Валя Шопорова.

Тени. Что чувствуешь, когда тебе ломают жизнь?



скачать книгу бесплатно

– А мне кажется, что у меня это отлично получается. – девушка гордо улыбнулась и сложила руки на груди. – Может быть, я – вундеркинд? А что, не в математике, так по жизни! – звонкий смех матери и дочери заполнил помещение кухни. – Ну, что, мы будем обедать или нет? – отсмеявшись, спросила Хенси.

– Конечно, но… – женщина размяла шею и посмотрела на дочь. – Но, если быть откровенной, то мне так лень готовить…

– Я это знаю, мам. – кивнула девушка и встала, направляясь к холодильнику. Открыв морозильную камеру, девушка достала оттуда покрытую изморозью упаковку и, захлопнув дверцу, помахала полуфабрикатом перед матерью. – Именно поэтому у нас на обед… – девушка сделала паузу, читая надпись на упаковке. – У нас на обед лазанья с грибами, как тебе эта идея?

– Это одна из лучших твоих идей. – рассмеялась мать, подмигивая дочери и откидываясь на спинку стула.

– Осталось разобраться, как превратить этот кусок льда в ароматное и изысканное блюдо, которое обещает надпись на упаковке. – девушка вертела в руках коробку и, найдя инструкцию по приготовлению, начала читать. – Так… Достаньте лазанью из коробки и, не освобождая её от защитной плёнки, поместите в духовой шкаф на двадцать минут. Готовьте при температуре 200 градусов. Отлично! – разорвав картонную упаковку, девушка выставила температуру в духовом шкафу и сунула туда полуфабрикат.

Несмотря на то, что на произведение кулинарного искусства лазанья из магазина не тянула, но производители не обманули своих покупателей в том, что она невероятно ароматна и вполне себе вкусна. Съев всё до последней крошки, Хенси и её мать приготовили себе по порции ароматного кофе, к которому «совершенно случайно» нашлись завалявшиеся в холодильнике сладости.

Симона уже уплетала второй кусок торта, который был куплен пять дней назад, но казался вполне свежим, Хенси же ограничилась одним куском, лениво и со знанием дела размазывая густой крем по тарелке.

– Сейчас бы ещё и вздремнуть… – мечтательно произнесла Симона, прикрывая глаза и потягиваясь, совсем, как маленькая девочка.

– А в чём проблема, мам? – беззаботно спросила Хенси, облизывая ложку от крема.

– Никакой проблемы, – устало улыбнулась мать, – но не думаю, что Макей будет счастлив прийти домой и застать на столе – ничего.

– Я могу тебе помочь, – предложила девушка, – или даже сделать всё сама. Не факт, что я не отравлю отца, но я честно буду стараться.

– Это меня и пугает, – рассмеялась мать.

– Но я буду стараться! – девушка наиграно надула губы и отвернулась.

– Постарайся лучше наверху. – Хенси вновь повернулась к матери и вопросительно подняла брови. Мать поспешила пояснить. – С тебя уборка, Хенси, надеюсь, ты ещё помнишь об этом.

– Я бы хотела изобразить амнезию, но что-то мне подсказывает, что этот номер не пройдёт…

– Правильно думаешь, – кивнула мать. – Кстати, я бы посоветовала тебе начать прямо сейчас или же в ближайшее время.

– К чему такая спешка? – мать не ответила и кивком указала на часы на микроволновой печи. – Серьёзно? – Хенси не поверила своим глазам. – Уже полседьмого?

– И себе бы я посоветовала не затягивать с ужином… – словно не слыша дочь, добавила Симона.

– Ладно, мам, – девушка встала из-за стола и привычно задвинула стул, взяла посуду, – я пойду тогда убираться.

– Да, Хенси, иди, я тоже сейчас начну.

Ты будешь ужинать?

– Сомневаюсь, что после этого, – девушка указала на пустые тарелки из-под лазаньи и торта, – я успею проголодаться до следующего утра.

– Хорошо, – женщина кивнула, – но если вдруг захочешь, возьмёшь, я буду готовить несколько порций.

– Да, мам, спасибо. – девушка подошла к матери и обняла, поцеловала в щёку. – Я тебя очень люблю.

– И я тебя, Хенси. – женщина искренне улыбнулась. – Ты моё самое дорогое солнце. – ещё раз прижавшись губами к щеке матери, девушка отпустила родительницу и пошла к лестнице.

Семья Литтлов жила в небольшом двухэтажном домике, который включал в себя две спальни и ванную на втором этаже, просторную гостиную, кухню и вторую ванную комнату на первом этаже.

Зайдя в ванную комнату, где хранился весь уборочный инвентарь, девушка остановилась перед большим зеркалом, вздохнула и медленно собрала волосы в хвост, перетягивая его резинкой. Достав из специального стенного шкафчика швабру, тряпку и ведро, девушка ногой захлопнула его дверцу и потащила всё это в сторону своей комнаты.

Размешав в ведре моющий раствор, Хенси пару раз окунула в него швабру, как могла, отжала её и плюхнула на пол, с усилием проводя по ламинатному полу и оставляя на нём мокрые дорожки.

Занятия уборкой всё ещё не нравились девушке, но сейчас, вымыв уже почти всю комнату, она несколько втянулась и даже стала что-то тихо напевать себе под нос, водя уже практически сухой шваброй по полу.

После пола, девушка принялась за уничтожение пыли, которая каким-то неведомым образом, всегда скапливалась на её столе ощутимым слоем. Наверное, это происходило из-за того, что над столом было расположено окно, которое часто было открыто, и через него в комнату залетала грязь и пыль с улицы.

Протерев стол, подоконник и окна, девушка вновь смочила тряпку, промыла её, и протёрла фотографии в рамках, висящие на стенах её комнаты. Этих картинок жизни было не так много, но каждая из них воскрешала внутри что-то тёплое.

«Этим летом мы непременно съездим на отдых и сделаем там кучу новых фотографий» – подумала девушка, насухо вытирая стекло фото-рамки и улыбаясь самой себе, только маленькой и со сгоревшим носом, на фотографии.

Покончив с уборкой в своей комнате, девушка направилась дальше, останавливаясь в дверях и окидывая пространство придирчивым взглядом. Не сказать, что всё в комнате начало сиять, но выглядело помещение вполне прилично и полностью удовлетворяло запросы Хенси. Довольно кивнув сама себе, девушка двинулась дальше.

После уборки в родительской спальне и коридоре, связывающем жилые комнаты, девушка вернула инвентарь в ванную, промыла его и, скинув одежду, сама полезла в душ.

Как-то незаметно стрелки часов приблизились к отметке в десять часов вечера, внизу уже давно болтали родители, а Хенси радовалась тому факту, что на ней лежит обязанность по уборке только второго этажа. Отжав мокрые волосы и откинув их на спину, девушка обернулась полотенцем и пошла в комнату, оставляя на свежевымытом полу мокрые следы. Несмотря на то, что её ноги были чисты, внутри срабатывал какой-то рефлекс, заставляющий девушку идти на носочках, едва касаясь пола.

Добравшись до комнаты и закрыв дверь, девушка включила компьютер и села за стол, прикрывая глаза и терпеливо ожидая, пока старенькая машина включиться. Зайдя на почту, она тут же заметила звоночек-оповещение. Кликнув на него, девушке открылось письмо от её любимой подруги, что, к сожалению, была так далеко сейчас.

Глава 5


«… В общем, Кристина, особо ничего не изменилось: учителя так же нудят, солнце светит, но не так часто, как хотелось бы, вот только тебя нет рядом… Кристина, помнишь, как мы устраивали с тобой наши традиционные вечера с мороженым? У тебя было шоколадное, у меня вишнёвое, а потом нам надоедал собственный выбор и мы менялись, вмешивая в вишню шоколад и наоборот. Было весело. Мне этого не хватает. Недавно я попробовала устроить такой же вечер с мамой, было прикольно, но это не совсем то.

Я рада, что у тебя там появились друзья, честно рада. Эта твоя подруга очень интересная и хорошая, судя по твоим письмам. Извини, я всё время забываю, как её зовут…

А ещё я посмотрела тот фильм, про который ты говорила. Если честно, мне он совсем не понравился. А ты посмотрела тот сериал, который я тебе советовала, а то ты не написала об этом?

…Когда я садилась писать, мне хотелось сказать так много и, наверное, много и получилось, но это такая дешёвая поделка нашего общения – эти письма. Я хочу поговорить с тобой вживую, и я очень рада тому, что ты собираешься в Штутгарт летом. Только обязательно напиши мне хотя бы за месяц дату приезда, чтобы она не совпала с нашим семейным отпуском. Да, Кристина, спустя три года зависания в городе, мы наконец-то выберемся на море! Я уже представляю себе это: пляж, палящее солнце, поющее море и сладкие коктейли с цветными соломинками и зонтиками, ммм…

Маме это действительно нужно, она часто грустит после увольнения, да и мне лишним не будет – впереди выпускной класс, едва ли удастся расслабиться в новом учебном году. Да и не хочу я расслабляться, ты же знаешь, что я очень хочу поступить в медицинский, и ты знаешь, я – упорная =).

В общем, дорогая подруга, всё хорошо, жаловаться не буду, а буду ждать твоего ответа и информации о дате твоего приезда.

Не забывай обо мне.

Хенси».

Девушка отправила письмо, пару минут устало просмотрела на монитор и, выйдя из почты, нажала на кнопку отключения питания компьютера. Немного подумав, старенькая машина низко и тихо погудела и отключилась, оставляя девушку в темноте, потому что белый монитор был единственным источником света в комнате. Была у Хенси такая привычка – работать или развлекаться за компьютером без света, и даже резь в глазах не останавливала девушку.

Смотря в темноту погасшего монитора и думая о чём-то своём, девушка не услышала, как за её спиной тихо открылась дверь. Щелчок выключателя и возглас матери вывели Хенси из некого подобия транса.

– Хенси, господи, – мать схватилась за сердце, – ты чего меня пушаешь? – сощурившись от слишком яркого после тьмы света, девушка обернулась к матери.

– А ты не пугайся, мам. – она улыбнулась. – В конце концов, не чудище же здесь тебя поджидает, во тьме.

– А вдруг? – девушка улыбнулась и покачала головой. – Как же монстры под кроватью? – женщина тоже мягко улыбнулась и, прикрыв дверь, села на край кровати.

Приложив палец к губам и, кивнув матери, девушка медленно опустилась на колени и подняла длинное покрывало, свисающее почти до самого пола.

– Ау, монстры? – позвала Хенси, говоря в подкроватную темноту. – Выходите, вас раскусили. Ау, вы где там? – для пущей уверенности, девушка засунула под кровать голову, а после руку, шаря по пыльному полу. – Сбежали… – растерянно произнесла она и вынырнула из-под кровати, фыркнув от пыли. – Всё, мам, не бойся, монстров там больше нет, теперь это полностью моя личная комната.

– Никаких монстров, – с улыбкой произнесла женщина и встала, подходя к дочери, – только мой маленький чёртик. – Симона наклонилась и поцеловала дочь в лоб, на что последняя смешно наморщила нос.

– У вас тут тайная вечеря? – раздался голос отца семейства, чья голова всунулась в комнату и смешливо улыбалась.

– Почти, – вздохнула Хенси, садясь на кровать. – Только свергали мы не Иисуса, а прогоняли монстров. Кстати, миссия выполнена блистательно.

– Я горжусь вами, сержант! – ответил Макей, продолжая улыбаться и входя в комнату уже полностью.

– Благодарю вас, генерал. – Хенси вскинула руку к виску, отдавая честь. – Миссия по поимке особо опасных подкроватных монстров, которые пугали прекрасную Симону, выполнена, и, мне кажется, пришло время поговорить о моём повешении…

– Что вы имеете в виду, сержант Хенси?

– Я полагаю, что я доросла до капитана. – серьёзным тоном ответила Хенси.

– До капитана? Хм… – мужчина задумчиво потёр подбородок и обошёл дочь со всех сторон. Девушка смирно стояла, как на параде, высоко подняв подбородок. – Сержант Хенси, думаю, вы совершенно правы. Вы достойны звания капитана и я сочту за честь, ввести вас в него немедленно. Отныне, вы – Хенси Литтл, больше не сержант, вы – капитан. Это большая почесть, но и огромная ответственность, носите это звание достойно.

– Служу нашей семье! – гордо крикнула Хенси, вскинув руку к виску. – Когда я могу приступать к заданиям?

– Хм… – мужчина вновь задумался, глянув на часы, и почесал затылок. – С завтрашнего дня, капитан, вы можете приступать к заданиям.

– Есть!

– Я не закончил, капитан.

– Прошу прощения.

– Сейчас у вас не менее важная миссия, капитан. – Хенси сделала шаг вперёд, с готовностью внимая словам отчима. – Сейчас вам предстоит отправиться на миссию, под кодовым названием: «Кровать», вам нужно забраться в мягкие перины, которые не каждого пощадили и отпустили из своих цепких рук, и проспать там не менее восьми часов, чтобы завтра быть полной жизненных сил и не уступать в красоте моей любимой жене. – на последнем слове мужчина сел на кровать и поцеловал Симону в щёку. Женщина зарделась от таких слов.

– Есть, генерал. – вновь ответила Хенси. – Когда я могу приступать?

– Немедленно, капитан. – кивнул мужчина, обнимая супругу за плечи. – А я, пока вы заняты новой миссией, позабочусь о заложнике подкроватного монстра, освобожденного вами.

– Спешу исполнить приказ! – отчеканила девушка и резко, по-армейски, развернувшись, направилась к двери. – Спокойной ночи, Макей, – на мгновение выйдя из образа, звонко сказала Хенси, чмокая отчима в щёку, – спокойной ночи, мама. – мать тоже получила свою порцию поцелуев, после чего, вернувшись в образ бравого капитана, Хенси промаршевала в сторону ванной комнаты, чтобы почистить зубы и незамедлительно исполнить приказ начальства.

Такие игры в матёрого генерала и бесстрашного сержанта придумал отчим Хенси, когда та была ещё маленькой. Развод родителей не прошёл бесследно для её психики и девочка начала бояться темноты и монстров, прячущихся под кроватью/в шкафу/за шторой. Когда Макей вошёл в их семью, Хенси было семь и из-за постоянных страхов, у неё случались истерики.

Один раз сводив девочку к детскому психологу, мужчина расценил поведение специалиста, как неквалифицированное и решил сам заняться спасением почти дочери. Он придумал отдел полиции по борьбе со страхами и предложил девочке стать его почётным служащим. Смотря на монстров и страшные тени уже не как маленькая беззащитная девочка, а как бравый служитель закона и порядка, малышка быстро справилась со своими ночными страхами. Не прошло и двух недель, как девочка уже могла зайти в одиночку в любое тёмное помещение, совершенно ничего не боясь. Отсутствие страха темноты со временем переросло в любовь к ней и осталось и по сей день, точно так же, как и любовь к этой игре.

Несмотря на то, что Хенси было уже давно не семь, а вот-вот должно было исполниться семнадцать, она никогда не отказывалась от новой порции игры, в которой она непременно побеждала все страхи и всех монстров, выходя героем и победителем. Эта игра, несмотря на всю свою кажущуюся простоту и детскость, научила Хенси одному очень важному – тому, что никогда нельзя бояться посмотреть страху в глаза, потому что после этого он утратит свою власть над ней и они смогут сражаться на равных.

– Спасибо тебе, Макей. – прошептала девушка, глядя в зеркало и всё ещё улыбаясь от недавней игры. – Я очень рада, что ты пришёл в нашу семью и стал её частью.

Быстро утерев воду с лица, девушка выключила свет в ванной комнате и тихо вернулась в свою спальню. Мать Хенси оставила свет включенным, потому что она, в отличии от дочери, до сих пор насторожено относилась к вязкой тьме, что накрывала дом каждую ночь.

Улыбнувшись своим мыслям, девушка быстро переоделась в пижаму и легла в постель. Какое-то время она ещё рассматривала потолок, который казался таким далёким, сонно зевнула и прикрыла глаза. На губах её всё ещё блуждала лёгкая улыбка, а в голове крутились мысли:

– Наверное, мне стоит чаще благодарить небо за то, что я имею… – девушка вновь зевнула и потянулась, выпуская руки на холод комнаты и тут же пряча их обратно в тепло одеяла. – Ещё бы первые уроки официально перенесли хотя бы на десять утра…

Глава 6

Неделя пролетела незаметно, и вот уже к горожанам подкралась пятница, что дышала в затылок и игриво шептала на ушко: «ты так устал за эту неделю, брось это, не работай сегодня, иди в бар, отдохни». Кто-то слушал этот лживый голосок и, махнув на работу рукой, считал часы до конца рабочей смены, кто-то, кто был менее привязан к расписанию, не дождавшись обеда достал бутылочку пива или чего покрепче, кто-то не хотел веселиться и развлекаться, тихо мечтая о любимой постели и десятичасовом сне, кто-то, вопреки усталости и игривому солнцу, что заглядывало в окна и манило, пытался работать или учиться.

К последним и принадлежала Хенси. Девушка усердно вдумывалась в условия задачи из контрольной по геометрии. Глаза периодически закрывались – она вновь допоздна просидела в интернете – по ним било слишком яркое солнце, заставляя жмуриться и периодически закрывать глаза, всего на мгновение, чтобы не заснуть.

– У вас осталось пятнадцать минут. – напомнила преподавательница, внимательно следящая за тем, чтобы никто не списывал.

Эта черта – крайняя принципиальность, всегда поражала и восхищала Хенси в миссис Франклин. Женщине было всё равно: сын ты президента или дворника, ты получишь то, что реально заслужишь своими знаниями. Может быть, про сына президента были только догадки, но несколько лет назад эту школу закончил сын мэра, и никаких поблажек ему не было, что возмущало и одновременно заставляло чувствовать уважение его отца.

И никакие уловки на миссис Франклин также не действовали, чего только не придумывали предприимчивые ученики, свидетелем чего только не становилась Хенси: угрозы с криками: «да вы знаете, кто мой отец?!», мольбы, слёзы, липовые справки, один особо креативный парень из класса на год старше однажды изобразил приступ эпилепсии, чтобы не писать контрольную. Но итог у всех этих ухищрений был один – женщине было всё равно. Она не держала обиды, и, если ты, вопреки своему поведению, знал предмет хорошо, она и оценивала ученика соответственно, но, если ты был, как говорят, дубом, то ты мог принести хоть справку о собственной смерти и ничего не добиться.

– Пятнадцать минут… – Хенси едва слышно повторила слова учительницы и подняла на женщину глаза, после чего вновь уставилась в тетрадь.

Все задачи она давно решила – не факт, что правильно, но решила, вот только чертёж к последней у девушки никак не получался ровным. Вместо прямоугольного на Хенси с немым укором смотрел разносторонний треугольник, что доводило девушку до белого каления. Разница была не такой уж и заметной, и миссис Франклин могла даже закрыть на это глаза, но перфекционизм не позволял девушке оставить всё так, как было.

Очередной раз с нажимом проведя ластиком по уже затёртому листу, девушка взяла линейку и принялась чертить заново, высунув от усердия кончик языка. Почти, почти…

– Чёрт! – вырвалось из уст девушки и она испуганно подняла глаза на учительницу, боясь того, что она могла услышать. Но миссис Франклин продолжала сверлить взглядом Томаса, который осторожно списывал со шпаргалки, ещё не зная, что его коварный план уже ничего не стоит.

Хенси тяжело вздохнула и вновь опустила глаза в тетрадь, устало смотря на своё убогое творение, как она сама его окрестила. Погрешность в чертеже была всего в пару миллиметров, и это бесило девушку больше всего. В её голове не укладывалось, как она может решить все задачи и не мочь начертить какой-то там треугольник?

– Если ты вчера легла спать, как сказала отцу, а не смотрела до трёх сериал, ты бы выспалась и легко справилась с этой задачей. – язвительно и нравоучительно подмечал внутренний голос, после чего девушка начинала злиться ещё больше, но уже на себя, а не многострадальный треугольник.

«Всё, последний раз перечерчиваю и, если не получится, оставлю, как есть» – подумала Хенси и начала в который раз стирать рисунок. Время поджимало и Хенси буквально слышала бег невидимых стрелок, который приближал конец урока. Девушке казалось, что от напряжения она вспотела, но усилия приносили свои плоды – треугольник получался правильной формы, осталось только довести последнюю линию до конца, завершив фигуру.

Грани фигуры сомкнулись и, победно улыбнувшись, девушка отложила линейку с карандашом и повернула голову в сторону Морица, но вместо него она столкнулась взглядом с Эдвардом, который молча и напряжённо смотрела на неё, испепеляя глазами.

На мгновение выдав мимикой своё недоумение, девушка взяла себя в руки и отвернулась, опуская глаза на свои старенькие часы с потрепанным ремнём. Вот-вот должен был прозвенеть звонок, вот-вот…

Громкий перезвон заставил некоторых учеников облегчённо вздохнуть, а некоторых – тихо застонать, потому что они не успели закончить.

– Сдаём тетради. – сказала миссис Франклин и вернулась к своему столу, указывая пальцем на его край. – Не задерживайте время, несколько секунд ничем вам не помогут.

Вставая из-за стола, Хенси боковым зрением заметила то, как скривился Мориц в ответ на слова женщины. Оставив работу на столе учительницы, девушка вернулась к своей парте и, не поднимая головы, начала собирать вещи. Когда девушка закончила, класс был уже полупустым. Первым извечно уходил Мориц и его друзья, потому что, школа и уроки их мало интересовала, их будущее было уже устроено и сулило только хорошее, да и не хотелось им думать о каком-то там завтрашнем дне, они предпочитали наслаждаться настоящим.

– Миссис Франклин, – сказала девушка, подходя к учительнице и поправляя сумку на плече, – я спросила родителей, они смогут прийти на собрание.

– Это прекрасно, Хенси, спасибо. – кивнула женщина, едва заметно улыбнувшись одними уголками губ.

– Я пойду? – на всякий случай спросила девушка.

– Да, Хенси, иди, у меня нет причин, чтобы тебя задерживать.

– До свидания. – кивнула девушка, покидая класс.

Геометрия была предпоследним уроком и оставалось пережить ещё каких-то сорок пять минут, после чего можно будет отправиться домой и окунуться в долгожданные выходные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13