Валерий Теоли.

Сандэр. Князь изгнанных



скачать книгу бесплатно

– Понимаю. – Наташа вновь обратилась ко мне: – Сандэр, прошу, выполните мою просьбу. От ваших действий зависит будущее всех нас. И, пожалуйста, будьте осторожны. Вам грозит опасность.

Опасность ходит рядом со мной без малого год, со дня бури, перенесшей нас с Лилькой в Трехлунье. Не будь я осторожен, давно бы лишился жизни.

– Не беспокойтесь, принцесса, я буду осмотрителен.

– Все будет хорошо, – приобняла Наташу за плечи Смуглянка. – Я пригляжу за ним.


Красивое место Исилант, хоть и проклинаемое темными эльфами и троллями приграничных племен. Лабиринт из густого высокого кустарника обрамляет четыре храма, посвященные небесным светилам, и селение с площадями и множеством построек для проживания паломников и эльфов из дома Лунного Клейма, чьей обязанностью является защита здешних святынь. Вечнозеленые кусты на первый взгляд покрыты изумрудной листвой, сверкающей на морозе кристалликами снега и льда, но приглядишься внимательнее – и увидишь прячущиеся в ветвях шипы, светящиеся зеленым и создающие иллюминацию, похожую на новогоднюю. Попробуй продерись сквозь колючую стену, всю одежду изорвешь. Вдобавок поранишься и крови потеряешь. Учитывая содержащийся в шипах парализующий яд и прочие особенности кустарника вроде впитывания айгаты, приходишь к выводу о бесперспективности лобового штурма эльфийской твердыни.

Храмы, несмотря на архитектурную красоту и легкость, довольно крепкие и выдержат выпущенный в упор снаряд гномьей катапульты. Не говорю о защитных чарах и благодати высших сущностей, в честь коих они построены. Или, точнее сказать, выращены? Каждый храм длинноухих – плод совмещения живой флоры Эладарна и зачарованного камня.

Добавьте сюда охрану из духов и эльфов, мастерски владеющих холодным оружием и магией. Длинноухие, жизнь посвятившие владению клинком, лучшие воины Лантара. Есть в мире разумные сильнее и быстрее их, но громаднейший опыт, получаемый эльфами в бесчисленных схватках, делает ушастых долгожителей опаснейшими противниками.

В общем, разрушить сотворенное за века великолепие нападающим очень и очень трудно. Необходимо многократное превосходство в магической и живой силе. Либо элементарное предательство с масштабной диверсией. И то очень уж постараться надо для победы. Я бы, к примеру, не рискнул переть в лобовую атаку на обитателей Исиланта и с десятитысячной армией троллей при поддержке сотни шаманов. Тут и старейший лоа не поможет.

– Интересная у тебя ментальная защита, – промурлыкала Авариэль, ведя меня по выложенной листообразной плиткой дорожке меж стен кустарника. – Сам поставил или чья-то заслуга?

– Скорее, второе. – Вспомнилась наша со Смуглянкой первая встреча. Не больно-то ментальная защита в тот день помогла, читала эльфийка меня, словно афишу на рекламном стенде. – Куда идем?

– Во-он, раскидистое древо. – Остановившись, Смуглянка указала на окраину храмового комплекса, смахивающего на городок. Там возвышался над постройками зеленолистый гигант, в ветвях что-то копошилось.

Приглядевшись, я разобрал покрытые перьями птичьи крылья. Ну и здоровенные же птички здесь водятся. – Приют крылатых единорогов, на нем гнездятся наши фаэрнилы[4]4
  Фаэрнилы («Небесные Принцы») – название крылатых единорогов, используемых эльфами Эладарна. Неприменимо к ангелу Карубиалу, который является в Трехлунье в облике крылатого единорога.


[Закрыть]

– Зачем нам летающие лошади? – полюбопытствовал я, предвидя ответ.

– Единороги не лошади, – укоризненно протянула Авариэль. – Они чистейшие существа в мире. У них рог волшебный.

– Лошади, коровы летающие – мне без разницы. Мы собираемся на них лететь к небесной пристани?

Не замечаю поблизости ничего подходящего под причал для дирижаблей – ни высоченной башни, ни дерева, к которому пришвартовываются воздушные суда. Поскольку размещают их на городских окраинах, логично предположить, на единорогах мы долетим до ближайшего города.

– Советую не путать в Эладарне крылатых единорогов с коровами. Мы любим фаэрнилов. Неосторожно брошенное слово многие сочтут оскорблением, особенно рьяные почитатели Карубиала. За оскорблением в нашем обществе, как правило, следует вызов на поединок. Нам ни к чему привлекать внимание. В остальном же ты угадал. Приходилось летать на крылатых единорогах?

– На лоа путешествовал, было дело. На рогатых лошадях с крыльями не довелось.

Я единорогов только на картинках географических справочников видел. Рисовали их обычно в качестве боевого транспорта гвардейцев правителя Эладарна.

– Вот и ладненько, новые ощущения всегда на пользу. Кстати, хочешь спросить о чем-нибудь – спрашивай. Представь меня своим персональным… гм… проводником по Исиланту.

– Угу, проводницей.

Единственный вопрос, ответ на который интересует меня, – почему мне кажутся знакомыми храмовые постройки из камня, да и в целом расположение крупнейших каменных зданий? Будто давным-давно я бывал в Исиланте. Тогда храмовый комплекс был иным, без обилия растительности и живого лабиринта. Я закрывал глаза, и он представлялся мне состоящим всего из нескольких зданий, окруженных естественной стеной голых скал. Храмы без вычурной красоты, строгие, словно монахи-отшельники, и грозные, точно вставшие на привал ветераны.

М-да, пребывание в подземелье и хождение по берегу Багровой реки, очевидно, не пошло на пользу. В очередной раз засмотревшись на оплетенные растениями стены, я тряхнул головой и прогнал наваждение. Игра подсознания и памяти, запечатлевшей иллюстрации из древних фолиантов Гвардовой библиотеки, не более того.

Раз уж Смуглянка предложила услуги гида, не воспользоваться ли ради общего развития и рассеивания ненужных мыслей?

– Авариэль, Исилант создали в Эпоху Единства?

– Его тогда не было. Были храмы, каждый принадлежал отдельному дому, в кольце из скал. В те времена эльфы не слышали о Карубиале и ангелах. Дом Лунного Клейма составили остатки домов, чьи храмы здесь стояли. Примерно семь тысячелетий назад, с приходом Крылатого Единорога Карубиала, началось активное вовлечение растительности в нашу жизнь, выращивание растений, заменяющих камень при постройке зданий. Эльфийская культура в Эпоху Единства разительно отличалась от современной. Обе прекрасны по-своему, и обе совершенно разные.

В черепной коробке разорвалась бомбой резкая боль. Меня повело, мир смазался и потемнел. В сознании вспыхнула картинка величественных каменных сооружений с вынесенными под открытое небо алтарями у корней тысячелетних деревьев, над ними жрецы в одеждах зеленых тонов приносят в жертву синекожих. Толпа вокруг ликует, а с неба одобрительно смотрят три полные луны и мириады холодных звезд.

До чего больно!

– Сандэр, что с тобой? – Подскочившая Смуглянка поддержала меня, не дав упасть.

– Порядок. – Видение угасло, точно съежившаяся и почерневшая от пламени фотография, с ним ушла боль. – У вас жертвоприношения в Эпоху Единства практиковались?

– Иногда. Мы давно избавились от этого «пережитка язычества», по выражению верховного жреца.

Откуда я знаю, как выглядел раньше Лунный сад? Почему мне больно при вспышке-видении? Блин, башка раскалывается. Взяться знаниям о прошлом Исиланта неоткуда. Географы с историками о нем заикались, акцентируя внимание на поклонении лунам. Сюда стекаются паломники со всего света. О кольце из скал нигде не написано, об истории храмов нигде из прочитанных мною книг не упоминается. Зуб даю, не разводили длинноухие в Эпоху Единства и крылатых единорогов.

Не нахожу логических объяснений видению. С чего ему взяться? Игра подсознания? Выкрутасы пойманных духов, существовавших тысячелетия назад и посещавших древний Исилант? Вряд ли бы моровики сюда имели доступ. Святое место, защищенное благодатью свыше. К скалам они не приблизятся, сгорят в окружающем древесные храмы барьере.

Ха, откуда мне известно о барьере? Шутка юмора, отпущенная глубинами подсознания? Можно списать на сумасшествие, если бы не истинность видения. Все сходится со словами Смуглянки.

Веселенькое дело. Поскольку видение не плод воображения, предполагаю влияние чего-то могущественного и древнего, воочию наблюдавшего первые храмы лун. Нечто, имеющее пропуск в мое сознание, сигнализирует о своем присутствии. На кой ему сдалось демонстрировать слайд-шоу канувшего в историю места, вот в чем первый вопрос.

Второй вопрос – что оно такое, и третий – где я его подцепил? Вспоминаются видения во время пребывания в деревне улиточников, когда меня выхаживал старый шаман, и ведьма, называвшая меня Гор-Джахом.

Принимая условно истинность данного предположения, приходим к выводу: некий субъект, перебивший уйму народу и здорово насоливший стародавней ведьме, влез в меня. Возможно, случилось вселение при переходе в Лантар. Был он невероятно могущественным, раз создал проблемы сэкке в пике ее силы. Да и по ощущениям похоже. Вспомню зов тысяч голосов с берега Багровой реки, и не по себе становится. Сколько он на тот свет разумных отправил!

С кем боролась ведьма? С эльфами и троллями, не пожелавшими принять ее власть. Следовательно, Гор-Джах был на одной из сторон того конфликта. Сэкка его люто ненавидела. Синекожих ей ненавидеть не из-за чего, они ей требовались в качестве армии и жертв демоническому божеству. Конечно, можно предположить, ей попался особо крутой противник, скажем, старейший лоа.

Хм, противников у нее стоящих не было, всех выносила с помощью покровительницы. Ненависть она питала к ушастикам долгоживущим, ибо они у нее отняли семью. И топ врагов возглавлял герой аллиров, убивший ее папашу и победивший саму ведьму. Во мне сидит или дух кого-то из аллирских защитников, либо убийца семьи сэкки, эльфийский вождь.

Домами длинноухих испокон веку правят князья. Должность короля выдумали ангелиане, прежде верховным главнокомандующим считался великий князь. Кстати, Авариэль, будучи главой Клейменого дома, княжна.

Озарение посетило внезапно, оглушив и затмив действительность.

Смуглянка сказала – «покои для мятежного эльфийского князя готовили».

И еще говорила: «Есть у нашего народа суеверие, касающееся ловцов духов. Нам завещано убивать их, где бы ни нашли, и избавлять Лантар от иномирян, в коих проявилась эта способность».

В меня пролез дух князя, истреблявшего троллей и восставшего против эльфов. Отсюда причина моих странных видений, касающихся давнего прошлого, и чувство дежавю в подземном городе и Исиланте.

Кто натравил на меня Ночных Охотников и пытался достать в аранье, использовав Видящую? Верховный жрец Карубиала. Кому не подчинился князь, прославившийся победами над троллями в Эпоху Единства, эру до Крылатого Единорога? Карубиалу и его последователям, несущим чуждую обычаям аллиров культуру. Пришли, понимаешь, в чужой дом и права качают. Естественно, наглость не понравилась приверженцам старых устоев, и государство раскололось.

Твою же дивизию!


Варион

Первое столкновение с настоящим противником будоражило кровь не хуже янтарного вина.

«Наконец-то, – думал юный боец Лунной Стражи Варион, пробегая мимо храма Целительницы. – Темные вот-вот прорвутся, и мой клинок изопьет вражеской крови! Отец, я докажу, что не зря обучен Искусству Меча. Ты будешь гордиться мной, ибо мне предоставлена честь по возвращении от княжны Авариэль с опытными воителями начать бой против проклятых поклонников Бездны. Воины Братства[5]5
  Братство Клинков – организация мечников дома Лунного Клейма, предназначение которой – выполнение специальных заданий и обучение молодежи. Своего рода спецназ Клейменых. К мечникам Братства относятся и телохранители правящих особ дома.


[Закрыть]
признают меня равным, и я перестану быть у них на побегушках».

Варион бежал со всех ног к Приюту крылатых единорогов. Он был молод и быстроног, поэтому его назначили гонцом командиры Лунной Стражи. Нес он важное известие главе дома – на Исилант готовится нападение, демонопоклонники пересекли границу Эладарна, убив бойцов охраны. Судя по всему, проникшие в королевство темные жрецы решили принести себя в жертву. Значит, они опасны. Княжна Авариэль должна знать о происходящем.

Раскидистое древо-гнездовье встретило его шумом ветвей. Варион взлетел по мосту из лозы на нижние ветви, где ему попался беловолосый высокий эльф. На шее незнакомца висел медальон с изображением крылатого единорога, летящего на фоне восходящего солнца.

Куда подевался смотритель? Он, сколько помнил Варион, всегда ухаживал за фаэрнилами сам. Незнакомец не принадлежал Клейменому дому, о чем свидетельствовал медальон жреца Карубиала. Никто из Клейменых не служит Крылатому Единорогу.

– Эй-эй, чего бежишь? – вскинул брови светловолосый, чья пышная шевелюра, опускающаяся чуть не до пояса, походила на облако. – Срочное дело?

– Ты кто? – выдохнул Варион, подсознательно потянувшись к рукояти меча на боку.

– Успокойся, вояка, – примирительно выставил перед собой ладони незнакомец. – Помощник старика Грудериона я, разве непонятно?

– Я тебя не знаю, Грудерион всегда в одиночку справлялся. Ты из чужого дома. Откуда мне знать, не шпион ли ты?

– Ну ты даешь! Какой еще, расщепленный дуб тебе в задницу, шпион?! Не видишь медальона жреца Карубиала? Он без благословения не дается. И по-твоему, подпустят меня к себе фаэрнилы, чующие зло в разумных? – Для наглядности светловолосый указал себе за плечо. Там удивленно уставился большущими влажными глазами на эльфийскую перепалку жеребец с рогом во лбу и крыльями, сложенными на спине.

– Я… – Действительно, единороги чувствуют в разумных лживость и подлость. От мерзавцев священные животные держатся подальше и при малейшей возможности кусают и топчут. Не найдя аргументов, гонец захлопнул рот. Будь светловолосый постарше, лунный страж потупился бы согласно этикету поведения при разговоре с жрецом главы пантеона. – Прошу простить.

– Так-то лучше, – улыбнулся во весь рот помощник смотрителя. – Грудерион стар, давно просил помощника. Ты же, наверное, знаешь, гнездовьями занимается особый орган жречества Карубиала. Меня прислали помогать смотрителю. Он, между прочим, в кроне проверяет ожеребившуюся единорожиху. Так кто ты и чего несся точно угорелый от драконьего огня?

– Лунный страж Варион из Братства Клинков, сын Аурелиона Быстрого Меча и Лорейны Стальной Бури. Мне нужна ее сиятельство Авариэль.

– Эх, братец, не успел ты. Она на Молнии улетела, и с ней человечек. – Помощник смотрителя указал на удаляющуюся, едва заметную на фоне ночного неба фигурку. – Прибежал бы на десяток ударов сердца раньше и застал. Теперь извини.

Варион мысленно разразился бранью. Приказ не выполнен, и кого обвинят в неудаче? Его, младшего в Братстве. Попрекнут за нерасторопность, не допустят к отражению атаки на Исилант. И прощай возможность доказать отцу свою храбрость и мастерство владения мечом.

«Бездна гархал! Матери придется связываться с Авариэль по артефакту. Мне влетит, несомненно влетит. Проклятье!»

– Почему ты извиняешься? Я опоздал не по твоей вине, – излишне резко сказал страж.

– Нет-нет, я не за то, – покачал головой светловолосый.

Внезапно он вплотную приблизился к парню. Варион инстинктивно отшатнулся. На тренировках его учили разрывать дистанцию между собой и противником, быстро, когда даже движения размазываются, подскакивающим к тебе. Тело среагировало без участия разума, сознание непроизвольно окунулось в алую мглу боевого танца. Последовавший затем удар под дых заставил гонца согнуться пополам, с выпученными глазами хватая ртом воздух. Второй удар – в висок – отправил молодого воина в темноту мира абсолютной тишины.


Вариона привело в чувство громкое ржание единорога. Священное животное буквально кричало от невыносимой боли и проклинало обидчика, посмевшего поднять на него руку.

Страж разлепил тяжелые веки и тут же опустил их, отказываясь верить в увиденное. Разворачивающееся действо походило на ужасную, плохую сказку, рассказываемую детям на ночь злыми подростками. Этого не могло случиться в Эладарне и тем более на святой земле Лунного сада.

Назвавшийся помощником смотрителя гнездовий светловолосый эльф с медальоном жреца Карубиала деловито свежевал самку крылатого единорога кривым ножом с чернеющими на нем знаками, похожими на сцепленные когти. Ошеломляющим и ужасным было то, что он не убил бедное животное, а резал по живому, сцеживая кровь в медный котел. Он медленно извлек из утробы самки пару почти сформировавшихся жеребят, перерезал им глотки и дополнил металлический сосуд, после чего установил котел на треножнике над разгорающейся жаровней. Делал все убийца на широкой ветви Древа, будто ничуть не опасаясь жителей Исиланта.

– Ублюдок, – прохрипели рядом.

Варион повернул голову. Шея затекла, тело онемело от пут, и движение ему далось с трудом. Справа от него лежал связанный смотритель Грудерион и с ненавистью взирал на свершающееся преступление. Он выплевывал проклятия в адрес светловолосого, тот же не обращал на высокорожденных внимания, продолжая разделывать затихшую тушу. Убийца поместил внутренности в отдельные сосуды на треножниках, словно собирался приносить жертву.

В голове стража всполошенной птицей бились вопросы. Крылатые единороги благословенны ангелом Карубиалом, находятся под Его защитой. Они не потерпят демонопоклонника. Почему древесные духи не распознали зло, не известили Лунную Стражу?

Закончив с самкой единорога, светловолосый расставил сосуды с внутренностями вокруг наполненного котла и, начав нараспев читать тягучую молитву на языке гархал, опустил в кровь каменный, растрескавшийся икосаэдр. Кровь в котле зашипела, закипела, точно в нее окунули раскаленный уголек, и покрылась алым туманом.

– Вдохни жизнь в сына, о Величайший из Великих Владык, о Безликий Ветер, Приходящий в Ночи! – закричал светловолосый, воздев руки к темному небу.

Воздух взвихрился над котлом. Кровавый туман впитывался воронкой черного вихря, разрастающегося в смерч. Вариону стало страшно. Он смотрел на ужасающее зрелище, не в силах сомкнуть веки. Ветер выл свирепым зверем, впившимся клыками в горло жертве, рвал душу парня в клочья и втягивал вместе с алым маревом из ритуального котла.

Обезумевший страж даже не заметил, как к нему подошел светловолосый, надев маску, и полоснул его по горлу кинжалом.


Ночной Охотник подставил чашу под вытекающую из раны алую жидкость, подождал окончания кровотечения и ловким движением рассек шею второму эльфу. Кровь упругой струей упала в медный сосуд, смешиваясь с жизненной влагой молодого собрата.

Вихрь за спиной неистовствовал. Хастур почтил визитом мир смертных, дабы оживить яйцо дракона, своего сына. Фанаэлион знал – древнему божеству под силу пробудить лишь дух умершего в тюрьме из скорлупы ящера, впрочем, этого достаточно для задуманного. Плоть останется окаменевшей, зато дух воспарит в небеса, на малое время подчиняясь воле призвавшего его. Залог подчинения – Закон Древних, обязывающий выполнить мольбу призывателя.

Духи эльфов пошли на поживу Безликому Вихрю. Жизненная энергия, содержащаяся в крови, предназначалась для пробуждения дракона. Куски единорогов станут пищей новорожденному, отвлекая от сладкой плоти пробудившего. Проснувшийся дух голоден. Не стоит искушать его.

Наполнивший чашу Ночной Охотник выплеснул кровь в бурлящий котел, не поднимая взгляда на ставший гигантским смерч. Ветви над ним перемололо в щепу бешеным ветром, и они разлетались, оставляя на коре ствола глубокие царапины. Вихрь оглушительно ревел. Каменное яйцо в котле тем временем покрылось красным налетом. Трещины затянулись, скорлупа истончилась. Внутри пульсировало средоточие магической и жизненной энергий, вкачиваемых ритуалом Кровавого Котла.

Пробуждение давно умершего с помощью Древнего Бога[6]6
  Древние Боги, или просто Древние, – название существ, правивших Лантаром до прихода ангелов. Это старейшие сущности, о происхождении которых почти ничего неизвестно. Некогда весьма могущественные, ныне они перестали играть центральную роль в Трехлунье. Кто-то из них ушел в иные миры, кого-то заключили в астральные Темницы, отдельные божества уснули. Малая часть ушла в подполье, стараясь не вступать в прямую конфронтацию с ангелами. Однако последователи Древних Богов продолжают оказывать влияние на Лантар.


[Закрыть]
и убийство священных животных в Приюте крылатых единорогов – тяжкие преступления, по мнению жрецов Карубиала. Фанаэлион понимал это. Заказчик, давший ему артефакт ангела и тем сокрывший его ауру от охранных духов Исиланта, возмущенно потребует у господина наказать виновного.

Но, будь он проклят со всеми светлыми эльфами, разве не поспособствуют его, Ночного Охотника, действия выполнению заказа? Наниматель заткнется, успокоенный ложными заверениями в наказании святотатца.

Смерч распался на мириады клочков тьмы, которые спустя удар сердца растворились в воздухе. Объяв котел желтым пламенем, жаровня вспыхнула и погасла. Приют погрузился во тьму.

Астрал над Исилантом сотряс беззвучный рев родившегося призрачного дракона. Его почувствовали все, от выращенных с помощью магии полуразумных растений до темных эльфов, ждавших сигнала для атаки.

Фанаэлион облегченно вздохнул. Нападение на Лунный сад начиналось.

Глава 3
Наемник

– Не нравится мне суета в Исиланте, – загадочно проворчала Смуглянка, склонившись к длинной шелковистой гриве крылатого единорога. – Возвратиться, а, Молния?

Белая кобыла, чья шерсть светилась от насыщенности магической энергией, фыркнула и замедлила полет. Даже сбросить меня не попыталась, скотина волшебная, как в начале нашего знакомства. Когда я на нее вскочил, она сдала задом и взбрыкнула, точно на родео, попытавшись избавиться от лишнего груза в моем лице. Авариэль ее успокоила строгим окриком, после чего рогатая белоснежка втихаря норовила меня цапнуть зубами. Попытки членовредительства окончательно пресекла эльфийка, занявшая место передо мной на спине летающей животинки и лишившая ее возможности дотянуться до второго пассажира.

Полет на единороге ни с чем не сравним. В ауре летающих лошадок жизненная сила хлещет через край, даруя всаднику бодрость. Адреналин будоражит кровь, ветер треплет волосы. А уж вид открывается с высоты! Несешься в пустоте над звездами. И не важно, что вместо небесных светил сполохи лесного придорожного освещения. Эльфы специально растения-светильники выводили. Любят свет, потому и светлые.

– Чем ты встревожена, Смуглянка? – спросил я, чувствуя передающееся от крылатой лошадки напряжение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26