Валентина Панина.

В твоих руках жизнь



скачать книгу бесплатно

Глава 1


В конце рабочего дня я подошла к зеркалу, покрутилась, подправила тушь на ресницах, подкрасила губы, взглянула ещё раз и, сказав себе: «красота – страшная сила», готова была уже выйти из кабинета и отправиться домой, как вдруг раздался телефонный звонок на моём мобильном. Я, не раздумывая, включила его и, даже не посмотрев, кто звонит, произнесла:

– Слушаю! В ответ услышала незнакомый женский голос, который ехидно спросил:

– Слушаешь? Это правильно! Так вот я по своей доброте душевной хочу тебя предупредить: на улицу сегодня, а может, даже в ближайшее время не выходи, а тем более куда-нибудь потусить.

– А почему, можно спросить? И кто вы?

– У тебя слишком много вопросов. Меньше знаешь – крепче спишь или многия знания – многия печали, говорили умные люди. Тебя один из твоих знакомых проиграл. Хочешь жить – сиди дома, а ещё лучше – уезжай из города на какое-то время.

В трубке раздались короткие гудки. Я стояла, смотрела на свой телефон и лихорадочно пыталась сообразить, что это было: предупреждение или чей-то дурацкий розыгрыш. Так ничего не поняв, я села опять за свой рабочий стол и стала думать, что делать дальше. А внутри меня множился страх, он разрастался, я уже сидела в панике, пытаясь вычислить, кому я могла так насолить, что человек решил со мной покончить таким жутким образом. Что значит проиграл, кому проиграл и как можно живого человека проиграть? Появившаяся внутренняя дрожь теперь трясла меня не только внутри, а потряхивала меня всю с ног до головы, а руки вообще отказывались слушаться. Видимо, голова ещё соображала, потому что там вдруг мелькнула интересная мысль: меня, оказывается, ничего не стоит любому шутнику напугать и выбить из колеи. Посидев и немного придя в себя, решила позвонить подруге Дашке: она обычно бывает в курсе всех самых скандальных новостей в городе. Может, что-то посоветует. Набрала её номер и как только услышала в ответ Дашкино томное «слушаю», закричала:

– Дашка! Мне сейчас какой-то странный звонок был, я чёт не очень поняла, но там какая-то незнакомая женщина сказала мне: если я хочу жить, чтобы не выходила на улицу, что меня проиграл какой-то знакомый. Ты не знаешь, что это может быть и кто этот придурок, проигравший меня?

– Ничего себе! Вот это тебе звоночки идут, охренеть! Придурков вроде не держим! – удивилась Дашка.

– Дашка, ты можешь мне толком объяснить, что происходит и что вообще такое? Что значит проиграл?

– Да не вопрос! Криминал совсем распустился, берегов не видят! У них теперь развлекаловка такая: тому, кто проигрался, а платить нечем, выставляют условия: должнику дают время, в течение которого он обязан закрыть долг или привести им девушку. С проигравшим у них разговор короткий, а если он отдаёт им девушку, то считается долг закрытым, её отдают на круг, а потом… потом чаще всего она пропадает без вести, а это сама догадайся с трёх раз что означает. При этом у девушки не должно быть родственников, чтобы некому было её искать.

– Дашка! Так это что получается: меня действительно кто-то проиграл?

– Александра, получается так.

Тебе же ясно сказали, русским языком, что тебя проиграли! Слушай сюда! Давай не будем рисковать, я сейчас приеду за тобой, а ты выйдешь из офиса, когда в окно увидишь мою машину.

– Хорошо, приезжай! Даш, а это не может быть чьей-то дурацкой шуткой?

– Бережёного бог бережёт! Давай не будем испытывать судьбу. Жди меня.

Пока я ждала Дашку, попыталась найти свой газовый баллончик, который когда-то забросила в стол за ненадобностью, а теперь решила его найти и положить в сумку, на всякий случай. Перерыла все ящики, но его там не оказалось. Я села и стала вспоминать, когда его держала в последний раз в руках и куда положила. Так и не вспомнив, пошла посмотреть в окно. Дашкина машина стояла у подъезда, я на ходу схватила с полки лак для волос (в экстренной ситуации хоть какая-то защита), сунула его в сумку и выбежала из офиса. Дашка, увидев меня, выбегающую из здания, открыла дверь машины. Я бегом прыгнула, захлопнула дверь. Дашка быстро рванула с места, и мы поехали. Я сидела молча и думала, что мне теперь делать, а Дашка трещала без умолку, и в какой-то момент я, как сквозь вату, услышала её вопрос:

– Сашка! Ты кому на хвост-то наступила? Кто тебя так ненавидит? Я не сразу поняла, что она у меня спрашивает, но когда она на меня прикрикнула: «Александра! Очнись! Я с кем разговариваю?», я посмотрела на неё и ответила:

– Наверное, со мной. Тут вроде больше никого нет.

– Тогда отвечай! Кому на хвост наступила? Когда врага нажить успела?

– Даша, я не знаю. Ни с кем не ссорилась, никому зла не делала… Кто мог со мной так поступить?.. Всех моих знакомых ты знаешь, с криминалом я дел не имею, в отличие от родной подруги. – сказала я и тут, посмотрев в окно, увидела мелькающие вдоль дороги лесопосадки.

– Даш, ты куда меня везёшь? – всполошилась я.

– Есть у меня одно местечко, там тебя никто не найдёт. А пока ты отсиживаешься, я тут узнаю, кто этот гад, подставивший тебя. Это ещё хорошо, что тебе какая-то добрая душа позвонила, а так схватили бы тебя, увезли, и никто бы не знал, где тебя искать. Ой, Сашка! До меня только сейчас дошло, насколько это серьёзно. Я ведь могла тебя потерять, и даже не знала бы, где искать. Вот подлюки, прости господи!

Мы приехали в какую-то деревеньку в области, покрутили по улицам и переулкам и остановились у старого перекошенного домика с красивой зелёной лужайкой перед домом. Даша оставила машину под окнами на краю лужайки, за которой начинались кусты черёмухи и рябины, открыла старые ворота, и мы вошли в просторный двор с такой же красивой лужайкой вокруг дома, а дальше виднелись плодовые деревья и ягодные кусты. Тихо, без скрипа, открылась дверь дома, и на крыльце появилась старушка. Аккуратненькая, чистенькая и в белом платочке, концы которого были завязаны сзади. В ушах – старинные серебряные серьги кольцами. Дашка пошла к ней, раскинув руки с радостным воплем:

– Бабушка Стефания! Здравствуйте! Как же я рада вас видеть!

– Я сколько тебе буду говорить, – строго проговорила возмущённая старушка, – не зови меня бабушкой! Просто Стефания! У меня нет, к сожалению, ни детей, ни внуков, да и не чувствую я себя бабушкой. Ну да, старая я, но хочется чувствовать себя молодой. А когда меня зовут просто по имени, мне сразу кажется, что я ещё не так стара. Сказав всё это, Стефания подошла к Даше обняла её и спросила:

– А это кто с тобой?

– Стефания! Это моя лучшая подруга Александра, ей надо некоторое время где-то пересидеть, а лучшего места, чем у вас, я не знаю.

– Что-то серьёзное произошло у тебя, девонька? – спросила у меня Стефания.

– Кажется, да, – грустно ответила я.

– Пойдёмте в дом, расскажете, что у вас случилось. – Стефания повернулась и стала подниматься по ступенькам на крыльцо, даже не придерживаясь за перила. Мы последовали за ней. Войдя в дом, я была очень удивлена тем, какие большие и светлые комнаты были внутри этой развалюхи. Стефания провела нас в кухню, светлую и чистую, поставила чайник, выставила на стол варенье, пироги и, пока закипал чайник, присела около нас к столу и сказала:

– Выкладывайте, что случилось? За собой никого не привезли?

– Обижаешь, Стефания! – сказала Дашка.

– Ладно, ладно, я так, на всякий случай. Рассказывайте!

Дашка начала рассказывать:

– У нас в городе бандиты от скуки придумали себе игру, в которой проигравший приводит в их компанию и отдаёт на круг свою девушку, ну, или свою знакомую. Если проигравший отказывается привести им девушку, бандиты дают ему день-два, чтобы он вернул долг. За ним устанавливают слежку. Если он не возвращает долг вовремя, они приходят к нему домой, забирают всё самое ценное, а должник исчезает бесследно. Многих уже находили грибники с собаками, закопанными в лесах и у болот. Что полиция делает, мы не знаем, но время от времени проходит слух о пропавших. Девушки, попавшие к ним, также пропадают без вести, да их никто и не ищет, потому что, по их условиям, у неё не должно быть родственников. Так вот, Александру кто-то проиграл, и теперь, похоже, на неё начнётся охота. Ей надо где-то пересидеть, пока я выясняю, кто этот гад и что нам делать.

– Понятно! Оставайся, девонька, здесь тебя никто не найдёт, живи, сколько понадобится.

– Спасибо вам, Стефания.

– Да не за что! Мне веселее будет.

Мы посидели, поговорили, попили чай, и Дашка поехала домой. Я пошла проводить её до ворот, дала ей ключ от квартиры и попросила привести мне кое-что из вещей, чтобы было во что переодеться. Дашка забеспокоилась и спросила:

– Сашка, а если за квартирой следят? Они же меня потом живьём не отпустят, пока не узнают, где ты находишься, или меня вместо тебя увезут. Им какая разница? А Стефанию я светить не хочу, это моя подпольная квартира. Давай ты пока обойдёшься тем, что есть, а будет возможность, я тебе привезу что-нибудь из своего, – и вернула мне ключ.

– Хорошо. Я, правда, как-то не подумала об этом, непривычно мне по конспиративным квартирам отсиживаться. Даша, ты мне позвонишь?

– Когда что-то узнаю – позвоню, а ты сиди здесь и не высовывайся. А то я тебя знаю: надумаешь самостоятельно найти этого гада и пропадёшь ни за грош. Не переживай, подруга, всё будет нормально.

– Хорошо, буду ждать от тебя вестей.

Даша уехала, а я пошла в дом к Стефании. Она мне показала мою комнату, дала постельное бельё и оставила меня с моими мыслями наедине. Я села на кровать и задумалась об этих уродах. Это ж кто их воспитывал, что они такими стали? Играть на живых людей! Лучше бы играли в русскую рулетку – всё меньше бы их оставалось. Настроение у меня было паршивое, мысли метались с одного знакомого на другого, мне казалось, никто из моих знакомых на такое не способен. Хотя кто их знает… Вон у Дашки Сергей. Вроде нормальный парень для тех, кто его не знает, а на самом деле он из городской бандитской группировки. Неужели он меня проиграл? А с чего бы ему меня проигрывать, когда у него Дашка есть? А Дашку он любит, поэтому проиграл её подругу, то есть меня. А может, это вовсе не он меня проиграл? Тогда кто? Так ничего не придумав, я встала с кровати, постелила постель и пошла во двор. Здесь, у Стефании, мне понравилось. Я вышла на крыльцо, села на ступеньку и стала рассматривать сад. В отличие от города, здесь была тишина, которую нарушало только птичье пение, чириканье и доносившееся время от времени из соседних домов мычание коров да лай собак. Я сидела на крылечке, и все городские заботы отошли на задний план. Здесь было так спокойно и уютно. Стефания ходила по дому, что-то делала, погромыхивая посудой. Потом она вышла ко мне на крыльцо, села рядом на ступеньку и спросила:

– Саша, а у тебя родители-то где живут? Далеко?

– Стефания, у меня родители давно умерли, а бабушка ещё раньше. Никого у меня нет, кроме Даши. У неё тоже никого нет. Мы с ней вместе выросли, ходили в одну школу и в один класс. С детства дружим, закончили школу и вместе подались в город, продали родительские дома, в городе купили по однушке недалеко друг от друга. Правда, теперь работаем в разных местах, но встречаемся почти каждый день.

– Прости меня, старую, разбередила твою боль.

– Ничего, Стефания, я уже привыкла одна. А родители… они живы, пока мы о них помним.

Стало темнеть, и мы пошли спать. Утром, только проснувшись, я вышла на улицу и походила босиком по мокрой от росы траве (Стефания сказала, что это полезно). Потом мы с ней позавтракали, я помогла ей по дому, а ближе к обеду мы пошли вместе на кухню, чтобы приготовить что-нибудь на обед. Шли дни, но Дашка не звонила и не приезжала. Я начала за неё волноваться и решила ей позвонить сама. Она взяла трубку и сказала:

– Вы ошиблись номером! – и отключилась.

Я поняла, что позвонила не вовремя и больше не стала звонить. Дашка мне не перезвонила. Я не знала, что думать, всю ночь прокрутилась, не сомкнув глаз. Утром позвонила снова, но Дашкин телефон был отключен. Тогда я решила поехать в город и узнать, что случилось, почему Дашка не звонит и телефон выключен. Утром, когда мы со Стефанией завтракали, я решила с ней посоветоваться о своей поездке, сказав:

– Стефания! Дашка трубку не берёт, я переживаю за неё и хочу поехать в город. Вдруг ей нужна моя помощь.

– Александра, тебе опасно в городе появляться. Если Даша в опасности, то ты точно ей ничем не поможешь, а может, даже навредишь.

– Но, Стефания, я не могу подругу оставить, вдруг она в беде!

– А что ты можешь сделать, если ты ни к кому из знакомых не можешь обратиться за помощью, потому что сама не знаешь, кто из твоих знакомых тебя продал? Ты лучше посиди и подумай, кто это может быть.

– Я подумаю об этом потом, а сейчас я всё-таки соберусь и поеду в город. Я не смогу здесь спокойно сидеть. Если Дашка не берёт трубку, значит, что-то случилось и я должна ехать.

– Ладно, раз я не могу тебя отговорить, значит, мне придётся тебе помочь. Я тебе сейчас принесу вещи, в которых ты поедешь. Тогда, может, у тебя получится. А потом схожу к соседу (он по утрам ездит в город, молоко возит на базар), договорюсь, чтобы он тебя взял с собой. А может, и назад с ним вернёшься, если успеешь.

Стефания ушла к соседям, а я села и стала думать, кто мог меня так подставить. Может, Дашкин Сергей? Он очень хотел познакомить меня со своим другом. Однажды они пригласили нас с Дашей на пикник, специально устроенный, чтобы меня с его другом познакомить. А поскольку на тот момент я была девушкой в поиске, то согласилась с ними поехать. Парень мне не понравился, потому что у него слишком большие амбиции, а, по сути, он шестёрка, не более того. Он слишком рьяно взялся за мной ухаживать и, наверное, решил, что раз я поехала с ними на пикник, значит, я согласилась уже быть с ним и теперь я его собственность. Он, даже не спрашивая меня ни о чём, начал меня хватать, обнимать, как будто знал меня уже давно. Из себя он вообще ничего не представлял, как внутренне, так и внешне. С чего Дашкин Сергей (кстати, кличка у него была «Стрелок») решил меня – высокую стройную красавицу – познакомить с этим никчемным человеком, который едва достаёт мне до плеча, я не поняла. Я этого Диму отшила, а потом узнала от Дашки, что Сергей этому Диме должен и таким образом решил отдать ему долг, познакомив со мной. А я не оправдала их ожиданий. В тот момент у меня никого не было, но это не повод сводить знакомство с кем попало. Вот две кандидатуры, обиженные мной. Любой из них мог со мной рассчитаться таким образом. Потом был парень, с которым я познакомилась позже и встречалась совсем мало, потому что не люблю бедных и ленивых мужиков. Сначала он пускал мне пыль в глаза: приезжал на крутой тачке, приглашал в дорогой ресторан. Как потом оказалось, машину он брал у друга, а в ресторан водил на взятые в долг деньги. Об этом я узнала, когда однажды мы сидели в ресторане. К нам подошёл парень из-за соседнего стола и, положив огромную руку с перстнем на плечо моего ухажёра, строго спросил, когда тот собирается отдавать долг. Мой ухажёр сразу сдулся, скукожился и стал таким жалким, что я, глядя на него, готова была провалиться от стыда. После этого случая он пришёл ко мне на свидание с тремя замученными гвоздичками. Я ему сказала:

– Извини, я не люблю гвоздики. Больше ко мне не приходи, – повернулась и хотела уйти, но он не дал мне уйти, а начал выяснять, что случилось, почему я не хочу с ним встречаться. Стал объяснять, что он не знал, что мне не нравятся гвоздики. Но я решила прекратить все эти вопросы и сказала, что наши встречи – это моя ошибка, он мне не нравится и я не хочу тратить время на него. Тогда он грубо всячески меня обругал, бросил гвоздики на землю, растоптал их и ушёл. Я не знаю, игрок он или нет, но подставить меня тоже мог.

Вернулась Стефания и сказала, что договорилась с соседом. Завтра в шесть часов утра он меня будет ждать. Потом Стефания ушла к себе и через некоторое время появилась с вещами, которые заставила меня сразу же надеть и посмотреть, что получится. Я взяла вещи и стала переодеваться: надела длинную коричневую юбку, сверху – бесформенную кофту в розовых цветочках, подпоясалась ремешком, на голову повязала цветной шёлковый платок и надела тёмные очки. Посмотрела в зеркало и не узнала себя. Из зеркала на меня смотрела незнакомая женщина в бесформенной тёмной одежде. Свои длинные волосы я собрала на затылке в пучок и спрятала под платок, тёмные очки тут были кстати. Стефания посмотрела на меня и, одобрив мой вид, сказала:

– Тебя даже Даша не узнает, можешь спокойно ехать к ней. Только тебе надо твою сумочку положить в пакет, так будет лучше, а то сумочка у тебя слишком городская, а одежда слишком деревенская. Я покрутилась перед зеркалом, осмотрела себя со всех сторон и осталась довольна своим преображением. Меня действительно практически невозможно было узнать, я сама была удивлена, как одежда может преобразить человека.

Утром Стефания разбудила меня в пять часов. Я быстро умылась, оделась и уже завязывала платок, когда зашла Стефания и позвала завтракать. Когда подошли к соседу, он уже крутился около машины, протирая окна и зеркала. Стефания сказала:

– Иван! Вот Александра, довези её до города. А если она успеет свои дела сделать, то и забери её назад.

– Хорошо, Стефания, не беспокойся, доставлю твою постоялицу в лучшем виде.

Мужчина был крепкого телосложения, лет шестидесяти, с приятной улыбкой и весёлыми глазами. Мы сели и поехали. По дороге он меня ни о чём не расспрашивал, а сам рассказывал о своей деревенской жизни, всякие байки и смешные случаи из деревенской жизни. Так, за разговорами мы незаметно доехали до города. Иван остановился на остановке, где я попросила, но прежде чем выйти из машины, я предложила ему деньги, на что он сказал:

– В деревне не принято соседей выручать за деньги. Убери.

– Тогда, если можно, дайте мне свой номер телефона, чтобы я могла позвонить вам, поеду назад или нет, чтобы вы из-за меня не теряли времени. Он продиктовал мне свой номер, я записала его в телефон и сразу позвонила ему, чтобы мой телефон у него тоже был на всякий случай. Сказала «спасибо» и вышла из машины, предварительно поинтересовавшись, через сколько времени примерно он поедет назад. Иван, пожав плечами, сказал:

– Бывает по-разному, когда через два часа, когда – через три.

– Хорошо, может, тогда вы мне позвоните сами, когда освободитесь, и, если я управлюсь со своими делами, то буду ждать вас на этой же остановке, только на другой стороне. – сказала я.

Он с доброй улыбкой сказал:

– Договорились.


***

Иван уехал на базар, а я перешла через дорогу, села на лавочку и стала ждать нужный мне автобус. На остановке никого не было, видимо, автобус только ушёл. Подошёл какой-то парень, мазнул без интереса по мне взглядом и отвернулся, презрительно фыркнув. Я поняла, что выгляжу отпадно – ни одна зараза меня не узнает, – и решила, что всё равно к Даше домой ехать мне нельзя. Когда подошёл нужный мне автобус, поехала к ней на работу, а поскольку времени было ещё мало и все офисы были закрыты, я, приехав к её офису, села на лавочку и стала ждать Дашу. Она подъехала около десяти, припарковалась, вышла из машины и направилась к зданию. Я догнала её у самого крыльца и пошла за ней, она на меня даже не посмотрела, а когда мы зашли в офис, я взяла её за локоть, она быстро обернулась и поинтересовалась:

– Вы что-то хотели спросить?

– Да, – сказала я, тяжело вздохнув, – мы хотели узнать, сколько нам ещё быть в изгнании?

Дашка ахнула:

– Сашка?! Ты откуда здесь? Вот это перевоплощение! Да тебя вообще не узнать в этих одеждах, баба ты деревенская! – и Дашка захохотала, я тоже вместе с ней, потом мы поднялись к ней в кабинет, я, удобно устроившись в кресле, сказала:

– Рассказывай, что узнала, а то мне в изгнании скучно, нет привычного шума городского, а мне так его не хватает!

– Да рассказывать пока особо нечего. Помнишь, мы как-то были на дискотеке, ты тогда познакомилась там с восходящей звездой модельного бизнеса Евгением Крыловским?

– Забыть не могу! Как можно ту, первую нашу встречу, не помнить? Ведь я тогда впервые увидела вживую известного модельера!

– А ты помнишь, что он там был с какой-то моделькой? Какая-то серая мышь, которая всё пыталась повиснуть у него на шее, а ты ей рассказала, куда она должна отправиться и где её место. Так вот, она сейчас встречается с каким-то шестёркой из городской группировки, а теперь этот бандит (кстати, звать его Гришка), куда-то исчез, и эта мышь (её звать Ася) тоже исчезла. Я думаю, а не они ли тебя подставили?

– А кто мне тогда позвонил?

– Так мышь, наверное, и позвонила. А потом и сама исчезла, чтобы её не пустили по кругу.

– А с чего она вдруг такая добренькая стала?

– Так Гришка исчез и его найти не могут. А пока его ищут, то кто-то из вас попадётся, и мышь об этом знает, поэтому тебя предупредила, и сама спряталась.

– А откуда она узнала, что Гришка проигрался и в бега пустился?

– Может, он ей позвонил и сказал, что тебя проиграл.

– Так ей тем более не выгодно меня об этом предупреждать, ведь если я успею спрятаться, а она нет, то счастье обладать целой компанией мужиков привалит ей.

– Александра! Я пока ничего не знаю, но их нигде нет. Может, это и не они, потому что, судя по тому, как ты тогда на дискотеке с ней обошлась, она не должна была тебя предупреждать, а с другой стороны, может, она нормальная девчонка и ей чисто по-человечески тебя стало жалко.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное