы на свободу вырваться? У меня профессиональные удары с обеих рук. Да спецподготовку прошел совсем недавно на высших курсах МВД.

– Я в людях разбираюсь. И в психологии понимаю.

– А откуда, если не секрет?

– На третьем курсе университета учусь. Заочно правда. Но я не сачкую, учу все по настоящему. Через три года максимум стану дипломированным специалистом.

– Я тоже его заканчивал, и тоже юрист дипломированный. Одна у нас альма – матер получается.

Свобода

Переодевание закончилось. Ощепков сразу же облачился в стальную обновку. Я через год узнаю, что совсем скоро, меньше чем через месяц, его спасет мой подарок. Три пистолетные пули из Макарова сломают ему ребра, но кольчужку не пробьют. И стрелять бандит будет всего с десяти метров. Почти наверняка. И рассекретят его с моим арестом. Кто то из пассажиров снял на телефон сцену моего задержания и выложил ее в интернете, где все это увидели специалисты из Канторы. В общем, Дмитрия уволят из полиции.

– Слушай Дима, налей мне еще кофе и бутербродом угости, если не жалко. Как говорится, перед смертью не надышишься. Когда я еще кушать буду. И буду ли? И деньги забирай, они мне уже точно не понадобятся.

– Без вопросов. Пей кофе и бутерброды доедай. А деньги тебе самому пригодятся. Через десять минут подъезжаем. Я тебя не видел, и ты меня тоже. Не знаю: прав я или нет? Все же надеюсь, что прав. Не хочу на душу грех брать. Так что ты свободен, Федор Углов. И «Осу» свою безпантовую забирай.

Я, честно сказать, не ожидал такого расклада. Получается, что жизнь не закончилась. Радость ударила по душе. И если у меня появился шанс, я его использую на все сто. Электричка остановилась, и через секунду я смешался с толпой приехавших.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4