Вера Каменская.

Витязь в изгнании. Продолжение книги «Витязь специального назначения»



скачать книгу бесплатно

– Честная-то честная, но суть была не в этом. Во-первых, они помешали двум старым друзьям поубивать друг друга из-за пустяка. Во-вторых, и это самое важное, что это была первая дуэль. И если пустить это дело на самотёк, в этом посёлке любая последующая ссора тоже могла стать дуэлью.

– Дурной пример заразителен, – добавил Барс.

– Подожди, – вдруг вспомнил Викинг. – А при чём же тут блеф?

– Потому, – усмехнулся Барс. – Что когда священник… как его?

– Отец Рубо, – вспомнил Акела.

– Галл? – оживился Серж.

– Галл, – подтвердил Андрей. – Так вот, когда он спросил их товарища, который всё это придумал: а ты действительно исполнил бы своё обещание? И тот честно ответил, что сам не знает. Но! Вёл он себя так, что ему все поверили.

– А Джура-хан? Значит, вы тоже что-то ему обещали?

– А то!

– Много хорошего, вкусного и замечательного, – подтвердил Барс. – Надеюсь, ему хватит.

– И нам болтать хватит, – вмешался Акела. – А то сглазим.

Они дремали сидя, пока ковёр-самолёт нёс их в Светлоград. Эта дерзкая операция была лишь первым кирпичиком в фундаменте будущей победы. Всё остальное было ещё впереди, а сейчас всё возможное уже сделано. Оставалось ждать нападения.

…В тереме их встретил Клим.

– Пошли.

Они быстро шли за Славой. Ого! Вот так сюрприз! За столом сидел Царь Берендей с поддатым Соловьём. Не успели смолкнуть приветственные возгласы, как из спальни, потягиваясь, вышел Дорин. Когда закончились рукопожатия и объятья, все расселись за столом, и Берендей стал рассказывать последние новости:

– Берендеи разделились. Кое-кто считает, что не стоит вмешиваться в дела людей. Другие говорят, что кызбеков нужно остановить любой ценой. Так-что, я действовал, практически, на свой страх и риск.

– Так я не понял, – медленно сказал Акела. – Ты царь или кто, прости за прямоту? Может, пока ты с нами скитался, под твой авторитет кто-то подрылся?

– Да, нет, – с досадой ответил Берендей. – У нас такое по определению невозможно. Просто у берендеев царь – это не восточный сатрап. Он не рубит голов и не принуждает подданных. Я просто самый признанный… м-м…

– Авторитет, – подсказал Соловей.

– Да, – согласился Царь. – Именно. Потому я приду с единомышленниками помочь вам. Кстати, наша птичья разведка приносит нам не очень хорошие новости. Не про кызбеков, а про вас.

– Про нас? – удивился Клим.

– Ну, не про вас лично, конечно. Почти все остальные кнезы не готовятся к войне.

– Что, под кызбеков хотят? – слегка удивился Акела.

– Нет, – покачал головой Берендей. – Они просто слышали, что в Светловодье вы готовите какое-то страшное средство. Говорят, оно уничтожит одним махом всю кызбекскую армию. И рассуждают вполне здраво – зачем напрягаться?

– Чисто русская халатность, – бросил Барс.

– Да, нет, – задумчиво протянул Акела. – Не только русская. В мировой истории таких примеров достаточно. Как думаешь поступать, ваше сиятельство?

Клим, покраснев, с досадой отмахнулся.

– Да, ну их на хрен.

Я же не Великий Кнез, чтобы соседей строить. Пока на этих мудаков некогда отвлекаться, своих дел невпроворот.

– Ты засадные полки приготовил? – деловито спросил Барс.

– Готовы, куда их?

– Когда будем знать о приближении Джура-хана к границам, выставишь их засадой на направлении вероятного удара.

– Их же два направления, – напомнил Клим.

– Вот, на обоих и выставишь, – подытожил Акела. – А завтра в лес.

– Моим выдвигаться? – спросил Викинг.

– Только приготовиться. Забрасывать будем по воздуху.

– Правильно, – одобрил Барс. – Чтобы раньше времени не светиться. Когда подвезём весь боезапас, выкинем часть ребят на минирование и подготовку засек. Остальных к пушкам.

– Пушки уже на месте, – отчитался Клим. – Только «россыпью».

– Расставим, – махнул рукой Серж. – Мои с ними уже освоились. Всё-таки, страшная они штука.

– Настроение у них как? – нейтральным тоном поинтересовался Акела.

– После того, как боярина этого вздёрнули, – отозвался Викинг. – Отличное. Один что-то начал было ныть, его сразу за шиворот сгребли и кулак к носу. Предупредили – или ты, сучий потрох, с нами и за Руссию, или пошёл к своим предателям-боярам. Жаль, что вы его глаза не видели! Сейчас, куда ни пошли, в первые ряды рвётся, реноме своё восстанавливает.

– Может, его куда-нибудь на второстепенное направление поставить? – озабоченно прищурился Барс. – От греха подальше.

– Не надо, он сейчас под таким наблюдением! За ним они сами во все глаза смотрят так, что он из шкуры выскочить готов.

– Разумно, – кивнул головой Дорин. – Доверие должно зиждиться на фундаменте осмотрительности.

…Утром Василий с Барсом перевозили на место взрывчатку и все необходимые к ней причиндалы. Акела, тем временем, не торопясь, шёл по лесу на встречу с Лесной Девой и Финогенычем. Лес был красив какой-то шишкинской картинностью, но при этом был очаровательно жив, без неподвижности писаного холста. Только, краем глаза замечая всю эту прелесть, мыслями он был далеко.

Нечасто в его беспокойной жизни удавалось, плюнув на всё, насладиться созерцанием живой природы, хоть в том мире, хоть в этом. Видать, правду говорил один его сослуживец – «карма у тебя такая». Ноздри уловили запах дымка и он, чуть сменив направление, вышел на небольшую опушку.

Посередине её был разложен костёр, а возле него сидела прекрасная Фея-Яга и дымивший цыгаркой лесовик Финогеныч. Акела кивнул головой и присел рядышком.

– Как дела? – нейтрально поинтересовался леший.

– Спасибо, Финогеныч, Каркуш твой – чистое золото.

– Он у меня уже лет полтораста. Справился?

– Нормально. И на цель навёл грамотно. Поговорили, припугнули. В общем, всё, как планировали.

– Поможет? – спросила Фея.

– Не знаю. Он, конечно, нападёт, но, может быть, получив по морде, задумается.

– Я вот что хочу спросить, – мягким грудным голосом спросила Лесная Дева. – Не получится ли так, что твои защитные средства принесут лесу больше вреда, чем завоеватели?

– Сложный вопрос, – честно ответил Акела. – Если брать не на один день, а в общем итоге, то не больше, это точно.

– Связалась я с вами, – тяжело вздохнула Фея. – Ладно, пусть будет, что будет. Какие там у вас новости?

– Клим теперь кнез Светловодья, Барс – Главный Воевода.

– Ай, да Клим! – хлопнул себя по колену довольный Финогеныч. – А Соловей?

– Соловей у нас редкий специалист – водитель ковра-самолёта. Он у нас один.

– А ты? – прямо спросила она.

– Я? – усмехнулся Акела. – Я витязь специального назначения, сейчас я нужен.

– А потом? – внимательно глянула Фея.

– А потом, даст Бог, свернём шею кызбекам, уеду в Леоновку и буду жить спокойно.

– Ты и спокойно? – усмехнулась Лесная Дева. – Не очень верится. Смотри сам, тебе оно виднее. Зачем нас звал?

– Хочу попросить: уберите зверьё своё от дорог подальше, когда это войско подходить станет. Чтобы не погубить никого зря.

– Это сделаем, – кивнул леший. – Что ещё?

– Про орков и троллей что-нибудь знаете? Или кто тут ещё шарится? Что-то их давно не слышно. Боюсь, как бы какой-нибудь сюрприз не преподнесли в самый неподходящий момент.

Финогеныч задумчиво почесал свою буйную шевелюру.

– Да, ползают потихоньку. От Светловодья, правда, стараются подальше держаться – наслышаны. Вот, белых орков недавно видал, из которых ваш этот…

– Уррак, – подсказал Акела.

– Во-во, он самый. Батянька его жалкует, что поругался. Как бы, грит, этих новых повидать? Вас, то есть.

– А что хотят?

– Не знаю. Что сказать-то ему?

– Пришли Каркуша. Встретимся, поговорим, глядишь и толк выйдет. Нам сейчас ни один союзник не лишний, хоть люди, хоть нежить. Я, кстати, слышал от кого-то, что белые орки – наполовину люди.

– Смотри, витязь, – хмыкнул лесовик. – Как бы они тебя самого на кострище не приспособили, они ведь человечиной не брезгуют.

– Хрена ли им в моих костях? – оскалился Акела. – Бог не выдаст, гоблин не съест.

Смех Феи зазвенел в лесной тишине хрустальным колокольчиком.

…Вернувшись, он застал всю команду в трудах и заботах. Под руководством Барса молодёжь устанавливала два вида сюрпризов: в землю прямо на дорогу закладывались квадратно-гнездовым способом большие мешки с бризантными зарядами, затем густо засыпались поражающим элементом – свинцовыми шариками размером с лесной орех. Затем к каждому аккуратно присоединялись провода. Всё это безобразие тщательно маскировалось опытными охотниками из числа бойцов спецотряда.

Такие заряды были установлены на дорогах в нескольких местах. На тот случай, если Джура-хан проявит неприличную настойчивость, завоеватели будут неприятно удивлены. Кроме того, несколько деревьев рядом с минированными участками были подрублены особым образом – чтобы при срабатывании зарядов упасть, образуя засеку.

В глубокой чаще, на искусственно образованных полянах, стояли деревянные станки со штабелями ракет. Рассчитано было так, что одним залпом накрывало участок дороги длиной примерно метров сорок. Кассеты с бомбами для ручного метания с ковра-самолёта были уже заранее складированы в неприступных местах в горах. Пара ящиков теперь постоянно находилось на самом ковре в виде НЗ. Домой возвращались поздним вечером.

– Борисыч, чего хмурый такой? Устал?

Он глянул на Андрея.

– Знаешь, мы, конечно, всё правильно сделали. Мне только Джура-хан покоя не даёт.

– В каком смысле?

– Знаешь, мы ему, конечно, «дезу» толкнули классную. Но о первых двух сюрпризах сами его, фактически, предупредили.

– И что, контрмер опасаешься?

– Умён он, сволочь, незаурядно. И, сдаётся мне, предупреждённый…

– Придёт вооружённым?

– То-то и оно.

Барс откровенно почесал затылок.

– Я, конечно, с казахами рядом жил, но не воевал. Ты эти народы получше моего знаешь. Тюркские, я имею в виду, конечно, а не только казахов… Что с тобой?!

Лицо Акелы окаменело, по щекам прошли желваки.

– … твою мать! Я понял, кажется.

Когда он объяснил Андрею, – что именно до него дошло, лицо Барса застыло.

– Насколько велика вероятность?

– Насколько я знаю азиатов, процентов девяносто. В наше время, по крайней мере, это у них по всему миру был самый ходовой трюк.

– Что предпримем, если ты прав окажешься?

– Дома подумаем, – рассеянно ответил Акела, уже начав ломать голову над этим вопросом.

– Василий Викторович, – тихо сказал Барс. – Держи язык за зубами. Если сболтнёшь – кранты, в том числе и тебе.

– Василёк, понял?

– Да, я теперь вообще рта не раскрою, – обиделся Соловей. – Хватит с меня тех ваших потрошений, волчары долбанные.

– Разве это потрошения? – меланхолично отозвался Барс, тоже думая о чём-то своём.

Васька возмущённо фыркнул и покосился на Акелу, ища сочувствия, но тот, судя по взгляду, был уже где-то далеко.

…Когда механизм собран, смазан и обкатан, колёсики уже крутятся и остаётся только ждать, наступает такое состояние, которое врагу не пожелаешь. Как говорится, только разогнался и земля кончилась. Именно в таком состоянии находились теперь друзья.

Всё в боевой готовности «номер один» и только ждёт прихода долгожданных «гостей». Но те, по данным птичьей разведки, как-то неторопливо и обстоятельно завоёвывали Зорастан. Какая-то часть войска ушла в обход Руссии, к западным государствам. Каждый занялся чем-то своим, чтобы скоротать время. На текущие дела не хватало духу. Когда над головой Дамоклов меч, вся бытовуха на законном основании уходит на завтра-послезавтра.

Акела с Барсом пили чай, неторопливо и обстоятельно. На столе стояли разные постряпушки, мёд и масло, всевозможные сладости. Светланка, жмурясь, как котёнок, пила чай с брусничным вареньем.

– Василич, тебя Волод не беспокоит?

– В каком смысле? – поднял глаза Андрей.

– В смысле, поручений никаких не даёт? Пред светлые очи предстать не требует? В стране-то бардак.

– Обычное дело, – отхлебнув, отозвался Барс. – Типичная феодальная раздробленность.

– Ну да, ну да. Всё в пределах школьной программы. Строить их тоже по учебнику будешь?

– А зачем велосипед изобретать? – удивился Андрей. – Будем строить новых феодалов по старым рецептам.

Акела хмыкнул, оценив каламбур.

– Кар-р! – послышалось из открытого окна. На узорчатой решётке снаружи прицепился старый знакомый, Каркуш.

– Привет, старик, – улыбнулся Барс, угощая птицу куском пирожка с ливером.

– Ор-рки ждут, ор-рки ждут. Р-родня Ур-рака.

Передав сообщение, он в два счёта проглотил кусок пирога.

– Василич, полетели? – встал из-за стола Акела.

– А как же? Такое эпохальное событие и чтобы без Главного Воеводы?

– «Воевода красноносый в ратном деле знает толк и в засаду через поле поскакал засадный полк…», – пропел Акела.

Оценив стратегический изыск бравого воеводы, Светланка, дитя военных кнезов, расхохоталась.

–Моя любимая песня, – признался Барс. – Где там наш половичок?

– А меня возьмёте? – с надеждой спросила кнезинка.

– Орков тобой кормить? – поинтересовался Барс. – Жалко, мы лучше тебя на следующую зиму засолим, про запас.

Девчонка хихикнула, но спорить не стала. Ковёр находился здесь же, Соловья искать не стали, зачем? Они потихоньку уже и сами прекрасно с ним освоились. Вынести на террасу и развернуть, – минутное дело. И вот они уже снова скользят над лесом. Ворон, нахохлившись, привычно дремлет на плече у Акелы. Лететь, к счастью, было недалеко.

Глава 3. Что готовит Джура-хан?

Война и женщина – слова несовместимы,

Но жизнь диктует нам свои права.

Любовь Лодочникова

На большой поляне, куда, вслед за вороном, мягко спланировал ковёр, они увидели машущего рукой Финогеныча. Рядом с ним стоял кряжистый гоблин в русском стальном шишаке, опираясь на древко здоровенной секиры.

Они подошли и пожали сначала узловатую руку лешего, а потом когтистую лапищу орка. Последний, чувствовалось, сжимает лапу осторожно, чтобы не навредить людям – силища в ней чувствовалась немереная.

– Он по-людски не разумеет. Да, я переведу, – успокоил лесовик. – Я-то уже давно ихнюю речь освоил.

Гоблин, стоя рядом, переводил глаза с одного на другого. Финогеныч ему сказал что-то, тот кивнул головой и стал глухо ворчать в ответ. Честно говоря, в этом ворчании членораздельная речь ухом человека едва улавливалась. У лешего, однако, этот процесс никакого затруднения не вызвал.

– Они хотят с вами подружиться, – без труда перевёл он. – Принести присягу кнезу.

– Нашему, то есть, Климу, – пояснил лесовик. – Они могут воевать, быть стражей, они хорошо умеют драться. В бродяжничестве их племя приходит в упадок, они хотят… это… как его? А! Жить на одном месте, оседло, то бишь, завести детей. Зовут его Арраст.

– Скажи ему, – ответил Барс. – Что мы не против, если они присягу принесут, как положено. Дело для них найдётся. Как они в лесу ориентируются?

– Ну, до меня им, конечно, далеко, – хмыкнул Финогеныч. – Но против вас, конечно, отменно. Подойдут так, что человеческое ухо ничего не уловит.

– Вот и прекрасно, – резюмировал Акела. – Это, как раз пригодится. И довольно скоро.

Гоблин проворчал что-то ещё. Финогеныч удивлённо приподнял косматые брови.

– Он говорит, что подарок вам принёс.

– Какой ещё подарок? – вслух удивился Акела.

– Не знаю, – пожал плечами лесовик и что-то пробормотал Аррасту.

Тот осклабился и повернувшись к лесу рявкнул. Оттуда вылетел здоровенный, ничуть не меньше самого вождя, гоблин с небольшим мешком. Взяв его, Арраст ловко развязал и вытряхнул на траву какой-то округлый предмет. В нос ударил запах мертвечины. Акела понял, что перед ним голова. Чья, интересно?

– Борисыч, это же шаман «нетопырей», – негромко сказал Барс. – Помнишь?

Ах, вот оно что! Гоблин скалил жёлтые клыки в дружелюбной улыбке. Прямо, тебе Дед Мороз с картины сдвинувшегося сюрреалиста.

– Финогеныч, поблагодари его от нас. Как они до этих крыс подземных добрались?

– Случайно они вошли в ту пещеру. А те к ним подкрадываться стали, – леший хмыкнул. – Не знали дурни, что орки в темноте видят, как днём. Вот и получилось, что целились на мирных путников напасть, а нарвались на головорезов. Тут Арраст и вспомнил, что ему сын про вас рассказывал. Вот и посчитался за себя, а за одно и за вас.

– Добро, – кивнул Акела. – Проводи их к Сержу и отдай под его начало. В охране лесных рубежей им цены не будет. Приказывать ему могут: кнез Клим, воевода Барс, я и воевода Серж, а более никто. Передавать приказы могут ты, Соловей или Уррак. Всё, спасибо тебе.

Финогеныч, ворча и похрюкивая, передал вождю объявленную диспозицию. Тот в ответ что-то кашлянул, прижал ко лбу левую ладонь и поклонился. Барс хлопнул его по могучему плечу, они дружески попрощались с Финогенычем и пошли к ковру. Вот тебе и готовая группа отсечения. Теперь, если кызбеки надумают прятаться в лесу, они не обрадуются этой встрече. Витязь суеверно сплюнул через левое плечо и уселся на ковёр.

…В покоях, их всегдашней кают-компании, было немного шумно. Кнез Клим с Главным Воеводой Барсом изволили спорить.

– Славик, – сдержанно объяснял Андрей. – Я понимаю, что у тебя сейчас хлопот полон рот, но и про безопасность нельзя забывать. У тебя половина бояр – потенциальные «кроты», это как минимум.

– Андрей Василич, – Клим проникновенно прижал руки к груди, – ты в этих делах лучше меня разбираешься, я колхозник, что с меня взять? Ну, нету у меня сейчас времени с этими боярами долбанными разбираться, нету. Борисыч, хоть ты меня поддержи, что ли? Кстати, куда это вы пропали?

– Отвечаю по порядку. Василич прав, как всегда. А летали мы с Аррастом общаться. Это папа нашего Уррака, он к тебе на службу поступил.

– А сам-то Уррак знает?

– Нет ещё.

– Пойду ему расскажу, – поднялся Клим. – Не возражаешь?

– Что ты, Господь тебя спаси! – Акела сделал испуганные глаза. – Кто же посмеет кнезу возражать на его вотчине?

– Ну и злыдень же ты, Борисыч, – укоризненно покрутил головой Клим, выходя.

– Открыл Америку, – хмыкнул Акела. – Можно подумать, для кого-то это новость.

– Слушай, – повернулся к нему Барс. – Ну, как мне этому крестьянскому сыну втолковать?

– А зачем?

– То есть, как это, зачем? – Андрей был выбит из равновесия.

– Василич, ты умница и крутой профи. Ну, подумай сам. Начальству докладывают в двух случаях. Либо ответственность с себя снять да санкцию на что-то получить – раз. И ну уж в о-очень редких случаях – услышать толковый совет. Твоё обращение к Климу под какую из этих категорий подпадает?

– Борисыч, – помолчав секунд пять, начал Андрей. – Если такой умный…

– Строем не хожу и тельник не ношу. А не богатый, потому что мне мой начальник Андрей Васильевич платил мало, – без запинки отчеканил Акела. – Кстати, о сволочах. «Засланец» от Джура-хана вернулся.

– Когда? – напрягся Барс.

– Мне доложили, когда сюда шёл. Ласка у него на хвосте уже висела.

Андрей кивнул, это его как раз не удивило. Родственница Великого Кнеза была ими отбита у шайки разбойников, которую возглавлял её покойный папаша. Покойный, между прочим, при её прямом соучастии. Сложные отношения были у атамана Мизгиря с доченькой.

Ещё при прежнем кнезе они внедрили Ласку в терем судомойкой и прачкой. Теперь, когда Светловодьем заправляет Клим, можно было выходить из подполья, но она упорно отказывалась. Её нисколько не прельщала жизнь богатой девицы скучающей в тереме, это была шпионка и авантюристка по жизни.

Что греха таить, она, без шуток, была в этом деле бесценным самородком. И честно сказать, её категорические отказы выйти из игры принимались с затаённым вздохом облегчения. Просто потому, что половина проводимых операций имели в схеме такой важный элемент, как кнезинка Ласка.

О её истинной роли в событиях из стражи знал только Малыш, с самого начала принимавший активное участие во всех этих шпионских игрищах. Он подчинялся Ласке напрямую и уже прошло то время, когда его грызло ущемлённое мужское самолюбие. Малыш стал верным соратником кнезинки ещё и потому, что для всех остальных грозой изменников и посылов был именно он. Ласка была равнодушна к таким пошлостям, она получала удовольствие от самого процесса.

Правда, будем справедливы, когда в узком кругу ею восхищались такие зубры, как Барс или Акела, она цвела и пахла, усиленно делая вид, что «хулу и похвалу приемлет равнодушно». Невысокая, тоненькая, с невзрачной на первый взгляд внешностью, она была идеальным «топтуном». Помимо всех прочих качеств, конечно.

Выросшая в шайке татей, любым оружием владела как собственными пальцами, а в рукопашной не всякий мужик мог составить ей конкуренцию. Прибавьте сюда врождённый артистизм, соединённый с искусством перевоплощения и маскировки. В общем, покойная Мата Хари повесилась бы от зависти задолго до расстрела. Встреча с друзьями стала для девчонки её звёздным часом.

Они вышли из покоев и пошли по коридору. Почувствовав что-то, Акела обернулся. Ласка, скромно опустив глаза, стояла в двух шагах от них.

– Ласка, пощади мои старческие нервы, – засмеялся Акела. – Заикой ведь когда-нибудь сделаешь.

– Это ты шутишь, – полувопросительно ответила девушка. – Ты ещё совсем не старый.

– Вот хватит меня кондрашка, стану совсем, – проворчал Акела. – Докладывай, суперагент.

– Полдня походил по ярмарке, побеседовал с двумя торговцами, обоих я знаю. Затем пошёл к боярину Худолею, там оставлен под наблюдением.

– Худолей – это который? – поинтересовался Барс.

– Высокий, худой, лицо жёлтое, вытянутое, козлиная борода, – не задумываясь, стала перечислять Ласка.

– Стоп, – остановил Акела. – Помню. Соратник Славодума, на пару кнезу нашему кровь пили.

– Помню, – кивнул Андрей. – Ласка, образуйте с Малышом трёх уважаемых граждан к дому Худолея.

– Понятыми? – понятливо кивнула Ласка и исчезла за поворотом.

– Твоя школа? – усмехнулся Андрей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6