Валерий Вайнин.

Почти скандал. Пьесы



скачать книгу бесплатно

Зоя (хладнокровно). Надо больно. Просто мама готовит индейку и приглашает тебя с твоими друзьями. Ребята, придете есть индейку?

Галя. С удовольствием.

Зоя. Вот и ладушки. Причем тут замуж? (Володе) Надень штаны поприличней, живописец. Зайду за вами через час.

Уходит.

Галя смеется. Алексей прохаживается взад-вперед.

Володя. Щас! Побегу я тебе штаны надевать!

Галя. Желательно, фрак.

Володя. Ага, прямо на шорты! Что за молодежь пошла! Скажи, Лех!

Алексей. А?.. Да-да, индейка – это здорово.

Володя пристально на него смотрит и вдруг спохватывается. Дергая себя за ухо, он напоминает Гале про оставленную Наташей серьгу. Галя его понимает и неохотно достает серьгу из кармана. Володя ее выхватывает, присаживается на корточки.

Володя. Ой, что я нашел!.. (Настойчиво) Галь, слышишь?!

Галя. Ну, что ты там нашел?

Володя. Не ты сережку обронила?

Галя. Не я. Отвали.

Володя. Тогда, может, Наташа?

Галя. Понятия не имею.

Володя (с нажимом). А ты посмотри, Галь. Не Наташина?

Алексей. Ну-ка, ну-ка. (Берет серьгу.) Конечно ее! Растеряха!

Володя. Уверен?

Алексей. Еще бы не уверен: бабушки моей подарок. У этой Наташки вечно… то паспорт посеет, то сумку с продуктами забудет в автобусе. Просто кулёма! (Смотрит на часы.) Ладно, успею. (Проворно собирает вещи.) Такой растеряхи свет не видывал!

Галя. Ты куда?

Алексей. На вокзал. Отдам, чтоб не переживала.

Галя. А если в сентябре, когда в Москву вернешься?

Алексей. Да она ж изведется вся. Бабушкин подарок.

Галя. Сомневаюсь, что она изведется.

Володя. Отдохни, Галка. Отбрось сомнения.

Галя (Алексею). Значит, завтра здесь? Как обычно?

Алексей (чуть помедлив). Нет. Я, пожалуй, с ней уеду. Надо позвонить в издательство: мне работу предложили.

Галя. Что ж ты… вот так сразу?

Алексей. Долго ли? Расплачусь с хозяйкой, соберу сумку – в полчаса уложусь. Вовчик, оставь тут хоть несколько баб нетронутыми.

Володя. Ну, если по твоей просьбе…

Алексей. Это приказ.

Они обнимаются.

Мой телефон и адрес у тебя есть. (Целует Галю в щеку.) Спишешь у Вовчика. Пока, ребята.

Галя. Пока. Очень жаль.

Алексей (оборачиваясь). Я не подарок, Галка. Ей-богу, далеко не подарок.

Уходит.

Володя. Скоро Зойка придет. Ты готова трескать индейку?

Галя. О ней лишь мечтаю.

Володя. Значит, с аппетитом у нас порядок?

Галя. Угу.

Молчание.

Володя. Как говорят китайцы…

Галя (кричит). Китайцы ничего не говорят, понял! Они лишь кивают и улыбаются!

Володя. Ладно-ладно, не ори.

Молчание.

Сходить, что ли, клиентов пока поискать?

Галя. Валяй, ищи.

Садится на стульчик.

Володя уходит.

Голос Володи. Девушка, извините! Вы эту блузку сами сшили? Сидит на вас как влитая.

Галя обхватывает голову руками.

Галя. А китайцы кивают и улыбаются! Кивают и улыбаются!

Занавес.

Почти скандал
Пьеса в 2-х действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Бирюков Юрий Павлович – директор управления

Нина – дочь и соратница Бирюкова

Фунтиков Сергей – научный сотрудник управления

Пронин Владимир Иванович – префект округа

Белов Андрей – работник водоканала

Светлана – геолог

Клунский Захар Ильич – академик

Аня – аспирантка Клунского

Петя, Коля – охранники из управления Бирюкова


На заднике сцены – занавес с прикрепленным к нему транспорантом: «ПРОБЛЕМЫ УТИЛИЗАЦИИ ОТХОДОВ».

Чуть пониже, шрифтом помельче, лозунги: «ОТХОДЫ – В ДОХОДЫ!» и «СОХРАНИМ БИОРАЗНООБРАЗИЕ».

Перед занавесом длинный стол с тремя стульями и переносная трибуна. На столе табличка с надписью: ГУПУО. В этих декорациях и происходит все действие пьесы.

Действие первое

За столом на сцене – Бирюков и Нина.

В разных местах зала, среди зрителей, сидят Клунский, Аня, Белов, Светлана и Фунтиков, переодетый в женское платье.

После третьего звонка, когда зрители рассаживаются, у дверей на страже становятся охранники – Петя и Коля.

Таким образом зрители как бы оказываются участниками полузакрытого экологического конгресса.

Бирюков (глядя на часы, вполголоса). Ну да, как обычно.

Нина (также вполголоса). И долго нам ждать?

Бирюков. А что прикажешь делать? (Язвительно) Большой человек.

Нина. Хамство какое. А если он вообще не явится?

Бирюков. Придет, не переживай. Без него, сама понимаешь… зачем мы тут собрались?

Нина. Вот и я о том же.

Дверь дергают снаружи. Петя выглядывает.

Петя (в дверь). Вам чего?.. Чего-о?.. Мамаша, здесь экологический конгресс! (Захлопывает дверь.) Совсем чердак съехал!

Бирюков. Что там такое?

Петя. В театр она пришла, Юрий Палыч. Говорит, на спектакль.

Коля (хохотнув). Заблудилась тетка.

Петя. Главное, сует мне билет.

Коля. Во народ!

Бирюков (раздраженно). Ладно, смотрите там.

Нина (вполголоса). Ну, и долго ты намерен…

Бирюков. Сколько надо. Вопрос серьезный.

Обращается к залу.

Уважаемые коллеги! Извините за досадную задержку. Ждем префекта. Начальство у нас, как всегда, опаздывает, а мы, горемычные, ждем-с.

В дверь опять ломятся. Петя опять выглядывает.

Может, нас уже осчастливили?

Петя (в дверь). Ну?.. Дедунь, ты че-то не вкурил. Здесь конгресс заседает, дедунь… Все, дед, гуляй!

Захлопывает дверь.

(Бирюкову) Собрание нумизматов ищет.

Коля. Совсем оборзели!

Нина (задумчиво). Как-то все наперекосяк.

Бирюков. Милые развлечения. (К залу) Я понимаю, вы устали. Конгресс наш, мягко сказать, проходил напряженно. Однако сегодняшнее закрытое заседание… Вопрос чрезвычайно важный. Сейчас придет префект, мы решим проблему – надеюсь, решим по-быстрому – и отправимся пить пиво да расслабляться. Очень вас прошу: потерпите.

Светлана (с места). Юрий Павлович, не волнуйтесь. Мы прекрасно все понимаем.

Бирюков. Благодарю, Светлана Викторовна. Меньшего я от вас и не ждал.

Нина (бормочет). А на большее ты не рассчитывай.

Светлана. Вопрос, по-моему, настолько ясен, что никаких дебатов не возникнет.

Нина. Кабы все были такие умницы.

Бирюков. Нина!

Нина. Что, папа? То есть шеф.

Бирюков. Чем ты недовольна?

Нина. Юрий Павлович, я человек прагматичный. Время – деньги. Больше мне добавить нечего.

Клунский (с места). Может, начнем расслабляться прямо здесь?

Бирюков. О, Захар Ильич! (Выискивает его взглядом.) Где вы там окопались? (Указывает на свободный стул подле себя.) Прошу сюда.

Клунский. Ну да, придет префект и меня сгонит. Глядишь, до драки дело дойдет.

Бирюков (смеясь). Не дойдет. Префекту я другой стул дам.

Клунский. Лучше так не рискуй. А то ненароком поломаю тебе всю игру. Привет, Нина Юрьевна.

Нина (с улыбкой). Здравствуйте, Захар Ильич.

Бирюков. Захар, хоть сядь поближе. Ведь не видать тебя вовсе.

Клунский. А чего на меня смотреть? Я не стриптизерша.

Бирюков (смеясь). Ну что с ним делать! (К залу) Захар Ильич Клунский – действительный член академии наук, зав. кафедрой биологии…

Клунский. Обойдемся без регалий.

Встает, кланяется залу, садится.

Не послать ли нам экспедицию за пивком?

Коля (у двери). А что, я запросто. Одна нога тут, другая…

Бирюков. Не возбуждайся, Николай. Захар Ильич у нас большой балагур.

Аня (с места). Зав кафедрой биологии и биохимии, если быть точнее.

Бирюков. Вы о чем, девушка?

Аня. Не о чем, а о ком: об академике Клунском. Неплохо бы соблюдать точность, даже если он, по-вашему, балагур.

Бирюков. Что ж, я готов принести изви…

Клунский. Брось, Юра. Это же Аня Третьяк – моя аспирантка. Чуть что – долбает меня цитатами из Вернадского. Я ее просто боюсь. Видишь, даже сел от нее подальше.

Аня. Захар Ильич, я только хотела…

Клунский. …спасти мою подмоченную репутацию. А то, упаси Боже, кто-то может подумать, что я шут гороховый.

Аня. Нет, я только хотела…

Клунский. Расслабься, моя радость. Вздремни, пока не началось.

Молчание. Бирюков нервно прохаживается по сцене.

Юрий Павлович, может, анекдоты травить начнем?

Нина. Самое время.

Бирюков (с раздражением). Кажется, я перед всеми тут извинился. И, вроде бы, меня поняли. Что я еще могу поделать?

Клунский. Ничего. Насчет анекдотов я на полном серьезе. Вот, к примеру. Стоит чукча на посту. Вдруг видит другого чукчу. «Стой! – кричит. – Стрелять буду!»

В дверь вновь ломятся.

Петя. Все, щас по рогам.

Коля. Давно пора.

Петя (выглядывая). Эй, какого тебе…

Голос Пронина (начальственно). В чем дело?

Петя. Э-э… извиняюсь, Владимир Иванович.

Пронин (входя). Почему такие кордоны?

Петя. Ну, тут это… шастают тут разные.

Пронин. Ведь у главного входа уже есть охрана.

Идет к сцене.

Прямо погранзастава в натуре.

Бирюков. Наконец-то. Мы уже заждались.

Пронин. Тысяча извинений: мэр задержал.

Поднимается на сцену.

Здравствуйте, Нина Юрьевна. Все хорошеете.

Нина. Здравствуйте. Начнем?

Пронин. Как всегда, берете быка за рога. Уважаю.

Садится на свободный стул.

Бирюков. Она у меня такая. (К залу) Позвольте вам представить префекта Юго-Восточного округа. Пронин Владимир Иванович.

Пронин. Обойдемся без аплодисментов. Время дорого.

Нина. Однако!

Пронин. Я опоздал не по своей воле, Нина Юрьевна. Зря обижаетесь. У меня дел – по самую макушку.

Бирюков. Мы хорошо это понимаем, посему не будем затягивать. (К залу) Все вы, разумеется, знаете, о чем пойдет речь на сегодняшнем нашем заседании. Во всяком случае, представляете в общих чертах. Едва ли кому-либо в этой аудитории надо напоминать о сугубой важности такого мероприятия, как складирование нетоксичных отходов. Поэтому, как любит повторять академик Клунский…

Клунский (с места). Не будем размазывать манную кашу по стенке.

Бирюков. Благодарю за подсказку.

Клунский. Благодарю за цитирование. Сегодня оно вполне уместно.

Пронин (привставая). Приветствую вас, Захар Ильич.

Клунский. И я вас, Владимир Иванович.

Пронин. Как самочувствие?

Клунский. Спасибо, не жалуюсь. (Бирюкову) Юрий Павлович, переходи к сути.

Бирюков (к залу). Мы также прекрасно понимаем важность проектирования полигонов ТБО. И вот один из этих полигонов…

Пронин. Простите, что такое ТБО?

Нина. Твердые бытовые отходы. Господину префекту пора бы это знать.

Пронин (раздраженно). Только и дел у меня, голуба, что буковки заучивать. У меня эти буковки уже перед носом пляшут. Хотя бы вот эти. (Берет со стола табличку.) Что такое ГУПУО?

Нина. Городское Управление Полигонами и Утилизацией Отходов. Пятнадцать лет назад вы сами его открывали. Я тогда еще в школе училась.

Пронин. Что открывал – помню. А вот за какой надобностью?.. (Смеется.) Шутка.

Бирюков (в досаде). Могу я продолжать?

Пронин. Разумеется. Только, пожалуйста, покороче.

Клунский (с места). И пошустрей.

Пронин. У меня дел – выше крыши.

Клунский. А у меня крыша едет от этих дел.

Пронин (смеясь). Вот именно.

Бирюков (сквозь зубы). Ладно, господа. Коли вы такие деловые – вам и карты в руки. Речь у нас пойдет о полигоне в пойме речки Воркуши. Восемь лет назад мы договорились… вернее, вы, Владимир Иванович, договорились с областной администрацией о том, что они выделят нам землю под полигон…

Клунский (с места). Под свалку. Выражайся проще.

Бирюков. Я просил бы не перебивать. (Пронину) Они выделят место под свалку, а город за это не только заплатит деньги, но и обязуется содержать полигон в пределах санитарных норм с тем, чтобы впоследсвии его депонировать. Как у вас с памятью, Владимир Иванович, порядок? Ну так слушайте сюда.

Пронин. Стоп! Прежде, чем выплеснуть на мою голову ушат… уж не знаю чего, ответьте сперва на пару вопросов. Только без уверток, ладно?

Бирюков. Увертки не в моей привычке.

Пронин. Тогда вопрос первый. Зачем в дверях эти хлопцы? От кого оборону держат?

Бирюков. От психопата одного. Моего научного сотрудника.

Петя. Баран упертый.

Коля. Хипиш поднимает.

Пронин (Бирюкову). Бравые ребята. Кого, конкретно, они защищают? Вас? (Указывает на зал.) Их?

Бирюков. Видите ли, Владимир Иванович… скорее, вас.

Петя. Не волнуйтесь, он не прошмыгнет.

Коля. Дохлый номер.

Бирюков (рявкает). Вас кто спрашивает?! (Пронину) Ситуация возникла… как бы точнее выразиться… недалеко до скандала.

Нина. Ближе некуда. Или меня тоже не спрашивают?

Пронин. Что за намеки? О чем речь?

Бирюков. О полигоне в пойме реки Воркуши.

Нина. О свалке то есть.

Пронин. Это коню ясно. А причем здесь ваш сотрудник – психопат?

Нина. Правду ищет, панику сеет, мерзавец.

Бирюков. Ну-ну, Нина Юрьевна, полегче. (Пронину) Он в набат рвется ударить, прессу привлечь. Вам оно надо? На мой взгляд, гораздо предпочтительней деловой конструктивный разговор.

Клунский (с места). Вот и давай. Не тяни резинку.

Пронин. Вот именно. (Бирюкову) В связи с этим – второй вопрос. Почему вы не пришли в мой кабинет, а устроили (обводит рукой зал) этот балаган?

Клунский. Да, Юра, я тоже не понимаю…

Бирюков (раздраженно). Погоди, Захар: поймешь. А пока не поймешь, мы отсюда не двинемся. (Пронину) Это не балаган. Здесь собрались мои коллеги – что называется, профессионалы. Мы решаем серьезные экологические проблемы, и наш разговор в этих стенах носит официальный характер.

Пронин. Звучит угрожающе.

Нина. Так и есть.

Бирюков. Нина, прошу тебя! (Пронину) Полгода назад я уже был в вашем кабинете. Помните, чем закончилась наша приватная беседа?

Пронин. Ну, Юрий Павлович, вы даете! У меня тогда была такая запарка…

Бирюков. Запарка у вас вечно. А дело вот-вот дойдет до скандала. Покамест мы говорили в узком кругу… Все присутствующие получат объективную информацию о том, что происходит на одном их наших полигонов.

Клунский (с места). На фиг нам это надо? У нас своих забот полон рот.

Пронин. Вот именно. Золотые слова.

Бирюков (Клунскому). На отсутствие забот, Захар Ильич, и я не жалуюсь. Но в случае чего – я не хочу быть крайним. Именно поэтому ты здесь и сидишь. Надеюсь, ты понимаешь меня, Захар?

Клунский. Понемногу начинаю.

Аня. А я нет. Что здесь происходит?

Бирюков. Посидите спокойно, детка. Все узнаете.

Аня. Я вам не детка! Я научный работник! Я шла на конгресс, а попала на какой-то базар!

Нина. Заблудились. Это бывает с научными работниками.

Аня. А вы… вы только перебиваете и мешаете! Думаете, если вы доченька, вам все можно?!

Нина. Доченька – все же лучше, чем писклявая бездарь.

Аня. Вы про меня?! Да кто вам дал право…

Бирюков ударяет кулаком по столу.

Бирюков. Хватит! Нина Юрьевна, возьмите себя в руки!

Нина. Прошу прощения. Нервы.

Аня. Лечиться надо!

Бирюков (Клунскому). Захар, уйми!

Клунский. Анна Александровна, не осложняйте мне жизнь.

Аня. А вас, Захар Ильич, я тоже не понимаю! Почему вы все это терпите?!

Клунский. Анька, не закроешь рот – выведу за ухо! Поняла?!

Аня. Поняла, поняла.

Клунский. Умница. Продолжайте, Юрий Павлович.

Бирюков. Спасибо. Сами же хотели закончить пораньше.

Пронин (глядя на часы). Признаться, я впервые оказался на такой научной тусовке.

Бирюков. Извините за некоторый сумбур.

Пронин. Ничего, ничего. Я балдею.

Бирюков. Даже так? Ну что ж… желаю вам сохранить это состояние до конца нашей встречи. (К залу) Уважаемые коллеги, пользуясь кратковременной тишиной, излагаю суть проблемы. А то ночевать здесь придется. Итак. Полигон в пойме реки Воркуши, спроектированный для отходов четвертой категории, переполнен. Его необходимо срочно депонировать.

Пронин (наклонясь к Нине). Четвертая категория – это…

Нина. ТБО – твердые бытовые отходы.

Бирюков. Именно так. Однако, Владимир Иванович, вы исхитряетесь пристраивать на данный полигон и отходы третьей категории. А это, господин префект, весьма опрометчиво.

Пронин. Что еще за третья категория?

Нина. Зола ТЭЦ, металлическая стружка… Короче, промышленные нетоксичные отходы. Вам лучше знать, что вы туда вываливали.

Аня (с места) Безобразие какое!

Бирюков. Вот тут, мадмуазель, я совершенно с вами согласен. (Пронину) Возражать не пытайтесь: все задокументированно честь честью.

Пронин. А кто возражает? Подумаешь, третья категория, четвертая… Свалка есть свалка. Все это, как ни крути, девать куда-то надо.

Бирюков. Едва ли присутствующие (обводит рукой зал) с вами согласятся. Вот поэтому, Владимир Иванович, мы и не говорим сегодня в вашем кабинете.

Пронин (саркастично). Да вы у нас политик, Юрий Павлович. Вам бы в депутаты.

Бирюков. Я всего лишь реалист. Срок полигону вышел. Полгода я за вами гонялся – и вот вы попались. Попробуйте-ка тут, на конгрессе, вешать людям макаронные изделия на органы слуха.

Пронин. Вот как вы заговорили, дражайший директор ГУПУО!

Бирюков. Именно так, милейший префект Юго-Восточного округа. Что вчера было халатностью – сегодня уже преступление. Назовем вещи своими именами.

Пронин. Вах, вах, вах! Вы объявляете мне войну?

Бирюков. Вовсе нет. Я не обращаюсь в инстанции через вашу голову, не привлекаю прессу и телевидение…

Пронин. И на том спасибо, благодетель.

Бирюков. Владимир Иванович, к чему нам ссориться? В наших общих интересах избежать скандала. Если немедленно депонировать полигон…

Пронин. Срок этой свалке еще не вышел. В проекте заложен еще год. Зачем вы пытаетесь ввести нас в заблуждение?

Нина. Вы оказывается, подготовились.

Пронин. А как же. Я знал, куда меня пригласили. И догадывался, с какой целью. (Бирюкову) Не так уж свалка и переполнена, мои люди проверяли. С чего вдруг такая спешка? Почему бы не следовать условиям проекта?

Бирюков. Не знаю, Владимир Иванович, что там нарыли ваши люди…

Клунский. Юрий Павлович!

Бирюков (Пронину) … но тем не менее полигон переполнен, это во-первых. В проекте всего не учтешь. Вашего, к примеру, строительного мусора. А во-вторых, на полигоне катастрофически расплодились грызуны. Может возникнуть эпидемия. И если какая-нибудь пакость проникнет…

Клунский. Юрий Павлович!

Встает, идет к сцене.

У меня для тебя записка.

Бирюков. От кого?

Клунский. Откуда мне знать. Сзади прислали.

Вручает Бирюкову сложенный листок, возвращается на свое место. Бирюков передает записку Нине. Та разворачивает и молча читает.

Бирюков. Если с полигона какая-нибудь пакость проникнет в артезианские воды, а оттуда – в речку… Представляете, что произойдет?

Пронин. Не очень. Какая конкретно, пакость?

Бирюков. Владимир Иванович, вы меня поражаете…

Аня (с места) Прочтите записку вслух!

Бирюков. Потом (Пронину) Почему бы вам не прислушаться к мнению специалиста и…

Пронин. Прочтите сперва записку. Может, там что-то важное.

Бирюков. Уйти в сторону вам все равно не удастся…

Клунский (с места). Юра, читай! Какое-никакое развлечение.

Бирюков (в досаде). Тебе бы только развлекаться!

Нина. Читать?

Бирюков (пожимая плечами). А что с ними поделаешь?

Нина (читает) «Господин Бирюков! Вы столь ярко обрисовали перед нами плачевное состояние полигона в пойме Воркуши, что становится непонятно: чем, собственно, вам тут помешал „психопат“ Сергей Фунтиков?» Все. Разумеется, без подписи.

Бирюков. Ну-ка, дай.

Берет записку, молча перечитывает, сует в карман.

Что мне вам ответить? Вопрос, извините, детский. Если вы лично знакомы с Фунтиковым…

Пронин. С тем, который сюда не прошмыгнет?

Бирюков кивает.

Тогда я присоединяюсь к этому детскому вопросу.

Аня (с места). И я!

Нина. Ну как же без вас.

Аня. А вы мне рот не затыкайте!

Клунский. Щас я сам тебе заткну! (Бирюкову) Отвечай, Юра!

Бирюков. Что отвечать-то? Сергей Фунтиков – работник способный, но, так сказать…

Нина. Без царя в голове.

Бирюков. У Фунтикова неплохие мозги, он довольно логичен, но при этом приходит к выводам…

Нина. С параноидальным уклоном.

Бирюков. Нина Юрьевна, оставьте личную неприязнь. (К залу) Короче, так. Фунтиков не был настроен на конструктивный разговор. Он собирался, что называется, звонить во все колокола.

Пронин. То есть?

Бирюков. Пригнать сюда газетчиков и орать демагогические лозунги…

Нина. Именно демагогические!

Бирюков. …стращая нас экологической катастрофой в глобальном масштабе. Сегодняшнее наше заседание просто-напросто было бы сорвано.

Пронин. Вы тоже меня стращаете, Юрий Павлович. Я этого не люблю.

Бирюков. Ну-ну, Владимир Иванович! Я вас только уговариваю. Мягко и терпеливо.

Пронин (хохотнув). Правда? Вот спасибо.

Нина. Работа у нас такая.

Пронин. Тяжелая работа, сочувствую. (Бирюкову) Так что, конкретно, вы от меня хотите?

Бирюков. Здрасьте – пожалуйста! В течение месяца вы должны депонировать этот полигон. Я понятно выражаюсь?

Пронин. Нет. Еще конкретней

Бирюков. О Господи!

Клунский (с места). Засыпать свалку к чертям, деревца посадить – и все дела!

Бирюков (Пронину). Пообещайте это здесь, публично, и разойдемся по домам. А, Владимир Иванович?

Нина. Без всяких газетчиков. Тут все свои.

Клунский. Всех дел-то – тьфу! И закрываем эту лавочку.

Пронин встает, задумчиво прохаживается по сцене – затем садится на место.

Пронин. Не могу. В бюджете сейчас нет средств, а по проекту у нас еще год в запасе.

Бирюков. Дался вам этот проект! Сколько вам вдалбливать: всего не учтешь, следует исходить из обстановки!

Пронин. Вот именно. Обстановку я учел: у меня свои эксперты.

Бирюков. Побойтесь Бога, какие у вас эксперты?! Наше управление для того и создавалось…

Пронин. Юрий Павлович, вы не пуп земли!

Бирюков. Причем здесь пуп?! В этом зале присутствует Светлана Ткаченко – геолог, изыскавший место для данного полигона. Она, можно сказать, тысячи гектаров носом пропахала.

Пронин. Ну и что?

Бирюков. То, что вряд ли у вас имеются эксперты более компетентные. Светлана Леонидовна! Объясните, пожалуйста, этому… префекту, как был спроектирован данный полигон!

Светлана (с места). Не знаю, смогу ли.

Нина. Сама скромность.

Бирюков (сквозь зубы). Нина, прошу тебя. (Светлане) Еще как сможете! Смелей!

Светлана (вставая). Видите ли, дело в том, что место для свалки…

Пронин. Вас плохо слышно.

Светлана. Место для свалки очень сложно было выбрать…

Бирюков. Светочка, поднимитесь на трибуну.

Светлана. Может, лучше я отсюда?

Бирюков. Нет, не лучше. Раз эту штуковину поставили – она должна работать. Пожалуйста, Светлана Леонидовна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8