Валентина Скляренко.

Французская империя и республика



скачать книгу бесплатно

© В. М. Скляренко, И, А. Рудычева, М. А. Панкова 2017

© Е. А. Гугалова, художественное оформление, 2017

© Издательство «Фолио», марка серии, 2007

* * *

Открывая тайники французской истории

За полторы тысячи лет бурной, порой драматичной истории Франции на долю двух существовавших в ней империй приходится всего лишь около 30 лет, а республиканский период немного не дотягивает до двух веков. А вот «продолжительность жизни» французской колониальной империи насчитывает без малого шесть столетий. Ее зарождение началось еще при короле Франциске I (1494–1547), а распад – во времена нынешней, Пятой республики. Этот огромный период, насыщенный войнами и революциями, как никакой другой изобилует многочисленными загадками и тайнами. Некоторые из них удалось раскрыть только в наши дни, другие же так и остаются лежать в тайниках истории. Но, как говорил великий Виктор Гюго, «тайна – та же сеть: достаточно, чтобы прорвалась одна петля, и все расползается». Вот и попробуем разорвать хоть несколько петель.

Известно, что чем дальше от нас уходят события прошлого, тем труднее найти факты и документы, чтобы восстановить или объяснить происходившее. Так и в истории с открытием французами земель в Северной Америке. Особенно много загадочных страниц было вписано ими в освоение Канады и Луизианы. И связаны они не только с именами первопроходцев – капера Жака Картье, исследователя Миссисипи Рене-Робера Кавелье Ла Саля, путешественника и гидрографа Самюэля де Шамплена, заслуженно названного «отцом Новой Франции». Не менее удивительна и загадочна судьба так называемого «белого гурона» Этьена Брюле, которого соотечественники сочли предателем, а могущественное индейское племя удостоило доверия и почитания. Немало интересных фактов связано и с деятельностью священника-иезуита Жана де Бребёфа, признанного святым покровителем Канады, а также других канадских миссионеров.

Но остаются еще вопросы, на которые пока нет однозначных ответов. В частности, почему Новая Франция значительно отставала по развитию от английских поселений, что привело к трагедии поселений на землях Акадии, и в чем состоит главная причина падения Квебека.

Эпоха правления Наполеона I по праву считается самой изученной историками. Однако и в ней остаются «белые пятна». С повестки дня наполеоноведов по-прежнему не сходит вопрос: зачем Наполеон отправился в Египет? И чем дальше от хронологии этого события, тем больше он собирает самых невероятных ответов и предположений. В их числе и совершенно мистические: о существовании некой «силы фараонов» и поиске будущим императором тайных знаний.

Наполеона I справедливо называют могильщиком первой французской колониальной империи, поскольку за годы его правления многие владения, входящие в нее, им были утрачены. Но при этом как-то не учитывается тот факт, что в результате наполеоновских войн им была создана масса так называемых «дочерних республик» в Европе, которые, по сути, превратили в его колонию весь континент.

Поэтому, на наш взгляд, эти вассальные государства, находившиеся в полной зависимости от Франции, по праву можно считать своеобразными жертвами «колонизации по-наполеоновски».

Немало загадок связано с участием Наполеона в решении судьбы таких заморских владений Франции, как Гаити и Луизиана. Исследователям удалось обнаружить неизвестные доселе факты о расставленной императором тайной политической «паутине» против Туссена-Лувертюра, а заодно и понять причины, по которым он не отдал его под суд. А вот версии смерти Черного консула и судьбы его сыновей по-прежнему остаются до конца не выясненными. Не менее интересны и подробности о так называемой «сделке века» – продаже Соединенным Штатам Америки Луизианы. Ведь в результате этой многоходовой операции Наполеону пришлось решать не только финансовые и политические вопросы, но и проблемы, возникшие в собственном семействе. А вот главная загадка в истории Мартиники связана не с императором, а с его супругой Жозефиной, которая якобы уговорила его вернуть на родной остров рабство. Мнения историков на этот счет отрицательные, а вот сами жители Мартиники почему-то по-прежнему считают ее виновной.

Не отставал по части загадок от великого дядюшки и его менее талантливый, но не менее честолюбивый племянник – Наполеон III. Все его политические искания, путь к власти и череда новых наполеоновских войн носили исключительно авантюрный характер. А какие авантюры без загадок? Некоторые из них не раскрыты поныне. Взять хотя бы то, как он оказался в роли «освободителя» Италии и какое участие в этом принимала очаровательная графиня Вирджиния ди Кастильоне. Или историю о том, как мексиканская авантюра разбила мечты Наполеона III о создании вассальной «Латинской империи».

Со временем правления Наполеона III связано и так называемое «темное дело» французского дипломата, юриста и инженера Фердинанда Мари, виконта де Лессепса. Его можно смело назвать сплошной загадкой, так как обвинение в мошенничестве на строительстве Панамского канала было предъявлено узкому кругу людей, связанных с возведением самого сооружения и организацией его финансовой компании. Между тем, осталась безнаказанной целая армия высокопоставленных чиновников, непосредственно занимавшаяся хищениями средств. Со временем удалось выяснить не только весь круг виновных лиц, но стоящих за ними кукловодов, а также какую роль сыграл в этой афере века главный инженер стройки Филипп Бюно-Варилья. А еще приоткрылась завеса над причастностью к Панамскому предприятию Великобритании и США, которым очень не хотелось отдавать этот «лакомый кусок» французам. А пришлось бы – и вот почему. Хотя канал строился на территории страны, де-юре не являвшейся французской колонией, после реализации столь крупного экономического проекта она фактически попадала под влияние и контроль со стороны Франции. Таким образом, уже к концу XIX века Французская колониальная империя постепенно переходила к неоколониализму, сменяя военные захваты территорий экономическими.

В XX веке, ознаменовавшемся небывалым ростом национально-освободительного движения, перед Францией со всей остротой встала алжирская проблема. Доныне ни политики, ни историки, ни широкая общественность не могут прийти относительно этого события к однозначному ответу: одни называют его революцией, другие – арабо-французским внутренним конфликтом, третьи – войной. Но главный вопрос заключается в том, кто за этим стоял? Какова роль в этом кровавом восьмилетнем противостоянии двух стран различных военных и политических группировок, отдельных политиков, военачальников и даже целых государств? Говоря другими словами, кто являлся его тайными пружинами? Сегодня, когда мир узнал об алжирских событиях немало подробностей и фактов, ответы вроде бы получены. Но они такие разные и противоречивые, что сложить из них единый пазл не получается. Но материала для размышлений на страницах этой книги можно найти немало.

По-разному оцениваются и решения, принимавшиеся по алжирской проблеме президентом Франции Шарлем де Голлем. Одни обвиняют его в сдаче национальных интересов в Алжире и оставлении на произвол судьбы «франко-алжирцев»; другие ставят в упрек согласие (принятое якобы под давлением военных) на проведение военной операции, принесшей большое число жертв; третьи считают, что единственным выходом из ситуации могло стать разделение алжирской территории по этническому признаку. Эти споры и поиски истины продолжаются уже больше полувека, и конца им пока не видно.

Между тем одним из свидетельств правоты де Голля относительно предоставления Алжиру независимости явился неизбежный распад во второй половине XX века всей мировой колониальной системы. В этой ситуации де Голль предпринял несколько попыток реформировать «заморскую Францию». Не все из них оказались эффективными, но ему все-таки удалось создать инновационную для того времени модель неоколониальной политики. Однако Франции сегодня пришлось столкнуться с новой, необычной проблемой – «колониализмом наоборот». Кто и как сумеет ее решить, покажет время.

Еще два века тому назад Франция была блистательной колониальной империей, обладающей огромными территориями, приносившими ей немалые средства. Характеризуя ее, известный специалист в области истории Франции П. П. Черкасов писал: «Колониальная империя Франции была плодом длительной колониальной экспансии, продолжавшейся несколько столетий, начиная с эпохи Великих географических открытий. К середине 40-х годов XX в. Франция располагала второй по величине (после Британской) колониальной империей. Ее территория составляла 12 млн км? (то есть в 22 раза превышала территорию Франции), а численность проживавшего на этой территории населения составляла 70 млн (почти вдвое больше, чем в метрополии)».

Сегодня и размеры французских владений поскромнее, да и население в них поубавилось. Вот полный перечень остатков «колониального наследства» современной Франции, приведенный историком Т. Н. Гончаровой: «От некогда обширной колониальной империи на сегодняшний день во владении Франции остались по преимуществу островные территории, а также континентальная Гвиана. Со статусом заморских департаментов и регионов – Гвиана, Гваделупа, Мартиника, Реюньон, Майотта из группы Коморских островов (с января 2011 г.). Со статусом заморских сообществ – Сен-Бартелеми, Сен-Мартен, Сен-Пьер и Микелон, Уоллис и Футуна, Французская Полинезия. И, наконец, заморские административно-территориальные образования с особым статусом: острова Клиппертон, Новая Каледония, Французские Южные и Антарктические земли (архипелаг Кергелен, острова Крозе, острова Сен-Поль и Амстердам, Земля Адели, Разбросанные острова (iles Eparses)). Всего 13 территорий, общая сумма площадей которых составляет 559 655 км?. И это без учета Земли Адели (127 655 км?), ибо международное сообщество оспаривает территориальные права Франции на этот сектор в Антарктике. К тому же многие другие территории, унаследованные Францией от ее некогда обширной колониальной империи, оспариваются разными нациями. Население заморских владений Франции составило 1 млн человек в 1962 г., 2 млн к концу XX в., и 2,5 млн к 2013 г.»

Это ли не свидетельство справедливости изречения мудрого француза Андре Моруа: «Царства, империи поднимаются и падают, как волны».

Как искатели приключений подарили Франции Канаду, или Для чего могут пригодиться авантюристы и священники

Никто не бывает равно предусмотрительным, задумывая план и приводя его в исполнение.

Фукидид

С момента открытия Америки европейские державы соревновались между собой за право поделить только что открытые земли. Хроники экспедиций, отправленных монархами Англии, Португалии, Испании, Франции, могли бы занять не один десяток томов. Это было бы невероятно увлекательное чтение, ведь в то время на историческую сцену выходили талантливые самоучки, бесстрашные авантюристы, отважные военные. Очень часто победы оборачивались поражениями, а поражения приводили к головокружительным успехам. А порой в ход истории вмешивался случай, и даже самые дальновидные политики не могли предугадать его отдаленные последствия.

В истории освоения Канады есть немало интересных и загадочных страниц. Как выбор места основания колоний повлиял на отношения с племенами индейцев? Почему Новая Франция значительно отставала по развитию от английских поселений? Каким образом девятнадцатилетнему юноше удалось завоевать доверие могущественного племени? Это лишь несколько вопросов, которые возникают при знакомстве с попытками Франции основать колонию на североамериканском континенте.

Первые французские экспедиции

Французский король Франциск I считал открытие и приобретение новых земель одной из важнейших государственных задач. Поэтому неудивительно, что он живо интересовался новостями из-за Атлантического океана. К моменту, когда Франциск I издал указ о снаряжении официальной экспедиции к новым землям, в Северной Америке успело побывать немало французов.

Чаще всего первооткрывателями новых земель становились люди, которых привлекала возможность выгодной торговли. До наших дней дошли сведения о нескольких успешных плаваниях французов: в 1504 г. купец из Гонфлера Бино Польмье де Гонвиль на единственной каравелле доплыл до берегов Бразилии, а в первой половине XVI столетия берега Ньюфаундленда регулярно посещали рыболовецкие суда и целые флотилии из Руана, Гавра, Сен-Мало, Гонфлера и Дьеппа.

Однако самый большой вклад в открытие и освоение новых земель было суждено внести не мирным торговцам или рыболовам, а каперам – пиратам, состоявшим под покровительством французской короны. Франция, находившаяся в состоянии постоянного соперничества с Испанией, нередко захватывала суда, возвращавшиеся с богатой добычей из Нового Света. В то время на море гремела слава знаменитых искателей приключений братьев Пармантье, Пьера Криньона и Жана Флёри. Опытные моряки были великолепно осведомлены о течениях и господствующих ветрах, а потому король Франциск I использовал их не только для пополнения казны, но и для разведки. Кроме того, монарх пользовался услугами иностранных мореплавателей, охотно поступавших на службу.

Известно, что в 1524 г. он поручил флорентийцу Джованни Верраццано провести разведку новых земель, и тот успешно вернулся с докладом, описав восточный берег Северной Америки от Северной Каролины до Ньюфаундленда. Интересно, что некоторые историки выдвинули оригинальную версию, по которой под именем знатного итальянца скрывался знаменитый корсар Жан Флёри (Флорин). Установить истину уже невозможно, однако в пользу официальной версии говорил тот факт, что итальянец был убит туземцами на Антильских островах в 1528 г., а пират был схвачен испанцами и повешен на год раньше – в 1527-м. В 1970 г. историком Л. Роутом было окончательно доказано, что Флёри по крайней мере трижды оказывался в разных местах с Верраццано. Первый случай произошел в марте 1524 г., когда корсар захватил корабль испанцев у Канарских островов, а Верраццано, судя по документам, подошел к берегам Северной Америки. Второй доказанный случай относится к 1526 г., третий – к 1528-му.

Достижения флорентийца касались не только описания вновь открытых берегов. Он первым сообщил о «внутреннем море» в Северной Америке и первым из исследователей предположил, что это – крупный континент, не имеющий сообщения с Китаем. В докладе Верраццано указано: «Эта земля, или Новый Свет… не соединяется ни с Азией, ни с Африкой (в этом мы уверены). Может быть, она соединяется с Европой через Норвегию или Россию. Этот континент, по-видимому, расположен между восточными и западными морями и служит им обоим границей». Тем не менее, исследователи продолжали недооценивать размер Северной Америки и часто изображали ее в форме узкой полосы земли. Исследования необходимо было продолжать, и вскоре нашелся человек, который мог этим заняться. Он также входил в число каперов, и звали его Жак Картье.

Поиски пути в Китай, легендарное королевство Сегенея и фальшивые бриллианты

Историю жизни Жака Картье трудно назвать безоблачной. Он родился в 1491 г. в Сан-Мало, какое-то время был лоцманом, завел семью. Некоторые историки предполагают, что Картье был участником экспедиций Джованни Верраццано и получил во время плавания немало информации о путях плавания в Северную Америку. Во всяком случае, именно сведения об участии в путешествии к острову Ньюфаундленд и Бразилии стали лучшей рекомендацией, когда аббат Жа ле Вёнёр представил мореплавателя королю Франциску I. Тем не менее, изучая материалы о плавании Веррацано, исследователи не обнаружили ни одного упоминания имени Картье. Так что до сих пор остается загадкой, бывал ли мореход в Новом Свете до своей первой экспедиции.

В то время заокеанские земли были очень слабо изучены, так что французский монарх, как и сам Картье, искренне считал, что за островом находится пролив, который обеспечит короткий путь в Индию и Китай. Правителей интересовали новые источники доходов, а прямой путь мог стать серьезным преимуществом перед другими морскими державами. Как бы то ни было, целью первой экспедиции был именно поиск новых торговых маршрутов и открытие богатых золотом и драгоценными камнями островов.

20 апреля 1534 г. Картье отправился в путь. В состав его экспедиции входили два корабля. На преодоление океана ушло 20 дней, и мореходы увидели перед собой остров Ньюфаундленд. Побережье выглядело не слишком гостеприимным: сплошные камни и очень мало плодородной земли, так что в отчетах предводитель экспедиции описал остров как землю, которую Бог отдал Каину.

15 июня экспедиция повернула на юг, чтобы заняться исследованием новых земель. За время плавания были пройдены острова Мадлен, остров Принца Эдуарда и Роше-оз-Уазо, где команда пополнила запасы продовольствия, зарезав около тысячи бескрылых гагарок. Картье приходилось действовать практически вслепую: проход в Индию и Китай мог находиться в любом месте побережья. Так что он посвятил немало времени исследованию залива Шалёр, а затем – залива Гаспе.

Картье обнаружил устье многоводной реки и даже смог подняться по ее течению вверх. Во время исследования берега он встретился с аборигенами – племенами индейцев, которые приняли белых людей достаточно гостеприимно. Местный вождь Доннаконе не только поднялся на борт корабля с сыновьями, но даже отпустил молодых людей с капитаном, когда тот принял решение вернуться во Францию. Индейцы охотно вступали в торговые отношения с французами. Им было что предложить: великолепно выделанные меха. По сохранившимся сведениям, одна из встреч с европейцами закончилась курьезом: индейцы настолько были поражены товарами, представленными на обмен, что домой они отправились голыми: меховую одежду обменяли на металлические иглы, бусы и другие заморские диковины.

Единственное, что не слишком понравилось Доннаконе, – церемония установки огромного креста, на котором моряки высекли слова «Да здравствует король Франции». Картье объявил открытые земли собственностью французской короны, что вызвало недоумение у индейцев, которые считали себя полноправными хозяевами этих мест. Впрочем, вождь умело скрыл свое недовольство: ему был необходим сильный союзник в борьбе с ирокезами, а у французов имелось огнестрельное оружие.

Во время бесед с индейцами европейцам было сложно найти общий язык: местные жители не пользовались отвлеченными понятиями. Это привело к лингвистическому казусу: когда Картье пожелал узнать название новой страны, он обвел руками местность и услышал слово «каната». Так аборигены называли свое поселение и окружающую его территорию. Так что знакомое всем слово «Канада» в буквальном переводе означает «деревня».

Экспедиция вернулась домой 5 сентября. Двое сыновей индейского вождя принялись изучать новый для них мир, полный чудес. За зиму они изучили французский язык, так что в будущем Картье было проще объясняться с населением новых французских земель. Меха также произвели впечатление, так что Франциска I не пришлось долго убеждать в необходимости дальнейших исследований. Для второй экспедиции Картье было выделено три корабля: «Эрмильон», «Большая Эрмина» и «Малая Эрмина». В это плавание мореплаватель взял с собой 110 человек. Под парусом плыли на родину и два молодых индейца. Попытки священников склонить их к католичеству потерпели неудачу, но вот чудеса техники произвели на молодых людей сильное впечатление. Забегая вперед, стоит сказать, что индейцы сторицей отплатили французам за гостеприимство: когда в экспедиции началась цинга, именно они рассказали о целебном отваре из белой ели (по другим источникам – одной из разновидностей пихты).

Отплытие, как и в первый раз, состоялось из Сен-Мало, но на этот раз плавание заняло целых 50 дней. Руководствуясь указаниями индейцев, Картье достиг реки, которая сегодня носит имя Святого Лаврентия. Седьмого сентября корабли поднялись до острова Орлеан и собирались плыть дальше. Однако помешали два обстоятельства. Прежде всего, крупные суда плохо подходили для передвижения по реке. Кроме того, вождь Доннакона вовсе не был заинтересован в контактах французов с племенами, живущими в верховьях. Он заботился о своем племени и желал сохранить монополию на торговлю шкурами.

Тем не менее Картье оставил крупные корабли на стоянке и на более легком небольшом корабле тронулся в путь. Вскоре он прибыл к достаточно крупному индейскому городу Ошелага, расположенному около холма, который мореплаватель тут же переименовал в Мон-Руаяль – Королевскую Гору. Позже на этом месте вырос город Монреаль.

Дальше продвижению по реке мешали пороги. Опытный мореплаватель хотел оставить корабль и отправиться вверх по течению на более легких судах, однако вождь всячески принялся отговаривать путешественника. И тут Картье совершил одну из серьезных дипломатических ошибок: дал залп из бортовых орудий по индейцам. Несколько человек было убито на месте. Демонстрация силы заставила индейцев быть осторожнее с запретами, однако во многом подорвала доверие к чужеземцам. Кроме того, родственники погибших затаили обиду, и позже многие нападения на форт совершались именно из чувства мести. Как бы то ни было, вождю удалось успокоить соплеменников.

Местные племена сумели объяснить чужеземцу, что за порогами лежит таинственная страна Сагеней (Сегеней), где живут светлокожие люди с белыми волосами. По преданию, в этой стране было много меди, золота и серебра, а пушные звери водились в изобилии, так что жители легендарной земли владели огромным количеством мехов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное