Верена Райнхардт.

Фридрих Львиный Зев верхом на шмеле



скачать книгу бесплатно

Verena Reinhardt

Der Hummelreiter Friedrich L?wenmaul


Перевод с немецкого Александры Горбовой



В соответствии с Федеральным законом № 436 от 29 декабря 2010 года маркируется знаком 12+



© Горбова А., перевод, 2018

© 2016 Beltz & Gelberg in der Verlagsgruppe Beltz Weinheim Basel

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательский дом «Самокат», 2018

Первая часть


Глава первая
Золотой шмель

Фридрих Львиный Зев происходил из древнего и славного рода наездников-шмелелетов. Но сам он, к сожалению, был белой вороной в собственной семье: не только не умел летать на шмелях, но и вообще этих созданий терпеть не мог. Поэтому, когда однажды вечером толстый шмель с громким жужжанием приземлился к нему на балкон и принялся деловито потягивать нектар из балконных цветов, Фридрих не на шутку испугался.

– Кыш! – завопил он, размахивая руками. – Брысь отсюда! Кыш!

Но шмель не обращал на крики никакого внимания и спокойно продолжал свое дело.

– Как же тебя прогнать? – недоумевал Фридрих.

Шмель был заметно крупнее хозяина дома и ни капли его не боялся. (Тут следует сказать, что сам Фридрих был очень, очень маленького роста, как и все в его семействе, ведь малый рост – необходимое качество для желающих летать на шмелях. Впрочем, в его случае и для нежелающих – тоже.)

Фридрих задумчиво разглядывал шмеля. И чем дольше он смотрел на незваного гостя, тем яснее видел, что полоски на нем не желтые, а золотые. Желая проверить, не сон ли это, Фридрих хорошенько ущипнул себя. Но ничего не изменилось: шмель продолжал жужжать на балконе, а полоски на нем оставались такими же золотыми. Раньше ничего подобного Фридрих не встречал.

Вдруг шмель оторвался от цветка и пробасил:

– Ты всегда так нерадушно гостей принимаешь?

Фридрих отпрянул и чуть не плюхнулся на пол.

– Фридрих Иоганн Львиный Зев, я не ошибаюсь? – осведомился шмель.

Фридрих кивнул. От удивления он не мог вымолвить ни слова. Наверное, это какой-то фокус. И чей это голос? Не может же шмель разговаривать сам!

– Единственный ныне здравствующий отпрыск знаменитого рода шмелелетов по прозванию Львиный Зев, верно? – уточнил шмель.

Фридрих снова кивнул. Мозг его лихорадочно работал. Может, кто-то вырядился в костюм шмеля забавы ради? Но нет, шмель выглядел вполне настоящим. В эту самую секунду он поигрывал крыльями, будто разминаясь перед полетом. Нет, это не костюм, совершенно точно!

– Я… Кхм… – Фридрих кашлянул. Он, конечно, не очень любил шмелей, но когда еще представится возможность побеседовать с говорящим животным? – Я не шмелелет.

Родственники у меня действительно летали на шмелях. А я – нет.

Это была чистая правда. В шкафу у Фридриха стояло наследство от деда по отцовской линии – двадцать три кубка, с которых внук каждую субботу без особой радости, но с сознанием долга сметал пыль. Его прабабка с материнской стороны была известной шмелезаводчицей, в ульях которой взросло множество славных быстротой летунов. Дядя прославился на всю страну тем, что однажды во время состязаний, когда шмель сбросил его со спины, сумел превратить падение в тройное сальто назад – потрясающе элегантное решение, которое, правда, не спасло беднягу от перелома шеи при приземлении.

– Гм. Гм-м, – покачал головой шмель. – А сделаться шмелелетом ты не желаешь?

– Что ты имеешь в виду? – недоверчиво спросил Фридрих.

Гость усмехнулся:

– Ну, ты же наверняка знаешь, как шмелелетами становятся. Нужно приручить дикого шмеля, то есть взобраться ему на спину и продержаться до тех пор, пока он не выбьется из сил и не прекратит попытки скинуть седока. После этого шмель повсюду следует за приручившим его. А наездник получает свидетельство.

– Это я, конечно, знаю, – ответил Фридрих. – Но мне такого совсем не хочется.

– Правда? – шмель склонил голову набок.

И тут Фридриху пришлось признаться, что, возможно, он все-таки хотел бы стать шмелелетом… Отец впервые посадил его на шмеля в раннем детстве. От страха малыш завизжал и замахал руками и ногами, чем очень разозлил летуна. С тех пор Фридрих ни разу к шмелям не приближался, а на слегка высокомерные вопросы родственников о том, какое же поприще он думает себе избрать, неизменно отвечал: «То, что от шмелей подальше!». Но где-то в глубине души чувство несостоятельности грызло его, как мышь-полевка – корень дерева. По ночам Фридрих часто не мог заснуть и подолгу ворочался с боку на бок, размышляя, чем бы заслужить уважение родственников. Может, сделаться знаменитым изобретателем? Или поэтом? Или певцом? Нет, исключено. В его семье ничто не ценится выше верховой езды на шмелях. Так что никакие успехи в других областях родственников все равно не впечатлят.

– Может быть, – сказал Фридрих очень осторожно, – может быть, я тоже хотел бы стать наездником. А почему ты спрашиваешь?

– Почему бы тебе в таком случае не приручить меня? – предложил шмель. – Это очень легко. Я кроток и дружелюбен.

Сердце у Фридриха забилось быстрее. Говорящий золотой шмель! Наверное, это знак. Наверное, это его шмель. Шмель, которого он укротит. И когда он по праву сможет назвать говорящего золотого шмеля своим, никто больше не будет над ним смеяться. Но… ах, это слишком прекрасно, чтобы быть правдой!

– Тут наверняка какой-то подвох, – сказал Фридрих. – С чего это ты вот так просто предлагаешь себя приручить?

– Потому что тогда я смогу говорить, что меня укротил настоящий Львиный Зев. Звучит неплохо, а?

– Ну да… – неуверенно согласился Фридрих.

– Тогда вперед! Дела тут на полчаса. Приручить меня очень легко. Честное слово! Залезай.

– Но я уже в пижаме!

Шмель закатил глаза.

– Когда твой дед по материнской линии выиграл большие скачки на почтовых шмелях 1740 года, на нем вообще были одни плавки, да и те все в пыльце от шиповника.

– Откуда ты знаешь? – удивился Фридрих.

– Я большой поклонник верхового спорта, знаешь ли. Залезай давай! – повторил шмель, и на этот раз Фридрих послушался – полез шмелю на спину, хотя и с большой опаской.

В общем-то, это оказалось не так уж страшно. Мех у шмеля мягкий, держаться за него удобно.

– Кстати, меня зовут Брумзель. Иероним Брумзель, – представился шмель. Крылья у него задрожали, он поднялся в воздух и медленно, по спирали стал подниматься в ночное небо. Тут Фридрих вспомнил, что боится высоты. Он зажмурился и постарался думать только о том, как все будут восхищаться его золотым шмелем.

Брумзель пошарил в сумке, привязанной у него на животе, и протянул Фридриху авиационный шлем и очки.

– Вот, надевай!

– Зачем?

Брумзель потянул за трубочки, которые вместе с чем-то вроде брони были прикреплены к его бокам. Откуда они вообще взялись? Раньше Фридрих их не замечал.

– Понадобится. Мы сейчас взлетим как ракета!

– Ты же сказал, что тебя легко приручить! – забеспокоился Фридрих.

– Ну да, пришлось приврать. Иначе как бы я тебя похитил?

Трубки завыли, засветились и выбросили хвосты дыма и пламени. Фридрих громко и протяжно кричал, пока шмель по крутой дуге взмывал в небо.

– Что за шутки?! Спускайся! Верни меня на землю! Сейчас же! – в ужасе вопил Фридрих, мертвой хваткой вцепившись в черно-золотую шерсть. Но Брумзель не обращал на него внимания. Фридрих выкрикивал все проклятия, какие приходили ему в голову, умолял вернуть его домой, пытался подкупить шмеля, а потом охрип. Тогда ему волей-неволей пришлось замолчать и подумать над другой стратегией.

– Ну что, закончил упражнения для голоса? – поинтересовался Брумзель сквозь рокот мотора.

Фридрих дрожал от ярости и ничего отвечать не стал.

– Вот и хорошо. Теперь выдохни и успокойся.

– Я успокоюсь, только когда узнаю, что тебе нужно, – просипел Фридрих. – Иначе я буду дальше кричать, сколько хватит сил. Как можно так мерзко врать? И вообще, что ты задумал?

– Сейчас объясню. Я похитил тебя по приказу королевы Офрис. Ей нужен наездник-шмелелет.

– Какой королевы? Я о такой никогда не слышал, – удивился Фридрих. – Что это за королева, которая похищает людей вместо того, чтобы нанимать их на службу?

Брумзель на мгновение задумался.

– Ладно, придется плясать от печки. Ты, наверное, уже задавался вопросом, отчего это я умею говорить, так? Это потому что я из страны, где все животные умеют говорить.

– Один из нас двоих сумасшедший, – сказал Фридрих. – Не знаю, я или ты. Или мы оба.

– Да не волнуйся ты, – пробасил Брумзель. – С тобой вместе буду работать я, так что ты в надежных руках. У королевы Офрис есть для тебя задание. Выполнишь – и я сразу отвезу тебя домой.

Этот шмель, совершенно очевидно, тронулся рассудком. Фридрих беспомощно покачал головой и попытался воззвать к разуму:

– Если этой… этой королеве нужен шмелелет, то ты не того похитил. Я не умею летать на шмелях, я же говорил!

– Это ничего. Мы сделаем вид, что у тебя всё под контролем, а я просто покатаю тебя по округе.

– По какой еще округе? Куда ты вообще меня везешь?

– В Скарнланд. На ваших картах этой страны нет, она на другом берегу Безбрежного моря.

– Но ведь Безбрежное море потому и называется Безбрежным, что перебраться через него невозможно! – удивился Фридрих.

– Ха-ха-ха! Это ты так думаешь. Так называемое Безбрежное море – всего лишь граница, где происходит переход из одного измерения в другое, так говорят ученые. Не знаю, что в точности это означает, но с таким мотором, как у меня, перемахнуть через нее – раз плюнуть. Восемь-девять часов – и мы в Скарнланде. Точнее, в южной его части, в Южной Стороне. Есть еще другая часть, северная. Называется Северной Стороной. Не очень-то оригинально, знаю. Вот Южной Стороной и правит Офрис.

Из глаз у Фридриха потекли слезы. Он все-таки натянул авиационный шлем и очки, которые Брумзель сунул ему в руки. Он почти уже поверил в эту безумную историю. Но только почти. Страна, где все животные разговаривают? Это же смешно!

Облака с головокружительной скоростью неслись мимо них. Далеко внизу Фридрих иногда успевал увидеть лоскутки лесов и полей, но пелена облаков тут же снова смыкалась под ними, а выше них плыла только луна. Тысячи вопросов роились в его голове, и на каждый ответ нужен был так срочно, что Фридрих не мог выбрать, с чего начать. Так что он молча сидел на спине Брумзеля, который уносил его все дальше в ночь, и в конце концов задремал.

Наконец на горизонте показалась розовая полоса, и они полетели в сторону рассвета. Облака исчезли. Фридрих увидел внизу море – зеркально гладкую воду, не тронутую даже легкой рябью. Потом вдали показалась темная полоска, которая, когда они подлетели ближе, оказалась скалистым берегом. Они и вправду добрались до берега Безбрежного моря!

– Это Скарнланд? – спросил Фридрих.

– Именно. Побережье Южной Стороны. Вон там виднеется Белоскалье, наша столица. Туда я тебя и везу. На месте будем как раз ко второму завтраку. Впрочем, надеюсь, мне и с первого что-нибудь оставили. Да, кстати, скажу сразу: моя любимая еда – кленовый сироп. Не забудь. Это стоит знать, если работаешь со мной, – неподкупностью я не отличаюсь.

Поначалу внизу проплывали лишь обрывистые темные скалы, но вскоре их сменили зеленые луга и залитые солнцем склоны гор. Выглядело это, надо признать, вполне приветливо. На известковых горах и среди деревьев стали появляться первые городки, воздух наполнился жужжанием жуков, пчел и других… ну да, людей – а как еще назвать разумных говорящих существ?

– Мы сейчас пролетаем Каштановые леса, – стал рассказывать Брумзель. – По левую руку на горизонте видны Ледяные горы, там на вершинах лежит снег. Прямо под нами ты видишь озеро. Присмотрись – ничего не замечаешь?

Фридрих осторожно посмотрел вниз: прозрачное озеро с такой высоты казалось маленькой лужицей. Но при этом на дне были видны даже серые круглые камушки! Не то что дома, где стоит зайти в воду по колено – и уже ног разглядеть невозможно.

– Оно очень чистое? – спросил он.

– Не только! Посмотри еще разок повнимательней: мы не отражаемся в воде! Ни мы, ни облака с небом.

– Ой, да! Странно… – удивленно пробормотал Фридрих.

– Это вальмю, совершенно особенная вода. Она течет ручьями с гор на Северной Стороне и по всей стране образует озера. Отличное снотворное. Только, к сожалению, чтобы заснуть, этой воды нужно выпить много. А потом долго не проспишь: если столько в себя влить, в туалет скоро понадобится. Но в любом случае у вас такого нет. Вальмю встречается только у нас. У королевы есть даже особый запас. Она любит купаться перед сном в этой воде. Эффект такой же. А то королеве постоянно в туалет бегать не пристало.

– А кем ты у нее работаешь? – спросил Фридрих, не желавший ничего знать о том, как часто королевам следует ходить в туалет.

– Я руковожу секретными службами Белоскалья, – ответил Брумзель, пристально вглядываясь в ландшафт. – Золотые полоски у меня – ведомственные знаки отличия. Три полоски, видишь? А, мы почти на месте. Держись крепче, пора выключать двигатель.

Трубки почихали и замолкли. Брумзель летел теперь над опушкой леса. Потом земля под ними резко ушла вниз, и они оказались на краю обширной долины. В центре вздымались высокие мраморные башни города. Через него протекали реки. Белоскалье походило на сказочный город. Да впрочем, им и было. Фридрих то и дело щипал себя, чтобы удостовериться, что он действительно всё это видит.

Брумзель полетел над городом. По мере приближения к мраморным башням здания вокруг становились всё чище, белее и импозантнее. В самой высокой точке города располагался дворец, какой бывает разве что на картинках в книжке со сказками. Тут и там в небо поднимались стройные башни, вокруг которых жужжали шмели, пчелы и блестящие жуки. Между башнями, которые были опоясаны колоннадами, красовались маленькие павильоны и подвесные мосты, и везде царило большое оживление. А подо всем этим стояли пышно украшенные здания из белого мрамора.

Брумзель облетел вокруг самой большой башни и опустился на одну из ее золотых террас. Даже перила там были со множеством витиеватых украшений. Под ногами Фридрих ощутил холодный каменный пол.

– Это он? Ведите внутрь, – послышался через полуоткрытую дверь чей-то гнусавый голос. И, прежде чем Фридрих успел оглядеться, Брумзель провел его внутрь. К своему большому удивлению, Фридрих оказался в просторной мраморной ванной комнате. Над каменной ванной поднимался пар, а у пылающего камина висели полотенце и какая-то одежда.

– Что все это значит? – спросил Фридрих.

– Мы сейчас уйдем, приведи себя в порядок, – объяснил Брумзель. – Только поторопись, в тронном зале тебя уже ждут. Ну, вперед! – И с этими словами он исчез за другой дверью.

Это ж надо – сначала похищают человека, а потом еще и командуют!

– Толстая волосатая скотина! – выругался Фридрих. – Подожди у меня! Вот я выйду в тронный зал, и тогда… тогда расскажу им кое-что про тебя!

После ванны он вытерся и надел приготовленное нижнее белье – белое, с длинным рукавом. Кроме того, для него в ванной положили носки, сапоги и синий комбинезон примерно с сотней карманов, застежек и завязок.

– Что ж это за штука такая? – раздраженно пробурчал Фридрих, но все-таки оделся. Наконец он подошел к двери и выглянул наружу. Слуга в белом парике приветствовал гостя поклоном.

– Соблаговолите проследовать за мной, – учтиво произнес он и двинулся вперед.

– Почему вы решили нарядить меня в ползунки? – сердито спросил Фридрих.

Слуга обернулся.

– Простите? А, вы имеете в виду этот костюм! Это совершенно обычный универсальный комбинезон для летчиков всех специальностей. Он не совсем новый – чтобы придать вашему облику убедительности, понимаете ли.

– Убедительности? Это еще зачем? – воскликнул Фридрих. – И вообще! Там, откуда я родом, такие ползунки только маленькие дети носят! Да еще длинное белое нижнее белье. Гадость какая!

– Не понимаю, о чем вы говорите, – сказал слуга таким тоном, по которому стало ясно: ему совершенно все равно, нравится комбинезон Фридриху или нет. – Это самый обычный комбинезон, очень практичный для дальних перелетов. Теплый, крепкий, немаркий.

В этот момент Фридрих возненавидел Скарнланд еще сильнее, чем раньше, и твердо решил устроить своим похитителям основательную головомойку, как только окажется в тронном зале. Но выполнить этот план ему не удалось: когда белые двери в тронный зал распахнулись, он увидел в противоположном конце на золотом троне улыбающуюся молодую женщину такой красоты, что не смог вымолвить ни слова.

Ее длинные золотистые волосы ниспадали на плечи и спину, а глаза блестели яркой синевой, как море в солнечный день. Фридрих всегда думал, что выражение «зубы словно жемчуг» – романтическое преувеличение, но у этой особы зубы и правда сияли как жемчужины. И он теперь действительно решил, что очутился в сказке.

По стенам зала висели яркие флаги и внушительных размеров портреты королей и королев с серьезными лицами, а вокруг трона стояло множество разного рода придворных в пышных разноцветных нарядах. Проход к трону оставался свободным. Фридрих, словно во сне, прошел между рядами царедворцев. Возле королевы на красной бархатной подушке восседал Иероним Брумзель.

– Добро пожаловать, шмелелет, – приветствовала Фридриха королева; голос ее звучал мягко, словно весенний ливень.

Мысль о том, что он никогда прежде не беседовал ни с одним монархом, кипятком ошпарила Фридриха. Он понятия не имел, как себя держать, и быстро поклонился в надежде, что этого будет достаточно.

Королева чуть подалась вперед и сказала:

– Мой герой, я надеюсь, дорога не слишком тебя утомила. Меня зовут Офрис. Я королева Белоскалья и всей Южной Стороны.

– Очень приятно, – прошептал Фридрих.

– Ты, наверное, удивлен, что я распорядилась доставить тебя сюда так поспешно, – продолжала Офрис. – Но причина проста: Южная Сторона нуждается в твоей помощи.

– В чем? Почему? – спросил Фридрих, изо всех сил стараясь снова обнаружить в себе ярость.

– В такие времена, как теперь, нужны герои, – с легкой улыбкой проговорила Офрис. – Нам необходим шмелелет, и мы, конечно, могли пригласить только самого лучшего.

– Мне очень жаль, ваше величество, – запинаясь, заговорил Фридрих, – но вы ошиблись. Я не шмелелет, хотя в моем роду знаменитые шмелелеты действительно были.

Офрис засмеялась – смех журчал веселым ручейком.

– Скромность герою к лицу, но не стоит робеть!

Придворные тоже засмеялись, но сдержаннее и тише.

Вдруг королева посерьезнела:

– Ты – Фридрих Иоганн Львиный Зев, последний отпрыск самого знаменитого рода наездников-шмелелетов всех времен – такого знаменитого, что слава его преодолела даже Безбрежное море! Южной Стороне необходимы твои способности, чтобы справиться с грядущей с Севера пока еще безымянной угрозой.

Фридрих, которого безымянные угрозы интересовали очень мало, проговорил, прижимая ладонь к сердцу:

– Это не скромность, а чистая правда! Прошу вас об одном: отправьте меня домой, пожалуйста.

Тут Офрис немного подалась вперед, а придворные благовоспитанно отвернулись. Королева тихо произнесла:

– Ты сделаешь то, чего мы от тебя ожидаем, или я действительно отправлю тебя домой. Десятью отдельными пакетами. Ясно?

Фридриху на мгновение показалось, что он ослышался. Но потом он сказал себе, что, судя по всему, такая женщина, как Офрис, привыкла по первому требованию получать всё, что захочет… А с подобными людьми лучше всего притворяться послушным, а потом поступать по-своему. Чего бы она ни ожидала от шмелелета, он в любом случае на это не способен, обсуждать тут нечего. Поэтому он осторожно осведомился:

– И что же я для вас должен сделать?

Офрис с довольным видом откинулась на спинку трона и тут же опять просияла очаровательной улыбкой.

– Да будет тебе известно, что род мой с давних времен правит Южной Стороной. С севера нашу страну окаймляют Зубчатые горы, а за ними лежит Северная Сторона – варварский, дикий край, где нет ни правителя, ни морали, ни суда. Поэтому мне в своей внешней политике часто приходится прибегать к возможностям ясновидения.

– Ясновидения? – недоверчиво повторил Фридрих. Он не стал говорить этого вслух, но ясновидение представлялось ему совершенной чушью.

– На нашем берегу моря есть много такого, чего нет у вас, – пояснила Офрис. – Одна из таких вещей – магия. Крайне полезный инструмент, если применять его правильно. У ответственного монарха ясновидящие обязательно состоят на службе. Мои провидцы раз в неделю сообщают мне все важные для управления государством новости. И в последнее время они неоднократно докладывали о снах, в которых Южной Стороне угрожает опасность с Севера. Говорят даже об убийствах, засадах, предательствах. И я не могу это игнорировать. Если с Северной Стороны исходит опасность, неважно, от кого или от чего, мы должны встретить ее во всеоружии.

Фридрих задрожал. Королева только что угрожала отправить его домой по частям, но альтернатива, кажется, была еще менее приятной. Здесь вообще знают, что такое радушие?

Офрис продолжала:

– Брумзель – один из моих ближайших соратников и к тому же лучший разведчик, когда-либо живший в Южной Стороне. Но даже он не в состоянии провести операцию в Северной Стороне в одиночку. Ему нужен помощник. И эту задачу я поручаю тебе, Фридрих Львиный Зев. Мы должны точно знать, что затевается на Севере, кто за этим стоит и какую армию они собрали. Вполне возможно, что судьба всей страны зависит от этого!

Фридрих молчал; придворные зааплодировали. Офрис просияла такой солнечной улыбкой, как будто она – сама кротость, а через мгновение сделала знак рукой, и придворные тут же прекратили хлопать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное