Валя Шопорова.

Зима, холода



скачать книгу бесплатно

– Мы приехали. Жёлтый автобус. Вы дойдёте сами?

На том конце связи снова послышалась непонятная речь, которая быстро сменилась на русский язык.

– Дойдём. Спасибо за то, что откликнулись.

– Русские должны помогать друг другу, – улыбнулся Костя.

Буквально через минуту дверь самолёта открылась, и наружу выбросили аварийную горку. В дверном проёме мелькнула фигура и скатилась вниз, вставая на ноги и увязая в снегу. Следом скатилась ещё одна фигура, и ещё одна, и ещё.

Уже все три девушки прилипли к стеклу, наблюдая за тем, как четыре фигуры (судя по всему, те самые высокопоставленные персоны) двигались в их сторону, натягивая на головы капюшоны, кутаясь в курточки и пытаясь не упасть. Следом шли ещё трое человек, таща чемоданы «вельмож» (или дам, пока было непонятно).

Константин вышел из кабины, помогая погружать багаж и переговариваясь с тем парнем, с которым разговаривал ранее и который оказался переводчиком.

– Садитесь и вы, подвезём, – сказал Костя переводчику.

– Нет, не можем, – ответил парень. – Самолёт не сломан, просто некоторые проблемы. Думаю, их вскоре смогут устранить. Мы не можем рисковать и оставлять группу в самолёте, но сами уйти не можем, там дорогостоящая аппаратура, вещи и прочее…

– Группа? – переспросил мужчина, косясь на гостей, которые не снимали капюшонов и продолжали дрожать даже, несмотря на то, что были уже внутри салона автобуса, а там было достаточно тепло.

– Да, музыкальная группа, – кивнул переводчик. – Вы сможете отвезти их в Новокузнецк?

– Мы как раз туда и направляемся, – кивнул Костя. – Конечно, отвезём и поселим в отель.

– Лучший отель, – аккуратно уточнил переводчик. – Они привыкли ко всему лучшему.

– Как скажите, – пожал плечами Константин. – Лучший, так лучший.

– Спасибо, – ещё раз кивнул парень-переводчик. – Тогда я пойду?

– А номер не оставишь, чтобы я тебе сообщил, куда музыкантов поселил?

– Ах, точно… Господи, у меня голова уже кругом…

– Бывает, – улыбнулся мужчина.


Договорившись и отправив обслугу «вельмож» обратно, Константин вернулся за руль, но автобус заводить не спешил – точнее, автобус не спешил заводиться совершенно самостоятельно, намекая на то, что не надо было глушить его посреди тайги.

Клава, Тоня и Настя заинтересованно поглядывали в сторону непонятных и пока неизвестных высокопоставленных гостей. Парни (а все четверо оказались именно представителями мужского пола) начали понемногу отмирать и даже раздеваться. Первым снял капюшон среднего роста парень. Среднестатистическое лицо, длинные русые волосы – ничего особенного. Вторым «открылся» красно-рыжий невысокий худощавый парень с невероятно зелёными глазами, который выглядел лет на девятнадцать. Третий был высоким и куда более запоминающимся: тёмно-зелёные глаза с вкраплениями карего, очерченные скулы, пухлые губы и серёжка в нижней губе. Волосы у парня были длинными, собранными в пучок, а цвет их был тёмно-каштановый.

На лице парня была заметная небритость. Четвёртый и последний тоже взялся за капюшон, снимая его, являя публике свой лик. Парень этот тоже был высоким, лицом был похож с третьим, только глаза темнее – чистого карего цвета, брови тоньше и серёжка не в губе, а в носу – кольцо в носовой перегородке. Волосы у парня были белые (не блондинистые, а именно белые), а на концах они были тронуты фиолетовым и розовато-закатным.

Клава поджала губы, переводя взгляд с одного парня на другого, и тут до неё дошло…

– Вашу ж бабушку… – прошептала брюнетка и обернулась на подруг. – Это же TCAS!

– Я поняла уже, – кивнула Настасья, продолжая напряжённо смотреть на музыкантов.

– Так мне не показалось? – нахмурилась Тоня, которая, мягко говоря, недолюбливала эту группу.

TCAS – музыкальная рок-поп группа родом из Франции, которая уже заняла своё место в музыкальном мире и плотно закрепилась там, несмотря на молодость своих участников. Группа состояла из четырёх человек: Бернарда Жаккара (белый с серёжкой в носу), он являлся её солистом, Матиса Жаккара (брюнет с серёжкой в губе), который был гитаристом. Бернард и Матис были братьями-близнецами (дизиготными, то есть, не одинаковыми), Матис старший. Также, в группе был бас-гитарист и по совместительству клавишник – Тибо Планель, тот самый красно-рыжий тощий парнишка. За ударную установку отвечал Чарльз Лагранж – русый неприметный парень, которого всегда бесили вопросы, типа: «А ты с тем Лагранжем не родственники?». Родственником знаменитого математика он не был и ужасно злился, когда его в тысячный раз спрашивали об этом. Бернарду и Матису было по 24 года, Чарльзу 26 и он был самым старшим, а Тибо 23 (а не 19, как казалось).

– М-да, – изрекла Клава, разглядывая знаменитых парней. – Вот, мне интересно, сколько бы их фанаты заплатили за то, чтобы оказаться на нашем месте?

– Думаю, много, – ответила Настя.

– Да за что там платить? – спросила Тоня, косясь на нелюбых ей музыкантов.

– Фанатам виднее, – пожала плечами Настасья.

Остальные девушки дружно вздохнули и вернулись на свои места, готовясь продолжить путь. Клава вдела в уши наушники, Тоня вернулась к телефону, а Настя уютно свернулась на одном из удобных больших кресел, намереваясь ещё немного поспать, но планы их вновь нарушил… стук в дверь.

– Кого там принесло? – недобро глянув в сторону звука, произнесла Настя.

– Не открывай, Костя, – напрягшись, добавила Тоня. – Мало ли, кто там…

– Вероятнее всего, кто-нибудь с их стороны, – ответил водитель и нажал кнопку, открывая дверь.

В автобус ввалился весь присыпанный снегом переводчик TCAS – молодой, светловолосый парень двадцати четырёх лет. Константин вышел в салон и вопросительно кивнул парню.

– Я подумал, – ответил на немой вопрос переводчик, – лучше мне будет поехать с вами. Там, – он махнул рукой в сторону самолёта, – и так народа достаточно, не пропадут вещи, а группе может быть сложно объясниться с персоналом отеля без меня…

– Ну, раз так, – вздохнул Костя, – садись. И тебя подвезём.

– Спасибо, – кивнул блондин. – Меня Андреем зовут.

– Костя, – ещё раз представился мужчина и пожал вновь прибывшему руку. – Что ж, Андрей, располагайся, – Константин склонился поближе к парню и добавил: – И своим подопечным скажи, чтобы садились.

Группа TCAS продолжала стоять, непонятными взглядами разглядывая салон автобуса и его пассажиров. Особенно усердно разглядывал Матис, но его интересовал отнюдь не интерьер автобуса, а наличие трёх симпатичных девушек в нём. Вот только они, девушки, не обращали на французов никакого внимания. Точнее, демонстративно не обращала внимания Тоня, Клава пыталась упросить телефон перестать барахлить и начать снова нормально воспроизводить музыку, и только Настасья рассматривала французов.

– Привет, что ли, сказать? – тихо спросила у Клавы Настя. Клава пожала плечами, продолжая проводить реанимационные мероприятия с телефоном, затем, неожиданно вскинула голову и сказала:

– Hello. We nice to meet you. (Привет. Мы рады вас видеть).

Бернард и Матис одновременно, вопросительно повели бровью, переводя взгляд на брюнетку. Чарльз зачем-то отвернулся и только Тибо ответил:

– Hello. We nice to meet you too. (Привет. Мы тоже рады вас видеть).

– Yes-yes! – поддакнул Матис, выйдя из непонятного ступора. Но на большее француза не хватило, и дальше он заговорил на родном языке, сыпля вопросами: – Quel est votre nom? O? allons-nous? Que se passe-t-il? O? nous sommes assis? Ici terriblement mal ? l’aise! … (Как вас зовут? Куда мы едем? Что происходит? Куда нам сесть? Здесь жутко неудобно!…) – и ещё много-много вопросов.

Глаза девушек лезли на лоб, Андрей еле поспевал за болтливым парнем, а Константин одержал свою первую победу и завёл наконец-то двигатель. Автобус вновь тронулся с места, но этого никто не заметил.

– Они хотят удобно расположиться и поехать с комфортом, – устало вздохнул Андрей, подытоживая слова французов.

– Так, в чём проблема? – спросила Клава. – Пусть садятся, места ещё есть. Три, правда, но это их проблема.

– Полностью согласна с вами, Клавдия, – кивнула Тоня.

– Как они поедут на трёх местах? – стараясь говорить спокойно, спросил Андрей. Бернард начал дёргать его за рукав, требую объяснения происходящего.

– А нам какое дело? – фыркнула Антонина.

– Девочки, – подала голос Настя. – Может быть, подвинемся?

Тоня сделала вид, что не слышала этого. Клава закатила глаза. Но, в итоге, девушки подвинулись и позволили французам разместиться. После того, как Андрей перевёл им всё, и парни заняли свои места, в автобусе вновь воцарилась тишина, нарушаемая лишь постукиванием пальцев Клавы по подоконнику, да тихой французской речью. Но, вскоре, диалоги музыкантов сошли на нет, и остались только ритмы музыки в наушниках Клавы. Затем, стихли и они. Все заснули. Но спать им было недолго, по крайней мере, спокойно…

– М-мать! – вырвалось у сонной Клавы, когда автобус резко затормозил и она, стукнувшись головой об стекло, вылетала вперёд, падая к ногам Матиса и Бернарда. Вышеуказанные парни от резкого торможения тоже упали… прямо на Клаву.

– Что случилось?! – заголосила перепуганная Тоня.

Настя, которая тоже упала на пол, оставалась самой спокойной и просто, молча, озиралась по сторонам, пытаясь понять – что произошло?

– Что случилось? Почему мы затормозили? – в унисон, на русском и французском заголосили Андрей и музыканты.

– Сейчас узнаю, – заявила Тоня и решительно двинулась в кабину к Косте.

Шатенка вернулась через минуту, а за ней вышел и сам Константин. Вид у мужчины был невеселый.

– Что случилось? – одновременно спросили переводчик и Клава. Настасья, молча, вернулась на своё место и покосилась на Тибо и Чарльза.

– Qu’est-il arriv?? (Что произошло?) – спросил Матис, вставая с сиденья. Бернард попытался вернуть его на место, но парень проигнорировал попытки брата. – Pourquoi nous arr?tons-nous? Que se passe-t-il? (Почему мы остановились? Что происходит?)

– Не переводи пока, хорошо? – попросил Константин Андрея. Переводчик кивнул. – В общем… – мужчина вздохнул. – Автобус сломался.

– Как? – хором спросили все русскоговорящие в салоне.

– Как сломался? – спросила Клава и подошла к Косте. – А… А что теперь?

– Буду чинить, – ответил мужчина.

– И надолго это? – уточнил Андрей.

– Я не знаю, – пожал плечами Константин.

– Что значит – не знаете?! – возмутился Андрей. – У нас же тут…

Тоня шикнула на парня, и он затих. На шум подтянулись и французы. Они ничего не понимали, но усилено прислушивались, пытаясь разобрать хоть слово на великом и могучем…

– Знаете что, – сказал Константин, когда первая волна гула и возмущения стихла. – Это может затянуться надолго…

– Ладно, подождём, – пожала плечами Клава и вернулась на своё место.

– Как подождём?! – возмутилась Тоня. – У меня же утром встреча!

– Вы меня дослушаете?! – слегка повысил голос Костя.

– Дослушаем, – кивнула Тоня. Клава хотела было вернуться ко всем, но передумала и осталась в кресле.

– Поскольку автобус не работает, система обогрева тоже отключилась, а это значит, что уже через минут сорок здесь будет такая же температура, как на улице.

– Мы же замёрзнем? – испуганно пискнула мерзлявая Настасья.

– Вот именно, – кивнул Костя. – Потому я предлагаю вам пойти в деревню, здесь должна быть неподалёку, и попросить у кого-нибудь приюта. А я, как только починю автобус, заберу вас.

Тоня в шоке открыла рот, Наста переваривала услышанное. Французы пытались понять, почему все вдруг изменились в лице. А Андрей упорно молчал и ничего не переводил.

– Que se passe-t-il? (Что происходит?) – дёрнул Андрея за рукав Бернард.

– Juste un instant … (Одну минуточку…) – попросил переводчик и обратился к девушкам и водителю: – Что мне им сказать? Они будут, мягко говоря, не рады поломке автобуса!

– А мы рады, по-твоему?! – вспылила Клава.

– Швиммер, не кричи, – сказала Тоня и обратилась к Андрею: – Соври им что-нибудь.

– Что например? – скептически поджал губы парень.

– Ну, например… – Харламова оглянулась вокруг, ища ответа в лицах подруг. – Например…

– Русский курорт? – предложила Настасья.

– Экстримальный, – фыркнула Клава.

– Экстримальный русский курорт, – подытожила Антонина и кивнула. – Точно, так и скажи им. Соври, что звонил продюсер и сказал, что им было бы неплохо приобщиться к русской культуре, и потому он решил устроить им такой мини-отпуск в сибирской деревне.

– Думаете, поверят? – неуверенно спросил Андрей.

– А у них есть выбор? – спокойно спросила Тоня.

Вздохнув, Андрей опустил голову и, приняв поражение, направился к французам. Но парень развернулся на полдороги и вернулся к девушкам и водителю.

– Извините, конечно, – прокашлялся переводчик, – но вы уверены, что здесь есть деревня?

– Должна быть, – пожал плечами Константин.

Мужчина оглянулся в сторону своей кабины и нахмурился, потёр подбородок.

– Короче, молодежь, решайте тут сами, потом мне скажите итог. А я пойду начинать, иначе мы все здесь вскоре околеем.

Договорив, мужчина удалился, оставляя напряжённых русских и ещё слишком спокойных французов.

– Quelle est la question? (В чём дело?) – спросил Бернард, подходя к девушкам и переводчику. – Pourquoi nous arr?tons-nous? Y at-il un probl?me? (Почему мы остановились? Какие-то проблемы?)

– No problem! (Никаких проблем). – с готовностью ответила Клава, подчеркнув своё высказывание яркой жестикуляцией.

– Я мог и сам ответить, – шепнул Андрей, склонившись к брюнетке.

– Вот и отвечай, – в ответ прошипела Швиммер. – И не тупи.

Парень фыркнул, но не стал препираться с Клавой.

– Si tout va bien, alors pourquoi sommes-nous encore debout? (Если всё в порядке, то почему мы стоим на месте?) – не отставал назойливый француз, смотря то на Клавдию, то на своего переводчика.

– Думайте быстрее, что делать, – стараясь сделать это незаметно для Бернарда, прошипел Андрей. – Он уже спрашивает и начинает волноваться…

– Есть идея! – заявила Антонина, поднимая палец вверх.

– Какая? – воодушевился Андрей и снова покосился на Жаккара, который был упрямым и не собирался уходить без ответа. Увидев этот взгляд, француз сложил руки на груди и теперь уже демонстративно показывал, что никуда не уйдёт.

– Peut-?tre que vous me r?pondez? (Может быть, вы мне ответите?) – напомнил о себе Бернард.

– Давай быстрее, что ты предлагаешь делать? – заторопился Андрей, ближе подходя к Тоне.

– А всё просто, – развела руками шатенка и посмотрела на подруг, после чего вернулась к переводчику. – Нам нужно узнать, есть ли поблизости деревня, значит, кто-то должен пойти и посмотреть. Есть желающие? – девушка оглядела всех присутствующих.

Настя спокойно сидела на своём месте, всем своим видом показывая, что Тоне придётся её сначала убить, чтобы вытолкнуть на такой мороз на разведку. Клава старательно отводила взгляд. Французы продолжали ничего не понимать: Бернард всё ещё стоял рядом с русскими, а остальные были заняты разговорами между собой.

– Насколько я понимаю, французы не считаются? – спросила Клава, когда молчание затянулось, а добровольцы так и не обнаружились.

– Нет, – кивнул Андрей. – Только мы.

– Мы? – возмутилась Настя. – Почему это они не могут идти, а мы можем? Мы девушки, вообще-то.

– И что вы предлагаете? – вздохнув, спросил Андрей, переводя взгляд с дамы на даму.

Пересмотревшись, девушки улыбнулись друг другу и дружно шагнули к переводчику.

– Я? – пискнул парень. – Но там же… Там же холодно! А я в лёгкой куртке!

– А не надо было лететь через Сибирь в этом, – хмыкнула Клава.

– Кто ж думал, что самолёт сломается, – пробубнил переводчик, пытаясь застегнуться так, чтобы из ворота куртки торчали одни глаза.

Поняв, что иных вариантов не предвидится и за него уже всё решили, парень подошёл к дверям и попросил Костю, чтобы тот открыл их. Салон наполнил ледяной воздух, и все присутствующие поёжились.

– Вы меня обратно хоть впустите? – спросил Андрей, смотря на девушек оленьими глазками.

– Иди уже, – ответила Тоня и волшебным пендолем помогла переводчику спуститься со ступенек.

– Всё, как только вернусь домой, уволюсь к чёртовой бабушке, – бубнил Андрей, топая по снегу прочь от жёлтого автобуса и, пытаясь не упасть, потому что сугробы вокруг были всюду и высотой они были выше колена. – Су…

– А не погорячились ли мы? – спросила Клава, припадая к стеклу и смотря на удаляющуюся фигуру переводчика.

– В смысле? – поинтересовалась Антонина.

– Мало ли… замёрзнет, потеряется…

– Надеюсь, нет, – сказала Настя и тоже подошла к подругам.

– Quelqu’un me dire ce qui se passe?! (Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?!) – напомнил о себе Бернард, который продолжал стоять рядом и про которого уже все забыли.

Клава обернулась на парня, нахмурилась, несколько секунд думая, затем выдала:

– No. В смысле… After. Правильно? (Нет. Потом). – обратилась она к подругам. Подруги пожали плечами, потому что в английском все они были не сильны. Тоня свободно говорила на двух языках, но оба они были не французским и не английским, к сожалению…

– Думаю, правильно, – запоздало кивнула Настасья.

– Надеюсь, Андрей скоро вернётся… – произнесла Тоня, смотря на снежную пустыню за окном.

– After?! (Потом?!) – вновь возмутился француз, всплеснув руками. – What do you mean?! (Что вы имеете в виду?!).

– Andrei will come back and… and… (Андрей вернётся и… и…). – Клава никак не могла вспомнить, как правильно сказать «объяснит».

«Ай, ладно, поймёт, – мысленно махнула рукой брюнетка. – Им-то английский тоже не родной».

– And he tell you all, – договорила Клава. – Ok? (И он расскажет тебе всё. Окей?).

Младший Жаккар недоверчиво покосился на странно улыбающуюся девушку, но, после, кивнул, соглашаясь. Наконец-то, парень удалился к своим.

Подсев к брату, который что-то яростно обсуждал с клавишником, Бернард тяжко вздохнул и опустил свою выбеленную голову старшему на плечо. Не удостоив брата вниманием, Матис дёрнул плечом, сбрасывая его голову, делая это как бы случайно. Бернард не стал настаивать на внимании к себе и, вновь тяжело вздохнув, сел ровно, обернулся на девушек, которые тоже что-то обсуждали.

«Интересно, что же такое случилось? – думал младший Жаккар. – Понять бы, о чём они говорят…».

– Возвращается! – радостно заверещала Клава, тыча пальцев в окно.

– Тише ты! – одновременно шикнули на подругу Тоня и Настасья.

– Французов спугнёшь, – добавила Харламова и покосилась в сторону парней.

– Ты так говоришь, будто они каждой мыши боятся, – развела руками Клава.

– А кто их знает… – Тоня снова покосилась на французов.

Послышался стук в дверь. Потом грохот, словно в неё колотили уже даже не кулаками, а ногами и головой. Потом к этому присоединились крики:

– Откройте! Откройте!

Клава поспешила в кабину к Косте, чтобы он открыл дверь. Как только это случилось, в автобус ввалился Андрей, который теперь был больше похож на сугроб на ножках.

– Какие новости? – спросила Тоня.

– Я ненавижу зиму, – пробурчал переводчик, отряхиваясь от снега. – Я ненавижу холод…

– Ближе к делу, – напомнила шатенка.

– И Сибирь я теперь тоже ненавижу!

– Эй, полегче! – возмутилась Клава.

– Так, фанаты и анти-фанаты наших бескрайних северных просторов подисскутируют потом, – встряла Антонина. – А сейчас, Андрей, ответь – ты деревню нашёл?

– Нашёл, – фыркнул парень и чихнул, сгибаясь пополам. – И, по-моему, грипп я тоже нашёл…

– Грипп – это вирус, – поправила парня Тоня. – Ты не мог подцепить его в бескрайней тайге. Максимум…

– Окей, пусть будет сибирская язва, – возмутился переводчик. – Так вам больше нравится?

– Тебе же болеть, – пожала плечами Клава. Настя рассмеялась и прикрыла рукой рот.

– Значит, выдвигаемся, – скомандовала Тоня и хлопнула в ладоши. – Или у вас есть возражения? – она обвела взглядом подруг. На французов она даже не взглянула, их никто не спрашивал.

Большая часть музыкантов продолжала ни о чём не догадываться. Точнее, только мнительный и дотошный Бернард что-то подозревал, но, поскольку, ему никто и ничего не объяснял, он не мог понять – что именно его смущает и тревожит? Но, как оказалось, чуйка младшего Жаккара не подвела…

– Pourquoi ?tes-vous si cherchez l?-bas? (Ты чего так туда смотришь?) – наконец-то снизойдя до брата, спросил Матис.

– ? mon avis, nous sommes maintenant un endroit o? aller … (По-моему, мы сейчас куда-то пойдём…) – ответил Бернард, не сводя глаз с одевающихся Тони, Клавы и Насти и Андрея, который делал зарядку, махал руками и ногами, чтобы разогнать кровь.

– Vous faites quoi? (Ты совсем того?) – рассмеялся Матис. – O? allons-nous? (Куда мы пойдём?) – он показал пальцем в окно, за которым кроме снега ничего не было видно. – Nous ne sommes pas venus ? ce… quel est son nom? (Мы же ещё не приехали в этот… как его там?) – он посмотрел на товарищей, ища помощи.

– Novokuznetsk, (Новокузнецк), – помог другу Чарльз.

– Exactement! (Именно!) – старший Жаккар щёлкнул пальцами. – Novokuznetsk… quel nom ?trange … (Новокузнецк… какое странное название…) – он поморщился.

– Il est la Russie, (Это же Россия), – пожал плечами Тибо. – Beaucoup de choses peuvent ?tre inhabituel pour nous. (Здесь многое может быть непривычно для нас).

– De plus, (Как хорошо), – расплывшись в широкой улыбке и сладко потянувшись, ответил Матис, – nous ne resterons pas ici … (что мы здесь не задержимся…)

– Может быть, объяснишь своим, что мы уходим? – спросила у переводчика Клава, косясь на ничего не подозревающих французов.

Андрей кивнул и направился к «своим», что-то долго и, по возможности, осторожно им объясняя, безбожно привирая и спихивая всё на бедного месье Фаша – продюсера группы, который спал у себя дома и не подозревал, в какую ж… попали его подопечные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное