Валентин Овчаров.

Сережское восстание 1920 года. История в документах



скачать книгу бесплатно

© Сибирский федеральный университет, 2018

Введение

Исторический опыт Сибири неизменно привлекает внимание отечественных и зарубежных исследователей. Четыреста лет назад начался процесс вхождения в состав Российского государства Енисейской Сибири, и с тех пор регион живет общими проблемами со всей страной. Важнейшим вопросом истории России являются взаимоотношения между властью и обществом. И Енисейская Сибирь с центром в Красноярске уже в конце XVII – начале XVIII в. получила известность своими «шаткостями» – выступлениями казаков против местной власти. Но наиболее сложным и противоречивым для региона, как и для всей страны, стало «смутное время» Революции 1917 г. и Гражданской войны. В это время не раз менялась власть в Красноярске, поднимались различные восстания против центральной, региональной и местной власти. Наиболее массовыми были не только известные выступления местного населения против «Всероссийского правителя» А.В. Колчака в 1919 г., но и восстания против власти большевиков в 1920 г.

Возможности изучения народных восстаний в России, как и вообще проблем взаимоотношений между обществом и властью, всегда были ограничены не столько труднодоступностью источников, сколько политическими и идеологическими установками и ограничениями. В советский период фактология событий борьбы населения Енисейской Сибири против антисоветских властей широко отражалась в различных изданиях, хотя проблемное поле исследований было упрощенным и ограниченным. В частности, в советской историографии утверждалось, что массовые народные восстания в 1919 г. поднимались за большевиков, а на самом деле это была борьба в первую очередь против существующей власти. Восстания против уже большевистской политики не только не могли сколько-нибудь объективно рассматриваться «партийной исторической наукой», но и входили в противоречие с «логикой» предыдущих событий. Действительно, как могли борцы за советскую власть выступать против большевиков? Следствием всего этого было замалчивание антисоветских восстаний 1920–1921 гг. или их искаженное освещение.

В начале 1920 г., с гибелью армии адмирала Колчака и установлением советской власти в Сибири, Гражданская война в Енисейской губернии формально закончилась. Несмотря на то что регион, как и вся страна, переживал разгул преступности, а идейные противники большевиков надеялись на реванш, основная масса сибирского крестьянства пыталась вернуться к прежнему укладу жизни. Однако жесткая политика большевистской власти заставила часть сибирского крестьянства вновь подняться на борьбу, но уже против новой, для многих в недавнем прошлом союзной, власти. Неслучайно современные исследователи и для событий 1920–1922 гг. используют термин «гражданская война»[1]1
  Иванова Н.Ю.

Гражданская война на территории Горного Алтая в 1921–1922 гг.: основные тенденции и события // Алтай – Россия: через века в будущее: материалы Всерос. науч. – практ. конф., посвященной 250-летию вхождения алтайского народа в состав Российского государства. (16–19 мая 2006 г.). Т. I. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2006. С. 155–157.


[Закрыть].

Особое место в истории нашей страны занимают крестьянские волнения, прокатившиеся по территории Сибири в период 1920-1922 гг. Например, так называемое Западно-Сибирское восстание, очевидно, было самым крупным за все годы существования советской власти как по количеству участников, так и по охваченной им территории. По приблизительным оценкам исследователей, в разное время в рядах повстанцев сражалось не менее ста тысяч человек, что почти в четыре раза превышало численность восставших в 1920 г. крестьян Тамбовской губернии. Боевые действия, которые в феврале-апреле 1921 г. велись на охваченной восстанием территории, по своим масштабам, результатам и военно-политическим последствиям вполне можно приравнять к самым крупным армейским операциям периода Гражданской войны[2]2
  Сибирская Вандея. Документы: в 2 т. / под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Т. 1 (1919–1920). М.: Международный фонд «Демократия», 2000. С. 6–7.


[Закрыть]
.

Енисейская губерния не осталась в стороне от тех событий, на ее территории также имели место массовые антисоветские выступления. Более того, именно в Енисейской губернии произошли наиболее крупные антисоветские крестьянские восстания осенью 1920 г. Пожалуй, самым заметным было свержение власти большевиков в селе Сереж Ачинского уезда и оборона его местными крестьянами от регулярных частей Красной Армии в ноябре 1920 г. Сам факт этого события всегда был известен хотя бы потому, что в советское время коммунистам, погибшим от рук восставших, был установлен большой памятник. Однако, в силу «партийности» науки, история этого восстания была сильно искажена. Сегодня же по причине раскола в современном российском обществе по вопросам советского прошлого страны и ограниченности доступа к документам советского периода остаются противоречия как в описании исторической картины, так и в оценках Сережского восстания и всего антисоветского крестьянского повстанчества.

Историография

В советской историографии история крестьянских восстаний против большевиков не была предметом специального научного исследования, а подавалась через призму политической и идеологической пропаганды. Однако общая историческая картина наиболее масштабных антисоветских восстаний была представлена. Кроме того, в обобщающих работах не скрывалось и собственно наличие проблемы: «Трудности в конце 1920 – начале 1921 г. были настолько велики и опасны, что создавали угрозу существованию Советского государства… Основным фактором, который определял сложность обстановки, свидетельствовал о политическом кризисе в стране, было недовольство широких масс крестьянства системой «военного коммунизма». Крестьянство хотело отмены продразверстки»[3]3
  История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. VIII. Борьба советского народа за построение фундамента социализма в СССР 1921–1932 гг. М.: Наука, 1967. С. 29.


[Закрыть]
.

В обобщающей «Истории Сибири» указывается на крестьянские восстания: «В октябре белокулацкие мятежи охватили ряд уездов Енисейской и Иркутской губерний. Мятежники выступали под лозунгами «За Советы без коммунистов»… зверски расправлялись с коммунистами, советскими работниками, активистами. Против белоэсеровских банд были двинуты войска, отряды особого назначения, милиция… Несмотря на колебания части середняков, основная масса сибирского крестьянства осталась верна Советской власти. В течение второй половины 1920 г. мятежники понесли сокрушительное поражение»[4]4
  История Сибири. Т. 4. Сибирь в период строительства социализма. Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1968. С. 154.


[Закрыть]
.

Таким образом, сибирские историки уже в 1960-х гг. признавали наличие массового вооруженного сопротивления советской власти, но никак не связывали его с политикой против крестьянства вообще и с продразверсткой в частности. О продовольственной политике в обобщающей «Истории Сибири» сказано: «Заготовки продовольствия проводились при бешеном сопротивлении кулаков и белых банд. Однако Советская власть при содействии трудового населения отбила наскоки классовых врагов и шаг за шагом выполняла продразверстку»[5]5
  История Сибири. Т. 4. Сибирь в период строительства социализма. Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1968. С. 159.


[Закрыть]
.

В работах советских сибирских историков уже хорошо различимы противоречия между реалиями и декларируемыми постулатами: «В 1919–1921 гг. главное место в деятельности советских органов Сибири занимали ликвидация последствий колчаковщины и белобандитизма, а также продовольственные заготовки. Однако эти особенности не меняли основных закономерностей развития сибирской деревни: аграрная революция здесь также ликвидировала феодальные путы… способствовала… подъему материального благосостояния трудящегося крестьянства»[6]6
  Гущин Н.Я. Основные этапы преобразования социальной структуры западносибирской деревни (1917–1975 гг.) // Социально-политическое развитие советской сибирской деревни. Новосибирск: Наука, 1980. С. 14.


[Закрыть]
. Таким образом, советские историки писали, что власть занималась изъятием хлеба и подавлением недовольства, но вынуждены были указывать, что изъятие хлеба они производили для освобождения крестьян от «пут феодализма» и повышения благосостояния этих крестьян.

В работах сибирских исследователей, показывающих, как «продразверстка… в период перехода к мирному строительству стала вызывать все более нарастающее недовольство крестьянства»[7]7
  Гущин Н.Я., Ильиных В.А. Классовая борьба в сибирской деревне (1920-е – середина 1930-х гг.). Новосибирск: Наука, 1987. С. 62.


[Закрыть]
, при перечислении антисоветских выступлений в Сибири вообще не упоминаются восстания осени 1920 г. в Енисейской губернии. Однако в позднесоветское время красноярские исследователи уже затрагивали вопросы истории крестьянских восстаний в Сибири. М.Д. Северьянов кратко упоминает о Голопуповском вооруженном восстании, произошедшем на территории Канского уезда Енисейской губернии осенью 1920 г.: «На территории района махровым цветом распустилось бандитское движение. Центром его были остатки карательного отряда Красильникова, которым руководили белогвардейские офицеры… Обманув часть крестьян… тем, что якобы в Канске и Красноярске советских войск нет, а вся Сибирь находится в руках белых, они увеличили численность банды до 100–120 человек. 8 октября 1920 г. банда захватила с. Голопуповку Верхне-Амонашевской волости, где пополнила свои ряды за счет мобилизованных крестьян…»[8]8
  Северьянов М.Д. На земле Саянской (исторический очерк). Красноярск: Красноярское кн. изд-во, 1987. С. 24–25.


[Закрыть]
.

С 1970-х гг. ведущим исследователем истории взаимоотношений между властью и сибирским крестьянством стал новосибирский историк В.И. Шишкин[9]9
  Шишкин В.И. Итоги изучения продовольственной политики Советской власти (1917–1921 гг.) // Из истории гражданской войны и интервенции 1917–1922. М., 1974. С. 405–419.


[Закрыть]
. В первых своих работах он показал, что, пока у сибирского крестьянства имелись излишки хлеба, а у советского государства не было достаточного силового аппарата для насильственного изъятия хлеба, проблем между властью и крестьянством не возникало. Автор пишет: «…сибирские бедняки и середняки добровольно поставляли на государственные и кооперативные заготовительные пункты, по твердым государственным ценам продавали на базарах непосредственным потребителям… До мая 1920 г. на подведомственной Сибирскому революционному комитету территории советские продовольственные органы и кооперация получили более 17 млн пудов хлебофуража, значительная часть которых была вывезена в Центр»[10]10
  Шишкин В.И. Продовольственные отряды в Сибири (июль 1920 – май 1921 г.) // Социально-политическое развитие советской сибирской деревни. Новосибирск: Наука, 1980. С. 95.


[Закрыть]
. В 1985 г. было опубликовано обобщающее исследование В.И. Шишкина по проблемам «социалистического строительства в сибирской деревне» в 1919–1921 гг. Автор выделил в своей работе раздел «Борьба за хлеб в продовольственную кампанию 1920–1921 гг.», где указал: «Виновных в уклонении от обмолота и сдачи излишков… Совнарком потребовал карать как изменников революции…»[11]11
  Шишкин В.И. Социалистическое строительство в сибирской деревне (ноябрь 1919 – март 1921 г.). Новосибирск: Наука, 1985. С. 180.


[Закрыть]
. В своих исследованиях В.И. Шишкин восстановил историческую картину работы советских органов власти по реализации планов и требований советского правительства по изъятию всех «хлебных излишков» у сибирского крестьянства.

Относительно крестьянского сопротивления в Енисейской губернии В.И. Шишкин в публикации 1980 г. не упоминает о крестьянских восстаниях, а пишет лишь о «рейде многочисленной банды под командованием полковника Олиферова»[12]12
  Шишкин В.И. Продовольственные отряды в Сибири (июль 1920 – май 1921 г.) // Социально-политическое развитие советской сибирской деревни. Новосибирск: Наука, 1980. С. 118.


[Закрыть]
в конце декабря 1920 г. В следующей публикации, в 1985 г., автор указал: «Осенью 1920 г. волна антисоветских вооруженных выступлений прокатилась по Енисейской и Иркутской губерниям… С 1 сентября 1920 г. по 1 мая 1921 г. в Енисейской губернии от рук белобандитов и мятежников погибло 19 продработников»[13]13
  Шишкин В.И. Социалистическое строительство в сибирской деревне (ноябрь 1919 – март 1921 г.). Новосибирск: Наука, 1985. С. 199.


[Закрыть]
.

Не ставя себе задачи глубокого изучения советской историографии вопроса, мы лишь отмечаем, что составители сборника документов «Сибирская Вандея» достаточно четко и грамотно сформулировали ее общую характеристику: «К числу важнейших составляющих гражданской войны в России, подвергшихся в советской историографии глубокому искажению как на конкретно-историческом, так и на концептуальном уровнях, нужно отнести народное сопротивление коммунистическому режиму. В 1918–1922 гг. это сопротивление имело различные масштабы и формы проявления, вплоть до крупных вооруженных выступлений. Огромные пласты источников, содержащие объективную информацию об этих восстаниях, именовавшихся в сочинениях советских историков контрреволюционными мятежами, были засекречены и оказались недоступными для исследователей. Те же антикоммунистические вооруженные выступления, о которых сообщалось в трудах историков, интерпретировались в советской историографии исключительно как контрреволюционные. Для этого им приписывалось военно-политическое руководство со стороны Антанты или белогвардейцев. В разряд последних зачислялись все противники большевиков в диапазоне от анархистов до монархистов включительно, а социальной опорой повстанцев объявлялось исключительно кулачество как эксплуататорский класс сельской буржуазии и грабитель трудового крестьянства»[14]14
  Сибирская Вандея. Документы: в 2 т. / под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Т. 1 (1919–1920). – М.: Международный фонд «Демократия», 2000. С. 6.


[Закрыть]
.

Таким образом, первые исследования по истории антисоветских восстаний появились уже на завершающем этапе развития советской историографии. Но в постсоветское время долго сохранялась традиция воспринимать события антисоветской борьбы через призму «партийности» науки. В работе по истории спецслужб говорится: «После разгрома Колчака многотысячная армия контрреволюции растеклась по огромной территории Сибири и стала плести многочисленные нити антисоветских заговоров, поднимать мятежи, бойкотировать мероприятия Советской власти»[15]15
  Бушуев В. Грани. Чекисты Красноярья от ВЧК до ФСБ. Красноярск: Буква, 2000. С. 18.


[Закрыть]
. Однако уже в 1990-х гг. появились публикации, где критически была рассмотрена советская историография антисоветского повстанчества, а также были предложены пути развития отечественной науки в этом направлении[16]16
  Шишкин В.И. Партизанско-повстанческое движение в Сибири в начале 1920-х годов // Гражданская война в Сибири. Красноярск, 1999. С. 161–172.


[Закрыть]
.

Постепенно в отечественной историографии, особенно в работах сибирских исследователей, характеристика крестьянских восстаний стала меняться. В «Сибирской исторической энциклопедии» говорится: «Вооруж. борьба крестьян против колчаков. режима перешла в не менее массовое сопротивление вернувшимся в Сибирь красным. Первые выступления возглавили командиры красных партизан. отрядов и соединений… Летом и осенью 1920 круп. вооруж. выступления произошли в Степ. Алтае… Ср. Приобье… Бухтарминском кр., Мариинском у. …Енисейской губ. (Зеледеевское, Сережское и Голопуповское восстания), Иркутской губ. …»[17]17
  Историческая энциклопедия Сибири. К – Р. Новосибирск: Издательский дом «Историческое наследие Сибири», 2009. С. 198.


[Закрыть]
.

Современные сибирские исследователи называют восстания против власти большевиков в Сибири в начале 1920-х гг. продолжением партизанской войны в Сибири, начавшейся еще в 1918 г. В учебном пособии красноярского историка Л.Э. Мезит утверждается: «В январе 1920 г. Енисейская губерния полностью была освобождена от колчаковщины, Гражданская война считалась законченной, но в действительности с осени 1920 г. она получила свое чудовищное продолжение – начался новый виток противостояния власти, главным участником которого стало крестьянство»[18]18
  Мезит Л.Э. История Красноярского края (1917–1940 гг.): учеб. пособие. Красноярск: РИО КГПУ, 2001. С. 44.


[Закрыть]
. Г.М. Северьянова еще в своих первых публикациях отмечала: «В основе вооруженной борьбы как в 1918–1920 гг., так и в 1920–1924 гг. были одни и те же причины: борьба против власти как таковой из-за непомерно высокого изъятия продовольствия из деревни и военных мобилизаций»[19]19
  Лущаева (Северьянова) Г.М. Партизанская война в Сибири // Гражданская война в Сибири: сб. науч. докл. и ст. науч. конф. Красноярск, 1999. С. 34.


[Закрыть]
. Продолжая исследования, она пишет: «В основе вооруженных выступлений сибирских крестьян лежали, главным образом, социально-экономические причины: борьба против всякой власти, которая вставала на путь обложения сибирских крестьян непомерно высокими налогами»[20]20
  Лущаева Г.М. К вопросу о партизанской войне в Сибири в начале 1920-х годов и причинах ее поражения // 1917 год в российской и мировой истории: материалы междунар. науч. конф. (Красноярск, 14–15 ноября 2007 г.). Красноярск: Красноярский писатель, 2007. С. 363.


[Закрыть]
. В обобщающем исследовании П.А. Новикова «Гражданская война в Восточной Сибири» последняя глава называется «Повстанческое движение в Иркутской губернии (март 1920 года – август 1921 года)»[21]21
  Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. М.: ЗАО «Центрполиграф», 2005. С. 257–289.


[Закрыть]
. Таким образом, сибирские историки доказывают, что борьба крестьянства против советской власти была продолжением Гражданской войны, продолжением борьбы сибиряков против существующей государственной власти.

Исследователи Гражданской войны доказывают, что политика большевиков в отношении крестьянства вначале 1920 гг. была не просто хуже, чем политика колчаковского правительства, а катастрофична для экономики региона. Алтайский историк Н.Ю. Белоусова, пересказывая воспоминания местного крестьянина-коммуниста о событиях 1920 г., пишет: «Среднее и бедное крестьянство, не говоря уже о зажиточных сельских хозяевах, открыто симпатизирует бандитизму и презирает советскую власть»[22]22
  Белоусова Н.Ю. Политика советского государства как причина возникновения народно-повстанческого движения на территории Алтайской губернии в 1920-1922 гг. // Актуальные вопросы истории Сибири: Шестые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина: сб. науч. тр.: в 2 ч./ под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. Ч. 2. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. С. 39.


[Закрыть]
. Исследователи отмечают: «В феврале 1922 г. потребление продуктов питания, сведенное до минимума, было ниже физиологических норм… крестьяне потребляли всего 2950 калорий. Питание горожан было еще хуже»[23]23
  Реховская Т.А. Факторы, влиявшие на питание населения Западной Сибири в начале 20-х гг. ХХ в. // Актуальные вопросы истории Сибири: Шестые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина: сб. науч. тр.: в 2 ч./ под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. Ч. 2. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. С. 44.


[Закрыть]
. В результате политики большевиков посевные площади зерновых и технических культур в Сибири с 1920 по 1922 г. сократились более чем на треть[24]24
  Реховская Т.А. Факторы, влиявшие на питание населения Западной Сибири в начале 20-х гг. ХХ в. // Актуальные вопросы истории Сибири: Шестые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина: сб. науч. тр.: в 2 ч./ под ред. В.А. Скубневского и Ю.М. Гончарова. Ч. 2. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. С. 43.


[Закрыть]
.

Историк из Барнаула Н.Ю. Иванова пишет: «Главной причиной выступлений было недовольство политикой большевиков – продразверсткой и вообще силовыми действиями партийно-советских кадров… Сельские жители не видели разницы между политикой колчаковцев и пришедшей им на смену правительства большевиков, поэтому уже спустя несколько месяцев после разгрома основных белогвардейских сил бывшие партизаны начали организованное сопротивление жесткой политике новой власти»[25]25
  Иванова Н.Ю. Гражданская война на территории Горного Алтая в 1921–1922 гг.: основные тенденции и события // Алтай – Россия: через века в будущее: материалы Всерос. науч. – практ. конф., посвященной 250-летию вхождения алтайского народа в состав Российского государства. (16–19 мая 2006 г.). Т. I. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2006. С. 155.


[Закрыть]
. Алтайский историк отмечает, что во главе первых антисоветских отрядов в Горном Алтае были бывшие красные партизаны. Борьба с антисовестким сопротивлением на Алтае силами воинских частей велась до лета 1923 г., и обычным явлением там были насилие над местным населением, мародерство, расстрелы без суда и даже уничтожение целых населенных пунктов[26]26
  Иванова Н.Ю. Гражданская война на территории Горного Алтая в 1921–1922 гг.: основные тенденции и события // Алтай – Россия: через века в будущее: материалы Всерос. науч. – практ. конф., посвященной 250-летию вхождения алтайского народа в состав Российского государства. (16–19 мая 2006 г.). Т. I. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2006. С. 155–157.


[Закрыть]
. Автор приходит к выводу: «большинство населения выступало не против Советской власти, а скорее против несправедливой политики и против тех методов, которыми эта политика осуществлялась на уровне местных органов власти. Уже с введением новой экономической политики антикоммунистическое сопротивление пошло на спад»[27]27
  Иванова Н.Ю. Гражданская война на территории Горного Алтая в 1921–1922 гг.: основные тенденции и события // Алтай – Россия: через века в будущее: материалы Всерос. науч. – практ. конф., посвященной 250-летию вхождения алтайского народа в состав Российского государства. (16–19 мая 2006 г.). Т. I. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2006. С. 157.


[Закрыть]
. Проблемы крестьянского повстанчества в Сибири представлено в работах П.Ф. Алешкина[28]28
  Алешкин П.Ф. Типологическая общность и особенности крестьянского повстанчества: Западно-Сибирское восстание 1921 г. // Вестник ТГУ, вып. 12 (56), 2007. С. 281–291; Алешкин П.Ф., Васильев Ю.А. Крестьянские восстания в России в 1918–1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012; Алешкин П., Васильев Ю. Крестьянские восстания в Советской России (1918–1922 гг.): в 2 т. М., 2016.


[Закрыть]
. Однако при описании собственно крестьянских выступлений основное внимание автор уделяет территории Западной Сибири.

В современных обобщающих работах по истории крестьянских восстаний упоминаются и выступления на территории Енисейской губернии в ноябре 1920 г. В монографии красноярских историков «Сельское население Сибири первой половины 20-х годов ХХ века» выделен раздел «Партизанские выступления крестьян в Сибири»[29]29
  Жулаева А.С., Лущаева Г.М.: социальные проблемы и противоречия. Красноярск: СибГТУ, 2007. С. 82–125.


[Закрыть]
. В издании 2012 г. говорится: «Осенью 1920 г. в Енисейской губернии вспыхнул ряд небольших и разрозненных крестьянских восстаний вследствие недовольства населения продразверсткой, трудовыми повинностями, мобилизацией в армию новобранцев и одновременно унтер-офицеров старой армии. Голопуповское восстание (с начала октября по 19–20 ноября 1920 г.) охватило шесть волостей Канского уезда и насчитывало, по неполным данным, более 500 участников.

В Зеледеевском восстании (12–13 октября – ноябрь 1920 г.) приняло участие примерно такое же количество крестьян шести волостей Красноярского уезда. Сережский мятеж, отличившийся особой ожесточенностью действий обеих сторон с 1 по 5 ноября 1920 г., перекинулся на территорию пяти волостей Ачинского уезда и насчитывал свыше 600 участников… Пытавшиеся пробиться в Урянхай остатки сережских и зеледеевских повстанцев в феврале-марте 1921 г. были ликвидированы на территории Минусинского уезда»[30]30
  Алешкин П. Крестьянские восстания в России в 1918–1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012. С. 31.


[Закрыть]
.

Проблемы взаимоотношения власти и крестьянства во время «военного коммунизма» освещаются в некоторых обобщающих исследованиях по истории Красноярского края. В небольшой работе «История Красноярского края» читаем: «С весны 1920 г. отмечен рост антисоветских настроений в деревне, а основным раздражителем деревни становится продразверстка. В одной из летних сводок Сибревкома говорится о ситуации в Енисейской губернии, где “замечается недовольство против разверстки… это явление общее для всей губернии”. В другой сводке констатируется, что печальную роль в деле поддержки Соввласти играли и играют до сих пор агенты Губпродкома, своими неумелыми, а подчас и злостными мерами они сильно возбуждают население и способствуют распространению шептунами очередных слухов про существующий строй»[31]31
  Макаров А.А. История Красноярского края (1879–1940 гг.). Абакан: Хакасское кн. изд-во, 2013. С. 79.


[Закрыть]
.

В последних обобщающих исследованиях, опубликованных в столичных изданиях, в адрес сибирских историков появились обвинения в «симпатиях по отношению к крестьянам-мятежникам и антипатии по отношению к коммунистическому режиму»[32]32
  Алешкин П., Васильев Ю. Крестьянские восстания в Советской России (1918-1922 гг.): в 2 т. Т. 1. М., 2016. С. 60.


[Закрыть]
. Не согласны москвичи и с мнением сибиряков, в частности В.И. Шишкина, о недостаточной изученности крестьянских восстаний в Сибири.

В годы перестройки и постсоветский период исследователи познакомили общественность с историей Сережского восстания. Уже в 1989 г. в Красноярске была опубликована статья В.И. Шишкина «Сережский мятеж»[33]33
  Шишкин В.И. Сережский мятеж // Исторический опыт освоения Сибири. Красноярск, 1989. С. 127–131.


[Закрыть]
. Надо специально заметить, что эта работа новосибирского историка послужила основой для ряда последующих публикаций по Сережскому восстанию[34]34
  Коновалова О.В. Повстанческое движение в Енисейской губернии в 1920–1921 гг. // История Белой Сибири: материалы 5-й междунар. науч. конф. Кемерово, 2003. С. 103 –106.


[Закрыть]
.

Говоря о первых работах, необходимо отметить, что история Сережского восстания получила освещение в публикациях Г.М. Северьяновой (Лущаевой)[35]35
  Северьянова Г.М. Крестьянские восстания в Сибири (осень 1920 – 1924 гг.): учеб. пособие. Красноярск, 1995. 90 с.


[Закрыть]
. Формат учебного пособия не позволяет критически рассмотреть источниковую базу, а некоторые тезисы приходят в противоречие с введенными позднее историческими документами. Г.М. Лущаева невольно делает акцент на жестокости восставших и милосердии большевиков. Например, в статье о партизанской войне в Сибири в части Сережского восстания отмечается: «Из 312 человек, судимых ревтребуналом в связи с Сережским восстанием, 133 человека на суде были освобождены. Более 200 человек среди подсудимых были бедняки и середняки. ВЦИК приостановил исполнение приговора о 75 сережских крестьянах, присужденных к расстрелу»[36]36
  Лущаева Г.М. К вопросу о партизанской войне в Сибири в начале 1920-х годов и причинах ее поражения // 1917 год в российской и мировой истории: материалы междунар. науч. конф. (Красноярск, 14–15 ноября 2007 г.). Красноярск: Красноярский писатель, 2007. С. 364.


[Закрыть]
.

В первом и единственном «Енисейском энциклопедическом словаре» (1998 г.) имеется статья «Сережское восстание», в которой говорится: «…началось 2.11.20 г. в д. Сереж Ачинского уезда на почве недовольства крестьян продразверсткой и принудительной мобилизацией мужчин 1901 г. рождения… Руководители восстания Милицын, Дубский, Селезнев и др. Численность банды – до 500 чел. Заговорщики имели свою агентуру в отрядах Красной Армии…»[37]37
  Шуньков П.Г. Сережское восстание // Енисейский энциклопедический словарь / гл. ред. Н.И. Дроздов. Красноярск: КОО Ассоциация «Русская энциклопедия», 1998. С. 555.


[Закрыть]
. Таким образом, в этой энциклопедической статье выступивших против власти называют и руководителями восстания, и бандой, и заговорщиками. При этом насильственные действия восставших против власти называют «кровавой расправой», а действия властей – «рассеять ее, захватить организаторов и предать их суду»[38]38
  Шуньков П.Г. Сережское восстание // Енисейский энциклопедический словарь / гл. ред. Н.И. Дроздов. Красноярск: КОО Ассоциация «Русская энциклопедия», 1998. С. 555.


[Закрыть]
.

К сожалению, статьи в энциклопедиях страдают неточностями. В качестве примера можно привести статью «Сережское восстание» в одной из красноярских энциклопедий. Вот ее дословный текст: «…началось 2 ноября 1920 г. в деревне Сереж Ачинского уезда, ныне Назаровский район. Восстание вспыхнуло на почве недовольства крестьян продразверсткой и принудительной мобилизацией мужчин 1901 года рождения. Началу восстания способствовала активная пропаганда о непрочности советской власти и якобы падении таковой во многих местах России. Руководители восстания Милицын, Дубский, Селезнев и другие. Численность восставших до 500 человек. В ответ на арест коммунистами нескольких кулаков и требование выполнить разверстку Сереж был занят восставшими, учинившими кровавую расправу над активистами села: убито несколько десятков человек. Коммунисты Ачинского уезда повели наступление на Сереж, понеся большие потери. С подходом частей Красной Армии при поддержке артиллерии удалось выбить восставших из Сережа, рассеять ее, захватить организаторов восстания и предать их суду. Расстреляны более сотни людей, в том числе безвинные. Новая власть под руководством неисправимых революционеров никого не порола, в отличие от колчаковцев, а сразу ставила к стенке. Убиты были не только руководители восстания, но и часть членов их семей»[39]39
  Большой энциклопедический словарь Красноярского края. Т. II / под ред. А.П. Статейнова. Красноярск: Буква С, 2010. С. 374.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении