Василий Федорченко.

Свет и тени. 450 стихотворений о жизни всерьёз и не очень



скачать книгу бесплатно

29. Знаки внимания

 
Как в знаки различные верим мы!
За каждым – то друг наш, то враг.
Дальнейшей судьбы откровением
Бывает порою лишь знак.
 
 
Порою тишь знак препинания —
Для пользы, а, может, во вред.
Но есть ещё знаки внимания,
Без коих движения нет.
 
 
Движения нет между душами,
Сердцами, что бьются не в такт.
И трудно с глазами потухшими
Друг с другом наладить контакт.
 
 
Наладить контакт с той планетою,
Что мы именуем Любовь.
И знаки вниманья поэтому
Дарите при встрече любой.
 
 
При встрече любой в знак почтения
Зажгите улыбку в глазах.
Дальнейшей судьбы откровением
Бывает порою лишь знак.
 

30. Упрёками не стоит увлекаться

 
Упрёками не стоит увлекаться,
Не каждому упрёк приносит толк:
Он для одних как горькое лекарство,
Другим же – унизительный батог.
 
 
Когда судить кого-то вы берётесь,
Подумайте: а, может, всё же зря:
За то, что вы разочек упрекнёте,
Сто раз вас совесть может укорять.
 
 
Не делайте себе и людям больно.
Уйдите в мыслях дальше от греха.
А если нет в вас совести нисколько,
Вас бесполезно в этом упрекать.
 

31. Не верь, что понедельник – день тяжёлый

 
Всё то, что в жизни кажется весёлым,
Не стоит выходными днями мерить.
Не верь, что понедельник – день тяжёлый.
Тяжёлый он для тех, кто в это верит.
 
 
По-моему, во всякий день недели,
В любой момент прийти к нам может радость,
Иначе никогда бы в понедельник
Ни звёзды, ни герои не рождались.
 
 
Иначе бы ещё в далёком прошлом,
Чтоб избежать потерь, тревог, волнений,
Всем миром перебили б чёрных кошек
И каждый день назвали б воскресеньем.
 
 
Ведь это только в сказке на распутье,
Куда скакать, обдумывает витязь.
А нам нет выбора: даётся день вновь будний.
И всё же для начала улыбнись ты,
 
 
Приветливо наполни светом очи,
Смягчи свой взгляд колючий, как крыжовник,
Скажи подруге лучшей, между прочим:
«Не верь, что понедельник – день тяжёлый!».
 
 
И побежит «секрет» тот по цепочке.
Иной и через силу улыбнётся.
К обеду или раньше эта строчка
Из уст чужих к ушам твоим вернётся.
 

32. Момент истины

 
Пусть сотни раз с любовью мной воспеты
И Женщина, и край родимый мой,
Но не привык я звать себя поэтом,
А остаюсь всегда самим собой.
 
 
Не рвусь ни на трибуну, ни на сцену,
И не бросаюсь публике в глаза.
Люблю не «браво», не аплодисменты,
А шум дождей и птичьи голоса.
 
 
Куда важней мне всяких презентаций
Читателя случайно повстречать,
Поговорить душевно и по-братски
С ним выпить по сто грамм на брудершафт.
 
 
Не исключаю даже, что и спеть с ним.
И истины почувствовать момент,
Что, может быть, твой милый собеседник
Поболее, чем ты, в душе поэт
 

33.
Ушедшие в никуда

 
На Земле зла и боли шквал,
Как в известном исходе света:
Тут и там человек пропал —
Неожиданно и бесследно!
 
 
По ладоням, по картам звёзд
Ищут близкие их, надеясь.
По земле льются реки слёз,
Миллионы людей седеют.
 
 
Ищут в морге, в лесу, «на дне»,
На вокзальных скамьях, в больницах.
Ищут в обмороке, во сне,
Рядом с домом и за границей.
 
 
Ищут всюду и в зной, и в дождь
И себе не находят места.
Ищут миром всем сына, дочь,
Мать, отца, жениха, невесту.
 
 
Словно вышел наружу ад
Из невидимой людям дверцы.
Кто-то гибнет, а кто-то рад
Пересадке чужого сердца.
 
 
В явь одни воплощают страсть
Заработать на женском теле;
А другие бегут, молясь,
Закоулками из борделей.
 
 
Греют руки псы-господа,
Жертв ловцы – тел и душ для рабства.
И стучит в дверь людей беда,
Как война, во всю мощь и часто.
 
 
А бывает, и мы судьбе
Нашей горькой – крутой помощник:
Сами ставим легко себе
В пляске ссор и обид подножку.
 
 
Позабыв о своей семье,
Прём куда-то, понурив очи.
А ведь жалкого поиметь
Обязательно дрянь захочет.
 
 
Дай нам, Боже, всех-всех найти,
Кто ушёл в никуда, в безвестность,
Чтоб, обняв их, уже идти
До конца своей жизни вместе.
 

34. Мне пишется на зорьке так легко…

 
Мне пишется на зорьке так легко,
Как будто я в таинственном покое,
Вдев ловко нить волшебную в ушко,
Шью думам облачение иглою.
 
 
Экраном оживлённым потолок
Мир моды демонстрирует огромный —
И мысли надевают платья строк
Без суетности, форса и апломба.
 
 
Со всех сторон детей своей души
Внимательно и строго озирая,
Я их в самостоятельную жизнь
Из-под руки отцовской отпускаю.
 
 
Пусть от души летят они к душе,
Как птицы, украшая мир и судьбы.
Нарядных и крылатых их уже,
Хотя б на миг, да кто-то приголубит!
 

35. Лимон

 
Внутри он мягкий, сочный. А снаружи
Овальный плод упругий, золотой.
О нём услышишь или вспомнишь – тут же
Рот вроде заливают кислотой.
 
 
Плод на ладони солнышком играет.
В нём магия сокрытая сильна:
Чем зримей его в мыслях представляешь,
Тем всё обильней и кислей слюна.
 
 
Его мы впрок охотно покупаем,
С ним трапеза пахуча и легка:
Лимон великолепен с крепким чаем
По-русски – в виде тонкого кружка.
 
 
Он душу тонизирует и тело.
Когда же вдруг тебя лишает сон,
Любовь не в масть, работа надоела,
Походишь ты на выжатый лимон.
 
 
Чтоб кожурой не стал ты ненароком,
Бери пример со свежего плода.
Пустоты заполняй полезным соком —
И будешь привлекательным всегда.
 

36. Фигня

 
Я настраивался, думал.
А затем настал момент:
Пару раз в ладони плюнув,
Взялся я за инструмент.
 
 
Потрудился с интересом —
Вроде вышло, как хотел.
Только где у совершенства
Окончательный предел?
 
 
Можно лучше. И за дело —
Вновь паять, клепать, рубить.
Но никак с душою тело
Не сумел я примирить.
 
 
Грозный суд во мне как будто
Судит бедного меня:
Созидают руки чудо,
А душа вопит: фигня!
 
 
И я выставил от злости
Ту фигню в подъезд за дверь.
А наутро слух пронёсся,
Что сосед нашёл шедевр!
 

37. Да здравствует досуг!

 
Когда в стараньях перебор,
Захочешь ли наград?
В работе важен не напор,
А важен результат.
 
 
Кто чересчур перепотел —
Душой и телом сух.
Долой безумную власть дел!
Да здравствует досуг!
 
 
Приобретём нормальный вид
И вытрем пот с лица.
Работа может извратить,
Когда ей нет конца.
 
 
Или согнуть нас, наконец,
Как стебель, пополам.
Тогда наступит нам конец,
Как, впрочем, и делам.
 
 
А посему долой из рук,
Из головы дела,
Чтобы душа скорей досуг,
Как друга, обняла!
 
 
И станет праздничным сейчас
Покой и там, и тут.
Дела, уставшие от нас,
Пусть тоже отдохнут.
 

38. К самомнению

 
О, самомнение крутое
С гало над гордой головой,
Ты обходи, не беспокоя
Меня десятой стороной!
 
 
Не стоит рядом ни минуты
Передо мной блистать венцом.
Кажись себе святым и мудрым,
А мне ты кажешься глупцом.
 
 
Тебя взапой хоть днём и ночью
Другие слушают пускай.
Ты перед ними, сколько хочешь,
Павлиньи перья распускай.
 
 
А я живу в плену сомнений,
Скуп на хвалебные слова.
И не родился в мире гений,
Кого б я гением назвал.
 

39. Ошибка

 
Ошибся – ну, и что? Остынь, махни рукой.
Не ставь себе ошибку ту в вину.
Зачем же разжигать конфликт с самим собой
И превращать в гражданскую войну?
 
 
Лишь вслед не допусти ошибки – обещать
Жить без ошибок всяческих теперь.
Но ты, простив себя, учись и тех прощать,
Кто не простил ошибки той тебе.
 

40. Корни

 
Помните гордо, какого мы рода.
Жизнь им заложена наша издревле.
Соком глубинным питается крона.
Корни усохнут – увянет и древо.
 
 
Те, кто хранят родословие в сердце,
С верностью той же хранимы и Богом
Кто же привьёт свою ветвь к иноверцам,
Древом своим будет напрочь отторгнут.
 
 
Господи, дай нам и сил, и уменья
С мыслью о будущем прошлое помнить,
Чтоб не поддаться соблазну измены,
Чтоб и в полёте нам чувствовать корни!
 
 
Волею предков жизнь с детства нас полнит
Нравами рода, культурой и речью,
Долгом любви, но не правом позволить
Древо родное кому-то увечить.
 

41. Себе и другим

 
Пусть ты по праздникам поддат,
Но будням нужен трезвый.
Не жди подачек и наград
И ничего не требуй.
 
 
Гони полезным делом лень
И зуд привычек праздных,
Чтоб сытым был твой будний день
И праздничным был праздник.
 
 
Но запрягать в ярмо всю жизнь,
Не вижу смысла тоже.
По-человечески трудись,
А не паши, как лошадь.
 
 
Для блага тела и души,
А не как раб под пыткой,
Чтобы до праздника дожить,
Не протянув копыта.
 
 
С излишним рвением борись,
Как и с бездельем скверным.
В труде и отдыхе есть риск,
Когда не знаешь меры.
 

42. Ждуны

 
В авто, в постели, за столом,
Кляня извечный кризис,
Всю жизнь без устали мы ждём
Прихода лучшей жизни.
 
 
Глядим с надеждою в окно:
Вдруг постучит случайно.
Но та проходит стороной,
В упор не замечая.
 
 
Нас игнорируя, она
Торопится к кому-то.
А нам не то чтобы догнать —
Пошевелиться трудно.
 
 
Об этом даже никогда
Не допускаем мысли.
Мы так привыкли ждать и ждать,
Что догонять отвыкли.
 
 
И грустно мы виним всех тех
От сотворенья мира,
Кто держит жизнь свою в узде,
Чтоб не промчалась мимо.
 
 
И пусть красивы мы, сильны,
И ум наш высшей марки,
Когда мы от роду «ждуны» —
Весь наш талант насмарку.
 

43. Мне слёзы ни к лицу

 
Скучны мне обиды и слёзы пустые.
Пусть кто-то их яд попивает с лихвой,
По мне же – скорей хлынет ливень в пустыне,
Чем вдруг я обиженно капну слезой.
 
 
Взгляну свысока на обидчика гордо
И, чтобы зазря не молол языком,
Украшу пощёчиной наглую морду,
А мало покажется – и кулаком.
 
 
И будет ему после каяться поздно —
Взахлёб объяснений вовек не пойму.
Такой уж простой я и добрый. А слёзы…
А слёзы мужчине совсем ни к чему.
 
 
И в резкой отместке я сроду не каюсь,
Достоинства сызмала в сердце храня.
Лишь детям и женщинам я улыбаюсь
В ответ на попытку обидеть меня..
 

44. Люби себя, цени и береги!

 
Не позволяй завистливой тоске
Судить и унижать тебя порою.
Себя не стоит сравнивать ни с кем,
А сравнивай всегда с самим собою.
 
 
С тем, кем или каким был день назад,
Неделю, месяц либо даже годы.
Будь благодарен Господу и рад,
Что ты неповторимый дар природы.
 
 
Что нет на свете точно же таких.
И прочь гони унынье, зависть, злобу.
Люби себя, цени и береги,
Но скромно, незаметно, без апломба.
 
 
Ведь ореол над личностью твоей
Другим вокруг понравится едва ли.
Не забывай, что каждый из людей
Такой же в этом мире уникальный.
 

45. Капли времени

 
Дом погружён в отрешённую темень.
В спальню слетаются призраки снов.
Капает, капает, капает время
Мне на подушку со стрелки часов.
 
 
Ветер сдул тучу над садом и замер,
Месяц зажёгся, как пламя свечи.
Ночь смотрит в щель золотыми глазами:
Кто там за шторой стучит и стучит —
 
 
Как заводной, монотонно, уныло.
Ей, задремавшей, уснуть не даёт.
Но вдруг зажмурилась: видно, решила,
Это так тикает сердце моё.
 
 
Туча вернулась к макушкам деревьев,
Ветер, вспорхнув, погасил небосклон.
Капает, капает, капает время
Дождиком мерным в глубокий мой сон…
 

46. Река жизни

Тиграну Амбарцумну

молодому музыканту и композитору


 
Река нашей жизни, играя волнами,
Течёт и течёт полноводная,
Как будто органом рождённая в храме,
Несомая ветром мелодия.
 
 
Слепой музыкант, время пальцами бегает
По клавишам вечности вроде бы.
И с белых – взлетают дна наши, как лебеди,
А с клавишей чёрных – как вороны.
 
 
Припев:
Склонюсь я, река, над тобою,
Живой причаститься водою
Для силы, терпенья и мужества.
Ты – кубок бездонный с любовью.
Ты – музыка, музыка, музыка!
 
 
Река нашей жизни, играя волнами,
Птиц манит к себе быстротечностью.
Им хочется плыть по реке с облаками,
Плескаться и впасть в море вечности.
 
 
Над птицами-днями то звёздно, то солнечно,
То тучи, то зори, то радуги.
А волны реки брызжут в сердце бессонное
То нотками грусти, то радости.
 
 
Припев:
Склонюсь я, река, над тобою,
Живой причаститься водою
Для силы, терпенья и мужества.
Ты – кубок бездонный с любовью.
Ты – музыка, музыка, музыка!
 

47. Жизнь – не игра зла и добра

 
Жизнь – не игра
Зла и добра,
А их борьба и война разноречий.
В мире людей
Много зверей,
Маски напяливших лиц человечьих,
Но изначально – морально увечных.
 
 
Трудно подчас
Их среди нас
Всех вычислять в суматошливых буднях.
Чаще ты сам
По пустякам
Зверя в себе глупой выходкой будишь
Или же видишь в порядочных людях.
 
 
Даже добро
Может порой
Сущность свою невзначай исковеркать.
Знает лишь зло,
Как тяжело
Гнать его прочь – и в итоге конечном
Стать озверевшему вновь человеком
 

48. Дежурные фразы

 
В дежурных фразах фальшь не всем слышна,
Хоть слышим каждый день их тут и там.
Они пусты, как кубок без вина,
Который преподносят нам к губам.
 
 
А мы в ответ насилуем себя,
Играя к ним достойный интерес,
Показывая видом, что ты пьян,
Хотя внутри неизлечимо трезв.
 

49. Облака воспоминаний

 
Плывут почти безостановочно
Воспоминаний облака.
И лишь когда в душе безоблачно,
Мы в невесомости пока.
 
 
Точь-в-точь парим легко и трепетно
Над суетой сует своих,
Не замечая, как вихрь времени
Уносит вдаль за мигом миг.
 
 
Он никогда не остановится,
И нет нигде ему преград.
И в каждый миг былым становится
Всё то, что было миг назад.
 
 
И никогда нам с ветром времени
Не побежать вперегонки.
Но он сбивает в дым мгновения,
Что были чем-то нам ярки.
 
 
И клубы дыма в искрах пламени
От дуновенья ветерка
Слетают с неба в реку памяти
И в ней плывут, как облака.
 
 
Дым от плохого и хорошего —
В обнимку с горьким сладкий дым.
Нам так тепло в объятьях прошлого,
Что размыкать их не хотим!
 

50. Уснуть…

 
Уснуть… Лежать и забываться,
Дыша всё глубже и ровней.
Как сахар в чае, растворяться
В согретой чёрной тишине.
 
 
А после в омуте покоя
Встать в полный рост на самом дне —
И в измерение иное
Откроет кто-то двери мне.
 
 
Там мир другой и краски жизни.
Там разноцветны стаи туч.
А я, как невесомый призрак,
Крылат, незрим и вездесущ.
 
 
Взлечу я к ним легко и лихо
Играться с ними. Но сейчас
Пока я суживаю тихо
Пространство ночи в створках глаз.
 
 
Сомкнулись веки. Ночь ложится
Тяжёлой птицей мне на грудь.
В последний раз шепнула птица
На дне пучины мне: «Уснуть!»
 

51. В душе, как в море…

 
Когда наш парус жизни ветром полон,
Спокойствия блаженного не жди.
В душе, как в море: волны, волны, волны,
И лишь во сне мерещится нам штиль.
 
 
Когда же вдруг безветрие случится
И кинет случай камнем нас в кровать
Смежив глаза и расслабляя мышцы,
Прошепчем мы: «Какая благодать!»
 
 
Нам в неге утонуть бы с головою,,
Обжить надолго райский в ней приют.
Но и в глуби покоя нет покоя:
Со дна души нас мысли достают.
 
 
Чтоб тронуть нас волною еле-еле,
Потом молоть наш мозг, как жернова.
И мы, как зомби, подскочив с постели,
Бежим пахать, засучив рукава.
 
 
Ещё сильнее прежнего. И странно:
Каким чертям не угодили мы,
Что нас от погружения в нирвану,
Как от землетрясения штормит?
 

52. Так жить спокойней

 
Когда в дилемме взвесил ты
Груз всех весомых аргументов,
Но ни в одном не смог найти
Себе какого-то ответа,
То ты бросаешь вверх монету.
 
 
И, ей доверившись, потом
В вину ты ставишь ей, безгрешной,
Что та упала вверх «орлом»,
Решив исход дилеммы спешно,
Хоть ты загадывал на «решку»..
 
 
Так в незадачливой судьбе,
Чтоб жить хоть как-то поспокойней,
Ища причину не в себе,
Привыкли мы винить сторонних
И клясть за грех свой невиновных.
 

53. Да ладно уж!

 
В окне светло. В душе – ещё не очень.
Как снят с креста, хоть лёг здоровяков.
Бесился пьяный ветер этой ночью:
Стонал по-человечьи, выл по-волчьи,
Как с бодуна сосед за потолком.
 
 
Ни вкалывать, ни думать неохота.
В ушах стреляет, а в глазах салют.
Не выспался, как требует природа.
Да ладно уж! Доеду до работы
И там, как полагается, посплю.
 

54. Женщине, которая бежит

 
Вы почему в такую рань не спите
И в сонном полусумраке опять
Куда-то всё бежите и бежите?
Кого и что пытаетесь догнать?
 
 
За юностью сбежавшей не угнаться.
Или помчались к мареву зари
Поймать за крылья призрачное счастье.
Не зная, что у всех оно внутри?
 
 
А, может быть, приснилось, что вас витязь
Ждёт на распутье в дальней стороне?
Явь сказки веселей – остановитесь!
Не он ли машет вам в моём окне?
 
 
Я вас зову к себе на чай с вареньем
И встретить солнце у окна вдвоё
Мы с вами  убегающее время
В беседе остановим за столом.
 
 
Как жаль, что не увидели вы снизу!
И вот уже вдоль парка  далеко
За вами вслед несётся чёрный призрак.
Но вы не бойтесь: это я в трико…
 

55. Мелькнула мысль…

 
Мелькнула мысль. Как вспышка, мельк! – и нет.
В чём суть её – и мне уже секрет.
Всплеск значимой идеи? Или бред?
В сознании утерян даже след.
Но как догнать той вспышки яркий свет
Чтоб от Вселенной получить ответ?
 
 
А разум шепчет: «А какой же смысл
Взгляд устремлять в космическую высь?
Приляг, зажмурься и не суетись,
И жди домой умчавшуюся мысль».
И мысль та возвратилась как девиз:
«За тем, что не догонишь, не гонись»!
 

56, Хорошие слова

 
Хорошие слова – лекарство нам, когда
От ран или ушибов сердцу плохо.
Они нам в горький час, как путнику вода,
Когда от жажды горло пересохло.
 
 
Хорошие слова, как чудо, ловит слух,
Когда их в одиночестве забыли.
И в омуте тоски – как тонущему круг,
Как за спиной распахнутые крылья.
 
 
Хорошие слова – как в сумерках огни,
Зовущие заблудшего в обитель.
Пускай от нас и к нам исходят лишь они,
Чтоб искренне и мы, и нас любили!
 

57. Мой музыкальный метроном

 
Как знак покорности судьбе
Я метроном ношу в себе.
 
 
И слышу я в ночи и днём
Свой музыкальный метроном.
 
 
Когда люблю я и любим,
Звучит во мне то вальс, то гимн.
 
 
Когда в глазах слезится грусть,
По телу льётся мягкий блюз.
 
 
Когда охватывает гнев,
Бурлит истошный рок во мне.
 
 
И дико глючит метроном,
Когда бываю под хмельком.
 
 
Ну, что ещё тут говорить —
Каков ты сам, таков и ритм.
 
 
И метроном тут ни при чём:
Душа его владельца – в нём.
 
 
А ею нужно дорожить:
Тот не жилец, кто без души.
 

58. Дети парадоксов

 
Мы сгустки мыслящей энергии,
Рождённой в космосе нечаянно
Пустой игрой закономерностей
И поразительных случайностей
 
 
В одно мгновенье ока вечности
И за границей нашей памяти
В незримой точке бесконечности
На поле брани тьмы и пламени.
 
 
Мы потому живём с рождения
В борьбе беспечного спокойствия
И устремлённого движения,
Что мозг напичкан парадоксами.
 
 
И потому мы наполняемся
То вихрем бунта, то смиренностью.
И потому в нас уживаются
Добро и зло, любовь и ненависть,
 
 
Порыв страстей и отрицание,
Сентиментальность и бесчувственность,
И жажда вечного познания
С неутолимой жаждой глупостей.
 

59. Подкова на счастье

 
У дороги полевой
                    зацепила вдруг меня
Подкова,
Обронённая давно
                    бегом ветреным коня
Лихого.
В даль, не чувствуя того,
                      он за призраком зари
Помчался.
Я хотел забрать домой
                        и прибить её к двери
На счастье.
Но, откуда ни возьмись,
                    прилетел крылатый конь
К потере
Головой махнул: «Садись!
                     Полетим под небосклон
Быстрее!»
И, поднявшись в высоту,
                         людям добрым на века
С любовью
Я зажёг подкову ту
                          в осветлённых облаках
Луною.
А когда открыл глаза
                          и направился   к окну
Я взглядом,
Конь растаял в небесах,
                           но оставил мне луну
Над садом.
На заре туда опять
                        нас с любимою луна
Заманит
И поможет нам искать
                       след пропавшего  коня
В тумане.
 

60. Лучший в мире смех

 
Смех может нам выдать и нрав человека,
И спектр его чувств, и душевный настрой.
Смех может быть гоготом, ржанием мерзким,
А может звенеть, как ручей озорной.
 
 
В том смехе – вселенская удаль, а в этом —
Всего лишь пространство от стен до дверей.
С одним хорошо быть всю ночь до рассвета,
С другим – заткнув уши, проститься скорей.
 
 
Есть смех вперемешку с хихиканьем жалким.
Есть смех, что отлит в колокольную медь.
Есть смех, от которого хочется плакать
И больше уже ничего не хотеть.
 
 
Я слышал лукавый смешок проходимца,
И смех идиота, похожий на вой,
И тот, от которого можно родиться,
Когда ты убит повседневной тоской.
 
 
А я люблю смех непосредственный, добрый,
Хоть дышит в лицо, хоть от глаз далеко —
По тону и ритму любой, но с которым
И хочется жить, и работать легко.
 
 
Пусть будет он слабый, умеренный, сильный,
Готов ему в сердце я дверцу открыть.
Но лучший смех в мире – смех женщины милой,
Который лишь с музыкой можно сравнить.
 

61. Женщине, которая смеётся

 
Ваш звонкий смех, как волны моря, плещется,
По лестнице Потёмкинской  вниз льётся.
Над чем и кем смеётесь, пересмешница?
Убавьте шаг – и вместе посмеёмся!
 
 
Чтоб услыхать ваш смех на этой лестнице,
На теплоходе плыл я издалёка.
Вам в городском сообществе так весело!
А мне пока в Одессе одиноко.
 
 
Смеялся ветер, и смеялись чайки мне,
Слезясь, смеялось море мне прибоем,
Пытаясь выдать, что здесь неслучайные
Ступени долго ждали нас обоих.
 
 
Хочу я страсть как с вами познакомиться,
Чтоб вы меня тем смехом окружили
И, может быть, не просто вам запомниться,
А чтоб меня вы сроду не забыли!
 
 
Хохочете вы в трубку телефонную,
При том не забывая торопиться.
А я бегу, увлёкшийся погонею
За смехом, как царевич за жар-птицей.
 
 
Когда догнал, споткнулся я от радости —
Вы руку протянули, испугавшись.
Я встал и улыбнулся благодарственно.
И мы в лицо друг другу засмеялись!..
 

62. Женщине, парящей в облаках

 
Жаль, не со мною прогуляться вышли вы,
Но, проходя, нечаянно обидели:
Я «здравствуйте» сказал – вы не услышали,
Взглянули на меня – но не увидели.
 
 
Вы сели на скамейку в тень кудрявую —
И я присел, но по другую сторону.
В осенней сказке равные хозяева,
Безлюдный парк мы поделили поровну.
 
 
Я взглядом по листве растёкся солнечной,
Чтоб слышать  шелестящий шёпот таинства.
А вы в своём задумчивом заоблачье
Неутомимой дымкою витаете.
 
 
И крикнуть в небеса мне ваши хочется,
Что на земле красивей и приятнее,
И, перейдя границу одиночества.
Поймать вас с неба  в крепкие объятия.
 
 
Уже крадётся сумрак за околицей
И скоро парк окутается вечером.
Быть может, нам пришла пора опомниться:
Вам – приземлиться,
            мне же – встать навстречу вам?
 
 
Делить холодный парк – забота  лишняя.
Двоим вблизи теплей в одной обители.
Я «здравствуйте!» кричу – и вы услышали!
С улыбкой к вам иду – и вы увидели!..
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4