Вера Каменская.

Чиновник для особых поручений



скачать книгу бесплатно

Стас никогда не относился к женщинам потребительски. Да и переспать, если честно, мог не с каждой. Дуры приводили его в уныние, плавно перетекающее в импотенцию. Интересно было соблазнять женщин ярких, умных, зная, что успех не гарантирован, но результат того стоил.

Встретившись с Галиной, он неосознанно почувствовал в ней именно такую натуру. И, соответственно, сделал все, чтобы выйти за рамки «обычного» клиента. А потом, поняв, что ремесло выбрано не по склонности, а по необходимости, ненавязчиво перешел к целенаправленной вербовке.

– Еще лет пять и ты станешь невостребованной, если, еще раньше дурную болезнь не подхватишь, – откровенно сказал он. – А тебе еще сестренок поднимать нужно. У нас, конечно, работа не скучная. Может, и лечь под кого придется для пользы дела. Но ты же человек умный, разницу понимаешь – или России служить за нормальные деньги, или мужиков тешить за гроши?

В результате «группа Зет», как он в шутку называл свою «гвардию», украсилась еще одной дамой.

В силу бывшей своей профессии Галина смотрела на мужчин без романтического флера в глазах. Что не удивительно, учитывая шестилетний стаж на панели, это в ее-то двадцать два! А на Сосо она явно стала поглядывать с интересом, а это уже само по себе о многом говорило.

Стас даже почувствовал легкий укол ревности. Притом что Галина относилась к нему очень душевно, от дальнейшей близости с ним она мягко уклонилась. Да, непрост Сосо, совсем непрост. Десять раз подумаешь, прежде чем связаться с такой одаренной натурой.

Сейчас она, одетая бонной, выгуливала свою младшую сестренку, наблюдая за ними со стороны. Никакого конкретного задания он перед ней не ставил, просто сказал:

– Галя, вы девушка умная, просто понаблюдайте за нами со стороны, а потом со мной впечатлениями поделитесь. У женщин интуиция развита лучше, чем у нас, может, вы-то заметите, что я пропущу.

– Будут какие-нибудь задания, Станислав? – напомнил о себе Всеволод.

– Да, будут, – очнулся Стас от своих мыслей. – Нужен хороший горный инженер. Желательно такой, которому можно доверять. Ну, насколько вообще можно доверять человеку.

– У меня таких нет, – с сожалением отозвался Володя. – А у тебя, Сева?

Ишь ты, Сева… Сошлись, стало быть, характерами. Опер, честно говоря, опасался, что представители столь разных служб будут испытывать затруднения в общении. Впрочем, чему удивляться? Что сыщик, что жандарм просто обязаны уметь контактировать с самыми разными людьми.

– Кажется, есть один, – сдержанно кивнул тот. – Помнишь, Володя, того студента-жиденка, которого я допрашивал, когда ты зашел?

– А, вспомнил! Точно, у него же молоточки на форме были, а за что ты его?

– Да там курьезу больше, чем преступления, – скупо улыбнулся Всеволод. – Он рабочим вздумал кружок политической грамотности организовать. Да перемудрил немного. Его какой-то умник спросил – а какого вероисповедания Маркс?

– Так он же сатанист вроде, – ухмыльнулся Стас.

– Вот этот умник им прямо так и брякнул, – засмеялся Всеволод. – Побили его рабочие.

Спасибо городовому, отобрал да к нам доставил.

– Ну а вы эту душу безгрешную, ясное дело, вербанули на счет «раз».

– А куда его было девать? – пожал плечами жандарм. – Хоть какая-то польза.

– Ну да, – кивнул опер. – Вы его на допрос пригласите, а я рядышком посижу.

Так Стас нашел горного инженера для задуманной экспедиции. Александр, так звали студента, происходил из семьи довольно известного ювелира. Старый Аарон неодобрительно отнесся к затее сына стать горным инженером. Однако, будучи человеком рассудительным, в конце концов сказал:

– Ладно, Исраэль, если не хочешь гранить алмазы, как твой папа, копай их из земли. Мне-таки будет что гранить.

Разговаривая с ним, опер быстро понял, что имеет дело с чистейшим идеалистом. Такие индивидуумы, при умелом обращении, могут стать и честнейшими специалистами, и с бомбой на царя пойти – смотря по тому, в чьи руки попадут. Вот и сейчас, глядя в его глаза, Стас строил схему разговора, чтобы «зацепить» этого парня наверняка.

– Успеваемость у вас отличная, Александр, – вздохнув, вступил он наконец в разговор. – Даже странно как-то. Вам заняться, что ли, нечем было?

– Ну, это же ясно, – пожал плечами тот. – У нас все беды от бескультурья. Вот я и хотел…

– Угу, – хохотнул опер, – наслышан уже. Будущий горный инженер Рошба среди озверевших работяг! Гвоздь сезона! Дамы падают в обморок! Вы городовому в ножки поклонитесь, убили бы вас эти пролетарии.

– Но, согласитесь, народу нужна грамотность!

Вот упрямец! Всеволод тихонько хмыкнул, однако не встревал.

– Саша… Ничего, что я вас так называю? Я ведь постарше. Это вам кто такое сказал?

– Н-ну… – Юноша явно растерялся.

– Сам народ, между прочим, совсем другое говорит. «Дураку и грамота вредна», слыхали такую поговорку? Вот к чему я категорически склоняюсь, так это к народной мудрости. А вы, простите, поперлись им про их любимого Маркса такие ужасы рассказывать. Вы бы еще волкам лекцию о вегетарианстве почитали.

Студент вскинулся, но, закрыв рот, опустил голову.

– Саша, что вы знаете о кимберлитовых трубках?

– Все знаю, – поднял голову Александр. – Я же сын ювелира, как-никак.

– Это правда, что они могут встречаться только в условиях жаркого климата?

– Чушь! Простите, – поправился студент, – но это, в общем, полный бред. Они формировались в глубинах земли, и климат сюда никоим образом… А почему вы спрашиваете?

– У меня есть некоторая информация о том, что на территории Российской империи есть кимберлитовая трубка. Я не ученый, а коммерсант. Но мне нужен хороший горный инженер.

В глазах студента вспыхнул фанатичный огонь, но очень быстро его сменило сомнение.

– Что молчите? Пойдете?

– А почему вы обращаетесь к недоучившемуся студенту? На такое, только слово скажи, самые маститые специалисты бегом побегут.

«Да ты еще и с мозгами! – Стас быстро переглянулся с жандармом. – Совсем хорошо».

– Знаете, Саша, специалист подобен флюсу, он односторонен.

– Хорошо сказали, – засмеялся студент.

– Это Козьма Прутков сказал. Мне не нужны бегающие инженеры. Мне нужен специалист с незашоренными мозгами, чтобы не молился на авторитеты, а сам думать умел. В этом плане вы мне подходите. Вот только ваши эти политические дела…

– Да бог с ней, с политикой! – вскочил со стула Александр. – Я горный инженер, а не бомбист. Ну, почти горный инженер…

– Как, Всеволод Васильевич, возможно ли оставить его подвиги без последствий?

Жандарм ласково поглядел на студента.

– Если Александр даст мне честное слово, что будет держаться подальше от политики. Право, Александр Ааронович, она порядочным людям противопоказана, поверьте опытному человеку. Мы вас не посадим, так пролетарии пришибут.

– Даю честное слово благородного человека, – помолчав, твердо сказал тот.

– Вот и славно. Теперь о деле.

Глава 9
Во владениях архангела

…Несмотря на то что стоял октябрь, по земле вовсю мела поземка. Шипя паром и марая снег сажей из пыхтящей дымом трубы, паровоз дотянул состав до перрона и остановился, скрипя тормозными колодками. Из трех прицепленных вагонов-теплушек высыпал народ. Часть рабочих, выведя лошадей, принялись запрягать их в сани. Остальные переваливали груз из товарных вагонов на гужевой транспорт. Оставив инженера наблюдать за выгрузкой, Столыпин и Стас решили проехать вперед и дожидаться каравана на месте.

– Так замерзнете же, господа, – убеждал их Александр. – Там ведь деревенька небольшая.

– Ничего, Саша, – хлопнул его по плечу Стас. – Ты, главное, первым делом стройматериалы отправь. А строителей на месте наймем. Здесь зимой работу не найти, а при такой зарплате мы без людей не останемся. Балаганов они себе за несколько дней наставят и обустроят. Сосо, поможешь господину инженеру людей найти?

Джугашвили спокойно кивнул.

– Ну а теперь поделитесь со мной, – когда лошади уже бойко бежали по улицам Архангельска, спросил министр, – что за кота в мешке вы мне в подшефные сосватали?

– Это не кот, Петр Аркадьевич, это целый леопард. Как минимум, – пошутил опер, мысленно прикидывая, как ему убедить упрямого компаньона.

– Шутки шутками, но все же?

– Этот человек – беглый революционер, большевик.

– Вы с ума сошли, милостивый государь? – после секундной паузы холодно осведомился Столыпин. – Руководить рабочими стратегического, без преувеличения, предприятия вы хотите поставить большевика? Или я чего-то не понимаю?

– Да, – спокойно ответил Стас. – Именно этот человек принесет на этом месте наибольшую пользу. Это не просто большевик, и не просто революционер. Иосиф Джугашвили в нашей истории тридцать лет руководил Россией. Он принял голодное, разрушенное, истерзанное войнами государство, превратив его в мощную индустриальную державу, с которой считался весь мир. Таких людей лучше иметь друзьями, чем врагами, не правда ли? Или я чего-то не понимаю?

Лицо бывшего премьера побагровело. Видно было, что он сдерживается лишь усилием воли.

– М-да, – вымолвил он, наконец. – Воистину, нет предела вашим сюрпризам. А Александр? Этот-то хоть обычный инженер? Или тоже какой-нибудь принц крови или, упаси боже, будущий премьер-министр при его величестве Иосифе Первом, или какой он там был?

– Нет, – мотнул головой Стас. – Тут в чистом виде слепой случай. Правда, сюрприз тоже есть – его папа ювелир. И, вполне возможно, доверенное лицо «Де Бирса».

– Черт бы вас побрал! – не сдержавшись, выругался Столыпин.

Демонстративно подняв воротник, он отвернулся, глядя на лес, растущий вдоль дороги.

– И что, никаких сомнений в душе? – повернувшись, он пристально глядел прямо в глаза. – А не проще этому будущему императору пулю в лоб пустить?

– Есть сомнения, Петр Аркадьевич, и немалые, – негромко сказал Стас. – Но и ставки высоки. Убрать такую фигуру с доски, это как Наполеона выкрасть перед Аустерлицем. А уж в свой лагерь притащить – и подавно.

Тут Стас лукавил, конечно. Знай Столыпин его истинные планы, он бы ему самому пулю в лоб всадил, никак не иначе. При всей широте его взглядов он был все-таки ярым монархистом. И поделать с этим ничего нельзя – Петр Аркадьевич таких компромиссов не признавал. И его можно было понять.

Поневоле вспомнишь крылатую фразу Черчилля о том, что демократия – наихудший строй, если не считать всех прочих. Стас, успевший от души нахлебаться «дерьмократии» в прошлой жизни, тоже совершенно искренне пришел к выводу, что монархия лучше. Если бы не одно большое «но»! Демократия, при всех ее отвратительных достоинствах, имеет одно существенное отличие от монархии – она не передается половым путем.

Говоря образно, демократия – это как женитьба по любви или по необходимости, но какое-то подобие выбора все-таки есть. А монархия – это когда ты уже рожден женатым и изменить ничего нельзя. Постепенно познавая мир, узнаешь вдруг, что эта толстая противная дочка соседа, которую ты на дух не переносишь – твоя будущая супруга. И спасти вас может только смерть – ее или твоя. Конечно, здорово было бы, если бы эта дочка оказалась красавицей и умницей, но… В общем, монархия – это лотерея. И Николай II Романов – не тот приз, ради которого покупают билетик. Стас убил уйму времени, расспрашивая Столыпина о царе. Тот рассказывал охотно. Иногда с теплотой, иногда с досадой, но это уже имело значение постольку – поскольку. Слушая его, опер с каждым словом понимал все отчетливей – этот самодержец обречен. Будучи хорошим, порядочным в общем-то человеком, Николай свет Александрович был тем не менее полным мудаком. И это совершенно не оскорбление, а чистой воды диагноз. Причем по одной простой причине – твердые правила хороши в границах адекватности. Если они пошли вразнос со здравым смыслом, жди беды. Потому что, пробираясь через ночной лес, человек должен сознавать – тот факт, что он вроде как «царь природы», не может быть известен хищникам. А если ты, решив, что царю все можно, прешь через этот лес с факелом и песней, стоит ли осуждать медведя, который книжек не читает?

Именно твердая убежденность последнего Романова в том, что он самодержец («и протчая, и протчая»), и привела его в Ипатьевский подвал. Нельзя же, ну физически невозможно быть всевластным самодержцем и одновременно порядочным человеком. Это, если хотите, антиномия чистейшей воды! Либо ты твердой рукой ведешь свою страну к той цели, которую ты для нее поставил, либо ты сам живешь по нерушимым правилам, вгоняя сам себя в какие-то рамки. Из которых, заметим между прочим, выход нередко ведет в какой-нибудь подвал… или на плаху, кому как повезет. В этом трагедия всех великих правителей – поклонники указывают на те высоты, которые ими достигнуты, а противники, брызжа слюной, на то количество отрубленных голов, которые остались валяться на дороге к светлому будущему. При этом они начисто игнорируют то, чьи это головы и за какие такие заслуги их от тела отделили.

От любого правителя народ ждет не безупречного поведения, а конкретного результата – хорошей жизни. Это непреложная истина, и пусть бросят камень те, кто считает, что благополучие его страны для него не так важно, как то, чтобы правитель был непременно просвещенным и гуманным.

Большинству нормальных людей (Стас даже мысленно никогда не говорил «народу») наплевать по большому счету на то, что представляет собой его правитель. Если он получает зарплату, позволяющую более или менее твердо что-то планировать наперед, а в магазинах есть товары, он переживет, что «первое лицо» – не образец добродетели.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7