Виктор Богданов.

Туман времени



скачать книгу бесплатно

Он помог Денису сложить все вещи в выделенный бабушкой ящик комода. Все «ненужные» вещи, Денис уложил в рюкзак, который убрал туда же.

– Слушай, – обратился к Сёме Денис, – А где у вас это… туалет? Мне уже невмоготу…

– Это во дворе. Пойдем, покажу.

– А ничего, если я так, – Денис показал на свою рубашку, – Не переодеваясь?

– Да кто тебя во дворе увидит? Пошли так.

Они проскочили мимо хлопотавшей у газовой плиты бабушки, которая хотела их остановить, но, узнав о надобности Дениса, махнула на них рукой. Кроссовки Дениса стояли у входной двери. Сунуть в них ноги много времени не требовалось. Выскочив на крыльцо, Сёмка показал Денису строение, в котором он неотложно нуждался. Придерживая рукой подол длинной рубашки, он заспешил в указанном направлении.

Не спеша возвращаясь в дом, Денис осмотрелся. Двор был не очень большим, но чистым. От переднего угла дома сразу начинался дощатый забор. В заборе была сделана калитка и ворота, в которые вполне могла проехать грузовая машина. Затем забор поворачивал и тянулся вглубь двора. Вдоль него была поленница дров. В глубине двора находился сарай. Там же была отгорожена металлической сеткой небольшая площадка. За сеткой клевали что-то с десяток кур, возглавляемых красным, с разноцветными перьями в хвосте, петухом. Слева от сарая были ещё одни ворота, из штакетника. Там, как догадался Денис, начинался сад. Через двор было натянуто несколько бельевых веревок. Теплый ветерок неспешно раскачивал сушившееся на них белье. Среди белья были и его, Денискины, вещи.

К стене дома был прислонен Сёмкин старинный велосипед со снятой большой звездочкой.

– Это наш двор, – спустившись с крыльца, сказал Семён. – Вот так мы и живем. А там, за сараем сад. Хочешь посмотреть?

– Хочу, – кивнул головой Денис.

В саду было несколько яблонь, кусты смородины и крыжовника, вдоль забора, уже не сплошного, как во дворе, а редкого и не такого высокого, тут и там торчали кусты вишни с темно-красными ягодами. Денис дотянулся и сорвал несколько штук, отправил их в рот. Кисло-сладкий сок был приятным на вкус.

Еще в саду было несколько грядок, на которых росли зеленый лук, морковка, огурцы и помидоры, ещё что-то. Справа и слева за забором были такие же сады. Дальше, за садом, уже ничем не огороженное, тянулось картофельное поле.

Кроме всего этого ягодно-фруктово-овощного царства в саду было небольшое строение с единственным маленьким окошечком. Как объяснил Сёмка, это была баня.

Пока Денис озирался вокруг, осматривая сад, Семен что-то искал на одной из грядок.

– Иди сюда, – позвал он, – Здесь ещё клубника есть. Она, правда, уже закончилась, но отдельные ягоды до самого сентября попадаются.

Денис опустился на корточки рядом с ним и тоже стал искать под большими зелеными листьями ягоды. Вскоре он обнаружил сразу две крупные, красные-красные, ягоды.

– Красиво, – сказал он, рассматривая сорванные ягоды.

– Чего ты их рассматриваешь? Ты их в рот клади.

– Помыть бы надо.

– Вот ещё! Всю жизнь прямо с грядки всё ем, никогда ничего не было, – Сёма отправил в рот найденную ягоду.

Денис расплылся в улыбке и сделал то же самое.

– А грязные ягоды есть нельзя, – раздался чей-то голос.

Денис от неожиданности даже сел прямо на грядку.

Из соседнего сада через широкую щель между досками на них смотрела девочка лет девяти, одетая в легкое светлое платьице.

– Сёма, а кто эта девочка? – спросила она, показывая на Дениса.

– Я не девочка, – вставая и краснея, произнес Денис.

– Он не девочка, он мальчик, – Сёма подошел к забору, – А ты чего подглядываешь?

– Я не подглядывала. Я смородину кушала. А он на девочку похож в платье.

– Это не платье, – Денис стряхнул рукой прилипшие к подолу крошки земли и травинки. – Это ночная рубашка. В ней спят. Я проснулся недавно. Меня Денисом зовут.

– Тогда понятно. А я думала, что ты девочка.

– Это Катюшка, – пояснил Сёма, – Она тоже к бабушке на лето приехала. Она не вредная и мы иногда вместе играем.

– Да, мы друзья, – подтвердила девочка.

– Но даже друзьям нехорошо подглядывать за неодетыми мальчиками, – наставительно произнес Сёма, – Ты уже в третий класс пойдешь, понимать должна.

– Я же не нарочно.

– Если не нарочно, тогда прощается, – улыбнулся Денис, подойдя к забору и протягивая девочке руку, – Может быть, мы тоже подружимся.

– Подружимся, – протянула ему Катюшка свою ладошку. – А рубашка у тебя красивая.

– Спасибо, я знаю, – Денис потеребил подол, – Только необычно для мальчишки, да?

– Не знаю. Нет, наверное.

Со двора донесся голос бабушки, зовущей ребят домой. Мальчишки помахали Кате руками и убежали.

Во дворе бабушка первым делом устроила головомойку внуку за то, что он потащил не совсем здорового Дениса в сад, когда тому положено лежать в постели. Семён даже получил небольшой подзатыльник. Легкого шлепка по мягкому месту удостоился и Дениска. Впрочем, всё это было с доброй улыбкой на лице и совсем не обидно.

В саду они проторчали, как оказалось, целых полчаса. Обед был готов. Бабушка заставила их вымыть руки и усадила обоих за стол.

Мальчишки с аппетитом навернули по тарелке вкусного супа и по тарелке жареной картошки с салатом из свежих овощей. Запили всё это молоком. Убедившись, что они наелись до отвала, бабушка велела Денису немедленно отправляться в постель, а внуку не приставать сегодня к гостю.

Сёма заявил, что пойдет сменить у шалаша Толика, и убежал. Денису не оставалось ничего другого, как снова отправиться в постель. Впрочем, только ему стоило забраться под одеяло, как сон быстро сморил его. Бабушка, вскоре вошедшая к нему в комнату, только с улыбкой покачала головой и, поправив на спящем мальчишке одеяло, тихонько удалилась.

Глава 5

Когда-то на берегу озера стояла небольшая, дворов на пятьдесят, деревенька. После революции в ней, как и везде по стране, был организован колхоз. Но настоящий расцвет этого места начался уже после войны. Красивое озеро, лес, привлекли внимание культурной элиты государства. И вот, в определенный момент, рядом с деревенькой как грибы стали расти большие и не очень дачи. В народе говорили, что все они принадлежат крупным ученым, писателям, музыкантам. Среди дачного населения, которое с каждым годом становилось всё многочисленнее, было много лауреатов различных премий и конкурсов. Местные люди поговаривали, что есть даже несколько Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда.

Постепенно дачи почти со всех сторон окружили небольшую деревеньку. Когда-то самостоятельный колхоз объединили с другим. Деревенский люд кто разъехался, кто перешел в новый колхоз. А некоторые нашли себе новую работу в разросшемся дачном поселке.

Вместе с дачами знаменитых людей и для их удобства строили различные обслуживающие здания. Теперь, в некогда захудалой деревне, превратившейся в довольно приличных размеров поселок, было три магазина, дом быта, парикмахерская. В доме быта была даже прачечная с химчисткой.

В скором времени недалеко от поселка построили большой санаторий, появилось два пионерских лагеря. Поговаривали даже, что какой-то военный научный институт присмотрел в районе озера местечко и для своих зданий. Но пока это были только разговоры.

Так или иначе, большинство бывших колхозников переквалифицировались в работников службы быта, обслуживающих многочисленных дачников и отдыхающих. Даже для пенсионеров находилось дело.

Бурное развитие поселка положительно отразилось и на коренном деревенском населении – в их домах появился газ, чему ужасно завидовали все близлежащие села и деревни, где о газе пока только мечтали.

Молодежь, подрастая, уезжала из деревни в город и оседала там. Так что, в деревне жил в основном народ довольно солидного или пенсионного возраста. Тем не менее, каждое лето почти в каждом дворе можно было увидеть мальчишек и девчонок, приезжавших на каникулы к бабушкам и дедушкам. Они, кстати, вели довольно свободную и вольную жизнь по сравнению с аккуратными и воспитанными детишками престижных дач. Особой дружбы с чистенькими, во всегда наглаженной одежде, «дачниками», приехавшие к бабушкам и дедушкам ребята не водили. Но особенно и не враждовали. Конечно, случались иногда и драки, как без этого, но, в общем, в поселке была довольно мирная жизнь. Получалось, что у компаний «дачников» и «местных» были совсем разные интересы и развлечения.

Денис легко вписался в компанию «местных» мальчишек. Сёмка объяснил приятелям, что это его двоюродный брат, приехавший в гости издалека. Лишних вопросов никто не задавал, и его сразу приняли в свой круг.

Просто сидеть и ждать, когда за ним кто-нибудь придет, было невмоготу. В голову лезли всякие нехорошие мысли и опасения. Но на дворе самый разгар лета, а летние каникулы во все времена были желанными для мальчишек.

Долго высидеть в стенах гостеприимного дома Веры Павловны, бабушки Семёна, и Ивана Дмитриевича, его дедушки, Денис не смог. Уже через несколько дней он вместе с другими мальчишками, по выражению Веры Павловны, «гонял по улицам собак».

Если бы его сейчас увидела мама, или кто-нибудь другой из родственников, они вряд ли смогли бы узнать среди ватаги деревенских мальчишек прежнего Дениса.

Ещё в первый день, когда они с Семёном собрались выйти за ворота двора, встал вопрос во что его одеть. Яркие футболки отпадали сами собой. Таких вещей здесь никто не носил. Джинсовые шорты ещё более-менее могли бы выглядеть обычными, но когда Денис появился в них и в своей самой простой футболке на улице, первый же встречный мальчишка назвал его «стилягой». Ничего другого попроще у него не было. Семён тоже не обладал большим гардеробом. Вылинявшие короткие штаны были у него единственными, в которых летом можно свободно бегать.

На рассказы мальчиков Вера Павловна сокрушенно качала головой. Потом обмерила Дениса со всех сторон и целый вечер чего-то кроила и шила на старинной швейной машинке «Зингер».

На следующее утро, когда Денис с Сёмой проснулись, а спали они теперь на одной постели, бабушка вошла к ним в комнату.

– Вот тебе, Дениска, новые штанишки. Давно не шила, так что не обессудь, как получилось, так получилось.

Получились короткие штаны из коричневого материала. По бокам на поясе были пуговицы, это вместо резинки или ремешка. А ещё, чтобы они не сваливались с худенького мальчишки, у штанов были лямки, выполнявшие функцию подтяжек. Лямки на спине надо было перекрещивать, а спереди они, опять же с помощью пуговиц, пристегивались к поясу.

Дениска тут же, в присутствии Веры Павловны, потянул через голову свою рубашку, которую продолжал надевать каждую ночь, и примерил обновку. Штаны оказались впору. Он, почему-то смущенно, поблагодарил старушку.

– Ну вот и ладненько, – покивала головой Вера Павловна, – А рубашонку тебе Сёмочка даст, вот и будешь как все на улице.

Семён покопался в своих вещах и выделил Денису клетчатую рубашку с длинным рукавом. Рукава Денис тут же закатал выше локтей.

Когда он в таком виде появился в мальчишечьей компании, ни у кого не возникло ни малейшего вопроса. Многие мальчики были одеты почти так же. С этого момента Сёмка с Денисом вздохнули свободно и перестали ломать голову над одеждой.


В первые дни мальчики продолжали по очереди дежурить у шалаша. Но с каждым днем надежда на скорое возвращение Дениса домой становилась всё меньше. Он сам предложил ребятам прекратить эти дежурства. Что толку сидеть на одном месте. Если кто-то и появится здесь в период дежурства Толика или Сёмы, то самого Дениса в этот момент всё равно здесь не будет. Они смогут сообщить только адрес, где он находится и всё. Проще было оставить в шалаше на видном месте записку.

Так они и сделали. Денис на тетрадном листе написал записку, у кого он сейчас находится и как его найти. Листок закрепили у входа в шалаш и теперь только изредка заглядывали сюда – проверить, на месте ли записка.

Лето катилось своим чередом. Если для мальчишек не было никакой работы дома, они непременно убегали на озеро. Почти каждый день проверяли снасти в заливе Трех Родников. Вместе с другими ребятами гоняли мяч на небольшой поляне за поселком, или купались на «местном» пляже, который случайно обнаружил Денис ещё в первый день своего пребывания в этом времени. А иногда они вдвоем или втроем просто бродили по поселковым улицам. Новые друзья показывали Денису все местные достопримечательности, которых было не очень-то много.

Но больше всего времени вся компания проводила, конечно, на пляже. Денис умел плавать, но не очень хорошо. Здесь же, всего за несколько дней, значительно улучшил свои возможности и навыки. Раньше он умел плавать только брассом, а теперь мог проплыть приличное расстояние саженками, или, если по научному – кролем. В играх и соревнованиях с другими ребятами научился прилично нырять и проплывал под водой уже около десяти метров.

Ну а так как все, кроме уж совсем взрослых мальчишек, купались и загорали на этом пляже голышом (девчонки сюда не заглядывали, у них был свой подобный пляж), то вскоре Денис весь покрылся ровным коричневым загаром. На его теле теперь не было ни одного светлого места. Как и все, он стал похож на какого-то смуглого креола. Такого загара у него ещё никогда не было. Если и удавалось в другие года хорошо позагорать, но всё же не до такого сплошного и густого загара. Денис однажды даже подумал, что Даша обязательно позавидует ему, когда он, такой загорелый, вернется домой.

Вот и сейчас, накупавшись вволю, Сёмка и Денис совершенно безбоязненно жарились на песочке под палящими лучами солнца. Здесь же были ещё десятка полтора мальчишек. Кто резвился в озере, а кто, как и они, подставлял свои голые тела под лучи ультрафиолета. Толик возился с Васькой на неглубоком месте, тот всё никак не мог научиться плавать.

– Слышал, – начал разговор Сёмка, – Говорят, американцы на Луне высаживаться собрались.

– Нет, а кто сказал?

– Говорят, что по радио было сообщение. Сейчас вся Америка ждет, когда это случится.

– Я помню из истории, что американцы первыми это сделали, только забыл в каком году.

– Значит в этом году. Там ещё говорили, кто будет первым на Луну высаживаться, но я забыл.

Денис напряг немножко свою память и вспомнил:

– Это Луи Армстронг, он сделал первые шаги по Луне. То есть еще только сделает.

– Жалко, что не мы там первые побываем. Теперь вторыми будем.

– Нет, – покачал головой Денис, – наши космонавты на Луне до сих пор не были. Зато там скоро будет самоходный аппарат – «Луноход» называется.

– Да? А почему наши там не высадятся?

– Не знаю. Наверное, уже не надо было. Но «Луноход» точно будет примерно через год. А потом ещё один.

– Здорово! Наверное, у вас там много космонавтов. Я бы тоже хотел попасть в космонавты. А ты?

– Я? Нет, – Денис перевернулся на спину и положил под голову руки. – У нас мало кто хочет в космонавты. Всё больше в бизнесмены метят. Хотят денег побольше заработать.

– А ты?

– А я, как папа, буду военным моряком. Он у меня ракетным крейсером командовал, а сейчас в штабе служит.

– Тоже здорово. Моряком быть интересно. Страны разные повидать можно, деньги хорошие платят.

– Ну, насчет денег, я бы так не сказал. В наше время любой может куда угодно за границу поехать, были бы средства у людей.

– У нас сейчас за границу попасть трудно. У моего папы на заводе только двум человекам разрешили в Болгарию съездить. За хорошую работу. Он дома рассказывал.

– А у нас половина класса уже была за границей.

– Правда?

– А зачем мне врать?

Сёмка недоверчиво разглядывал его. Наверное, он многому не верил из того, что говорил Денис, уж слишком необычные вещи тот рассказывал.

– А ты был где-нибудь?

– Нет, – вздохнул, садясь, Денис, – У нас денег на путевки не хватает. Если бы на одного, тогда хватило бы. А нам с сестрой надо две путевки брать.

К ним подошел Толик, держа за руку дрожавшего и посиневшего Ваську.

– Вот, салага, наплескался до посинения, – Толик плюхнулся животом на песок. – Васька, ложись, песок горячий.

Васька растянулся рядом с братом, продолжая дрожать и стучать зубами.

– Фшё равно немного научшилшяа.

– Научился, научился, – отмахнулся от него старший брат. – Только плохо. Долго ещё тебе учиться придется.

Все трое немножко позубоскалили над неспособностью Васьки быстро научиться плавать. Шутили не зло, Васька смеялся вместе с ними. Потом, неожиданно, Толик заявил:

– Я сегодня что-то слышал про перемещения во времени.

– Что? – сразу же насторожился Денис.

– Я утром ходил в магазин за хлебом. Там были два дядьки из отдыхающих. Они сначала говорили про американцев на Луне. Потом один из них сказал, что здесь они, американцы, нас опередили, зато мы лучше разбираемся в природе времени.

– И всё?

– Он ещё говорил, что наши путешественники в другие времена обязательно будут первыми. Что они везде будут летать как летучие мыши.

– Он сказал «как летучие мыши»? – переспросил Денис.

– Да, так и сказал. А что?

Денис дотянулся до травинки. Сорвал её и задумчиво пожевал кончик. Он пока не говорил никому про то, что Василий Геацинтович и Гена называли установку времени «мышью». Не говорил и про перстень с изображением летучей мыши.

«А вдруг то, что услышал Толик, относится к этой установке?» – подумал Денис. Пусть её ещё нет, пусть только в чертежах, но это уже ниточка. Может быть, она как-нибудь ускорит его возвращение домой. Значит, надо все рассказать ребятам.

– Послушайте, – Денис лег на живот. – Я не всё вам рассказал…

Коротко, не вдаваясь в подробности, он поведал слушавшим его, затаив дыхание, мальчишкам обо всем, что знал сам. И про установку, и про перстень Василия Геацинтовича, в который был вмонтирован специальный маячок, по которому их смогли довольно быстро обнаружить. Рассказ не занял много времени, так как самому Дениске известно было не много. Но вдруг то, что узнал Толик, имеет прямое отношение ко всему случившемуся?

– Наверное, – высказал свое предположение Сёма, когда Денис замолчал, – это те ученые, что придумали машину времени, в которую ты попал.

– Всё может быть, – пожал Денис плечами, – Только, наверное, самой установки пока не существует. Она же должна быть здесь собрана, в этом поселке. Должны сначала построить филиал этого… научного учреждения.

– А вдруг она уже есть где-нибудь в другом месте? Может быть, это только потом её здесь сделают? – Толик даже вскочил на ноги от такой мысли.

– Действительно! Тот дядька сказал, что мы первыми будем, так, Толик?

– Да.

– Вдруг, уже первые? Только не говорят из-за секретности, чтобы американцы не узнали.

«Это был бы самый лучший вариант, – подумал Дениска, – но навряд ли».

– Толя, он сказал «будем» или «стали»? – уточнил Денис.

– «Будем».

– Тогда ещё ничего нет.

Все удрученно замолчали. Действительно, скорее всего, это всё только в научных проектах и не более. Значит придется, как и прежде, просто ждать, когда за ним придут.

Но почему за ним не приходят? В первый раз на третий день всех забрали отсюда. Это же всего лишь случайность, что он остался. Время, в которое он попал, там теперь известно. Могли бы уже давно здесь появиться. Если не появились до сих пор, значит что-то случилось.

«А вдруг машина совсем сломалась? – внезапный страх заставил покрыться мурашками кожу даже под жарким июньским солнцем. – Тогда я на всю жизнь здесь могу остаться». Этого Денису совсем не хотелось. Ему здесь нравилось, но все же дома было лучше. Даже о сестре, хоть часто с ней ругались, он вспоминал только хорошо, и ему нестерпимо захотелось её увидеть. Но если надо ждать, он будет ждать сколько нужно. Хоть всё лето. О том, что ожидание может затянуться на более долгий срок, Денис старался не думать.

Они возвращались в поселок, когда Денис вдруг спросил Толика:

– Ты не помнишь, как того дядьку звали?

– Не знаю, – пожал он плечами, – А что?

– Так, пока не знаю. Может быть пригодится.

– Можно выяснить. В магазин-то они наверняка каждый день ходят, – Сёма сразу же начал строить план. – Подождем его там и спросим как-нибудь. Или можно на пляж для дачников сходить. Купаться-то он тоже будет.

– Ну, увидишь его и что, так и спросишь: «Дяденька, это не вы изобретаете машину времени?» Он тебя пошлет подальше и всё. Или в милицию отведет, если у него секретная работа, – хмыкнул Толик.

Да, такой вариант не подходил. Зачем напрашиваться на неприятности. Надо придумать что-то другое.

– Как я забыл! – хлопнул себя по лбу ладошкой Толик. – Вот балда! С ними же девчонка была! Он ещё её за руку взял, когда они из магазина выходили.

– Что за девчонка?

– Вот чего не знаю, того не знаю. Может дочка, а может ещё кто другой. Но за руку он её держал точно.

– Тогда надо её найти, – В глазах Семёна снова загорелись огоньки. – Прижмем её, она всё и выложит.

Денис улыбнулся запальчивости друга.

– Зачем её прижимать? Можно просто спросить, тактично.

– «Дачники» с нами просто так вряд ли будут разговаривать, – покачал головой Толик. – У них своя компания. Нас они за деревенщину считают.

– Ну, не стоит так обо всех думать. Может, она не вредная девочка? Такие тоже бывают. Надо только найти её сначала, а она какая? Большая?

– Да нет, как мы с вами.

– Ну, тогда будет проще.

Решили завтра с утра собраться у магазина и ждать, пока дядька или она сама не придут за продуктами. А потом проследить, где они живут. А потом… А что будет потом – придумают на месте.

Но назавтра идти к магазину не потребовалось. Вечером, когда Сёмка уже лежал в постели и слушал плеер, а Денис, лежа рядом с ним, читал книжку из серии «Черный котенок», за окном раздался тихий свист. Таким свистом обычно давал знать о себе Толик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10