Василий Головачев.

У границы мрака



скачать книгу бесплатно

– В чём? – не понял Иван.

– В том, что вы дальние, но потомки моих создателей, мастеров когнитивного диссонанса. Они мало чем отличались от вас по поведению, люди повторяют их путь.

– Не все люди на Земле являются потомками твоих создателей, – проворчал Иван. – К примеру, восточные народы – потомки драконидов. Да и африканцы, скорее всего, потомки змей.

– Посохин поспорил бы с тобой, – улыбнулась Елизавета.

– А ты?

– У меня тоже есть собственное мнение, но спорить не хочу. Что будем делать, шеф?

Иван махнул рукой Копуну, и «мальчишка» исчез.

– Пока не разберёмся с Куртом, будем вести инкогнито-жизнь. Или ты хочешь на Землю?

– Нет! – испугалась она. – Без тебя – никуда!

Он потянулся к ней…

На второй день после выхода на связь с Бугровым и руководителями Коскора «вселенолёт» принялся обследовать Солнечную систему на предмет нахождения в ней нимфанского Вестника с Куртом на борту. Однако поиски «мурекса» оказались безрезультатными. То ли Вестник Курта ещё не добрался до Солнца, то ли прятался так искусно, что даже аппаратура Копуна не могла его обнаружить.

Зато удалось установить точные координаты древних баз, так и оставшихся не при деле во время нападения неведомых врагов на цивилизацию Марса. Видимо, атака была так внезапна и мощна, что владыки Марса не успели привести в действие своё грозное оружие, способное поражать цели – по словам Копуна – аж по всей галактике Млечный Путь и даже за её пределами. Одну из дальних баз, прячущихся в теле спутника Юпитера Лепетей диаметром около пятнадцати километров, Копун проверил: она была законсервирована и, скорее всего, уже не могла быть активирована. Остальные были в рабочем состоянии, в том числе база на Луне, под кратером Тимей.

– И все они имеют такое же оружие? – спросил Иван, спину которого охватил озноб: он вдруг представил, что может произойти, если оружием завладеет Курт.

– Все цивилизации, принимавшие участие в войне, – ответил Копун, – имели такое оружие, хотя и разное в смысле принципов реализации.

– Что это были за принципы?

– Фазовая перестройка вакуума, компактификация, нейтрализация материи, аннигиляция вакуума и тому подобное.

– Круто! Компактификация – это…

– Свёртка любого материального объекта в чёрную дыру.

– Круто! – повторил Иван. – Значит, и по Марсу ударили компактификатором?

– У меня не сохранилось информации о конкретном средстве, уничтожившем жизнь в Солнечной системе. Но это был не компактификатор. Удар был нанесен, скорее всего, тактическим комплексом.

– Объясни.

– Стратегические – дальнодействующие комплексы, сворачивающие или разворачивающие дополнительные измерения или разрывающие вакуум, использовались в крупных сражениях – галактика на галактику. После нанесения удара звёзды взрывались, превращались либо в сверхновые, либо в чёрные дыры, а ядра галактик – в квазары[3]3
  Квазары – квазизвёздные объекты с высокой светимостью.


[Закрыть]
.

Ваши астрономы открыли много таких следов войны. Тактическое же оружие применялось при точечных акциях, когда надо было уничтожить только саму разумную систему, не затрагивая соседние миры.

– То есть уничтожили только марсиан, так? Но зачем оставили планету? Пожалели?

– Был разрушен Фаэтон, как вы назвали планету, орбита которой лежала между орбитами Марса и Юпитера. Теперь там пояс астероидов. Это была основная военная база марсиан. А сам Марс не взорвали только потому, что не хотели разрушить вашу родину, Землю, водный мир, комфортный во всех отношениях. Насколько мне известно, с его обитателями экспериментировали многие галакты, оставив следы в виде генетических изменений земных существ, но после войны никто из них на Землю не вернулся.

– Кроме твоих создателей.

– Но и они не смогли потом вернуться сюда.

– Блеск! – выдохнул раскрасневшийся Иван, глянув на спутницу. – Как всё было необычно… Но если я потомок создателей Копуна, то кто твои предки?

– Это имеет значение? – слабо улыбнулась Елизавета.

– Нет, – сознался он, привлекая женщину к себе. – К чёрту предков! Мы всё равно другие, раз родом из России.

Они обнялись…

В тот день Иван впервые после прощания в системе Нимфы поговорил с капитаном Бугровым, используя возможности системы связи Вестника. Система вряд ли использовала радиодиапазон и вообще электромагнитное излучение, включая свет, потому что не приходилось задавать вопросы и ждать ответа несколько секунд, а то и минут, пока радиоволны добегут до абонента и обратно, если принять во внимание расстояния, разделявшие «вселенолёт» и крейсер «Дерзкий» в момент сеанса связи.

Когда Иван заинтересовался принципами работы рации «вселенолёта», Копун ответил простодушно:

– В человеческом языке нет понятий, которыми я смог бы оперировать, объясняя эти принципы.

Иван не обиделся.

– Ну, хотя бы приблизительно, в двух словах.

– В двух словах могу сказать, что мои системы работают на использовании иной метрики, не евклидовой. Вас это устроит?

– Вполне, – засмеялся молодой человек, – я и так подозревал, что ваши технологии оперируют другими измерениями, четвёртым там или пятым.

– Одиннадцатым, – серьёзно ответил Копун.

– Удивительно! – сказала Елизавета.

– Да уж, технологии будь здоров! – подхватил Иван.

– Я о другом: они все владели высочайшими технологиями, способны были гасить и взрывать звёзды, но в моральном плане совсем даже не превосходили людей. Уничтожали друг друга безжалостно, не считаясь ни с чем! Точно так же, как и мы.

Иван крякнул.

– Мы всё же не так свирепы.

– Туда же идём, разве не так? Великие наши мыслители были правы, утверждая, что далеко не всегда владение высокими технологиями сопровождается высокой моралью. Может быть, как раз наоборот.

– Спорить не буду… но Копуна создали наши предки…

– Ну и что?

– А он в отличие от нимфанского Вестника совсем не агрессивен, несмотря на свои функциональные обязанности командного пункта. Уверен, что не все разумы, участвовавшие в прошлой войне, были злобными и чёрными, были и светлые.

– Пока что мы в космосе больше встречаем злобных или в крайнем случае равнодушных.

– Когда-нибудь встретим и нормальных.

Елизавета улыбнулась.

– Блажен, кто верует. Кстати, в ксенологических институтах и академиях нас больше готовили к контактам именно с агрессивными формами разума, с мирами иной логики, построенной на пренебрежении к жизни, на равнодушии к соседям и насилии, на отрицании божественной этики, ориентирами которой являются добро, правда и справедливость.

Иван пожал плечами, не зная, что сказать.

– Твоими учителями были люди, чьи предки люто ненавидели конкурентов, а от генетики не уйдёшь, она диктует поведение потомков. Я не прав?

– Философ, – стала задумчивой Елизавета. – Ты не ответил на вопрос: что будем делать дальше?

– Ждать Курта. – Иван подумал. – Нет, проверим другие базы, в каком они состоянии, можно ли их активировать. А пока я свяжусь с Бугровым, узнаю планы наших безопасников. Копун, будь добр, обеспечь связь с «Дерзким».

Вестник почему-то на этот раз не стал формировать видеофантом мальчишки, ответил мысленно:

«Я не смогу быть вам полезным долго, земляне».

Иван встретил вопросительный взгляд Елизаветы, получившей то же сообщение.

– Мы договаривались…

«Я помню, но прошу побыстрее решить ваши проблемы. Мне нужно отправляться в путь».

– Да, конечно… то есть в какой путь? – спохватился Иван.

«А это уже мои проблемы».

– Но мы не можем бросить людей на произвол судьбы! Появится Курт, и произойдёт катастрофа!

«Это ваши проблемы».

– Но ты же не такой! Ты же помогал нам! Подожди ещё немного.

«Прошу определить срок моего нахождения в Солнечной системе».

– Всё зависит от времени появления Курта… ладно, я понял, обсужу твою просьбу с начальством. Обещаю долго тебя не задерживать. Соедини меня с «Дерзким».

«Разговаривайте».

В центре комнаты, между сидящими людьми возникло искрящееся облачко, приобрело человеческие очертания. Какое-то время тело видеофантома плыло и колебалось, как мыльный пузырь, потом неясное передёргивающееся лицо человека перестало корчиться, и голова обрела черты капитана Бугрова.

Иван невольно поднялся с диванчика.

– Виталий Семёнович…

По-видимому, Бугров тоже увидел Ломакина, потому что губы его расползлись в подобии улыбки. И хотя они сразу стали каменными складками, было видно, что он рад видеть и слышать своего оператора.

– Ломакин. Хорошо, что ты позвонил.

Иван фыркнул.

– Ну, это вряд ли можно назвать звонком по мобиле, – подтянулся под взглядом капитана. – Эти ребята с Толкина знали толк в технологиях серьёзнее, чем мы. Что новенького, командир?

– Вересов нырнул на Луну брать базу ЧВК в Тимее.

– Не понял, один, что ли?

– С группой, конечно. Операция просчитывалась второпях, надо было учесть множество факторов, поэтому возможны накладки и сюрпризы. По плану он должен был выйти на связь полчаса назад, но не вышел, и это меня беспокоит. Крейсер не задействован в операции, и мы не можем ничем помочь. Может, вам удастся по-хитрому связаться с полковником? Узнать, что происходит?

Иван перестал улыбаться.

– Понял вас, попробуем по-хитрому, ждите. – Иван мысленно вызвал Вестника: «Копун, мы можем установить канал связи непосредственно с полковником? Он сейчас с группой…»

«Я понял, минуту».

Молчание Вестника действительно длилось минуту. Наконец он заговорил:

«Ваш коллега находится на нижнем уровне базы «Космогеология», перед тоннелем, ведущим к базе с оружием древних марсиан. Но ситуация неоднозначная, он может погибнуть».

– Можешь дать картинку места действия?

«Легко».

– Давай!

Перед глазами Ломакина протаяла тёмная дыра, нырнула вниз, вышла в какое-то помещение с ребристыми стенами и прозрачной перегородкой. По помещению бродили неясные фигуры, отбрасывающие неяркие блики, словно их костюмы были усеяны жемчужными россыпями.

Иван напряг зрение, но только ухудшил получаемое изображение: комната почти скрылась в облаке искр.

«Терпение, землянин», – прилетел в голову мыслешёпот Копуна.

Искры опали, комната перед глазами обрела чёткие очертания, стали видны люди в разного цвета спецкостюмах и роботы, наполнявшие помещение. Вересова среди них не было, во всяком случае, Иван его не узнал, но Вестник уловил его сомнения, и один из мужчин в центре зала оделся в шубу искр.

«Полковник Вересов».

«На нём маска!» – догадался Иван, сообразив, что Копун знает полковника Коскора, поскольку общался с ним не раз, и видит его истинный облик.

В помещении кроме Вересова находились ещё семеро мужчин. Один оказался напарником полковника («Капитан Мишин», – подсказал Копун), двое представляли местное начальство в лице коммандера Барака и главного охранника, ещё четверо осуществляли охрану тоннеля. Кроме того, дверь в тоннель охраняли фозмы, угрожающе растопырив манипуляторы и направив на пару сотрудников Коскора разнообразные стволы.

– Чёрт! – выдохнул Иван.

– Им надо помочь! – охнула Елизавета.

– Копун, сделай что-нибудь!

«Что?»

– Ну-у… заблокируй, что ли… парализуй… убей, в конце концов!

– Ваня! – перешла на шёпот Елизавета.

– Что Ваня? Их сейчас укокошат!

«Без паники, земляне», – детским голоском отозвался Вестник.

7

Вересов понял, что жизнь висит на волоске, и его, и Мишина. У них на двоих были два лазера, два «универсала», вшитые в скафандры, и два наногона, выстреливающие «пули» с нанороботами. Всё это, вместе взятое, при удачном стечении обстоятельств в залпе могло нейтрализовать от силы пять-шесть человек, причём без особой гарантии, что противник не ответит. Но кроме живых охранников тоннеля в зале тамбура присутствовали и боевые роботы, с которыми едва ли мог справиться фозм, сопровождавший отряд. А на решение – сопротивляться или нет – оставались какие-то жалкие секунды.

«Ствол в висок этому придурку! – послышался голос Мишина, имевшего в виду командира базы. – Пригрозим снести башку!»

«Вряд ли они поведутся. Охранники – укры-ультрасеки, им плевать на партнёров, тем более что коммандер – негр».

«Тогда дым и залп!»

Он имел в виду активацию дымовой завесы.

Медлить дальше было нельзя, бойцы группы ещё только добирались до нижних уровней базы, и Вересов принял решение.

«Падаем в дым! Ты берёшь пару слева, я справа! Телохран – фозмов! На счёт три!»

«Понял».

– Сохраняйте спокойствие, капрал, – брюзгливо проговорил Барак подсказанную Вересовым фразу. – Эти люди – инспекторы мистера Чауна. Открывайте ворота.

– Лечь! – снова заорал смуглолицый усач, закрывая забрало шлема. – Считаю до трёх!

Ствол «универсала» глянул в лоб Вересову.

Было видно, что усач на взводе и вот-вот сорвётся.

«Наркота безбашенная!» – проворчал Мишин.

«Раз, два…» – слово «три» выговорить Вересову не дали.

Внезапно что-то произошло.

Вересов почувствовал странную мгновенную дурноту, едва не погасившую сознание. Мишин выругался сквозь зубы.

В зале повеяло холодом. Роботы охраны внезапно опустили манипуляторы, индикаторы на их мощных «гладиаторских» доспехах погасли.

Перестали двигаться и охранники. Затем попадали один за другим на пол, как тряпичные куклы. Упали и Барак со своим охранником.

– Что происходит? – изумился Мишин.

– Кажется, я догадываюсь… Иван, ты?

Напротив возникло колышущееся облачко цветных искр, за несколько мгновений претерпело множественную трансформацию и превратилось в подобие призрачной человеческой фигуры с зыбким светящимся лицом, напоминающим лицо Ломакина.

В ушах раздался его характерный говор:

«Мы это, Даль Данилович, я и Копун. Что у вас происходит?»

– Как вам удалось парализовать этих парней?

«Вас это удивляет? – Лицо видеофантома передёрнула судорога усмешки. – Меня нет. Копун – далёкое будущее наших технологий, если мы, конечно, доживём до этого будущего. Командуйте, что нам делать дальше?»

– Надо помочь нашим! – быстро проговорил Мишин. – Боевиков здесь больше сотни, если начнётся заваруха, возможны потери!

– Второй, – включил рацию в аудиорежиме Вересов, вызывая Каневского, – что у вас?

– Почти порядок, – доложил капитан. – Основная масса ублюдков заперта в транспортном отсеке, скоро начнём упаковывать в спецтранспорт. Несколько боевиков проявили строптивость и заперлись по отсекам, мы их выкуриваем. Потерь нет.

– Добро, заканчивайте, мы идём дальше. Пришли мне пару ребят на нижний уровень.

– Выполняю!

Вересов кивнул на лежащих начальников «Космогеологии».

– Иван, нам нужен проводник.

«Кто из них?»

– Пусть идёт этот пузан, – указал Мишин на начальника охраны. – Всё же славянин, по-нашему балакает.

«Сейчас приведём его в чувство, – пообещал Ломакин, – потерпите».

Новая волна холода прошлась по отсеку тамбура.

Голову Вересова пробила струя свежести, будто он вдохнул нашатыря.

– Ух ты, как свежо! – поёжился Мишин.

«Прошу прощения, – сказал видеофантом, но уже не голосом оператора, а своим, мальчишеским. – Трудно добиться нужной избирательности на таком расстоянии».

Толстяк Тимошенко зашевелился, ёрзая руками по полу.

Мишин подошёл к нему, оглянулся на фозма.

– Помоги.

Робот скользнул к нему, растопыривая лапы.

Вдвоём они подняли главного охранника ЧВК, и фозм взял его манипуляторами под мышки.

– Держи его так. – Вересов шагнул ближе. – Идти можешь?

Пузан моргнул; у него были поросячьи ресницы соломенного цвета.

– Не слышу!

– Чево надо?

– Веди нас к артефакту. Будешь выполнять команды – останешься жить.

– Не понимаю…

– Всё ты понимаешь, веди, если хочешь жить. Не имеет смысла тратить на тебя нанитную «пулю», да и тебя жалко: второй парализующий укол ты не выдержишь. Вперёд!

Глаза Тимошенко вспыхнули угрозой, но вид лежащих на полу охранников и коммандера подействовал на него как холодный душ. Жёлтые шакальи глаза погасли.

– Отпустите…

– Открывай ворота. Артефакт охраняется?

– Силовая завеса и пост.

– Сколько человек?

– Четверо.

– Сколько всего народу работает на самом объекте?

– Почти два десятка: технари, яйцеголовые, обслуга.

– Шевелись!

Тимошенко косо глянул на роботов охраны.

Вересов понял, о чём он подумал, ласково подтянул пузана к себе, заглянул в его мутные глазки.

– Мечтать не вредно, но не стоит надеяться на этих дуболомов, незалежность они не обеспечат. А вот твоя шкура может сильно пострадать, вплоть до летального исхода.

В зал вбежали двое рослых парней в боевых «ратниках». Один откинул забрало шлема.

– Лейтенант Староверов прибыл для…

– Не спускайте с него глаз, лейтенант, – перебил его Вересов. – При малейшей попытке устроить майдан разрешаю стрелять на поражение.

– Слушаюсь!

Вересов подтолкнул главного охранника к воротам.

Сверкнув глазами, тот просеменил до автомата отпирания, прижал ладонь к синему окошечку.

Кажущаяся сплошной прозрачная плита двери треснула пополам, створки разъехались в противоположные стороны. Пахнуло холодом, запахами жжёного камня и пластика. Тоннель был заполнен воздухом, а проложенные вдоль стен по полу решётчатые короба обогревали его до приемлемой температуры.

– Далеко идти?

Тимошенко, не отвечая, шагнул в тоннель. За ним тенью последовал лейтенант, ствол «универсала» которого бдительно следил за пленником.

Слева в стене тоннеля поднялась вверх створка замаскированных ворот, открывая вход в помещение, напоминающее транспортный терминал. Вспыхнул свет, выхватывая из темноты две платформы и стоящие на них аппараты: два катера класса «БМВ», грузовик «КамАЗ» и пассажирский гравибус на двадцать человек. Его и выгнал в тоннель глава охраны.

Забрались в гравибус почти все: Вересов, Мишин, Тимошенко, лейтенант. Напарник лейтенанта хотел было тоже присоединиться к компании, но Вересов приказал ему остаться.

– Посторожи бессознательных, не дай бог, очнутся. Сообщи капитану, чтобы забрали и этих.

Боец второй группы вернулся в тамбур.

Тимошенко занял место пилота.

Гравибус тронулся с места и скользнул в глубь тоннеля.

– Иван, ты здесь? – позвал Вересов, не видя фантома.

«Мы вас сопровождаем, – прозвучал в голове мыслеголос Ломакина. – Проверили базу, вас не ждут, всё тихо».

– Сможете обезвредить охрану?

«Уже обезвредили».

– Благодарю! – Вересов ткнул рукой вперёд. – Побыстрей!

Зыркнувший на него Тимошенко промолчал, но гравибус увеличил скорость.

Длина тоннеля не превышала километра.

Впереди сверкнул блик, и перед аппаратом выросла прозрачная стена с бегающими по ней спиральками и хвостиками синих молний. Слева и справа стену охватывали мощные металлические контрфорсы, и Вересов мимолётно подумал, что без помощи Вестника одолеть это препятствие, даже имея в распоряжении плазмеры и вакуумные гранаты, было бы непросто.

Прозрачная пластина оказалась силовым полем. Стоило гравибусу подъехать, как она внезапно исчезла, и аппарат беспрепятственно промчался мимо, пронзив слой озона. Ещё через полсотни метров впереди показалась вторая стена, на сей раз непрозрачная, гофрированная, украшенная штангами. С двух сторон тоннеля в этом месте стояли врезанные в стены прозрачные будки, у которых застыли роботы охраны – два многоруких «кенгуру-паука». Живые охранники тоже присутствовали, по двое с каждой стороны, но все они лежали на полу у ног своих механических слуг.

Пузан Тимошенко буквально сдулся, как проколотый воздушный шарик. По-видимому, он надеялся на неуязвимость форпоста и рассчитывал с помощью охранников расправиться с конвоирами.

– Открывай! – ткнул ему в спину указательным пальцем Мишин.

Стена перед аппаратом разошлась шестью зубьями, убравшимися в массивные стойки. В глаза ударил яркий жёлтый свет. Гравибус проскочил ворота, и перед пассажирами распахнулась гигантская пещера длиной не меньше километра и шириной метров в двести. Купол пещеры, ничем не поддерживаемый, заполненный туманной дымкой, уходил вверх не менее чем на сто метров.

Но зрителей потрясли не размеры пещеры.

В центре полости простиралось некое сложное сооружение грязно-зелёного цвета, формой напоминавшее динозавра, «голова» которого с раскрытой «пастью» смотрела прямо на вход тоннеля.

Лишь потом стали заметны машины, горы контейнеров, баки, стрелы подъёмных кранов и снующие между ними фигурки людей.

Двигаться стало легче, и Вересов сообразил, что сила тяжести в пещере поддерживается почти равной лунной.

Гравибус остановился перед тушей робота, уставившегося в потолок стволами оружейных комплексов.

Тимошенко оглянулся.

– Ну, шо дальше?

Вересов очнулся.

– Вызови главного, кто тут командует парадом.

– Каким парадом? – вылупился начальник охраны.

Вересов усмехнулся: потомок «великих укров» явно не читал бессмертного шедевра Ильфа и Петрова «Золотой телёнок».

– Зови бригадира или того, кто руководит археологами.

Тимошенко угрюмо забормотал что-то в панель управления гравибусом.

«Ну, как вам это изделие древних марсиан?» – послышался мыслеголос Ломакина.

– Потрясающе! – искренне сказал Вересов.

«Знаете, что это такое?»

– Откуда? Какой-нибудь излучатель.

«Это сбросер, говоря русским языком. Можно назвать его и деформатором».

– Чем?

«Перед вами генератор деформации пространства, сбрасывает любой материальный объект массой до миллиона тонн на любом расстоянии в другое измерение».

– Какое измерение? – не понял Вересов.

«Копун утверждает – в одиннадцатое. Впрочем, какая разница, куда он что сбрасывает? Главное, этот деформатор-сбросер находится в рабочем состоянии».

– И какого дьявола марсиане проиграли, обладая таким оружием? – осведомился Мишин.

«Удар по Марсу был нанесен внезапно, а марсианский Вестник в тот момент находился на поверхности планеты и был уничтожен вместе со всей инфраструктурой Марса. Ответить марсиане не успели. Кстати, на спутнике Юпитера спрятан ещё один сбросер. Мы проверили, его тоже можно активировать».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении